СасуСаку.ру - Я не буду работать с Харуно! - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Я не буду работать с Харуно!

— Ублюдок! Сволочь! Пошел вон!
В меня летели всевозможные предметы: расческа, сумка, полотенце, пластиковый футляр для очков, мой постиранный носок, второй, а вот это уже был грязный, хентай-манга (что она вообще здесь делает?), помада, туалетная бумага. На ней она и выдохлась. Разъяренная, лохматая и уставшая от самой себя Карин — по совместительству, моя дорогая супруга, — яро прожигала меня взглядом, пока я топтался в пороге нашей спальни, пытаясь выпутаться из рулона. Не знаю, нормально ли для женщин вести себя так во время менструации, однако для моей жены это было как поздороваться. Причина ее истерики заключалась в том, что я не купил ей якитори по пути домой. Учтем тот факт, что она ненавидит жареное мясо, но тут уже дело принципа: «я хочу, ты мой супруг, и если ты меня любишь, то сделаешь это». Но я не менее принципиален в таких вопросах. Не любишь, значит и покупать нет надобности. За это, собственно говоря, мне и прилетело в прямом смысле слова.

Я поступил как типичный мужчина, проживший в браке первый год. Топнул ногой, стукнул кулаком, наговорил гадостей сексизского характера и ушел, хлопнув за собой дверью. Вот иду я сейчас в бар с одним желанием, которое возникло у меня впервые с тех пор, как я встретил Карин — а не сходить ли мне «погулять»? Именно в том самом смысле. А почему нет? Мои коллеги часто разбавляют свои семейные отношения случайными связями и живут при этом очень даже хорошо. Быть может, в этом и вся соль идеального брака? Когда у мужчины есть любовница, с которой он отдыхает от своей несносной супруги. Теория, конечно, сомнительная, но проверить можно. Все же один раз Не, как говорится. Я зашел в бар среднего класса. Не сказать что тут отдых для светских гостей, но и всякой шушары здесь тоже не встретишь. Я сел у стойки и заказал саке. Бармен задал мне еще какой-то вопрос, но ответа у меня не нашлось, я не силен в алкоголе, да и по правде говоря не так часто пью. В то же время мне послышался смешок. Я повернулся. Через три табурета от меня сидела необычная персона.

Шино, налей ему дайгинзе-сю прогрева итохадакан, не трави гостей, — она обратилась к бармену, он кивнул ей и принес мне бутылку с рюмкой.
Эта была молодая женщина с короткострижеными розовыми волосами, стройного телосложения и привлекательными формами, хотя наличие груди так и не было раскрыто. Она посмотрела на меня и подняла бокал в знак приветствия. Скорее всего, она пила сайдкар, очень похож, Карин его любит. Полузакрытые веки, скрывающие пронзительные зеленые глаза, и кривая усмешка четко обозначали количество выпитого алкоголя. Однако женщина вела себя достаточно бдительно, поскольку отшивала всех ухажеров, желающих угостить ее. Она допила коктейль и подсела ко мне. Я был уже на третьей рюмке.
Сакура, — женщина протянула мне руку, я пожал ладонь. Такая гладкая кожа, очень приятная на ощупь.
Саске, — я не спешил отпускать ее. Она и не сопротивлялась. Недолго думая мы сорвались и пулей выбежали из бара.
Словив попутное такси, я и Сакура прыгнули в машину. Она указала адрес. Через пятнадцать минут мы уже были у нее. Страсть захлестнула нас. Я срывал с нее одежду, при этом жадно впиваясь губами в ее шею. Она повалила меня на кровать, принялась стягивать штаны. И тут я понял, что меня начинает мутить. Сдерживать позывы желудка не получалось. Меня вырвало, когда я уже был в одних трусах. Последнее, что я помню, это ее безэмоциональное лицо...

Я проснулся до обеда. Черт, сегодня на работу. Осознание того, что я нахожусь один в чужой квартире, пришло ко мне не сразу. Комната в серых тонах, черное постельное, темная мебель. Будто это и не женская спальня. На тумбе у кровати стоял стакан воды, а рядом лежали таблетки и записка. «Когда будешь уходить, просто захлопни дверь». Даже так? То есть никакого номера телефона, никаких обязательств и прочих фишек любовников? Это оказалось проще, чем я думал. К сожалению, мое состояние подвело меня, и задуманное не свершилось, но возможно это даже к лучшему. По факту измены не было, однако я отлично отвлекся от всей этой вакханалии, происходящей дома. Я решил не задерживаться. Холодный душ в тандеме с сильнодействующим лекарством дали толк. После я поехал в отдел. Кстати говоря, я — коп. Один из лучших следователей в Токио. По правде говоря, мне никогда не нравилась моя профессия. Я служу лишь потому, что все в моей семье это делают. Скорее всего, мы ничего другого и не умеем. Мой старший брат — мой непосредственный начальник, а мой отец стоит над ним. Но я среди них — слабое звено, что на работе, что дома. Так и живем.

Я приехал в отдел как раз во время. Стоило мне ступить на порог, как на меня обрушились аплодисменты. Коллеги приветствовали меня, словно я получил повышение. Никто ничего не объяснял, только поздравления. Из-за похмельного состояния я не стал вдаваться в подробности, а просто плюхнулся в кресло за свое рабочее место. Отец должен приехать через десять минут, а Итачи на вызове. Отлично, у меня есть время, чтобы подготовиться к встрече. И только я об этом подумал, как в офис словно ураган залетает Учиха-сама, мой дорогой папочка. Поздоровавшись со всеми, он наконец-то обратил на меня внимание, и махнув рукой (как бы так подзывая к себе), умчал в свой кабинет. Ни привет, ни как дела, сынок. Значит, все живы здоровы. И это радует. Я постучал в дверь прежде, чем зайти, ведь это этикет, который отец так требует от своих подчиненных. От увиденного я окончательно протрезвел. Спиной в кресле посетителя сидела знакомая особа. Когда она повернулась ко мне лицом, не скрывая этой жгучей сексуальной усмешки, мне захотелось провалиться сквозь землю.
Саске, это Харуно-сан, твой новый напарник. Ее перевели из отдела в Ямато. Теперь она будет работать с нами. Я уже познакомил ее с сотрудниками. Пожалуйста, без глупостей, помоги ей обосноваться, она единственная женщина в отделе в этом году, поскольку Яманака-сан пришлось уйти в декрет.

Лучшим вариантом в данной ситуации может быть только поиск веревки и мыла, и находясь в этом помещении задача не составила бы труда. Я не буду работать с Харуно! Как я могу работать с ней в паре после того, что произошло?! Вернее того, чего не произошло... Господи, эта формулировка звучит куда хуже. Твою мать, что же делать? Я не должен подавать виду, что мы знакомы. Ни в коем случае. Я просто сгорю со стыда.
— Добро пожаловать, — сперва я протянул ей руку, а уже потом испытал чувство дежавю. Черт...
— Благодарю, — она пожала ладонь и чуть тише произнесла: — Дежавю...
Тут я вообще обомлел. Как будто сработала ментальная связь. Может, она телепат? Ну-ка, пошла прочь из моей головы! Ковыряйся в своих мозгах, а мои оставь в покое! Видимо, лицо у меня при это мысли выглядело жутко, об этом говорила ее изогнутая бровь и вопросительная физиономия.
— Учиха-сама, тут с вами хотят поговорить, — в кабинет вошел один из сотрудников, толстяк Чоджи.
— Кто? — этот вечно недовольный тон. Можно подумать, папочка, тебя так часто о чем-то просят!
— Девушка какая-то. Мы предложили ей обратиться к одному из нас, но она наотрез отказалась. Сказала, что будет разговаривать только с начальством.
Недовольство на лице отца читалось четче, чем первые буквы на доске в кабинете окулиста. Он пригласил девушку в кабинет, а нас попросил остаться.

Taku Iwasaki - Shadow dancing

Вошла молоденькая брюнетка с бирюзовыми глазами. Сакура уступила ей место и встала с правой стороны стола. Я встал напротив. Леди объяснила свой визит именно к главному тем, что никто не может помочь. У девушки очень робкий характер, из таких обычно трудно выжать что-то информативное. Ее младшая сестра пропала три дня назад и не выходит на связь. Сообщили в службу поиска. Никаких результатов. У подруг не была, в школе не появляется. Искали везде, где только можно. Брюнетка предоставила нам вещи пропавшей — одежда и фотографии.
Хината, верно? — у Харуно был непривычно серьезный тон. А я даже не уловил момент, когда девушка представилась. Брюнетка кивнула, и та продолжила. — Помимо этого есть что-то еще? Может, какие-нибудь личные вещи. Не знаю, тетради с записями. Девочка-подросток могла вести дневник, ведь по вашим словам она застенчива, и у нее почти не было друзей. Есть вероятность наличия каких-либо записок?
— По правде говоря, не припоминаю... — брюнетка задумалась. — Может, что-нибудь в ее спальне можно будет найти?..
— Поехали, — она закрыла в блокнот, в котором что-то долго черкала, и направилась к выходу. Никто не сдвинулся с места. Вот так? Без лишних вопросов? Харуно обернулась на нас и добавила: — Мы будем тянуть время или в темпе расследовать это дело?

Отец схитрил, отправил нас двоих, ссылаясь на то, что Сакура поступает профессионально, и ему нет смысла нам помогать. Ну, спасибо, пап. Я вроде бы тоже не одно дело раскрыл и не из-за своего статуса являюсь лучшим в нашем отделе... Ну да ладно, сейчас это не имело никакого отношения к делу. Мы приехали домой к госпоже Хьюга. Дом скромный, живут практически вдвоем, отец держит в Киото додзе и приезжает в родную столицу редко. Спальня младшей выглядела типично для девочки четырнадцати лет. Розовые бантики и ленточки, мягкие игрушки, на стенах висели рисунки из аниме и манги. Дневник таки нашелся, но в нем зацепок не оказалось. Только записи о тоске по отцу и мечтах поскорее стать взрослой, чтобы быть самостоятельной. Я осматривал рабочий стол девочки. Кроме учебников и школьных принадлежностей не было ничего. Сакура занималась черт пойми чем.
— Какое аниме тебе нравится? — рассматривая постеры, выпалила она. И это профессионализм?
— Мы на задании, сейчас не время...
— Назови любое, кроме своего любимого. У четырнадцатилетней девочки вряд ли найдется хентай. Хотя, вспоминая свою юность...
— Ладно-ладно! — нахождение с ней в маленьком пространстве создало лютый дискомфорт. — Пусть будет «Тетрадь смерти».
— Хм... — она осмотрела несколько плакатов, нашла нужные и продолжила: — Это не то. Может, седзе? Пусть это будет... О! «Сейлор Мун». А что? Классика.

Сам того не замечая, я стал наблюдать за ее действиями. Она рассматривала рисунки с нарисованными девочками-воительницами. На одном из них она задержалась. В одну секунду Харуно срывает его прежде, чем я успел хоть что-то сказать. Как оказалось, на обратной стороне был напечатан флаер из магазина нелегальных товаров, а именно, ношеных трусиков школьниц. По случайности или нет, но Сакура знала, где он находится. План в ее голове родился моментально: мы купили ей школьную форму и замаскировали под старшеклассницу. К месту решили ехать вдвоем, но подкрепление было наготове. Харуно отправила меня к черному входу, точно объяснив, где он находится, а сама пошла во внутрь. Пока она отвлекала продавца, заговаривая его детскими пошлостями, я успел проникнуть в помещение, вырубить двоих бандюг и найти запертую на винт комнату. За ней прятали десять девочек от тринадцати до семнадцати лет. По итогу лавочка была закрыта, преступники, державшие запрещенный магазин и подпольный бордель с несовершеннолетними девушками, арестованы, девочка Ханаби вернулась домой к сестре, все счастливы. Свой поступок она аргументировала записями из дневника — не хотела зависеть от сестры и отца, попыталась сама заработать деньги. Сакура предложила ей работу на почте, где у первой были связи, да и школа была не против, чтобы их ученица была разносчиком газет. Все было улажено. Мы написали отчет и вышли во двор полицейского участка. Сейчас или никогда...

— Слушай, насчет прошлой ночи... — я извиняясь почесал затылок. — Я был изрядно пьян, так что...
— Не переживай по этому поводу. Это все равно не моя квартира, — после ее слов я вопросительно на нее посмотрел, и она продолжила: — Там живет моя бывшая. Сейчас она в отъезде. Я забыла отдать ключи. После нашей встречи я решила, что вот оно, подвернулся таки случай. Конечно, в моих планах было заплескать всю ее спальню твоими нерожденными детьми, но прелести желудка на постельном, которое я постелила в ванной, тоже пойдет. Вот она охренеет, когда вернется.
— Стоп. Чужая квартира — ладно. Месть — окей. Бывшая — в смысле? Ты встречалась с девушкой?
Саске, ты живешь в двадцать первом веке, это эра ЛГБТ, и встреча с бисексуальной женщиной не должна вызывать столько удивления у взрослого мужчины.
— И то верно, — после разговор зашел в тупик, но я не могу уняться. — Почему ты работала в Ямато?
— Задам встречный вопрос. А что не так с Ямато? — она как-то неестественно улыбнулась.
— Ну, ты наверняка видела этот контингент. Этих отбросов из загнивающих районов должны помещать в специальные изоляторы, чтобы они не беспокоили нормальных людей. Нет, серьезно. Это же словно дикие звери.
— Считаешь, что все их местные ведут себя как быдло?
— Разумеется! Неудивительно, что там так много сирот. Их родители спиваются или становятся торчками еще до момента, как их ребенок скажет свое первое слово.

За секунду я оказался прижат к самодельному забору из непрочного материала, а возле лица пролетел кулак напарницы. Краем глаза мне удалось увидеть, как по стене пошли трещины. Она просто врезала и раскроила ее! При этом лицо не выражало никаких эмоций, зато мое четко говорило о том, что мой детородный орган знатно уменьшился во время непринужденного сжатия.
— Паук, — она убрала руку и почесала кулак. Было видно, что ей было больно. — Ты не испугался?
— Как будто бы ничего и не произошло, — казалось, что мой голос вернулся в пубертатный период. — Тебя подкинуть домой? Я за рулем.
— Не думаю, что тебе захочется везти меня в район, где живут отбросы, дикие звери, быдло и сироты с непутевыми родителями.
— Погоди, ты... Черт! — пока я осознавал всю ситуацию, она уже словила такси. Напоследок Харуно все же ткнула меня носом в мое отсутствие чувства такта.
— Знаешь, тебя послушаешь, так ты ничем не отличаешься от ребят из гетто.
Машина тронулась, а я стоял и смотрел ей вслед. Такая красивая и умная женщина из загнившего района, блестяще раскрыла первое дело на новом месте в первый же день, как ее перевели, незаурядная и со своей изюминкой. Не буду врать, она действительно заинтересовала меня. Завтра куплю перед работой цветов, извинюсь. Но сперва надо купить букет домой...

Я не буду работать с Харуно! Глава 2

С тех пор, как в нашем отделе появилась женщина, моя работа напоминала бал в пещере горного тролля. По правде говоря, когда мы с ней раскрыли наше первое дело, я и представить себе не мог, чего еще от нее можно ожидать. Харуно оказалась хитрой лисой, что добивалась своего с помощью манипуляций и шантажа. Она виртуозно владеет всевозможными навыками быта, мастерки заставляет людей делать то, чего сама не хочет, не применяя при этом насилие и даже просьбы. Эта девушка не так проста, как кажется на первый взгляд. Вероятнее всего, так сказалась на ней жизнь в гетто. В отделе ее хотели если не все, то каждый. Она умело флиртовала с сотрудниками ради достижения своих гнусных целей. Нередко девушка могла себе позволить выпить пива за просмотром порно, не подключив при этом наушники. Дерзкая, беспардонная, заносчивая и жутко раздражающая Сакура стала моей непосредственной напарницей. У нас нередко возникали споры на фоне рабочих моментов, прямо как сейчас.

— А я тебе говорю, что изначально все улики были против него! — я защищал свою оплошность в предыдущем провале как мог.
— Ну да, ну да, продолжай себя успокаивать. Просто признай уже, что у тебя совершенно отсутствует логика. А еще ты сперва говоришь, а после думаешь.
— Слушай, я ведь уже извинился за тот случай. Неужели нельзя просто принять извинения? Тебе же самой легче станет.
— У вас, мужчин, все так просто. Попросил прощения, и тут же презумпция невиновности срабатывает. Но если женщина хотя бы раз чем-то незначительно заденет мужчину, она автоматически становятся стервой и сучкой, да и вообще, все проблемы из-за этих чертовых баб!
Нашу бессмысленную дискуссию перебил мой отец. Мы столкнулись с ним возле его кабинета. На нем не было лица. На этой неделе в городе произошло одиннадцать жестоких убийств, все жертвы были найдены в разных районах с отрубленными головами, и это единственное, что их связывало. В отдел без остановки приходят родственники или друзья убитых. Маньяка ищут, но никаких следов и зацепок нет. Что же творится? Однако нам предстоит встретиться с весьма необычной гостьей.

Carter Burwell - I Know What You Are

— Добрый день, я хочу поделиться с вами информацией, которая выведет вас на нужный след и даст возможность действительно закрыть дело двадцатилетней давности. Взамен я требую у вас полную анонимность, в ином случае меня убьют. За мной всюду следят, поэтому мне приходится носить дурацкий плащ, вы уж извините за такой имидж.
Перед нами сидела старуха в странном одеянии с не менее интересной чалмой на голове. Бабушке было явно за восемьдесят, но держалась она знатно, без единой толики старческого маразма. Конечно, Япония славится своими долгожителями, но чтоб в здравом уме и светлой памяти... Это большая редкость. Думаю, эта загадочная особа действительно сможет помочь.
— Как мы можем к вам обращаться? — Сакура достала блокнот и стала что-то черкать.
— Просто Чие. Документов у меня нет, я уже давно выбросила их за ненадобностью, — и все же что-то возрастное у бабки было.
— Скажите, вам угрожают? Может, вам нужна охрана? — нужно было понять, насколько ситуация была серьезной.
— Молодой человек, я сама кого захочешь могу охранять. Дело совершенно в другом — я под двадцати четырех часовым надзором. Все мои действия контролируются. Появись у меня телохранитель, он в тот же момент будет убит вместе со мной, а полиция не сможет найти убийцу. Вы представить себе не можете, с кем имеете дело и каких усилий мне стоило попасть сюда "без хвоста".
Бабка нагоняла ужаса. Вопросов было куча, ответов практически ноль. Что скрывает эта старуха? Быть может, я упустил детали беседы.

— Вы упомянули о деле двадцатилетней давности. Не расскажите подробнее? — Сакура была на верном пути.
— Я думала, ты уже догадаешься, — Чие ухмыльнулась. — Имеется ввиду история о серийных убийствах банды под названием "Сирень", так и нераскрытое дело, унесшее за собой много жизней. Следователи, что его вели — "МКХ", — погибли. Их тела так и не смогли найти. Я-то думала, что ты сразу поймешь, о чем идет речь.
Напарница поменялась в лице. В глазах сверкнули страх и тревога. Прежде мне не доводилось видеть ее такой. Я внимательно наблюдал за этими двумя. Чие знала Харуно, и по всей видимости, очень хорошо.
— Советую вам взять карту города и внимательно изучить места убийств.
Мы разложили бумагу на столе. Отметив все точки с местами преступления, я по-прежнему оставался в недоумении. Но вдруг Харуно провела линии между красными крестиками, получилась звезда, находящаяся в самом центре района Ямато. Чие тыкнула пальцем в самый центр, где соприкасались все линии и многозначительно посмотрела на девушку. Я пробил адрес и предложил туда съездить. Сакура сказала, что в этом нет нужды. Как оказалось, это ее дом. Мы провели бабку и пошли на перерыв. Харуно обедала только кофе, в котором всегда был алкоголь.
— Честно говоря, я не особо понял суть вашего разговора. Не посвятишь меня в детали? Мы вроде как партнеры.
— Дело, что мы ведем, не новое. Такое уже случалось двадцать лет назад. И судя по всему, это делается все теми же людьми.
— Я не дурак, Сакура, это сразу понятно, но...
— Дело банды "Сирень" вели двое профессиональных следователей, Мебуки и Кизаши Харуно, сокращенно "МКХ", — она отпила со стаканчика, а у меня вовсе пропал аппетит. Это значит... — Мои родители погибли, а убийца остался на свободе.

После этого недолгого диалога мы доедали в гробовой тишине. Какое странное стечение обстоятельств. Как только Харуно переводят к нам в отдел, старые истории оживают и затрагивают людей, которых эта самая история коснулась. Это не просто совпадение, я уверен. И раз уж меня приставили к ней в качестве напарника, я тоже имею право докопаться до истины. Но у меня не было никаких идей.
— Я знаю, с чего мы начнем, — она резко швырнула стаканчик в урну. — Нужно попасть в дом к Чие...

Я не буду работать с Харуно! Глава 3

Трасса здесь убитая. По бокам дороги построен забор из проволоки, а за ним огромные поля с грудой мусора. Гиблое место, однако. А говорят, что Япония славится заводами по утилизации отходов. Мне становилось не по себе. И как меня угораздило связаться с этой чокнутой?! Она гнала на полицейской машине словно мы спешили на место ограбления государственного банка. Авто прыгало на каждой кочке, я уже не раз ударился головой об крышу.  
— Скажи, какого черта мы едем искать старуху в гетто? Опять твои странные теории? — я наконец-то пристегнулся.
— Это метод дедукции, малыш. Как думаешь, откуда бабка столько знает об этом деле? Почему показала нам карту и указала на мой дом? Как она узнала меня, если мои родители никогда не афишировали личную жизнь в целях моей безопасности? Все ответы здесь — в Ямато.
— Как угодно. Тебя не переубедить.

Остаток дороги мы ехали молча. Харуно припарковалась у заборчика со слезшей белой краской. Девушка вышла из машины и быстро взлетела по ступенькам старого двухэтажного дома. Выглядел он, мягко говоря, не очень — фундамент совсем обветшал, а стены давно пора реставрировать. О крыше и вовсе молчу: в один момент на меня упал кусок черепицы, за малым не попав в голову. Значит, она живет здесь...
— Слушай, — мы зашли во внутрь, — ты же говорила, что мы будем искать Чие.
— Это был предлог, чтобы затащить тебя к себе домой и поджарить в кипящем масле. Мы — девушки из гетто, — всегда так делаем, ты что не знал?
— Кхм... — мне надоело, что она попросту расхаживает по дому, полностью игнорируя мое присутствие, да еще и паясничает. Мы напарники, как никак! И это действительно сработало. Харуно демонстративно закатила глаза.
— Какой ты скучный, — девушка тяжело вздохнула. — Это дом моих родителей. Я иногда сюда приезжаю. В будущем хочу сделать тут капитальный ремонт. Так сказать, верю в светлое будущее, где смогу продать его за хорошие деньги, когда Ямато станет процветающим районом.
— О”кей... Но ты так ничего и не объяснила — зачем мы здесь? У нас ведется расследование, и вместо этого нам приходится заниматься ерундой.
— А вот и нет! — она с грохотом открыла ящик комода, что стоял у лестницы, и взяла оттуда толстую папку. — Здесь все о банде "Сирень".

Мы вышли из дома, и вернувшись в машину, принялись изучать дело. В документах было действительно много интересного. Банда "Сирень" была основана двадцать лет назад, двумя студентами. Личности преступников выяснить так и не удалось. Никаких отпечатков пальцев, никаких улик — банда работала очень сложено. Их главной целью было опустошение домов состоятельных людей и убийства важных шишек из правительства. Эдакие Робины Гуды... Но это не дает им право грабить и убивать! Они очень умело заметают следы. И только двум следователям удалось узнать кое-что интересное: у членов банды была генетическая особенность, связанная с названием их банды. В этот момент я услышал, как хлопнула дверь. Не успел я отреагировать, как прозвучали выстрелы. Я пулей вылетел из машины и помчался за ополоумевшей Сакурой. Она за кем-то гналась. Мы стали бегать кругами, пересекая чужие дворы, брав на хвост стаи бездомных собак. Наконец-то я догнал ее. Она использовала последний патрон, пробивший стекло, что стояло вместо забора. За ним мелькнул силуэт. Я смог рассмотреть только гранату, что незнакомец крепко сжимал в ладони. Затем он скрылся. Харуно стояла в одном положении еще несколько минут, пока обессиленно не опустилась на колени. Пистолет с лязгом выпал из ее руки...

Toshiro Masuda - Despair

После такого инцидента нужно было развеяться. Вечером, после работы, я предложил напарнице отдохнуть в баре. Мы устроились у стойки, заказав саке, и все время почти не разговаривали. Харуно отвечала только на мои дежурные вопросы. Как оказалось, человеком с гранатой оказалась Чие. Значит, она следила за нами, и все ее показания были лишь частью хорошо проработанного плана. Значит, она за одно с бандой. Девушка заливалась саке, а я молча наблюдал за ней. Сейчас мне нечем ей помочь, скорее всего, я просто не пойму ее чувств. В какой-то момент она заговорила.
— Когда... — из-за алкоголя ее речь была нарушена. — Когда я была маленькой... Мои родители говорили мне, чтобы я никогда не шла по их стопам. Они видели меня какой-нибудь медийной личностью. В то время... Ямато был хорошим районом. Но после их гибели там начался настоящий разбой. Меня тогда отправили в приют, а когда я поступила в старшую школу, государство подарило мне квартиру все в том же гетто в качестве моральной компенсации за утрату родителей. Забавно, не думаешь? Они вернули меня туда, где я выросла, но не в отчий дом. Идиоты...
Девушка за малым не свалилась со стула. Я вовремя успел ее поймать. Ей стало нехорошо. Мы вышли из бара подышать свежим воздухом, и тут Сакуру стошнило... Что же, 1:1. Удивительно аккуратно — она даже не запачкалась. Я с большим усилием узнал адрес напарницы, и мы поехали к ней.

Для загнившего района у нее была неплохая однушка с окнами на центр города. Яркие огни ночного Токио создавали атмосферу какого-нибудь экшн-фильма. Я уложил Харуно в постель и уже собирался ехать домой. Не успел я встать с кровати, как что-то потянуло меня за пиджак. Харуно ухватилась рукой за край одежды и тихо прошептала:
— Не уходи...

Я не буду работать с Харуно! Глава 4

Ramin Djawadi - westworld theme

Интересно, почему я пошел в полицию?.. Я понял, что никогда не задавал себе этот вопрос. Но после сегодняшней ночи он не выходит у меня из головы. Я не могу не думать об этом. Сейчас обед, моя жена обижена на меня и готовит мне самое невкусное блюдо в качестве наказания, у меня выходной, а я сижу и протираю ствол. Разговор с Харуно не отпускает мои мысли ни на секунду...

          Несколько часов назад.

— Не уходи...
Я повернулся. Она лежала в полусонном состоянии, мертвой хваткой уцепившись в край моего пиджака. Впервые девушка выглядела так уязвимо, словно ее некому защитить, да и сама она не может за себя постоять. Хотя до этого напарница производила на меня совершенно другие впечатления. Я простоял так еще несколько минут, пока не сел обратно на кровать. Мы пробыли в тишине какое-то время, пока она не заговорила:
— Мне так одиноко... — она закрыла лицо рукой, наверняка пряча слезы. — Саске, мне нужен друг. Такой, как ты — чтобы привез меня посреди ночи домой, уложил спать и выслушал мои пьяные бредни. Прошу тебя, побудь со мной еще немного.
— Харуно... — я не мог поверить своим ушам. Так значит, у нее есть и такая сторона. Но важнее всего, что я понимал ее чувства. У меня есть семья, но я один. Мне некому открыться, некому выговориться о наболевшем или поделиться самыми сокровенными мыслями, как и ей. Я снял обувь и лег в постель, устроившись сзади девушки. Она не сопротивлялась моим действиям. Я снял с себя пиджак и укрыл нас. Мы лежали в позе ложечки.
Саске, обними меня. Давай немного поспим.
Я неспеша положил одну руку ей под шею, а вторую на талию. Мое положение не вызывало у меня особой неловкости. Наоборот, я ощутил невероятное спокойствие, словно обнимал своего родного человека. У меня не было к ней страсти как к Карин. Это было новое, неизведанное для меня, взрослого мужчины, чувство. Я не смог уснуть. Под утро, убедившись в том, что Харуно крепко спала, а судя по открытому рту и жуткому храпу это было ясно как дважды два, я уехал домой. Взбучка от супруги перебила мне все настроение, что мы создали ночью с моей напарницей. И только дома меня настиг сон...

            Сейчас.

Интересно, можно ли считать это изменой? Я не чувствую к Харуно того же, что к Карин, да и по фатку у нас ничего с ней не было. Но что меня так тянет к ней? Что мы похожи? Что нам одиноко, и мы нашли моральное утешение друг в друге? Я вспомнил свое детство... Как отец порол меня за каждый мой проступок, как мать игнорировала меня, когда мне было трудно доказать, что я хороший сын, как мой братец глумился над мной за то, что я был неудачником. Всю свою жизнь я был изгоем в собственной семье. Все решения всегда принимались за меня — школа, колледж, работа. Зачем я пошел в полицию? Потому что так захотела моя семья? Или нет?..

Саске, обед готов! — Карин позвала меня к столу.
Сейчас, стоя перед зеркалом, я вижу лишь марионетку, которой манипулируют все, кому не лень — родители, брат, жена, сотрудники. Нацелив курок себе на лицо, я выстрели прямо в зеркало. Стекло разлетелось в щепки. Ошалевшая супруга ворвалась в комнату и закатила истерику. А я? Мне стало легче. Словно я действительно убил в себе этого раба социума. Спустя пару минут мне позвонили, что заставило Карин заткнуться. Это была Сакура. Я неуверенно взял трубку. Неужели она хочет поговорить о том, что произошло?
— Эй, Учиха, у нас с тобой спецзадание!

СасуСакуы.ру - Я не буду работать с Харуно! - версия для печати