СасуСаку.ру - Что действительно является... - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Что действительно является...

Снег валился с неба на дорожные улицы совсем небольшими хлопьями, но этого маленьким детишкам было вполне достаточно, чтобы развлекаться на улице и развлекаться так, как подобает именно в этот период года.

В зиму.

А ты, дорогой читатель, любишь этот период года? Любишь ли ты ступать ногами, одетые в тёплые сапоги, по мягкому и слегка рассыпчатому снегу? Любишь ли ты проваливаться по самые колени в сугробе, и чувствуя, как по самым икрам проходят тонны холода, ощущать себя маленьким беззаботным ребёнком? Хватаешь ли ты, дорогой читатель, языком падающие снежинки с тёмного неба, когда выпадает такая возможность? А отвечаешь ли ты взаимностью, когда прямо в лицо, неважно, случайно или нарочно, попадает небольшой снежок, который уже успевает подтаять за время полёта?..

Дверь распахнулась на всю, так и напрашиваясь окончательно слететь с петель, но юную девицу это не задело, и тем более, даже не остановила. Конечно, девушка не обратила на это даже внимания, краем глаза не заметила: весь её кругозор был направлен на улицы, наполненные белоснежными шубами и прочими радостями, которые встречаются в холодный период года.

Еле не подскользнувшись на маленьких ступеньках, розоволосая красавица ступает на белоснежное покрывало и жадно вдыхает в лёгкие воздух; нутром чувствует, как будто впервые её грудь полноценно наполнена чистым кислородом. А какое облегчение, когда она с расслаблением выдохнула...

Брюнет, одетый в серый свитер, прямо таки застрял в проёме двери. Воротником свитера он защитил свой нос от холода, ясно ведь, что шапку он не намеревается надевать, даже если находится на грани между улицей и родным домом. Вместо того, чтобы порадоваться вместе с девушкой, или хотя бы завизжать, как девчонка, парень хмурится, жмётся, и через слой свитера говорит, пытаясь вернуть подругу к ясному разуму и тёплому камину:

Сакура, заболеешь ещё... Давай домой.

Сам паренёк редко когда мог сказать подобное своей девушке, и та даже вздрогнула при его словах. Но лишь мгновенно глянув на него, она бездушно махает рукой и отнекивается от его предложения:

Саске, зима на дворе. Заткнись и ступай ко мне, милый, — она строит глазки. Девушка наивная, думая, что её мужчина одумается и накинется на сугроб, что располагается рядом с ней, но тот и с места не двигается.

— И не подумаю, Харуно, — отмахивается, жмётся ещё сильнее, чувствуя, что свитер всё равно пропускает холод с улице, и по его спине пробегаются мурашки. Зубы стучат, но через серый свитер, так, вроде бы, тепло согревающий его нос, этого было трудно заметить.

Сакура хмыкает, и точно вряд ли когда ещё удивится его упрямости. И хоть раньше она думала, что сам Учиха был для неё принцем на коне, то сейчас она предполагает, что он стал парнем на стуле.

Озаряя улицу своими изумрудными глазами, она высовывает язык, ловя мелкие снежинки с неба, и слегка подразнивая парня. Тот опошлено смотрит на неё, но замечая прохожих мимо детей, берёт себя в руки и тянется за ручкой двери, норовясь её захлопнуть. В последний раз кидает взгляд на ковыряющуюся в сугробе розоволосую даму, которая, совсем забыв о своём возрасте, точно вздумала сойти с ума и потревожить психику детей. И впервые в жизни, Учиха волнуется за то, как Харуно будет себя вести, если забеременеет от него.

«Что ж... Лишняя слежка за ней не помешает», — решает мужчина, следя за Сакурой, которая уже успела раз двадцать разваляться в рассыпчатом снегу, так и наваливая его себе на живот, и бессмысленно кидающая подарок природы в воздух, внимательно следя за тем, как снег рассыпается в небе и мелкими частицами западает Харуно на лицо.

Саске бьёт себя по лбу, замечая, как дети устрашающе и растерянно смотрят на его девушку. Их взгляд резко перепадает на Учиху, и тот делает вид, что не замечает этого.

Наверное, придётся пойти на меры.

Сакура, — зовёт парень, медленно закрывая дверь, — идём домой...

В ответ он слышит отрицательное мычание. Дети начинают пятится назад.

— Милая, — более нежным голосом зовёт брюнет, — а я пиццу закажу...

Мычание резко прекратилось, а челюсти детей мгновенно упали со своего законного места. Розоволосая красавица, с огромным комком снега на макушке принимает сидячее положение, удивлённо и по сумасшедшему смотря на Учиху. Минуту она раздумывает над чем - то.

— А какую именно?

— С множеством сыра и колбасы, — отвечает брюнет, — прямо так, как ты любишь...

Казалось, юная девица стала счастливее, чем тогда, когда узнала, что скоро будет тридцать первое декабря, — она встаёт, отряхивается от снега, и стремительно направляется к Учихе.

Тот предвкушает победу, в душе называя себя победителем и чемпионом. Сакура встаёт к нему нос к носу, и приближается своими губами к его. Саске улыбается, оттягивая воротник свитера и готовясь к поцелую...

Но вместо жарких губ и ласк языком, получает в рот холодный, ледяной снег. С привкусом зимы. Лучшее блюдо, как думаешь?

Сакура ржёт, как самый настоящий конь, не смотря на всю её женственность, и, развернувшись, направляется к белоснежным улицам, хаотично виляя попкой назло своему парню. Тот вытаскивает изо рта снег, с облегчением выдыхая, что тот оказался хотя бы белым. Развернувшись, он навёртывает свитер на всю чёрную голову, и захлопывает дверь, закрывая ту на все возможные замки, как существенные, так и выдуманные.

Девушка смеётся, не обращая на того внимания и просто радуясь жизни. Только радость та не продержалась более пяти секунд...

Что действительно является... Глава 2

Заботой.

— Черт, если бы я только знала... — розоволосая девушка пытается потянуться, но не может, чувствуя необъяснимую боль в правой руке, — ой-ёй...

— Не ругайся, пост скоро, — резко одернул красавицу брюнет, ласково поглаживающий предплечье девицы и читающий книгу. Не смотря на свои слова, своим внешним состоянием он пытался доказать, что совершенно не обращает никакого внимания на леди.

— А... Любимый... — позвала Сакура.

— Да? — Учиха напрягся.

— А что там на счёт пиццы? Ты говорил, что закажем такую, какую я люблю... — Харуно сделала милые глазки. Она посмотрела на своего парня и готовилась выскабливать из орбит слёзки, но её трогательный план провалился:

— Во - первых, я тебя звал, — запричитал Саске, откладывая книжку в сторону, — во - вторых, ты не согласилась. В - третьих, ты упала... И ругнулась перед постом.

Он ласково посмотрел в изумрудные глаза возлюбленной, в которых он, хоть и без моря, сумел бы потонуть. Сакура начала лелеять на вкусные десерт, намучившись с этой ноющей болью в руке, но в ответ ей последовало немножко другое:

— Фиг тебе, а не пицца, — и парень зажал между средним и указательным пальцами большой, внешне показывая своё мнение о желании девушки.

— Но... За что?! — возмутилась Харуно, скрестив руки на груди.

— За все хорошее, — ответил Учиха, — а вообще... Просто так.

— Что?!!

— Что - что?! Это ж не я поперся в «хорошую» погоду гулять и падать! К тому же, я не лох, чтобы не успеть и по алее пробежаться, так уже окунуться мордой в сугроб!

Харуно фыркнула. Да уж, Учиха, читать лекции о нормальном поведении - сколько твоей душе угодно. Но только как тебе вдолбить в твою чрезмерно умную башку, что такая бунтарка, как Сакура, засунет твои лекции куда подальше от своего слуха?! Она бросила на возлюбленного укоризнительный взгляд, но вряд ли это подействовало на того хоть как - то; тот просто остался непреклонным.

— Чего пялишься? — вставая с дивана, спросил брюнет, проходя на кухню.

— Знаешь, — Сакура откинула голову назад, морщась от еле заметной боли в районе предплечья, — я думала, что ты умеешь сочувствовать...

— Ты не представляешь, как я жалею, что такая красавица родилась такой тупой. В геометрическом и прямом смысле, кстати.

— Ты можешь жалеть сколько хочешь, — хмыкнула девица, — а я жрать хочу.

— Жрать не получится, дорогая, — шутит Учиха. — после шести нельзя кушать... Но могу принести тебе кефир. А хотя нет, не кефир... Грушу будешь?

— Зачем мне твои груши сдались?! — девушка вскинула руки, пытаясь левой рукой дотянуться до парня, но безуспешно.

— А капусту будешь? — Учиха вернулся с кухни, держа в руках то, о чем он имеет в виду, хвастаясь перед подругой, — вдруг что - нибудь изменится...

И мельком кивает красавице на грудь. Девушка замечает, что взгляд парня поменялся не в лучшую сторону, и быстренько потянулась за покрывалом, что было сложена на соседней тумбочке. Почти коснувшись самого краешка и готовясь потянуть на себя, руку девушки накрывает чужая, более сильная ладонь, легонько сжимая, но не доставляя боли. Харуно недовольно смотрит в хищные глаза Учихи, ухмыльнувшись.

— Знаешь, оно тебе не нужно, — шепчет мужчина, откидывая покрывало куда подальше, так, чтобы девица и забыла о его существовании.

— Мне холодно, — хаотично затрепетала Сакура, пытаясь отодвинуться от Учихи, — пиццу не закажешь, — секса не будет!

— Нахрен мне твой секс сдался, — шепчет Саске, сжимая особу в своих объятьях, — говорю, надо есть капусту!

— Да пошёл ты! — Сакура зажимается, пытаясь ударить здоровой рукой парня по морде, но тот перехватывает, останавливая её, — отпусти...

Она не успевает договорить, как её губы занимают грубым неожиданным поцелуем. Она пытается отстраниться, но когда язык парня проскальзывает в её рот, лаская небо и поочерёдно танцуя с её языком, она не хочет этого.

Не хочет, чтобы он уходил.

Останься, Саске.

Сакура просто расслабляется в руках парня, словно обмякла. Можно все свести на то, что она не хотела ничего делать, но... Возможно, на всём сказывается ноющая рука особы и то, как она за сегодняшний день устала. Да, произошло слишком много всего, чтобы продолжить... Слишком много всего, чтобы просто завалиться спать и смотреть фантастический сон...

***

Разомкнув веки, Сакура про себя отмечает, что за окном уж больно темно, а на часах, возможно, не менее десяти часов. Чуть приподнявшись, Харуно готовится встать с дивана, как слышит с коридора голос любимого:

— Да... И сыра побольше положите...

СасуСакуы.ру - Что действительно является... - версия для печати

Скрыть