Похитители. Глава 2

Шапка фанфика
Автор: The Duchess of evil
Фэндом: Naruto
Основные персонажи: Саске Учиха, Сакура Харуно
Пэйринг или персонажи: Саске/Сакура
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, AU
Предупреждения: OOC

Описание:
Какие обязанности у жертвы похищения? Рыдать, умолять не убивать её, а отпустить. Покорно делать всё, что прикажет похититель. Ожидать, покуда её освободят.
Как-то так и повелось испокон веков с момента создания самого похищения. Но что произойдёт, если жертва совершенно не знает, как ей следует себя вести, или, что скорее всего, попросту не желает подчиняться, поэтому категорически отказывается исполнять свою роль должным образом?

Публикация на других ресурсах:
Категорически запрещено без разрешения автора!

X В сборниках
Гет (73)
X Текст




Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
- То есть как это вы ничего не можете сделать?
В данный момент господин и госпожа Харуно пребывали в участке шерифа того города, в котором и совершил остановку поезд, на котором они и следовали. Естественно, первым делом все пассажиры злосчастного поезда помчались прямиком к законникам, дабы потребовать от них сию же минуту найти и наказать бандитов, что самым наглым образом их обчистили в пути.
Всем пассажирам, пострадавшим от рук неизвестных грабителей, казалось, что едва ли не в этот же день им будет возмещён весь ущерб, причём не только материальный, но и моральный. Но всё оказалось не так радужно, как многие представляли.
В первый же день пребывания в городе вообще ничего не удалось предпринять, поскольку самого шерифа на месте не оказалось, а с его помощником никто из пострадавших не пожелал вести дела, ссылаясь на какие-то просто до умопомрачения фантастические и глупейшие причины.
Когда же все осознали, что лучше бы им было сразу выложить все свои претензии помощнику шерифа, который и отправил бы людей по следу неизвестных грабителей, то пришли вновь в участок, но им было предложено ожидать шерифа, поскольку время всё равно упущено, так что ещё пара часов никакой роли уже и не сыграет.
При этом помощник шерифа с самодовольной ухмылкой заявил, что ни о какой компенсации, тем более в завышенном размере, как многие надеялись урвать себе под шумок, не может идти и речи, поскольку пострадавшие от рук грабителей сами виноваты едва ли не во всех своих грехах.
На все возмущения помощник шерифа заявил, что лишь самые последние идиоты не могли справиться с небольшим количеством бандитов, при этом, если разобраться, в каждом вагоне было по одному грабителю, а пассажиров насчитывалось порядка трёх десятков, среди которых добрая половина были мужчины.
Естественно, помощник шерифа не открытым текстом оскорбил всех обиженных бандитами, но выразился более чем ясно. На одного бандита действительно приходилось просто тьма народу, которые даже и не попытались защитить своё добро, отдав все ценности в руки грабителей без малейшего сопротивления.
Большая часть пыталась возражать, но под натиском вполне обоснованных и весомых доводов им пришлось отступить и закрыть рты. Если же, как заявил помощник шерифа, пострадавшие желали всё же представить заявление о нанесённом им ущербе самому шерифу, но уже в обдуманной форме, без каких-либо дурацких наценок, то им стоило дождаться его самого.
В итоге большая часть ограбленных разъехалась по своим делам, не видя смысла тратить время, ведь их ущерб не был столь уж большим. Какие-то серёжки, браслеты и несколько купюр, что хватит на сам билет на поезд до места назначения и обратно, не стоили тех проволочек и завуалированных насмешек, что уже устроил помощник шерифа, а после и учинит сам шериф.
Тех же, кто остался ждать шерифа, насчитывалось всего-навсего дюжина. А если убрать группу поддержки, то есть родственников и друзей, с коими и путешествовали пострадавшие, не брать в расчёт нытьё о компенсации каких-то несущественных сумм, то более-менее весомых заявлений на стол шерифа легло всего два.
Одно из них было от того человека, которому бандит и прострелил руку, покуда тот пытался извлечь оружие из кобуры, полагая, что делает это незаметно, а второе было написано именно Кизаши Харуно.
Покуда ожидали появление шерифа, который должен был вернуться с какого-то дела со дня на день, всех пострадавших разместили в гостинице, расположенной неподалёку от железнодорожной станции.
Шериф объявился в городе вечером второго дня. Пострадавших же позвали на приём лишь ближе к обеду следующего. Первым вниманием шерифа завладел неудавшийся стрелок, потребовавший отыскать мерзавца и вздёрнуть на виселице. Вполне естественно, что никаких более-менее точных описаний внешности бандита никто предоставить так и не сумел, поэтому шериф, глубоко вздохнув, лишь заявил, что он обязательно сделает всё возможное, чтобы отыскать этого человека.
Кое-как удовлетворённые ответами шерифа люди удалились, надеясь, что всё же таинственного негодяя схватят и казнят. При этом даже никто не удосужился подумать о том, что крайне маловероятно, что шерифу и его людям удастся отыскать человека, который одет в простую коричневую рубашку и тёмно-серые брюки, носит на голове чёрную шляпу и пистолеты в кобуре.
Да каждый второй житель данных земель подойдёт под столь скудное и смехотворное описание. Шерифу только и оставалось, что сунуть заявление пострадавшего в ящик, где валялись все вот такие вот писульки, раскрыть которые удавалось либо каким-то чудом, либо в том случае, если сами преступники крупно лажанутся.
Основную головную боль шерифу и его помощнику принёс именно Кизаши Харуно. Нет, с одной стороны, его понять можно, ведь была похищена его родная дочь. Но основную проблему составляло отнюдь не это, а кое-что совершенно иное.
- А что Вы мне предлагаете? - скрестив руки на груди и глядя на стоящего перед ним мужчину, протянул шериф.
- Предлагаю? - зарычал Кизаши. - Я не предлагаю, а требую немедленно найти мою дочь!
- Требуете?
Если шериф и разговаривал довольно вежливым тоном, абсолютно не повышал голос, то это вовсе не означало, что мужчина совершенно не подвержен гневу. Владеть эмоциями он прекрасно умел, чему в довольно большой степени поспособствовала его работа и стычки вот с такими вот потерпевшими, которые сами были готовы нагреть на хорошенькую сумму любого, чем затмевали многих заправских преступников.
- Именно.
Кизаши Харуно же не считал своим долгом вести себя прилично, хоть как-то держать себя в руках, поэтому всячески пытался угрожать шерифу и его помощнику какими-то там своими связями в высших кругах, давить на них… Да и вообще вёл себя не самым достойным образом.
- Я уже сказал, что сделаю всё, что будет в моих силах, чтобы найти Вашу дочь, - уже в который раз сказал шериф.
- Так ищите! - рявкнул Кизаши.
Мебуки всё это время сидела на стуле в углу, стараясь не поднимать взор на присутствующих в участке мужчин. Помимо шерифа, с которым и вёл разговор, если это можно вообще так назвать, её супруг, в участке находились помощник шерифа и ещё трое его людей.
Женщина понимала, что Кизаши вёл себя не самым лучшим образом, угрожая законникам, ведь это только могло подстрекнуть их к затягиванию дела, если вообще не к тому, что шериф и его люди могли попросту даже и не пытаться искать их дочь и тех, кто её похитил.
Госпожа Харуно лишь пару раз за всё время мельком оглядела законников, заметив на лицах некоторых довольно злые усмешки, когда её муж пытался надавить на шерифа своими якобы весомыми связями, а кое-кто откровенно переглядывался с таким видом, будто им хочется прибить самих потерпевших, лишь бы те поскорее избавили их от своего нытья.
- Мои люди делают всё возможное, - спокойно отозвался шериф.
- Очевидно, недостаточно.
Если шериф и хотел ответить нечто едкое на такую выходку Кизаши, то всё же промолчал, лишь смерив мужчину тяжёлым взглядом. Господин Харуно воспринял это в штыки, принявшись вновь давить на законника, что подключит все свои связи, чтобы он и его люди пожалели о своих проволочках.
- Что же тогда не подключите свои связи, чтобы найти свою дочь?
Кизаши резко обернулся в сторону говорившего, коим являлся помощник шерифа. Пока же он размышлял, чем бы ответить наглецу на его высказывание, вновь за дело взялся шериф, привлекая всё внимание потерпевшей стороны к себе.
- Пока я не получу хоть какую-то информацию, которая будет содержать нечто большее, чем описание примет «мужчины на лошадях с платками на лицах», то просто физически не в состоянии что-то большее предпринять.
- Да пока вы тут копошитесь, делая вид, что работаете, моя дочь… Кто знает, что эти проклятые мерзавцы сделают с моей девочкой.
- А что же Вы не удосужились даже попытаться защитить свою дочь от этих мерзавцев?
Очередное вмешательство в диалог помощника шерифа было встречено недовольным взглядом в его адрес самого шерифа и пылающим яростью Кизаши. При этом господин Харуно так и не нашёлся вовремя с ответом, а помощник шерифа, вновь взяв инициативу в свои руки, игнорируя при этом взгляд шерифа, продолжил:
- Почему же Вы не попытались отбить девушку у бандитов? Почему так легко позволили им её похитить?
- Да что ты знаешь, сопляк? - зарычал на него Кизаши.
- Попрошу без оскорблений, - вмешался шериф. - Мой помощник, в сущности, прав.
Господин Харуно, кипя от гнева, был готов кинуться на законников с новой порцией обвинений. Мебуки же, затаив дыхание, боялась даже пошевелиться, понимая, что хорошим такой разговор её мужа с шерифом не закончится.
- Прежде чем начать приём пострадавших, - продолжал тем временем шериф, - я не сидел сложа руки, не спал, как некоторые, сладким сном в мягкой постельке, а проводил опрос возможных свидетелей. И знаете, господин Харуно, что мне далось узнать?
- И что же? - с презрением бросил мужчина.
- Опрошенные мною в один голос твердили, что Вы даже и не попытались заступиться за дочь, когда бандит схватил её и поволок из вагона.
- И что же я должен был сделать? - зашипел Кизаши.
Шериф смерил Кизаши взглядом, а помощник шерифа и его люди лишь усмехнулись, прекрасно понимая всю ситуацию.
- Сделать? Хотя бы, раз кишка тонка была пойти против него в рукопашную, опасаясь получить по морде или попасть под пулю, его или подельника, можно было наобещать грабителям уйму всего, лишь бы не трогали девушку.
Кизаши взбесился от брошенного в его адрес откровенного оскорбления, но промолчал. Шериф же продолжил речь, проговорив:
- Столько мужчин, и ни один не заступился за девушку. Просто красота.
- У них было оружие, - вновь упёрся Кизаши.
- И что с того? Если бы они собирались всех перебить, то уже давно кое-кто лежал бы с дыркой в брюхе на кладбище, - усмехнулся помощник шерифа.
- Моя дочь вынудила бандитов обозлиться на неё, - заявил господин Харуно, пытаясь игнорировать слова мужчины.
Тут же по участку прокатился смех людей шерифа, в котором сквозило лишь презрение.
- Вынудила? - переспросил шериф, делая знак рукой своим людям замолчать. - Те же свидетели заявили, что она лишь отказалась отдать им серьги. Они были так ценны?
- Обычные побрякушки, кусок меди с узорами, - рыкнул Кизаши.
- Сомневаюсь, что грабители не смогли обратить внимания на то, что украшения не представляют серьёзную ценность. Ни драгоценного металла, ни камней... Так что несколько глупо выглядит заявление, что Ваша дочь как-то спровоцировала одного из них на насильственные действия в отношении своей персоны лишь отказом отдать серьги.
- Она упёрлась, не отдавала серёжки, когда этого потребовали бандиты. Это их взбесило.
- Сомневаюсь, - заявил шериф.
- Значит, её похитили с целью выкупа.
- Тоже весьма сомнительно, - опроверг очередное предположение Кизаши шериф. - Если верить словам свидетелей, да и Вашим и Вашей супруги, девушка не выглядела дамой из высшего света. Поправьте меня, если я ошибусь. Ваша дочь была облачена в обычное платье, драгоценностей на ней не было никаких, если не брать в расчёт те самые злополучные серьги из меди. Верно?
- Да, - буркнул Кизаши, не понимая, к чему клонит законник.
- Вы с Вашей супругой тоже не шибко смахиваете на состоятельных персон. Уж простите за откровенность, но это правда. Так с чего бы преступникам было предположить, что, похитив простую девушку, у которой вряд ли найдётся кто-то из родни с довольно внушительным состоянием, дабы выкупить её, им удастся нажиться?
Тут уж Кизаши не нашёлся с ответом. Доводы шерифа были неопровержимы. Если отбросить чувства, то действия бандитов не поддавались логике. С родных Сакуры действительно особо много не возьмёшь, хотя кое-что семья Харуно успела скопить.
Но выкуп есть выкуп. Суммы, фигурировавшие в таких делах, исчисляются многими нулями. Кизаши пришлось бы продать всё своё имущество, влезть в долги, чтобы собрать хотя бы большую часть тех денежных сумм, что обычно требуют похитители.
- Опять же, возвращаясь к самому моменту похищения, - продолжал шериф, - то выходит, что не только Вы, господин Харуно, но и все остальные мужчины в вагоне не удосужились даже попытаться защитить невинную девушку. Странно, не находите?
- Я уже говорил, что бандиты были вооружены. Один уже пытался пристрелить одного из этих гадов. И что в итоге? Его ранили.
- Тоже весьма странное обстоятельство, - протянул шериф. - Накинься вы все разом, у бандитов не было бы ни единого шанса уйти. Возможно, пулю-другую кто-то бы и отхватил. Но девушка была бы спасена, преступники схвачены. У всех в вагоне появились бы два дополнительных револьвера, чтобы иметь возможность отразить нападение подельников бандитов. Но вы все даже и пальцем не пошевелили, чтобы защитить своё имущество, как и девушку, трясясь за собственные шкуры.
Кизаши скрипнул зубами, поскольку был в ярости, но очередные доводы шерифа разбили его в пух и прах.
- Что же касается неудавшегося смельчака, то тут тоже масса вопросов. Уже то, что стрелявший в него бандит, если верить свидетелям, даже не взглянул в его сторону, а так метко прострелил запястье… И почему же преступник попросту не убил покушавшегося на его жизнь, а лишь слегка ранил? В его же интересах было бы прикончить наглеца, а не церемониться. Я бы на его месте не оставил в живых того, кто пытался убить меня.
- А мне откуда знать, что на уме у мерзавцев? - зарычал Кизаши.
- Так сделайте одолжение, не мешайте работать мне и моим людям.
- У Сакуры был жених.
Взоры всех собравшихся в участке шерифа обратились к до сих пор сидящей молча женщине, которая и обронила данную фразу полушёпотом.
- Не лезь не в своё дело, Мебуки, - зашипел на супругу Кизаши. - Это к делу не относится.
- Что Вы сказали, леди? - произнёс шериф, игнорируя выпад господина Харуно.
- К дочери сватался один богатый господин. Недавно мой супруг дал своё дозволение на их брак.
- А как юная леди отнеслась к этому?
- Она была против, - едва слышно произнесла Мебуки, склоняя голову.
- Почему же? Он чем-то не угодил Вашей дочери?
Мебуки глубоко вздохнула, не зная, стоит ли загружать шерифа данной информацией, от которой вряд ли будет какой-то толк, а Кизаши явно потом выместит на ней свою злость, но всё же решилась.
- Сакура, когда я ей сказала о скорой помолвке, заявила, что не любит его, поэтому не собирается замуж. Моя девочка весьма своевольна.
- А её жених в курсе, что юная леди ответила отказом?
- Нет. Мой супруг и он договаривались лично между собой о свадьбе.
- Ясно, - протянул шериф, а затем, вздохнув, проговорил: - Что же, более не смею вас задерживать. Можете отправляться по своим делам. Будет что-то, я мигом дам вам знать.
Видя, что более ничего не удастся выжать из шерифа, Кизаши поплёлся прочь из участка, при этом даже не пытаясь скрыть недовольную мину. Мебуки последовала за супругом, держась поодаль, при этом стараясь лишний раз не смотреть на разгневанного супруга.
Когда чета Харуно покинула участок, шериф, устало выдохнув, уселся на своё место, прикрыв глаза. Его люди всё это время недвижимыми статуями находились всё на тех же местах, где и ранее, продолжая хранить молчание.
Спустя некоторое время, в течение которого никто так и не осмелился и слова проронить, шериф открыл глаза, сел поудобнее, достал лист бумаги и принялся что-то на нём писать. Сложив лист, он убрал его в конверт, запечатал, после чего вручил своему помощнику, который, лишь взглянув на печать, без слов понял, кому адресовано послание, молча взял конверт и удалился из участка.
- Как же мне это всё надоело, - протянул шериф, обращаясь в пустоту. - Устал.

***

Всадники мчались по прерии, углубляясь всё дальше и дальше в ещё нетронутые цивилизацией земли. Сакура могла лишь с отрешённостью во взгляде взирать на далёкие холмы и бескрайние поля, поскольку в данный момент от неё уже ничего не зависело.
Бандиты осадили коней подле одного из холмов, поросшего редкими кустами, отвязали мешки, ранее притороченные к сёдлам, принявшись копаться в их содержимом. Лишь тот, кто сидел вместе с зеленоглазой красавицей на коне, не участвовал в данном деле.
- Вот и какой толк был от этого? - проговорил один из подельников.
- Согласен, - кивнул другой. - Сплошная дешёвка. И стоило им так рыдать из-за игрушечных побрякушек?
- А суммы видели? - усмехнулся третий. - Даже пирушку в захудалом кабаке не хватит закатить.
Что же, у Сакуры не оставалось сомнений, что бандиты решили проверить, сколько же им удалось награбить. Судя по восклицаниям, они были не шибко обижены столь скудным уловом. Тон голосов, вообще поведение мужчин свидетельствовали не о разочаровании проваленным налётом, а скорее…
Девушка никак не могла охарактеризовать поведение преступников. Казалось, они вовсе и не расстроились, увидав, что толком ничего и не удалось унести. Как-то у неё в голове не увязывалось всё это. Чего радоваться, если ты рисковал ради денег, которых так и не получил?
- С твоими запросами уж точно не хватит, - засмеялись подельники.
- Да куда уж мне до вас.
- Ладно, ссыпайте всё сюда, - проговорил один из грабителей, что и собирал деньги в том вагоне, в котором ехала Сакура с семьёй.
Его подельники молча пересыпали каждый свой улов в мешок мужчины, что крайне удивило Сакуру, поскольку ни один из них не выказал ни малейшего недовольства. Или этот тип их главарь, вот и… Размышления юной Харуно прервал тот, кто и похитил её, проговорив:
- Зачем тебе эти побрякушки?
- Поглядим, удастся ли что-либо выручить за них, - пожал плечами бандит. - Тебе пока оставить какую сумму из того, что есть?
- Нет. Слушай, лучше не пытайся. Видел же сам, что толком много и не получишь за них.
- Лучше, чем совсем ничего. Ладно, действуем по плану?
- Естественно. Если что, то сразу оповещаем друг друга.
Подельники быстро распрощались, поскакав прочь. Сакура же осталась наедине со своим похитителем, не зная, что и ожидать ей теперь. Поначалу она опасалась, что преступники что-либо сделают с ней, но теперь, когда остался лишь один из них, девушка ощутила прилив паники, которой не могла найти объяснение.
С одной стороны, преступники вместе могли придумать уйму всего, чтобы… поиздеваться над несчастной пленницей. Но теперь Сакуре хотелось, чтобы все вернулись, поскольку, вздумай её похититель напасть на неё, ей никто не поможет. Было, конечно, крайне маловероятно, что его подельники заступятся за несчастную девушку. Может, и сами не прочь будут присоединиться к веселью. Но всё же юная Харуно надеялась, что хотя бы у одного из них хватит достоинства защитить невинную девушку, заступиться за неё.
Теперь же все чаянья Сакуры пошли прахом. Всадник сидел на коне неподвижно, словно о чём-то раздумывал. Девушка же терялась в догадках относительно её дальнейшей судьбы. Прошло немного времени, и бандит тронул бока коня каблуками, пустив его шагом.
Юная Харуно же уже сотню раз сама себя прокляла за то, что так упиралась за какие-то серёжки. Отдай она их, то всё бы обошлось. Сейчас бы она была с матерью и отцом, а не посреди прерии в компании преступника, у которого неизвестно что на уме.
Ну вот что на неё нашло в тот злополучный момент? Родители всегда твердили, что её несговорчивость, наглость и упёртость когда-нибудь выйдут боком. Вот и результат. Нашла время спорить из-за каких-то серёжек.
Сакура раздумывала над тем, что бы сказать бандиту, чтобы попытать счастье с собственным освобождением. Не выяснить ли сперва цель её похищения? Ну, было бы логично предположить, что бандит захочет получить за неё хороший выкуп. Да и предпосылки к этому имеются неплохие, ведь добыча у пособников оказалась крайне скудной.
Но что-то юной Харуно не особо верилось в удачный исход сего предприятия. Отец, хоть и нажил себе некое состояние, вряд ли отдаст всё за неё. Нет, он, возможно, и любил дочь, по-своему любил, но жадность и алчность с годами сделали своё чёрное дело.
Зеленоглазая красавица так и не решилась заговорить с похитителем. Он тоже не проронил более ни слова. Так они и проехали в тишине весь остаток дня. Ближе к сумеркам, когда солнце всё ниже и ниже клонилось к горизонту, окрашивая небо в лилово-оранжевые тона, вдалеке Сакура увидала реку.
Добравшись до реки, всадник спешился, взял коня под узды и повёл вброд, тщательно проверяя, куда животное ставит копыта. Река была не особо широкая, но довольно бурная в этом месте, образуя на камнях небольшие пороги. Глубина же в месте переправы доходила похитителю до середины голени.
Впереди темнела какая-то неровная полоса. Лишь через некоторое время Сакура поняла, что это холмы, поросшие лесом. Это не прибавляло энтузиазма юной Харуно, поскольку, кое-что зная о географии этих мест, леса находились довольно далеко от городов. Нет, до непроходимой чащи так быстро бы они не добрались, но и этого было достаточно, чтобы спрятаться.
До поросших лесом холмов пара добралась уже затемно. Это была лишь окраина, так что конь довольно свободно мог передвигаться между стволами деревьев. Когда же солнце практически скрылось, погрузив всё вокруг во мрак, похититель остановил коня, спешился, а затем помог спуститься девушке. Сакура едва не рухнула прямо на месте на землю, если бы мужчина тут же не подхватил её.
Хотя и чувствовала зеленоглазая красавица себя крайне унизительно, являя бандиту свою беспомощность, но всё же длительная верховая прогулка не могла не сказаться на её теле. Мышцы затекли от долгого сидения в одной позе, ног же девушка вообще почти не ощущала до той поры, пока кровь не начала быстрее циркулировать, обрушив на Сакуру поток многочисленных мерзопакостных покалываний, от которых она поморщилась и принялась торопливо растирать конечности.
Юная Харуно даже не сразу заметила, что осталась одна. Промашка стоила ей возможности спастись, поскольку, кое-как оклемавшись, девушка огляделась по сторонам, не заметив рядом бандита. Мужчина куда-то исчез, зато конь стоял на том же самом месте, где и был оставлен всадником.
Сакура, воровато оглядевшись, было осторожно направилась к животному, надеясь быстренько запрыгнуть в седло и ускакать, ведь пешком похититель вряд ли её догонит, как услыхала за своей спиной:
- Не советую. Он не потерпит чужака в седле без меня. Сбросит в мгновение ока, может даже и затоптать.
Зеленоглазая красавица сильно сомневалась, что у бандита столь умное животное, но всё же решила сделать вид, что сильно испугалась возможной угрозы, поэтому отпрянула от коня, усевшись на лежащее неподалёку бревно.
Мужчина тем временем свалил в кучу хворост, что собрал неподалёку, принявшись разводить костёр. Сакура же раздумывала о плане побега. Можно было, конечно, кое-что провернуть, но не факт, что бандит солгал относительно своего коня. Можно и пешком, но куда, в какую сторону ближе всего до какого-либо города?
От ужина, состоящего из вяленого мяса и сыра, Сакура отказалась, хотя осознавала всю глупость очередного своего бессмысленного упорства. Бандит же не стал переубеждать девушку, расстелив подле небольшого костерка одеяло.
Юную Харуно аж передёрнуло от мысли, что ей придётся спать вместе с этим человеком. Но больший шок она испытала, когда похититель постелил второе одеяло напротив, затем вынул из седельной сумки толстую верёвку, подошёл к Сакуре, взял недоумевающую девушку за руку, подвёл к месту, усадил на одеяло, а затем…
Зеленоглазая красавица аж рот открыла от наглости мужчины, когда он принялся обвязывать её талию верёвкой. Нет, участь быть связанной на ночь её бы не испугала, ведь всегда можно тайком, будучи укрытой ночным мраком, развязаться и попытаться сбежать. Но когда Сакура увидела узел, которым похититель завязал верёвку…
Девушка едва не застонала в голос от бессилия. Ей никогда не удастся развязать этот узел. Вряд ли и бандит сам его распутает. Остаётся только перерезать. Но где ей взять хороший нож, чтобы перерезать такую верёвку? Крайне сомнительно было бы предполагать, что бандит одолжит ей один из двух охотничьих, которые она видела в ножнах, притороченных к седлу.
Привязав другой конец верёвки к ближайшему дереву, похититель, оглядев свою работу довольным взором, взглянул на насупившуюся девушку, ухмыльнулся, прошёл к своему месту, улёгся, укутался получше, а затем проговорил:
- Сладких снов, красавица.
- И тебе побольше самых жутких кошмаров, - пробурчала едва слышно Сакура.
Как бы юная Харуно не старалась, справиться в течение ночи с узлом ей так и не удалось. Результатом стараний стали лишь три сломанных ногтя. В итоге пришлось проститься с возможностью удрать от бандита сейчас. Утром же, стоило солнцу показать свой сиятельный лик из-за горизонта, похититель поднял Сакуру, усадил в седло, в этот раз даже и не предложив ей позавтракать, и направился прямиком в лесную чащу.
- И где же Ваши манеры, сударь? - проговорила юная Харуно, когда желудок уже был готов прилипнуть к позвоночнику, требуя хотя бы чуточку пищи.
- О чём Вы, госпожа? - деланно удивлённым тоном поинтересовался мужчина.
- Я голодна.
- Вы прекрасно знаете, что я могу Вам предложить. Всё в сумке.
- Я желаю нормальную и горячую пищу. Жареного на костре мяса, к примеру.
- А карпаччо из оленины Вы не желаете?
- Нет. Вот перепелов в сметане, ещё и под клюквенным соусом…
- Могу предложить личинки в собственном соку. С любого поваленного дерева кору содрать, так выбор превеликий на самый взыскательный вкус.
- Хам, - бросила ему Сакура.
Бандит же лишь усмехнулся, промолчав на высказывание девушки. Какое-то время юная Харуно ещё строила из себя оскорблённую невинность, но вскоре не выдержала, попросив своего спутника передать ей сумку с припасами. Весь день они провели в лесу, сделав лишь пару остановок, чтобы отдохнуть. Во второй половине дня, когда лес постепенно становился всё гуще и гуще, оба спешились. До вечера путь их лежал по едва проходимой чаще. Сакура уже и не знала, что ей и думать. Куда он её ведёт?
Ответ пришёл ближе к закату, когда пара вышла из леса, оказавшись на поляне, где располагался домик. Сакура сперва решила, что данное строение принадлежит охотникам, ведь в такой глуши вряд ли кто ещё будет жить, но её чаянья вновь оказались развеяны суровой действительностью, когда она поняла, что домом владеет именно либо её похититель, либо кто-то из его подельников, иначе бы он не шёл сюда так целенаправленно.
Кругом стояла тишина, нарушаемая лишь редкими птичьими трелями и отдалённым шумом воды. Очевидно, где-то неподалёку протекает река, возможно даже, что это слышен рокот небольшого водопада.
Дом оказался довольно просторным. Хотя об этом Сакура могла судить пока лишь по гостиной, в которой и оказалась, войдя внутрь. Довольно большой камин занимал противоположную стену, повсюду стояла немногочисленная, но довольно добротная деревянная мебель.
Оставив дверь в дом открытой, мужчина направился заниматься конём. Зеленоглазая красавица лишь хмуро взглянула на чернеющий лес, поскольку бежать на ночь глядя, ещё и не зная даже приблизительного направления, по этой чаще он не видела никакого смысла.
Если логично подумать, то легче всего было бы добраться до реки, шум которой она слышала. Все населённые пункты строят именно у воды. Следовательно, двигаясь вдоль русла, куда-нибудь выйдешь рано или поздно.
Но, опять же, ночью это было провернуть крайне сложно. Она не охотник, не умеет толком ориентироваться в лесной чаще. Да и мало ли какие опасности поджидают в лесу. Любая палка может оказаться змеёй, кочкой может прикинуться яма, кустом обратится дикий зверь…
Вот за столь не самыми радужными размышлениями её и застал похититель, вернувшись в дом и затворив следом дверь. Сакура даже не удостоила его взглядом, хотя едва ли не кожей ощущала на себе его взгляд, от чего бросало в дрожь.
За всё то время, что они были в пути, мужчина так и не показал ей своё лицо. Это немного вселяло в юную Харуно надежду, что он не желает являть ей свою внешность, дабы она не опознала его после того, как он её отпустит, получив выкуп.
Мужчина отворил одну из дверей, жестом пригласив Сакуру пройти в комнату. Приняв гордый вид, словно совершенно ничего и не боится, девушка прошествовала в комнату. Бандит зажёг лампу, покоившуюся на столе, а затем, пожелав девушке спокойной ночи, при этом явно несколько насмешливым тоном, удалился.
Скрежет в замке возвестил Сакуру о том, что её заперли в комнате. Подойдя к широкому окну и раздвинув занавески, при этом заранее зная, что ничего путного не выйдет, девушка было попробовала его открыть, но ставни оказались каким-то образом заперты.
Обречённо выдохнув, зеленоглазая красавица уселась на кровать, оглядывая обстановку в комнате. Простая, но отличного качества деревянная мебель, состоящая из кровати, стула, стола, комода и шкафа. Вот, пожалуй, и всё, что было в комнате.
Сакура, решив не раздеваться, легла на постель, с удивлением обнаружив довольно удобную перину и подушку. Укутавшись в одеяло, девушка ещё некоторое время просто смотрела в чёрный потолок, не представляя, что же делать дальше.
Юная Харуно с грустью подумала о родителях, которые явно вне себя от горя. А она их так подставила. Что же теперь будет? Погрузившись в свои не самые приятные мысли, зеленоглазая красавица забылась сном.



Прочитали?
9
Seynura UchihaАнастасия КозаковаВероника КулайЕвгения МаллерSaku HanaRuri ImaВероника ВолноченкоFire FoxХината Хюга


Нравится!
13
Не нравится...
0
Просмотров
2186
Оценка: 5.00 5.00 0 13
197 
 
 
 1


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Автор: The Duchess of evil
Фэндом: Naruto
Основные персонажи: Саске Учиха, Сакура Харуно
Пэйринг или персонажи: Саске/Сакура
Рейтинг: R
Жанры: Гет , Романтика , AU 
Предупреждения: OOC 

Описание:
Какие обязанности у жертвы похищения? Рыдать, умолять не убивать её, а отпустить. Покорно делать всё, что прикажет похититель. Ожидать, покуда её освободят.
Как-то так и повелось испокон веков с момента создания самого похищения. Но что произойдёт, если жертва совершенно не знает, как ей следует себя вести, или, что скорее всего, попросту не желает подчиняться, поэтому категорически отказывается исполнять свою роль должным образом?

Публикация на других ресурсах:
Категорически запрещено без разрешения автора!
Одобрил(а): Анастасия 14 декабря 2015г. в 16:31
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Скрыть
Вниз
Ниже