СасуСаку.ру - Прихоти призрака - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Прихоти призрака

— Семпай... — ее сладкий голос заставляет меня быть одновременно и нежным, и грубым. О, как же она извивается. Ее бедра плавно скользят снизу вверх и обратно. Упругая грудь девушки скоро лишится белья, и я приступлю к любимой части женского тела. Она стонала под моими ласками. Мы не заперли дверь в спальню, но поскольку вечеринка в самом разгаре, сейчас мне сейчас никто не помешает. Я слишком долгое время бегал за этой девицей, чтобы добиться своей цели. Ино Яманака — эта стерва оказалась не так проста. Ей были нужны доказательства того, что я не использую ее и искренен в своих чувствах. Глупая девочка повелась на мою ложь. Я искусно обманываю таких, как она. Конечно, утром мне достанется роль козла отпущения, подонка, да и вообще, как можно быть таким мерзавцем, как я. У меня иммунитет на подобные заявления. Но сейчас я сделаю с ней...

Саске, ты здесь? Там...
Она всегда была помехой. Всегда. Сколько я ее помню. Проклятая обуза на моей шее. Даже сейчас, стоя на пороге моей комнаты, глазея на ошалевшую блондинку, прячущую свои прелести клочком покрывала, и на совершенно не удивленного меня. Для меня это было обычным делом. Сакура никогда не умела находить нужный момент. Вечно что-то мямлила. Она была абсолютно несамостоятельной. Но больше всего меня раздражало в ней ее жизнелюбие. До чертиков наивное и тошнотворное. Она с детства была такой. Я действительно недоумевал, как семнадцатилетняя девушка может быть такой несмышленой? Мы друзья детства, но она в самом деле всегда была мне противна. Во всех смыслах. Однако я не питал к ней ненависти. Ее присутствие начинает меня накалять.

— Выйди.
— Но...
— Проклятье, да выйди ты уже отсюда! — я больше не мог сдерживаться. — Стучаться не учили?! Пошла вон! Катись к черту! Просто проваливай!
Все как обычно. Я накричал на нее, а она в слезах убегает. Если раньше мама ругала меня за то, что я заставлял ее плакать, то сейчас мне просто наплевать. Меня всегда просили присматривать за ней. Я вечно помогал ей с учебой, с проблемами в школе и колледже, с подготовкой к экзаменам. Я не мог заниматься своими делами, потому что на моей шее всегда висел груз из вечного нытья и противного писклявого голоса.
— Прости, — я взял Ино за руку, но она резко встала и пошла к выходу.
— Значит, вот какой ты на самом деле? — она презрительно посмотрела на меня перед тем, как уйти. Я схватился руками за голову и уже просто рычал. Гребаная Харуно! Беру свои слова обратно. Я ненавижу тебя!

Toshiro Masuda — Kokou no Nogitsune Tomoe

Утро я встретил тяжело. После вчерашней вечеринки воспоминания смешались. Кажется, мы знатно напились и чуть не подрались. Или нет. Драка все же состоялась. Об этом я узнал только сегодня, когда пытался собрать свою квартиру по кусочкам. В момент потасовки мы с Яманака находились в комнате. Наверное, именно это Харуно и хотела мне сообщить. О, как же я был зол. Мне кажется, я готов был убить ее сразу же, как только она зашла. Боюсь, теперь блондинистая стерва разнесет слухи по колледжу, и путь к большей части студенток для меня будет закрыт. Нужно купить цветов и извиниться за вчера. Буду надеяться на второй шанс. Мой мобильный с самого утра разрывался от сообщений. С горем пополам я добрался до сотового. Телефон был забит кучей сообщений от моих родителей и родителей Сакуры с просьбами перезвонить. Я не мог дозвониться. Все номера были отключены. Чуть позже я все таки смог связаться с матерью.

— Что случилось? — я старался скрыть сонный голос.
— Сегодня ночью Сакура повесилась в своей комнате.
Я даже взбодрился. Конечно, эта новость была неожиданной для меня. Скорее всего, это случилось после того, как я прогнал ее. Ребята говорили мне, что она ушла домой после двух часов ночи, расстроенная. Но зачем? Я всегда знал, что у нее крыша поехавшая, но чтоб настолько.
— Мы в доме Харуно. Приезжай, — мама в своем репертуаре.
— Эм... — я почесал затылок в надежде придумать стоящую отговорку. — Сегодня нужно сдать работу по квантовой физике. Возможно, вечером заеду. Ненадолго.
— Что?! Но Саске...
— Прости, мам, — я отключился.

Конечно, новость о выходке Харуно удивила меня, но я понимал, что ничего не испытываю. Ни сожалений, ни боли. Такое ощущение, что она была мне чужой. На самом деле так и было. Я не относился к ней с той искренностью, что она. Сакура была слишком предсказуема. Она думала, что скрывает от меня свои чувства, но я всегда о них знал. Это забавляло меня больше всего. По дороге в колледж меня не покидало чувство, что за мной кто-то следит. Возможно, события, связанные с ней, так влияют на меня. Но сейчас это не так важно. Я должен извиниться перед Ино и выпросить еще один шанс. Теперь-то нам точно никто не помешает. Кстати говоря, о работе по квантовой физике я не соврал. Мне поставили высший балл. Приятно знать, что не врешь маме. Какое-то тепло в груди. Учебный день подошел к концу. Студенты разбежались по домам и общежитиям. Все таки жизнь в колледже кардинально отличается от школьной. Я полностью свободен и ни от кого не завишу.

Саске...

Внезапно меня позвал знакомый голос. Я шел по коридору, остановился и обернулся. Твою мать... Перед мной стояла Сакура. На ней была школьная форма. Волосы растрепаны, макияж размыт. Ее кожа была неестественно бледной, а глаза блеклыми. Я заметил на шее синяки. Неужели она...

— Это твое наказание...

Прихоти призрака. Глава 2

Alexandre Despalt — Lyli”s Theme

Я приоткрыл глаза. Солнечные лучи безжалостно слепили. Приятный шелест листьев ласкает слух. Я чувствую под собой сухую почву из травы. Кажется, я на ком-то лежу. Окончательно приведя сознание в порядок, я увидел перед собой маленькую девочку. Моя голова удобно разместилась на ее коленях. Она ласково гладила меня по волосам и нежно улыбалась. Я узнал ее. Это была Сакура. Выглядела она намного младше. Будто ей сейчас двенадцать. Я поднял руку. Ладонь казалась мне меньше, чем обычно. Происходящее настораживало. Последнее, что я помню — шел из колледжа домой, затем отключился. Как и при каких обстоятельствах, останется для меня загадкой.
— Где мы? — мой собственный голос напугал меня. Он был детским.
— В проклятом лесу. У нас экзамен на чууина. Тебе нужно отдохнуть.
— О чем ты говоришь? — я попытался подняться, но все тело парализовало.
— Не делай резких движений, иначе яд убьет тебя. Я ввела тебе антидот. Подожди, пока чакра начнет нормально циркулировать, — она говорила какие-то несуразные вещи. Я неуклюже посмотрел на себя — мое тело было маленьким и щуплым. Похоже, произошло действительно что-то серьезное.

Сакура, нужно вызвать скорую помощь. Я ничего не чувствую от шеи до пяток, словно меня закатали в бетон.
— В Конохе нет скорой помощи, — улыбка стала более грустной. — Место, где ты сейчас находишься, отличается от реальности.
— О чем ты...
— Я отправила тебя в параллельный мир, что создала сама. Теперь, пока ты не выполнишь мои прихоти, я не оставлю тебя в покое. Это мое наказание за все семнадцать лет, что ты делал мне больно. Прости, но каждый должен отвечать за свои поступки. К тому же, я хочу уйти достойно...
Ну, здесь все понятно — я напился, и меня посетила белочка. Ладно, потерпим. Каким-то чудом мы перенеслись в странное помещение. Это был огромный зал, поделенный на два яруса — арену и балкон, где я, собственно говоря, и очутился. Харуно рядом уже не было. Я снова мог самостоятельно двигаться. Рядом со мной стояли два парня... Шикамару, бывший парень Яманака, и его друг, Чоджи. Вокруг столько знакомых со школы и колледжа. Все сосредоточили внимание на двух девушек, что были внизу... Это же настоящая драка между Ино и Сакурой! Почему все смотрят? Почему никто не разнимет их? Блондинка резко достала что-то похожее на кунай и отрезала себе волосы, завязанные в высокий хвост. Белые пряди полетели в мою сторону и ослепили ярким светом...


Проснулся я у себя дома, лежа в постели. Сидящая рядом мама крепко меня обняла, а отец только хмыкал. Все как обычно, ничего нового. Вот только с другой стороны постели находился еще один человек... Проклятье, это же Сакура! От неожиданности я подскочил. Обеспокоенная мать пыталась меня утихомирить, а я не мог отвести глаз от ухмыляющейся девушки, что потирала свои синяки на шее. Как оказалось, в колледже я потерял сознание. Меня забрали родители. Теперь они думают, что мое состояние связано с событиями в доме Харуно. Забавно, однако. Убедив предков в том, что со мной все хорошо, они наконец оставили меня одного. Я подорвался с места и хотел схватить эту сучку за синюшное горло, но рука почему-то проскочила сквозь ее тело. Она мерзко захихикала. Неужели, это правда призрак?
— Тебе нужно отрезать волосы Ино, что из этого мира, — Сакура заговорила не своим голосом. Она не то, что охрипла, а как будто беззвучно шипела.
— Совсем больная?! Не буду я этого делать, — я встал и хотел выйти из комнаты, однако она продолжала нести чушь.
— Если хочешь, чтобы Яманака осталась жива, ты это сделаешь. Напоминаю, это моя прихоть, и ты обязан ее исполнить.
— Ищи дурака, — мне оставалась только открыть дверь, но перед мной моментально появился ее образ. Со страху я отскочил назад, и не удержавшись на ногах, приземлился на пол. Мама что-то кричала с первого этажа, и вряд ли мое «все хорошо» ее убедило. Харуно резко приблизилась ко мне.

— Слушай сюда, сопляк, — наши лица были в миллиметрах друг от друга, — я умерла по твоей вине. Теперь ты будешь слушаться меня до тех пор, пока не выполнишь все мои требования. Поэтому собирайся прямо сейчас. Тебе все ясно?..
— Ясно... — мой голос дрожал. Это была не та Харуно, что я знал. А может, я просто не видел ее темную сторону, когда она была жива?
Я дождался, пока родители крепко уснут. Думаю, реакция Ино на мою просьбу срочно встретиться, была неоднозначной. С одной стороны она отошла от событий с вечеринки, но все еще не до конца доверяла мне. Я взял с собой складной нож и полез на улицу через окно, спускаясь по пожарной лестнице. Изначально в планах было использовать ножницы, но эта стерва запротестовала. Погода прохладная, еще и ветер поднялся, из-за чего фонари начали колыхаться. Блин, точно фильм ужасов! Сакура парила в воздухе, не отставая от меня ни на шаг. Я пока не до конца верил в эту призрачную субстанцию, завербовавшую меня под свою волю, списывая происходящее на галлюцинации, но ее присутствие внушало мне обратное. И как я до этого докатился-то?..

Мы уже подошли к месту, где жила Яманака. Под парадной дверью лежала записка — «залезай в третье окно второго этажа с правой стороны дома». Не пойму, мне сегодня отведена роль Человека-Паука? Но выбора нет. Я спустился от главного входа и зашел за угол. Ставни были открыты. И правда ждет... Пришлось снова лезть, но в этот раз по трубе. Как только она увидела меня, сразу открыла окно и помогла залезть. Блондинка стояла предо мной в эротичном кружевном белье бирюзового оттенка. Похоже, она расценила мое предложение по своему... Впрочем, грех отказываться от второго шанса, что предоставила мне сама судьба. Я схватил ее за талию, прижал к себе и страстно поцеловал. Она резко отстранилась, и толкнув меня на свою постель, залезла сверху. Яманака расстегнула мне ширинку и приспустила штаны вместе с трусами. Девушка провела дорожку поцелуев от шеи, по груди и животу прямо к члену. Ммм... Я не прогадал — девчонка действительно способная! Тестостерон ударил в голову, и я забыл, зачем вообще пришел.

Все было хорошо, пока над мной не навис призрак Сакуры — злобный и угрожающий. Я дернулся. Ино прекратила делать мне приятно и резко поднялся голову. Она волновалась, что мне не нравится. Я успокоил девушку, и она вернулась к своему предыдущему занятию. Харуно продолжала на меня смотреть. В зеленых глаза горел гнев, не сулящий никакой пощады. Как лучше поступить? Дождаться, пока Яманака доведет меня, или закончить во время минета? Стерва с розовыми прядями всем видом говорила о втором варианте. Я осторожно достал нож, а затем резко схватил Ино за волосы и отрезал их под самый корень. В ту же секунду я почувствовал жгучую боль в паху. Блондинка прикусила мне пенис. Я оттолкнул ее, подорвался с кровати и в спешке надевал штаны, в шоке глазея на белые пряди, спавшие на пол. Прозвучал дикий вопль. В комнату влетели родители девушки. Я быстро выскочил в окно и пулей слетел по трубе, пока отец Ино меня не поймал. Убегая из их двора, я услышал десятки угроз, не совместимых с жизнью. Ветер прекратился. Я шел по улице один, в сопровождении призрака. Сакура победно улыбалась, кружась вокруг меня. У меня заболела голова.

— Молодец, Саске... Ты отлично справился.

Прихоти призрака. Глава 3

Alexandre Desplat — Severus and Lily

Тепло... Слышно шум водопада и пение птиц. Открыв глаза, я слегка потерял равновесие, поскольку понял, что стою на краю разбитого моста. Снова это странное чувство. Как будто сон, и в то же время нет. На другом конце стояла девушка в белом плаще. Снова она... В этот раз Сакура выглядела взрослее. Мое тело тоже было мужественней. Наверное, теперь мы подростки. Что она выкинет в этот раз? Харуно достала из-под плаща руку, держа кунай со странной фиолетовой жидкостью на острие. Она дрожала и с ужасом смотрела позади меня. Я обернулся. Рядом со мной лежала избитая девушка с ярко-алыми волосами. Возле нее валялись очки в красной оправе. Я мог узнать их из тысячи, потому что это был самый дорогой подарок, сделанный на заказ специально для нее...
— Карин... — я подошел к ней и пытался поднять. — Ты слышишь меня? Очнись!
Саске... Кун... — она еле дышала и слабо говорила. — За что?..
Я опешил. Почему она спрашивает? Неужели я как-то причастен к тому, что с ней произошло? Но это невозможно. Карин и я когда-то встречались, но мы расстались друзьями. Я всегда с уважением относился к ней и ее чувствам ко мне. Она не могла пострадать из-за меня.

Саске-кун, хочешь я убью ее и пойду с тобой? — неожиданно заговорила девушка с другого берега. Я аккуратно уложил Узумаки, подошел к краю выступа и с ненавистью посмотрел на Харуно. Черт, это она сотворила с бедняжкой такое. Сейчас она может пойти на все, чтобы отомстить мне.
— Зачем ты это сделала? — я чувствовал жуткую злость. Бывшая девушка оставалась мне близким человеком.
— Я?.. — в мгновенье ока она оказалась передо мной. — Ошибаешься, Саске-кун. Это сделал ты. Смотри, Карин совсем слаба... Давай я добью ее? Ты ведь сам этого хотел, приказал мне доказать свою верность тебе, убив ее. Или ты уже передумал?..
Сакура приблизилась ко мне, сократив расстояние между нашими лицами. Окончательно разгневавшись, я схватил ее за подбородок и пристально смотрел в глаза, пытаясь отыскать в них то человечное, что было у нее при жизни. Она молчала и даже не пыталась отвести взгляд. Зеленая радужка выглядела блеклой, а белок потемнел. Былой блеск навсегда был утерян. Во внешних уголках накатились слезы. Ресницы дрогнули, и по щеке побежала струя. Вокруг все стало рушиться, а белый плащ девушки в мгновенье ока почернел. Харуно продолжала смотреть на меня и плакать. Впервые ее слезы заставили меня что-то почувствовать...


— Учиха-сан, Вы в порядке?
Я резко поднял голову. Над мной стоял преподаватель. Все присутствующие обеспокоенно смотрели на меня. Я что, уснул прямо в колледже? Убедившись, что со мной все хорошо, учитель вернулся на свое рабочее место. Лекция закончилась, и аудитория опустела. Я медленно поплелся в уборную. Впервые я заснул во время учебы. Возможно, сказывается бессонная ночь после вчерашних похорон Сакуры. Никто из школы или колледжа не пришел. Только родственники и друзья ее родителей. Стоя возле ее могилы, я окончательно осознал, насколько она была одинока. «У меня есть только ты, Саске» — эта фраза служила ей успокоительным. Но для меня ее слова были пустым звуком. Я не питал к ней ничего. Только сейчас я стал задумываться, какое место эта девчонка занимала в моей жизни? Зачем я продолжаю ее вспоминать? Почему она мне снится? Для чего ее призрак преследует меня? Я понял, что совсем ничего не знал о Харуно. Мы проводили достаточно много времени вместе, но я понятия не имел, кем она была, что ей нравилось, кого она любила. Нет, в последнем я все же был осведомлен. Ведь нет ни одной девушки, столько раз признавшейся мне и столько раз получившей отказ. Справляя нужду, я не сразу заметил, как за мной наблюдают. Внезапное появление привидения Сакуры напугало меня. Я дернулся и случайно обмочился на штаны. Твою мать... Девушка пялилась на мой пах.

— Имей совесть, — я заправил штаны, помыл руки, слегка протер брюки и уже собирался выйти из уборной, но она снова не дает мне уйти.
— Ты должен избить Карин, — она сказала это так, словно попросила меня помочь с домашним заданием. Ну все, мое терпение лопнуло.
— Твой маразм переходит все границы. Сначала ты просишь меня «подстричь» Ино, теперь это. Мне надоели твои выкрутасы. Я умываю руки.
— Смотри, — она подняла прядь волос, обнажая вид на большую лысину, — это ее рук дело. Когда началась потасовка у тебя дома, Карин набросилась на меня и угрожала, мол если не отстану от тебя — не поздоровится. В данный момент она занимается в спортзале. Выполняй задание прямо сейчас, иначе я убью ее.
Я вспомнил, когда она говорила, что может лишить жизни Ино, если я не отрежу ей волосы. Но правда ли она может убить человека? Она призрак, а не шинигами. И все же испытывать судьбу на жизни бывшей девушки, с которой мы поддерживаем хорошие отношения, мне не хочется. У меня снова нет выбора — придется выполнять прихоть. Я пошел в спортзал, попутно заметив постеры о самоубийстве и его антипропаганды. На общем стенде висел портрет Харуно с черной лентой в углу. Прибыв на место, я сразу заметил Узумаки. Огненные волосы были завязаны в высокий конский хвост. У меня дежавю после Яманака. Обтягивающие лосины и белая майка на голый торс прибавляла ей сексуальности. Девушка била грушу. Я не знал, что она боксирует. Эта новость создала мне препятствие, но выжидающий образ Харуно подле меня не оставляет мне шанса пойти другим путем. Помимо нас в зале было много ребят из старших групп. Их бицепсы и выразительные кубики вызывали у меня тревогу.

— Здравствуй, — я подошел к ней со спины. Она дернулась от неожиданности и резко обернулась. Со страху получить в морду я отскочил и замахал руками в знак белого флага. Девушка оживленно захлопала ресницами. Я приветливо улыбнулся, и она заметно расслабилась.
Саске-кун? — снова этот удивленный тон. — У меня сейчас тренировка, освобожусь только через час. Поговорим позже?
Как всегда самоуверенна и беспристрастна. Не будь она такой эксцентричной, возможно, мы бы встречались до сих пор. Сглотнув огромный ком в горле, я выдохнул и в пол силы толкнул девушку. Карин опешила, а парни в зале заметно насторожились. Ладно, горел сарай — гори и хата. Я стал отвешивать девушке пощечины до тех пор, пока она не врезала мне по носу. Я почувствовал, как пошла кровь. Качки бросились в мою сторону, и мне снова пришлось убегать. Они гнали меня до самых ворот. Черт, вся одежда запачкалась. Чувствую, что завтра в колледже мне здорово прилетит. Проклятая Харуно продолжала витать в воздухе и наблюдать за тем, как я умываюсь в собственных соплях. Мне хотелось закричать на всю улицу, да так, чтоб аж из космоса было слышно.
— Ну что, ты довольна? Сколько еще ты собираешься издеваться? — я стал в позу раком, пытаясь высморкать кровь из носа, пока удача не заставит меня ею же захлебнуться. Призрак Сакуры присел на корточки напротив меня. Она слегла наклонила голову вбок, не сводя с меня глаз.

— Интересно, как далеко ты зайдешь, чувствуя ответственность за жизни других людей?..

Прихоти призрака. Глава 4

Nicholas Hooper — Dumbledore”s Farewell

Черт, как же холодно... Вокруг поднялась вьюга. Метель не давала шанса ничего увидеть. Я чувствовал, что кого-то обнимал. Хотя не трудно догадаться, кто это был... Губами я нащупал макушку и уткнулся в нее носом, чтобы окончательно его не отморозить. Какой нежный запах. Это не были шампунь или духи. Тонкие нотки лепестков вишни и сладкий аромат персика словно вперемешку навеяли воспоминания из детства. С трудом я заставил себя открыть глаза. Сейчас Сакура выглядела на тот возраст, в котором умерла. Мы очутились на какой-то поляне среди леса. Рядом догорал костер. Харуно вся тряслась. Если не будем сидеть рядом вплотную, то точно погибнем. Да и к тому же этот жуткий цокот зубов начинал меня раздражать. Я укрыл ее своим плащом. Через некоторое время она перестала дрожать и смогла прийти в себя. Ее довольная улыбка зарождала во мне желание сказать ей какую-нибудь обнадеживающую фразу. Но я не мог, потому что в этом «мире» главной остается она. Мы продолжали молчать. Мне почему-то захотелось дотронуться до ее лба. На нем появился сиреневый ромб. Я убедился в том, что она заснула, и аккуратно коснулся указательным пальцем странной метки.

— Я знала, что ты это сделаешь, — она захихикала, прикрыв рот ладошкой.
— Ничего подобного, — я резко убрал руку. Еще этого мне не хватало. Жаль, что момент, когда нужно поставить ее на место, был утерян.
— Интересно, как там мои родители? Я давно не была в деревне. Путешествие с тобой длится больше года. Может, послать им весточку?
Очередной бред. Если верить ее словам, эту вселенную создала она. Когда я играю в компьютерные игры, то к ним всегда прилагается инструкция. Какого черта она не может объяснить принцип своего же «измерения»? Мне было бы гораздо проще понимать ее. Харуно поерзала плечом на моей груди. Я вопросительно посмотрел на нее. Сакура подняла голову и печально посмотрела на меня. «Хочу домой» — тихий-тихий шепот сорвался с ее губ. Она зажмурилась, и по ее вискам побежали слезы. Я понимал, что эти слова относились не к ерунде, высказанной ранее. Девушка имела ввиду реальность. Во мне проснулась жалость, ранее не обитавшая в моем сердце. Я вытер Сакуре слезы и погладил по волосами, не сводя с нее глаз. От неожиданности Харуно приоткрыла рот. Вдруг снова пошел снегопад, окончательно наградив слепотой...


Проклятье! Голова гудит... Не удивительно, ведь в этом момент я грохнулся со стула прямо за обеденным столом. Быстро поднявшись, как ни в чем не бывало, и вернувшись в исходное положение, я старательно делал вид, что ничего не произошло. Уплетая суп за обе щеки, до меня дошло, что за мной наблюдают. Родители перестали есть и с ужасом смотрели на меня. Мама стала лечить меня, мол это все стресс после похорон, нужен отдых. Зато отец на повышенных тонах отчитывал меня за вторжение в дом Яманака и за драку в колледже. Отлично поужинали, ничего не скажешь. Я отбросил тарелку, так и не доев, в пошел в свою комнату. Мельком послышались мамины всхлипы и ворчание папы. Старая драматичная сцена в доме Учих: сын-неудачник, слабохарактерная мать, вечно недовольный отец. Я закрылся в спальне и с разбегу плюхнулся в кровать. Прошло всего две недели, а мое моральное состояние уже было без топливаю Я повернулся набок и увидел пред собой лежащую напротив Харуно. Меня больше не пугают ее внезапные появления, они вошли в привычку. Мы молча смотрели друг на друга, думая о своем. Я — о том, что мне делать дальше и как избавиться от назойливого прошлого, что находится буквально рядом со мной. А она наверняка замышляет очередную глупость, которую мне придется выполнить.

— Сейчас послушай меня внимательно, — она наконец-то заговорила. — У меня дома, в моей комнате, в нижнем ящике стола в поддоне лежит конверт. Перед тем, как повеситься, я написала и спрятала письмо, чтобы не нашла полиция, когда будет проводиться обыск. Пожалуйста, отдай его моим родителям. Они обязательно должны прочесть. Я не буду угрожать тебе чьей-то жизнью и насильно принуждать. Это, скорее, даже не прихоть, а просьба. Поэтому, молю тебя...
В этот раз я воспринял ее слова действительно как приказ. Моего ответа она не услышит. У меня нет желания с ней говорить после такого заявления. Мельком я увидел, как по ее переносице бежит слеза. Рука непроизвольно потянулась к лицу девушки, но я не мог ее коснуться. Она по-прежнему была недосягаема по вине облика, в который сама себя заточила. Зачем я жалею ее? Почему должен делать то, что она говорит? Что за странное письмо она написала? А может, она обвинила в нем меня? Вдруг в своей предсмертной записке она выставила меня главным виновником случившегося? Я мог отказать ей по многим факторам, у меня были собственные причины не делать это, но нет. Что-то внутри меня толкало меня на это дело.

Утром выходного дня я пошел в дом Харуно. Мне открыла Мебуки-сан. Женщина угостила меня чаем. Мы мило беседовали на кухне, вспоминая было. Она хорошо держится несмотря на то, что потеряла дочь. Я не стал ходить вокруг да около и попросился зайти в спальню Сакуры. Ее мать настолько сильно доверяла мне, что без задней мысли дала согласие. Я поднялся на второй этаж и зашел в ненавистную мне ранее комнату. Здесь ничего не изменилось. На шкафу висел розовый банный халат. Полки были забиты книгами и фотографиями. В основном на них был я. Кровать аккуратно застелена. В плане порядка Харуно была настоящим педантом. Я подошел к рабочему столу. Ее старенький ноутбук, обклеенный стикерами с какими-то надписями. Я открыл нижний ящик и вытащил его. Здесь было куча моих фотографий. Странное чувство заставило меня обернуться, и я увидел призрак покрасневшей Сакуры, которая своим видом заставила меня ухмыльнуться. Можно подумать, это был секрет. Я достал из поддона запечатанный конверт с подписью «маме и папе». Рискованно отдавать его ее родителям. Но делать нечего — это единственный способ узнать, что внутри. Я спустился и встретил в гостиной отца Сакуры. Кизаши-сан совсем изменился. С детства я помню его как чертовски веселого взрослого, что всегда разрешал проказничать. Сейчас предо мной стоял совершенно другой человек. Я молча протянул ему послание от дочери. Мужчина открыл конверт и достал из него содержимое. После прочтения он выронил письмо, а затем схватил меня за шкирку и расспрашивал, откуда я это взял. Его жена медленно подняла белый лист, после чего схватилась ладонью за рот и стала громко всхлипывать. Кизаши-сан отпустил меня, в спешке пытаясь успокоить жену.

Я четко увидел, что было на помятой бумаге. Детский рисунок семьи, нарисованный Сакурой, и подпись: «Я вас очень люблю, простите меня за все...». Ее отец с ненавистью смотрел на меня и приказал убраться из их дома, а Мебуки-сан вообще не сказала ни слова. Я молча вышел из дома Харуно и просто поплелся по улицам. Ноги привели меня в парк. Давно здесь не был. Я прогуливался по аллее, осматриваясь вокруг. На одной из скамеек сидела парочка. Это были Шикамару и его новая девушка, Темари. Услышав, как они обсуждают меня и Ино, я ускорил шаг, но в спину полетели выкрики «псих», «ничтожество» и прочее, и прочее. Странно, что он так злился за свою бывшую в присутствии нынешней. Хотя мне все равно. Куда более угрожающими были идущие мне навстречу Суйгецу, очередной ухажер Карин, и его друг-атлет, Джуго. Заметив меня, они стремительно топали в мою сторону. Мне пришлось бежать от них через кусты. Я сумел оторвать, разодрав лицо и руки об ветки. Сакура продолжала за мной плестись. Ее лицо не выражало никаких эмоций, за исключением отчаянности. Теперь-то ты понимаешь, что наделала? Видишь, какую боль ты причинила своим родным? Ты называла меня эгоистом. Но кто же тогда ты после этого? Я задавался вопросами, с презрением наблюдая за тем, как Харуно захлебывается слезами, пряча лицо руками. Раньше я ненавидел ее рыдания и всегда оставлял в одиночестве, если она устраивала истерику. Сейчас, впервые за семнадцать лет, я искренне захотел ее обнять, без отвращения и брезгливости. Мои следующие слова заставили Харуно опешить, ведь она услышала их впервые.

— Не плачь.

Прихоти призрака. Глава 5

Alexandre Desplat — Malfoy”s Mission

Где я — не пойму. Вокруг кромешная тьма. Видно только силуэты деревьев. По шороху травы можно определить, что между ними кто-то ходит — и я уже понимал, кто. Сквозь ветви стал пробиваться свет. Я пошел на шум. Впереди меня была Сакура. Со спины трудно понять, в каком она возрасте. Но в росте Харуно заметно выросла с предыдущих наших встреч в этом измерении. Она уходила все дальше и дальше вглубь, а я продолжал следовать за ней. Когда мы забрели в самую чащу леса, девушка остановилась и стала медленно на меня разворачиваться. Сейчас она гораздо старше. Если бы не дурацкая челка, что прикрывала мне один глаз, я бы смог рассмотреть ее лучше. Наверняка, мой возраст тоже приумножился. И почему я постоянно хожу в плаще? Девушка опустила голову вниз, и я последовал ее примеру. Заметно округлившийся живот стал для меня сюрпризом. Кажется, она не то, что намекнула, а сказала прямым текстом. Сакура выглядела гораздо женственнее. Она сменила прическу, была по-другому одета. Преображение ей очень идет. За долю секунды она уже была возле меня, а затем медленно потянулась ко мне. Легонько коснувшись своим лбом моего подбородка, она отстранилась от меня, крепко сжимая губы. Не знаю, минутная слабость, или внезапное желание, но что-то вынудило меня впиться в них, жадно кусая и интенсивно водя языком по ее рту. Страсть захлестнула с головой.

— Я хочу тебя, — мой шепот заставил ее выпустить стон. Было трудно дышать.
— Нельзя, — она повернула голову и грустно на кого-то посмотрела. Я перевел взгляд в ту же сторону. Недалеко от нас бродили такие же парень и девушка, как мы... Я очень хорошо их знал. Даже слишком хорошо.
— Как думаешь, чьего ребенка вынашивает Хината — твоего или Наруто? — после ее слов начался густой листопад, затмивший все...


В этот раз я заснул в метро на плече у огромного мужика. Здорово, уже конечная, а мне нужно было выйти две станции ранее. Забавно, что я остановился на той самой станции... Меня продолжает преследовать призрак Сакуры. Скорее бы уже все закончилось. После того раза в парке она не унималась, доказывала мне, что мои чувства к ней изменились. Если только я стал больше ее ненавидеть.
— Когда ты собираешься с ней встретиться? — девушка нарушила мой покой.
— Не твое дело, — я огрызнулся, за что пришлось выслушать очередной вопль.
— Ты никак не запомнишь, что сейчас я главная. Твоя дальнейшая судьба в моих руках. И не будь трусом. Лучший друг отбил девушку — не трагедия первого сорта, а твоя карма.
Мне хотелось схватить эту стерву за горло и душить, пока не умрет, но вот ирония. Однако как бы я не злился, Харуно была права. Мы с Хинатой встречались на протяжении всей старшей школы. Она лучшая из лучших. В ней столько света и чистоты. К сожалению, я действительно очернил ее. Хьюга не заслужила всего того дерьма, что подучила от меня. Я знал, что мой лучший друг, с которым мы с раннего детства были как братья, любил ее. Меня это забавляло. Бывало даже, что я просил его присмотреть за ней, пока сам прохлаждался. Наруто оказался умнее, чем я ожидал. Он медленно, но верно завоевывал ее сердце, и когда она окончательно ко мне остыла, ко мне постучалось осознание горькой истины — я потерял любимую девушку и лучшего друга.

Размышлять о дальнейших действиях нет желания. Придется действовать как обычно — с помощью импровизации. Я знал, где она живет, потому что помнил этот адрес наизусть. Не зря поезд доехал со мной до конечной. Страха наткнуться на озлобленных родителей не было, поскольку они в постоянных разъездах, а насчет атлетов и переживать незачем — если Наруто нападает, я всегда дам ему отпор. Я уже стоял на пороге ее квартиры. Звонить пришлось два раза. Дверь мне открыла ее недоброжелательная соседка Тентен, которая в свое время ко мне клеилась. Девушка знала, кто я такой. У нас завязался спор. Она ни в какую не хотела меня впустить, мол это может только навредить.
Саске-кун? — вдруг за дверью появилась знакомая особа. Я чувствую, что у меня горят щеки. Черт, веду себя как школьник.
Хината, мы можем поговорить? — мне казалось, если я этого не скажу, противная Тентен захлопнет дверь, и я уже не смогу увидеть Хьюгу. Брюнетка успокоила подругу и вышла ко мне. Я посмотрел на ее округлившийся живот. Девушка заметила это и тут же прикрыла его халатом. Она повела меня обратно к поезду, попутно задавая банальные вопросы о моей жизни. Почему-то разговор зашел совсем о других вещах. Мы вспоминали школу. Наши поездки и фестивали — всегда рука об руку, плечом к плечу. Мы дошли до станции и присели на скамейку. Так вышло, что Хината сама заговорила о своем положении. Она совершенно спокойно рассказывала, как переживает беременность. Оказывается, они с Наруто живут вместе. Пока он работает, за ней присматривает та самая соседка. Родители приезжают редко, все как всегда. Неожиданностью для меня стало и помолвочное кольцо. Хьюга выглядела счастливой, а меня будто с головой под воду опустили.

— Слушай, ты...
— Не надо, — она перебила меня. — Я не сержусь на тебя. Пусть все, что нас связывало, останется в прошлом. К слову...
Девушка полезла в карман, достала тест на отцовство и протянула мне. Возле фамилии Узумаки стоял стопроцентный результат. Мне потребовалось полгода, чтобы эта встреча состоялась, и я узнал правду. Значит, это не мой ребенок. Облегчение смешалось с разочарованием. Я надеялся на этот результат, но узнав его, почувствовал уныние. Хината прочитала меня насквозь. Она ждала, когда я приду за подтверждением. Хьюга была очень умной девушкой. Остаток времени до прибытия электрички мы просидели молча. Напоследок она обняла меня и попросила больше никогда не встречаться с ней. Заходя в вагон, я увидел, как она радостно побежала навстречу к высокому блондину с цветами в руках. Чудесная картина двух влюбленных — бывшего лучшего друга и бывшей любимой девушки. Я рад за них, но меня окутала безумная тоска по прошлому. Поезд уносил меня все дальше от них. Я уже не видел, что с ними происходило. Электричка прибыла к нужной станции, и я побрел домой. Призрак Сакуры постоянно пытался обогнать меня и посмотреть в лицо. Какой я дурак, что хотел скрыть от нее слезы. Это невыносимо — держать такую боль в себе. Я резко остановился, а затем громко и продолжительно закричал на Харуно. Она совершенно не поменялась в лице. Мужчины не плачут — так говорят вроде. А я стою посреди улицы и рыдаю. Держась руками за голову, я бродил взад-перед. Вдруг приведение девушки прошла сквозь меня, и я рухнул на землю, услышав только одно:

— Давай покончим с этим.

Прихоти призрака. Глава 6

Гардарика — Kaz-a-bar

Что за странный запах? Как будто где-то пожар. Я открыл глаза и понял, что снова очутился в незнакомом месте. На этот раз Харуно выбрала выжженное поле, окутанное черным дымом и горящими деревьями. Что она задумала? Я поднялся с кучи пепла, отряхнулся и решил осмотреться. Напротив, приблизительно в двадцати метрах от меня, стояла Харуно, в рваном плаще и выглядевшая на возраст, в котором умерла. Ее холодный взгляд был устремлен на меня. Я только хотел к ней подойти, но она ударила землю с такой силой, что та раскололась на части. Трещина дошла до меня, и я чуть не ушел под груду камней. Такое чувство, что в Сакуру вселился демон, иначе объяснить такую невероятную силу я не могу. Мне удалось выбраться из-под мелких завалов и спрятаться за деревом. Что происходит?

— Сразись со мной. Если ты победишь, то я оставлю тебя в покое, а проиграешь — я навечно буду преследовать тебя.

Интересно, она уже родилась поехавшей, или это случилось после ее смерти? Пока я размышлял над этим, Харуно разносила все вокруг с нечеловеческой силой. Мне оставалось лишь убегать от дерева к дереву. Она провоцировала меня выйти к ней лицом к лицу, но как я могу драться с ней, если она сильнее меня в неизвестное количество раз. Тогда девушка убедила меня, что я обладаю чем-то подобным. Сомнительно верить ее словам, но надо попробовать. Я обнаружил у себя на бедре привязанный мешочек с разным оружием, странными дымчатыми средствами и кучей пилюль, а за поясом висела катана. И что-то мне подсказывает, что я отлично управляю всем этим... Вот сейчас моя уверенность значительно возросла. Я незаметно подкрался к Харуно со спины. Когда Сакура почувствовала мое дыхание ей в плечо, она резко развернулась, и я успел приставить к ее шее кунай. Харуно смотрела на меня, плача и улыбаясь, словно была готова к тому, что я возьму над ней вверх. А может, сопротивления и не было?..

— Знаешь, при моих угрозах расправиться над чьей-то жизнью ты сразу начинаешь чувствовать ответственность, не думая о том, смогу ли я это сделать. Ответь же мне, почему тогда тебе так безразлична моя смерть, а? Почему? Почему, почему...

Она продолжала эту мантру, пока я не закрыл ей рот. Теперь и я задался этим вопросом. Но действительно ли мне безразлична ее смерть? Так ли это? Когда я думаю о том, что чувствую по поводу ее суицида, то вспоминаю ее образ в детстве. У нее были шикарные длинные волосы, что я всегда ценил в девушках. Она очень долго носила челку из-за комплекса по поводу ее выпирающего лба. С возрастом ей удалось его побороть. Мне редко приходилось видеть ее плачущей. Грустной да, но не ревущей, хоть я и знал, что Харуно та еще плакса. Чаще удавалось видеть ее улыбку — такую тошнотворно искреннюю. Мне никогда не нравилась ее излишняя непосредственность. Кажется, такие люди не знают слово «стоп». Но ярче всего в памяти отпечатался взгляд выразительных зеленых глаз. Никто не узнал, что они в себе хранили. Даже я не смог. Надо же, а я ведь вовсе не считаю ее уродиной. Но тогда что меня так отталкивает от нее? Почему я ничего не чувствую к ней? Время тикало. Вдруг я ощутил в левой руке невероятное скопление энергии. Словно по волшебству с небольшим усилием мне удалось создать в ладони шаровую молнию, отбрасывающую искры. Это мой шанс расправиться с прошлым навсегда! Пора нанести удар...

Не успел я замахнуться, как она перехватила мою руку и подняла меня над собой. Девушка оглушительно закричала и швырнула меня на несколько метров вперед. Ладонь с зарядом молнии коснулась земли, и произошел жуткий взрыв. Не помню, как, но мы смогли доползти друг к другу, покрытые пылью и ссадинами. Драться с девчонкой на кулаках всегда казалось для меня за гранью реальности, но мы боролись. При всем моем желании врезать ей ни разу не удалось этого сделать, зато Харуно хорошенько разукрасила мне лицо. Она просто села на меня и принялась избивать. С каждым ударом она впадала в большую истерику. Очередной хук по лицу доносился со всхлипом. Я понял, что ей куда больнее драться со мной, и далеко не физически. Собравшись силами, я смог перевернуть ее под себя, схватил за запястья и прижал ее к земле. Она зажмурилась, приготовившись получить сдачу. В этот момент мое сердце разбилось. Жаль, что осознание чего-то действительно важного приходит слишком поздно. Я понял, что девушка, которая всю жизнь любила меня, была убита мною же. Только сейчас, когда она открыла глаза, и я смог посмотреть в них, картина зеленой бездны наконец-то открылась мне — трагическая любовь, пронесенная через всю жизнь. Она покончила с собой из-за теплых чувств ко мне.

— Прости меня, Сакура.

Прихоти призрака. Глава 7

— Прости меня, Сакура!

Каким-то чудом я очутился в своей постели. Часы показывали семь утра, а календарь — пятницу. На рабочем столе бардак, состоящий из семинарских работ, кучи тетрадей и книг. В ногах лежал наш старый домашний кот. Услышав, как мама позвала меня завтракать, я вскочил с кровати и спустился на первый этаж. За столом сидел отец, читающий утреннюю газету, попутно попивая чай. Мама накладывала завтрак — рис с помидорами и огурцом. Они были обеспокоены моим вчерашним обмороком прямо возле дома. Знали бы они, чем я занимался во сне... После трапезы я вернулся в спальню, чтобы собраться на учебу. В комнате частичный порядок. В социальных сетях никаких новостей. В колледже все в порядке. Новый день — новые знания. Вечером родители уехали к бабушке и пообещали вернуться только в понедельник, поэтому выходные удались на славу. Трехдневная вечеринка увенчалась успехом. Алкоголь и девушки — что еще нужно? С начала новой недели все по старой схеме.

Шли дни, а за ними недели. Я стал постепенно возвращаться к своей прежней жизни, без мистики и прочих неурядиц. Девушки, которых я обидел, смогли найти в себе силы простить меня. Ино отрастила волосы и встретила парня с факультета искусств. Карин отточила боевые навыки и ни на минуту не расстается со своими друзьями из спортзала. Хината счастлива, с появлением ребенка ее жизнь озарилась светом. Супруги Харуно смягчились по отношению ко мне, но с того самого дня я ни разу не навещал их. Атмосфера у нас в доме тоже изменилась, серые краски ушли. Все утряслось, но на душе было неспокойно. Осталась какая-то недосказанность. Казалось бы, стоит радоваться, ведь это проклятое привидение больше не приносит хлопот. Однако такой конец кажется слишком банальным и простым. Моя жизнь стала прежней, и нет. Время настолько скоротечно, что я и не заметил, как приближалась годовщина с того самого дня...

Ishihara Shinichi — Eternal (Piano)

Занятия уже закончились. Колледж опустел. Где-то были слышны споры между учителями, что любят работать допоздна. Кабинеты полностью в руках ворчащих уборщиков. Я бродил по коридорам. Все в точности как в тот день. Мне даже мама ровно в такой же час позвонила, дабы напомнить о поминках. Трудно держать планку. Я изо всех сил старался не думать о ней, не вспоминать последний сон, в котором все обернулось против меня, ведь мне пришлось признать свою вину. Почему эти воспоминания невозможно стереть? По какой причине я не могу выбросить из головы эти жуткие события? С каждым днем мне все тяжелее себя понимать. Проходя мимо раскрытого окна, я ощутил знакомый запах — ветер разнес по помещению аромат цветущей вишни. В такое время года это невозможно. В этот момент что-то заставило меня остановиться и обернуться. Черт... Я снова вижу ее. У меня чуть не подкосились ноги. Сакура выглядела счастливой. Она улыбалась мне и совершенно не выражала враждебность. Что она хочет?..

— Не бойся. Я пришла попрощаться. Почему не сделала этого раньше? Мне пришлось свыкаться с мыслью о том, что ты раскаялся. Я наблюдала за тобой все это время. Ты упорно делал вид, что забыл меня. Но с нашей последней встречи в твоем сердце образовалась огромная дыра, которую тебе нечем заполнить. Ты убийца, Учиха — на твои руках навечно останется моя кровь, тебе не удастся ее отмыть, как бы ты ни старался. Грех убийства искупить нельзя, но я больше не злюсь на тебя. Наоборот, моя душа наконец-то свободна, и я могу уйти туда, где меня уже заждались. Единственное, о чем я тебя попрошу — живи. И никогда не забывай того, что ты сделал.

Ее образ растворился у меня перед глазами. Снова исчезла. Но куда? Моментально она оказалась позади меня, обвив шею руками. Ощущение, словно лучики солнца щекочут мне спину. Мне захотелось снова попробовать коснуться ее. Чувство, будто мне отрезали мои верхние конечности. Я посмотрел на свои ладони и ужаснулся. На них была кровь — ее кровь... В горле застрял ком. Пустота в сердце превратилась в черную дыру, засасывающую все то, что делало меня счастливым. И Харуно была не исключением. Я понял, что натворил. Осознал, что эта вечно раздражающая девчонка придавала мне силы жить. Моя, как мне казалось раньше, ненависть к ней была зависимостью от нее, привязанностью к ней. Удивительно, как чувства людей могут быть лицемерны. Но это не о Харуно — она всегда была истинна в своих чувствах. Мне невыносимо тоскливо ее отпускать. Ощутив теплый поцелуй воздуха в макушку, я поднял голову и увидел, как она возносится, делая неуверенные взмахи призрачных крыльев и пытаясь остановить слезы. Ее боль заклеймила меня навечно. Улыбаясь, Сакура прошептала:

— Прощай, Саске...

СасуСакуы.ру - Прихоти призрака - версия для печати