СасуСаку.ру - Цветение зимней вишни - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Цветение зимней вишни

Предисловие.
***
Предвкушение праздника — великолепное чувство. Жаль, что у меня нет эмоций. В Конохе стояла лютая и холодная зима. На носу было Рождество. Три года прошло с окончания Четвертой мировой, и принцесса Кагуя со своим названым сыном Зецу больше не тревожили мир. Народ наконец-то забыл о печалях о горестях. Тем более, сейчас все готовились к празднику. Все благодаря моему лучшему другу Наруто и… конечно же, Саске.
Ах, что это я? Даже не представилась! Меня зовут Харуно Сакура. На сегодняшний день мне 19 лет. Я ниндзя-медик деревни Листа. После войны открыла Детскую психиатрическую клинику. Все знают меня, как плаксивую и раздражающую девчонку, но время меняет людей. Теперь Сакуры из прошлого больше нет.
Пожалуй, для начала я расскажу, что же произошло с моими друзьями и товарищами. Наш герой Наруто успел уже дважды спасти мир. На этот раз, от потомка Хамуры Ооцуцуки, Тонери, который хотел уничтожить Землю с помощью Тенсейгана. Но сражался Узумаки не один… Он победил врага вместе со своей возлюбленной, Хинатой Хьюга. Этот балбес наконец-то разобрался в своих чувствах. Год назад влюбленные поженились. А ведь все помнят, когда Наруто был влюблен в меня… Забавно, правда?.. На самом деле, я счастлива за него. Он доказал, что его слова не были пустыми. Не смотря на одинокое детство и все трудности, которые этому мальчишке преподнесла судьба, его признали и стали уважать. Даже девятихвос… Курама смог сражаться вместе с джинчуурики. Да что говорить о Лисе, когда все хвостатые «отбили кулак» Узумаки! Титул Седьмого Хокаге уже ждет его. Чего уж и говорить, я горжусь своим другом! Ну что я все о Наруто, да о Наруто? Продолжим.
Бывший сенсей Команды №7, Какаши Хатаке, стал Шестым Хокаге по наставлению своего давнего товарища по команде… С тех пор в Конохе существует день памяти Учихе Обито и Нохаре Рин… Учитель часто навещает своего приятеля и соперника, Майто Гая, который прикован к инвалидной коляске. Старички решили вместе тренировать будущую ниндзя, малышку Мираи, дочь покойного друга Асумы. Куренай, ее мать и бывшая куноичи, ведет бизнес в цветочном магазине вместе с кланом Яманака.
Мы подобрались к троице Ино-Шика-Чо! Их жизнь сложилась не менее интересно.
Ино, моя лучшая подруга и в прошлом соперница, сейчас бы смогла превзойти по силе своего покойного отца. Ей удалось завоевать сердце неприкаянного Сая, и по иронии судьбы, ребята сыграли свадьбу… А ведь она когда-то клялась, что любила Саске!
Чоджи стал еще более сильным и жир… упитанным. Он женился на Каруи, куноичи деревни Облака.
Шикамару тоже превзошел своего покойного отца. Он сблизил союз деревни Листа и Песка, вступив в брак с Темари, сестрой Кадзекаге Гаары, который поднял свою страну из нищеты. Их брат, Канкуро, продолжал совершенствовать техники кукловода. Он обучился техникам насекомых у своего хорошего товарища, Шино Абураме.
Шино же преподает в Академии Шиноби, директором которой сейчас является наш первый сенсей — Умино Ирука. Очень неожиданно было для меня, что Абураме женился на Тен-Тен, куноичи, в совершенстве владеющей холодным оружием. И неожиданно для меня это было не потому, что пара никогда не была даже в дружеских отношениях, а потому, что Тен-Тен по сей день тоскует по возлюбленному Неджи… Его утрата была болезненной даже для меня. Во время войны мы с Неджи сблизились и стали хорошими товарищами. Я часто посещаю его могилу вместе с Хинатой, а Наруто даже решил, что назовет своего сына в его честь. Ну, не будем о грустном, и я продолжу рассказ. Моя любимая учительница Цунаде, оставив пост Хокаге, возглавила Больницу Конохи, где лечила и обучала молодых ирьенинов. Ее страсть к азартным играм и саке не изменилась и даже передалась мне. Чего уж скрывать, я стала часто напиваться! Она создала союз с деревней Звука. Удивительно? А мне нет. Сейчас объясню почему. Орочимару стал единственным человеком, с кем она может полностью отдаться воспоминаниям. Моя наставница потеряла много дорогих ей людей: брата Наваки, первую любовь Дана, возлюбленного Джирайю. По ее словам, Орочимару изменился в лучшую сторону, хоть и чуть-чуть. Но проводить свои эксперименты, он продолжает и по сей день. Так как его помощник, Кабуто Якуши, больше не служит ему, ибо он теперь возглавляет детский приют Конохи вместе со своим другом детства и женой Шизуне, Змей работает над своими подопытными вместе с командой «Ястреб». Бывшие Каге не поняли намерений Цунаде создать союз со Звуком, но и не стали ее осуждать по старой дружбе.
Эй отдал пост Райкаге своей «правой руке» Даруи. Точно так же как и Мизукаге отдала свой пост Чоуджуро, который возродил организацию Семи Мечников Тумана. По иронии судьбы, Мэй так и не вышла замуж! Цучикаге Ооноки отдал должность своей внучке Куроцучи, которая настояла на создании гробницы «Акацуки» в память о ее приятеле, Дейдаре. Погребли всех членов организации, кроме Хидана, Итачи и Обито. Хидан так и остался лежать под землей в лесу клана Нара. Итачи, по настоянию Наруто, перезахоронили в Конохе и возвысили памятник на старом квартале Учих. А прах Обито был похоронен возле могилы Рин.
Наш второй сенсей Команды №7 Ямато, или Тензо, как его называет Шестой, возглавил АНБУ. Довольно часто я стала наблюдать его в компании сенсея Анко. Она больше не инструктор по экзамену на чуунина. Теперь эту должность занимает Тен-Тен. Митараши стала сотрудницей деревни Звука, в знак уважения своему учителю, и помогает в ее восстановлении после того, как я, Наруто и покойный Джирайя разнесли убежище Орочимару вдребезги.
Говорят, кошки и собаки не дружат? Чушь! Киба, который всем сердцем когда-то любил Хинату, теряет репутацию холостяка вместе с кошатницей Тамаки. Бедняга Акамару! Нелегко уживаться в обществе кошек.
Нельзя забывать о молодом поколении Листа! Конохомару со своей командой стали чуунинами и трудятся на благо деревни вместе с сенсеем Эбису. Младшая сестра Хинаты, Ханаби, готовится стать главой клана Хьюга. Иногда они напоминают мне нас в юности… Конохомару пытается проявить впечатление на красавицу Моэги, которая влюблена в Удона, в то время, когда маленькая госпожа Хьюга очень часто наблюдает за непоседливым Сарутоби. Надеюсь, это поколение не повторит наших ошибок…
Уф, кажется, я закончила. А сейчас… о, нет! Я ведь забыла про Рока Ли! Ну конечно! Ли теперь пользуется большой популярностью среди девушек, когда открыл тренировочный клуб по тайдзюцу. Он стал писать и выпускает камас… книги о любви. После окончания войны мы очень сблизились. Он стал для меня не просто другом, но и… как бы мягче выразиться, сексуальной игрушкой. Это вызывает презрение у многих. Ну, а что? Я свободная женщина, черт бы его побрал!
Примерно так сложилась судьба моих друзей и товарищей. Пришло время рассказать, что произошло со мной за эти три дьявольских года. В моей жизни самым сложным испытанием было расставание с прошлым, тем не менее у меня получилось.
Сейчас возник вопрос: «А что стало с Саске?» Ответ очень прост: я не знаю. Мне неизвестно, что случилось с ним, когда он ушел путешествовать, замаливая свои грехи, ибо он ни разу не выходил на связь. Впрочем, мне он неинтересен. Что, неожиданно слышать такое от Харуно? Ну конечно, неожиданно! Я всегда была наивной влюбленной дурой, бегающей за Учихой, всегда обижающей Узумаки своим поведением, стоящей за спинами своих товарищей. Теперь все по другому.
Я перестала плакать. Да что там плакать, вообще перестала испытывать эмоции. Меня можно сравнить с прежним Саем. Единственное, что я могу — это натягивать фальшивую улыбку для друзей и близких. Мое отношение к лучшему другу улучшилось, как никак, он скоро станет Хокаге.
Мне больше не приходится прятаться за спинами других. Я стала сильной и духом, и телом! И теперь не я, а Наруто нуждается во мне, как в помощи, так и в совете.
Что говорить о Саске? Мне пришлось заставить себя забыть этого человека. Я ненавижу его… ненавижу Учиху Саске! Слышал, Учиха, я ненавижу тебя! Ненавижу, черт бы тебя побрал!.. Из-за тебя я стала чудовищем. Мое сердце превратилось в камень, который только и знает, что стучать. Моя душа покрылась льдом. Она замерзла, возможно, что навсегда. Я больше ничего не чувствую, впоследствии чего теперь стала фальшивкой. Вот, что ты сделал со мной, проклятый Саске Учиха! И теперь, когда тебя больше нет в моей жизни, я наконец-то смогу завести семью, о которой давно мечтаю. Пусть даже это будет Ли, главное, чтоб не ты, Саске!
Простите, увлеклась. Не могу контролировать свой гнев, когда речь заходит об Учихе. Но сейчас, успокоившись, я могу продолжить. Напоследок расскажу вам, чем наполнена моя жизнь.
Я работаю в Больнице Конохи — возглавляю психиатрическое отделение, лечу людей и помогаю Цунаде-саме обучать Шиноби. Вечерами я люблю заседать в барах, напиваясь саке и играя в игровые автоматы. В отличие от моего учителя, я еще ни разу не проиграла. Иногда, когда миссия или дела на работе выбивают меня из колеи, я скрашиваю свое одиночество за счет «веселья» с Роком Ли.
Редко мне попадается возможность провести время в компании Ино, Хинаты, Тен-Тен, Темари и Каруи, так как они другое свободное время заняты ролью жен. Я завидую им. Дома их всегда ждут любящие мужья… Не буду спорить, они заслужили этого.
Каждый день после работы или миссии, я обедаю с Наруто в «Ичираку». Мы всегда едим рамен и болтаем на повседневные темы.
Вот так сложилась моя судьба. Судьба одинокой женщины, потерявшей чувство любви, взамен на приобретенную ненависть. Судьба человека, не нашедшего себя в ком-либо или в чем-либо. Или я так думала. Но в одну новогоднюю ночь все изменилось…

Цветение зимней вишни. Глава 2

"В них нет его"
***
Сегодня солнечное зимнее утро. Такая хорошая погода впервые за последние две недели. Я валялась в кровати и размышляла о бытовых делах, которые должна сегодня выполнить. Ночка была бессонной... т.к. рядом лежал Рок Ли. "Господи, что же я делаю?" - первая мысль, посетившая мой разум.
Мужчина выглядел неплохо. У него такие густые брови. Даже слишком. Его длинные ресницы мерцали под лучами солнца. Его губы были узко поджаты и выглядели как будто ниточка. Я не удержалась, чтобы не дотронуться к ним. Мне показалось это забавным. Черт! Кажется, я его разбудила...
Сакура? Что ты делаешь? — приподняв одну бровь, пробормотал Ли. Я резко убрала руку с его губ.
— Ничего, а что? — я ответила вопросом на вопрос, не показав не единой эмоции. Я уже говорила, что теперь это не составляет мне труда.
— Да ничего... Слушай, который час? Меня в десять будут ждать мои ученицы!
— Не беспокойся, успеешь еще к своим профурсеткам. Времени полно.
— Хм. На минуту, мне показалась в твоем голосе нотка ревности... — сказал толстобровый с ухмылкой.
— Не льсти себе, дорогой! Ты же знаешь, что я трахаюсь с тобой только чтобы скрасить свое одиночество, — я решила ухмыльнуться в ответ.
— Но тебе ведь нравится делать "это" со мной?
— И с тобой тоже, — я лукаво улыбнулась.
— Хочешь сказать, у тебя есть кто-то такой же горячий и сексуальный, как я? — он прищурил свои большие глаза и глупо усмехался.
От этого зрелища, я подавилась собственной слюной. Не смотря на мой контроль эмоций, я не смогла удержать смех.
— Чертов Рок Ли! Ну и рассмешил!
— Ну, а если говорить серьезно?
— Ты знаешь... — я немного растерялась и не знала, что ответить. Собравшись с мыслями, я договорила, — У меня много мужчин, но ни один еще надолго не задержался. Они просто мне надоедают. Что говорить о тебе, так ты для меня как личный сексуальный аттракцион. Но при этом, ты еще и мой близкий друг, Ли... Если я все таки решусь выйти за тебя и создать с тобой семью — я дам тебе знать, не сомневайся.
— Что же, не буду скрывать — мне приятно это слышать! — Ли мягко улыбнулся, закрыв глаза. Но затем его улыбка сменилась на серьезное лицо, — Я знаю, почему тебе плохо с другими мужчинами.
— Ну и почему?
— Потому, что в них нет Сас...
Ненавижу, когда близкие мне люди напоминают о моем трагическом прошлом, зная, как тяжело мне было все забыть.
— Это не так! Идиот! Убирайся из моей кровати! Хватит тут разлеживаться! — подорвавшись с лежащего положения на постель, я накричала на толстобрового с каменным лицом. Как у меня это получается? Сама не знаю, — Я передумала! Не выйду я за тебя, так и знай! — я произносила каждое слово, как робот.
Ли ничего не ответил и совершенно спокойно начал одевать свое трико зеленого цвета. Как же оно меня раздражает! Особенно, как в них выглядит его задница. Неожиданно, Ли продолжил:
— Ты можешь кричать и отрицать это, сколько хочешь... Вот только себя не обманешь, дорогая! — мужчина нежно улыбнулся мне. Одев свое трико, он наклонился и поцеловал меня в лоб, — До скорого!
— До скорого... Идиот! — я с презрением попрощалась с другом.
Чертов Рок Ли! Ну вот зачем он это сделал? Нет, нельзя так больше реагировать. Иначе, я стану прежней Сакурой. Мне нужно быть более сдержанной, когда речь заходит о проклятом Учихе. Ладно. Нужно успокоится. Пожалуй, приму душ, позавтракаю и пойду на работу.
Душ — одно из самых лучших мест, где можно вспомнить приятные моменты и подумать над чем-то важным. Вода смывает усталость, негатив и даже боль. Я часто люблю вспоминать приятные моменты под струями горячей воды. Вот примерно, так:
Мы с Роком Ли никогда не были так близки, как сейчас. Когда Саске-кун ушел из Конохи, мне было безумно плохо, как женщине. Наруто уже тогда был влюблен в Хинату. Я поняла, что потеряла годы, которые могла провести вместе с ним... Но, что не делается — то к лучшему. Первое время после расставания с Учихой, я не подпускала к себе мужчин, часто посещала тренировочное поле и со слезами вспоминала наш первый день в Команде№7. Одним вечером, я встретилась там с Ли. Мы очень мило побеседовали по душам. И по его инициативе, я решила попробовать отпустить прошлое, которое так меня гнетет. Толстобровый помогал мне в этом. Мы выполняли миссии, ходили в бары, знакомились с мужчинами и женщинами. Однажды мы так напились, что на утро проснулись вдвоем. "Если тебе "этого" не хватает, я могу помочь. Как друг, разумеется. Если ты не против, конечно." — вот что он сказал мне. С тех пор, мы стали еще ближе... У меня было множество мужчин, помимо Ли. Как в отношениях, так и в физических связях. Но все они, рано или поздно, уходили. Всё потому... что Ли прав. В них нет того, кого я любила всем сердцем. Возможно, поэтому у меня нет семьи.
Я закончила. Ах, душ был великолепен...
Итак, а сейчас приступим к завтраку! Ммм... Как же я люблю рис с зеленым чаем по утрам. Перед рабочим днем, это самое то. Учитываю еще тот факт, что в обед меня ждет рамен — такого рода вид завтрака самый подходящий для меня.
На часах почти девять. Мне пора собираться. Итак, где же моя одежда? Ли вчера ее куда-то подевал... Чертов самец! Разбросает сначала все, а потом ищи за ним! Я, между прочим, из-за него могу опоздать. Нужно еще купить сигарет, моя пачка скоро закончится. Конечно, я могу взять у Шикамару, но все же... О! А вот и мой сарафан с лосинами! Эм... отлично. Просто прекрасно! Мои вещи в смятом состоянии лежат на кухонной тумбе. Ну Толстобровый, берегись, я научу тебя обращаться с моей одеждой!
*Три минуты на сборы...*
Ну наконец-то, я собралась. Теперь вперед на работу!

Цветение зимней вишни. Глава 3

«Змея и Слизень»
***
Выходя из дому, я десять раз уронила ключи, пять раз наступила коту на хвост и два раза споткнулась о свою обувь. Кажется, в таких бытовых мелочах чувствуется серьезное предупреждение. Хоть я и не суеверна, эта мысль не дает мне покоя. Перед тем как отправится в госпиталь, я забежала в табачную лавку. Купив пачку, я достала и подожгла сигарету.
Шагая по улице, мою голову не покидали мысли о вчерашнем вечере. Как я пришла после недельной миссии и решила «развлечься». Черт, зачем я пригласила Ли, а ни кого-нибудь другого?!
Войдя в поликлинику, я не обнаружила ни одной живой души. Странно… На часах уже за девять. Куда все подевались?
— Поберегись!!! — на меня неслась юная санитарка с ведром и шваброй. Она чуть не сбила меня с ног.
Да что здесь вообще происходит?!
«Черт побери! Анко, ты серьезно?» — разносились эхом женские крики по всему зданию. Они доносились со второго этажа. Так, а кто у нас на втором этаже? Приемная главного врача… Черт. Цунаде-сама! Стоит поспешить.
Так я не бегала даже на миссиях. Я снова столкнулась с санитаркой, чуть не сбившей меня пару минут назад.
— Извините ради бога, Сакура-сан! Я очень спешу!
— Ничего.
Мы перекинулись взглядами и разбежались в разные стороны, как будто бы делали это уже множество раз.
— Все в порядке?! — я ворвалась в кабинет и чуть не споткнулась на пороге.
Передо мной стояла сенсей Митараши. Цунаде-сама сидела за своим рабочим столом. Точно так же, как и когда-то сидела за столом Хокаге. Ах, учитель, вы были прекрасным правителем…
— О! Сакура! Проходи, дорогая. Присаживайся, — она мило улыбнулась и, поставив локти на стол, уперлась подбородком в свои кулаки.
Обычно такое поведение наставницы не должно скрывать ничего плохого. Но у меня дурное предчувствие…
— Почему вы кричали?
— Ах, ты об этом? Ничего страшного не произошло, не переживай. Просто Анко поздно предупредила меня о том, что сегодня Орочимару должен посетить Коноху! — она грозно зыркнула на сенсея. — А ведь все остальные уже знают и готовятся его встретить, верно?!
— Простите, Цунаде-сама… — Митараши отвела испуганный взгляд в сторону.
Теперь ясно, почему все такие взвинченные. Я бы тоже… явно на месте не сидела.
— Что?! Орочимару? — не показав недовольства, я крайне удивленно задала вопрос.
— Не волнуйся, дорогая! Он никому не навредит.
— Орочимару-сама хотел посетить лично Цунаде-саму, — добавила Анко.
— Верно. Мы давно не виделись. И я, честно говоря, соскучилась.
— Вы уверены в том, что говорите? Ведь Орочимару…
— Сакура! — наставница стукнула по столу. — Он изменился. И я верю в это. Верю в него, — она злобно и с обидой пронзила меня взглядом.
— Но, а как же его эксперименты над людьми? Это не есть нормально. К тому же четвертый Райкаге настоятельно требовал посадить его за эти зверские издевательства.
— Я смогла переубедить Эя еще в тот раз. К тому же он проводит их только с теми, кто просится к нему добровольно. Как, например, Сас…
— Довольно. Я все поняла. — я абсолютно безразлично ответила учителю. Ну что ж, уже лучше. У меня более-менее получается контролировать себя.
Цунаде ничего не ответила, лишь посмотрела на меня так, словно я выброшенный на улицу котенок, которого давно уже никто не кормил. Хм, жалеет меня, что ли? Не стоит, учитель!
После гибели родителей, Цунаде-сама заботилась обо мне больше, чем кто-либо другой. Она… была мне, словно мама. Тем не менее, я решила, что должна сама становиться на ноги. Мы все Шиноби и должны быть готовыми к потерям. Наруто потерял гораздо больше дорогих ему людей, нежели я. Но он никогда не сдавался и не унывал. «Они с нами. Они тут.» — так он говорит мне и кладет руку себе на грудь, когда речь заходит о погибших родных и близких.
Я окинула взглядом комнату, Анко тут больше не было. Неужели… Ой, кто-то открыл дверь в кабинет.
— Ты все не меняешься… Возможно, это лишь на первый взгляд. Ведь я давно тебя не видел, — послышался сиплый голос в тени дверного проема. Черт, побери! Орочимару!
— Должна признаться, ты тоже! — сладко ответила Цунаде. На ее лице расплылась улыбка. Она подошла к нему и поцеловала в обе щеки.
А они довольно мило смотрятся… Змея и Слизень! Нет. Скорее… Слизня и Змей. Я не удержалась своих мыслей и выпустила смешок. Мужчина обратил на меня внимание. Наставница в недоумении посмотрела на меня. Черт, это так неловко.
— А ты, если мне не изменяет память, Сакура Харуно — «Вторая Цунаде», верно? По правде говоря, я не ожидал застать тебя здесь.
— И я рада видеть вас, Орочимару-сама, — я натянула свою фирменную фальшивую улыбку. Она сейчас как нельзя кстати.
Брюнет оценивающе посмотрел на меня. Мне не по душе, когда на меня так смотрят «каннибалы», вроде него.
— Ах, как быстро летит время… — после долгой паузы, он наконец-таки заговорил: — А я ведь помню тебя и твоего шумного дружка-блондинчика еще совсем юными Шиноби… и то, как вы отчаянно хотели вернуть Сас…
— Вы знаете, мне пора на осмотр больных. Хорошего дня, уважаемые Саннины! — я резко подорвалась на стуле и направилась к выходу. Подлец! И он туда же.
— Не стоит так официально. И тебе всего доброго, молодая госпожа Харуно… — с какой-то хитростью в голосе ответил он. Цунаде-сама, улыбнувшись, кивнула головой. Я вышла из этих четырех стен, которые чуть не задушили меня.
«Не стоит напоминать ей об Учихе. Она и так сама не своя уже несколько лет…» — с тревогой в голосе шептала Цунаде. Ах, мой дорогой учитель… Вы как всегда пра…
«Он сам скоро о себе напомнит.» — серьезно произнес низкий голос.
Что?! Орочимару! Черт! Мда уж… подслушивать чужие разговоры — себе во вред.
Мой рабочий день давно начался, а я еще не приступила. Пора одевать халат и трудиться на благо здоровью!

Цветение зимней вишни. Глава 4

«Последний пациент»
***
Я всегда относилась к своей работе с преданностью и серьезностью. После открытия психиатрического отделения работы прибавилось вдвое. Помимо этого многие Шиноби просились ко мне в ученики. Многие дети, пережившие войну, нуждались в моей помощи. Если бы не Ино, я бы сама сошла с ума. Кроме психиатрической помощи, мне приходится лечить остальных Шиноби тоже, так как, со слов Цунаде-самы, я единственная, кто может делать десять дел одновременно. Впрочем, спорить не буду. Допустим, на сегодняшний день мне нужно пообщаться с группой детей из двенадцати человек, провести три операции и сделать обход в хирургическом отделении. Там сейчас с врачами туго. Пожалуй, приступим!
Шикамару сказал мне однажды: «В шогах, король — это дети». Наверное, после его слов я и решилась открыть психиатрию. Передо мной седели шесть девочек и шесть мальчиков, в глазках которых читалась боль и страх. Один из них потерял своего отца, у другого на глазах убили лучшего друга, третий был отправлен на фронт в качестве «пушечного мяса». Каждый сидящий здесь ребенок потерпел сокрушение сознания. Моей задачей является возвращение их к нормальной жизни.
После часового сеанса дети на глазах взбодрились и отправились отдыхать. У меня есть всего пять минут, чтоб подготовиться к операции.
После того как я пробудила Бьякуго, моя наставница полностью и целиком стала доверять мне свою работу. Я могла проводить операции, сама ставить диагнозы и лечить пациентов, и даже управлять отделениями. Иногда я затрачивала много сил, делая одновременно всю работу сразу. Но со временем график такой работы стал обыденным делом. Раз, операция. Два, операция. Три, операция! Я справилась и с этим. Это было несложно. У одного Шиноби была глубокая рана в грудной части тела, у второго — перелом ноги, ну, а у третьего обыденное дело — яд, опыт в операциях которых у меня был наиболее высок.
У меня осталось хирургическое отделение. Нужно немного потерпеть. Скоро перерыв на обед. Думаю, Наруто еще не вернулся с миссии. Он рассказывал о каком-то важном задании на сегодня… Что же, скоро узнаю, о чем он говорил.
Фух… Я будто метеором прошлась по палатам и осмотрела больных. Остался только один… У меня не было особого желания осматривать этого пациента, но такова моя работа. Я уже стояла напротив нужной мне палаты. В ней лежала красноволосая девушка деревни Звука, по совместительству дальняя родственница Наруто. Возможно, вы уже догадались, о ком идет речь…
— Доброе утро, Карин! Как ты себя чувствуешь? — я все-таки решилась войти и заговорила, чеканя каждое слово. Звучало так механически, будто говорил робот. Жуть… У нее тут так мрачно. Не хотела бы я здесь лежать. Открыв шторы в палате, я наконец-то повернулась на красную. Бледное лицо, усталые глаза, дрожащие губы и красные волосы ниже плеч. Однажды она перешла мне дорогу и пыталась стать моей конкуренткой. Да, все верно. Я сейчас говорю об Учихе. Забавно, что в итоге, мы обе остались ни с чем. Я пялилась на нее в упор. Мне казалось, она меня боится.
— Доброе утро, Сакура! После препарата, который ты мне вколола, я стала чувствовать себя прекрасно. Спасибо тебе! — она смотрела на меня так, будто я спасла ей жизнь.
— Я рада, что тебе лучше. Кстати, я видела Орочимару-саму. Он пробудет здесь некоторое время. Думаю, ты сможешь вернуться домой вместе с ним, — я отвела от нее взгляд и решила быть хоть немного дружелюбной. Все-таки, я врач, и не мне выбирать, кого лечить, а кого — нет. К тому же сейчас она меньше всего раздражала меня. Однако…
— Ах, это замечательно! — она наиграно похлопала в ладоши, якобы радуясь такой возможности. Хм, она очень странная. — Сакура
— Что ты хотела? — я ответила, стоя к ней спиной, убирая со стола медикаменты. Ах, ну что ей уже нужно? Однажды был такой момент, когда она пыталась стать моей подругой. Неудачная попытка, дорогуша!
— Я не случайно здесь, — опустив глаза, она стала рассматривать свои ладони. Ну началось! — Мне пришлось истратить всю свою чакру с помощью цепей, чтобы добиться полного истощения сил. И твой препарат был особо не нужен. Я могла и сама восстановиться. Я, как никак, из клана Узумаки, — после ее слов, я озадаченно взглянула на нее. А ведь правда! Клан Узумаки всегда славился своей выдержкой и регенерацией. Если бы не события минувших лет в стране Водоворота, они бы превосходили даже Учих. Девушка решила продолжить: — Мне нужно было появиться в Конохе. Вернее, попасть в госпиталь.
— Ну и зачем? — я сложила руки на груди.
— Чтобы встретиться с тобой…
— Со мной? — я даже приподняла бровь. Что ей нужно от меня, черт возьми?!
— Да, с тобой. Я хотела поговорить, — девушка стала говорить уверенней.
— Ну и о чем?
— Мне казалось, ты уже поняла, о чем. Вернее, о ком.
— Не имею ни малейшего представления.
— Тогда я сама скажу… — она прищурила глаза и стала лукаво на меня лицезреть. Нет! Не смей! — О Сас…
— Итак, обход окончен. Я выпишу тебя через два дня. А пока, набирайся сил.
— Сакура! Прошу тебя, выслушай! Он…
— Меня абсолютно это не интересует. Совершенно наплевать. Если это все, что ты хотела — разговор окончен. Обсуди это с кем-нибудь другим. У меня нет времени болтать с тобой о всякой ерунде.
— Но Сакура… — она взволнованно смотрела на меня.
— Хорошего дня! Карин! — я выкрикнула последние слова перед тем, как хлопнуть дверью.
Да что ж за день-то такой?! Забивают мне голову своей ерундой. Все, перерыв на обед. Мне нужно спешить в «Ичираку». Наруто наверняка уже вернулся с миссии.
Все эта чертова Карин!

Цветение зимней вишни. Глава 5

«Ты жалкая, Сакура Харуно»
***
Настроение было подпорчено. Но меня ожидал обед в приятной компании. Я достала и подкурила сигарету. Идя по улице, я рассматривала витрины. На одной из них стояли последние выпуски книг Джирайи-самы. Ах, кого я вижу…
— Сакура-чан, где тебя черти носят, даттебайо?!
Узнаете? Ну конечно! Это же шумный, быстрый и самый непредсказуемый ниндзя, по совместительству дитя пророчества, спаситель этого мира и реинкарнация Асуры, сына самого Мудреца Шести Путей — Наруто Узумаки!
— Прости, дорогой! Много работы, — я обняла его. Мы так приветствуем друг друга.
Ну что, вперед в «Ичираку»! Я взяла голубоглазого мужчину под руку, и мы стали не спеша шагать по улице. Когда я с Наруто, я чувствую себя спокойно. Можно сказать, он мне словно брат.
— Фу, выбрось эту гадость! Ты уже хуже Нары, — сердито ворчал Наруто. До чего же мне нравится, когда он злится, жуть! Узумаки терпеть не может дым.
— Ах, извините… — из меня вырвался сарказм. — Как твои дела? — я начала беседу, выдыхая сигаретный дым в другую сторону.
— Замечательно, даттебайо! Сегодня были на миссии с Шикамару и Тен-Тен. Исследовали старый храм Ооцуцуки на окраине страны Огня. Кажется, у Кагуи в клане были свои враги. И мы скоро выясним, кто! — отвечал Наруто с задоринкой в своих голубых, как океан, глазах.
— В клане? Но кто? Кто мог пойти против нее? Она ведь самая сильная из Ооцуцуки, не считая ее сыновей.
— Нам кажется, это как-то связанно с древом. Иначе зачем этой супер-бабуле нужно было собирать целую армию Белых Зецу.
— Ясно… Сменим тему. Как Хината? — я решила начать с банального. Не люблю общаться о работе. Но мне и правда было интересно. Ведь я не видела подругу почти две недели.
Мы подошли к «Ичираку» и зашли внутрь. Наруто заказал две порции рамена, и мы приступили к поеданию. Вперед обедать! Ммм… как-же вкусно!
О, я уже и забыла о своем вопросе. Не успела я переспросить, как блондин заговорил. Ха, Наруто, ты словно читаешь мои мысли…
— Хината поживает отлично! Знаешь, я бы очень хотел… ну…
— Что же ты хотел, говори уже.
— Я бы хотел, чтобы у нас с Хинатой был кто-то, похожий на меня… ну и на нее, конечно. Кто-то, кто будет таким же сорванцом и хулиганом, как я… Или такой же красавицей, как Хината. — на его лице образовался легкий румянец. Было видно, как он засмущался.
— Ты хочешь сказать, что ты хочешь ребенка? — я, как обычно, равнодушно задала вопрос.
— Да! Нашего с Хинатой, собственного ребенка…
— Ну так и в чем проблема?
— В смысле, в чем проблема? Ты на что намекаешь? Думаешь, я неплодоспособный?! Импотент, даттебайо?!
— Идиот, — я закатила глаза. — я не это имела в виду.
— Хм… — он смотрел на меня, как на врага народа. Дурак! Как обычно, все перекрутил. — Проблем нет! Даже не думай. Только я не знаю, как сказать об этом Хинате.
— Очень просто. Точно также, как и мне.
— Ты что?! Это же Хината, даттебайо!
— Узумаки, это твоя жена, черт бы тебя побрал! Этот человек признал и поверил в тебя раньше, чем кто-либо из нас. Она пройдет с тобой твой путь ниндзя до самой конечной. Это та женщина, которая любит тебя, и которую любишь ты, балбес!
— Проклятье… Сакура-чан, спасибо тебе! — он смачно поцеловал меня в щеку. Черт! Мое лицо теперь в остатках рамена.
— Ты хотя бы иногда вытирай рот после того, как поешь, — я посмотрела на него, насупив брови и вытираясь салфеткой.
— Прости! Просто ты замечательная подруга! — лицо моего друга просто засияло улыбкой. — Надеюсь, когда-нибудь, вы с Сас…
— Нет, Наруто, не надейся, — я посмотрела на друга с осуждением. — Все только о нем и говорят, будто он еще что-то значит для Конохи, — я вновь поникла в равнодушии.
— Да как ты можешь?! Он многое значит для Листа! Больше, чем ты можешь себе представить. Когда меня провозгласят Хокаге, я даже разделю с ним свой пост.
— Ха! Если он хотя бы соизволит явится сюда. А так, можешь помечать, конечно, о его возвращении.
— Не правда! Вот увидишь, когда он верн…
— Наруто, перестань жить иллюзиями. Хватит. Тебе правда есть дело до этого человека? Лично мне — нет. И не думаю, что кому-то еще. Я ухожу.
— Это ты перестань строить из себя каменную леди! Он мой лучший друг, и навсегда им останется. Мы прошли через многое: потери, сражения, ссоры. Наша нерушимая связь никогда не ослабнет. И даже если он опять оступится, я вытащу его. И буду делать это снова и снова. Потому, что я никогда от него не отвернусь. А ты, та, которая клялась, что любишь его больше, чем жизнь, позволяешь себе такое говорить о нем?! Значит, в твоем понимании «я люблю тебя» ничего не значит? А может, ты и вовсе врала?! — он смотрел на меня с презрением. — Ты жалкая, Сакура Харуно!
— Это ты зря… — не выдержав подобного тона, я отвесила пощечину блондину. Прости, мой друг. Ты сам напросился. — Обед окончен, мне стоит вернуться за работу. И да, я никогда не врала… — с этими словами, я вышла из закусочной.
«Ты можешь отвешивать мне пощечины, сколько тебе влезет! Только это тебе не поможет!!!»
Наруто продолжал меня провоцировать, но я уже не слушала его. Должна признаться, я не хотела слышать правду о себе. Да, Наруто был прав. Поэтому, я просто ушла прочь от «Ичираку». Пожалуй, вернусь в госпиталь.
*Несколько часов спустя…*
Рабочий день окончен. А меня ждет долгожданный отдых одинокой женщины.

Цветение зимней вишни. Глава 6

«Я всегда буду любить тебя»
***
Какой прекрасный зимний вечер… В свете фонарей переливаются танцующие снежинки. Метель, на удивление, была тёплой, нежели обычно. Я прогуливалась одна, направляясь в магазин неподалёку.
— Добрый вечер, две бутылки саке и пачку сигарет, — сделав заказ, мои руки стали шарить по сумке в поисках кошелька. Чёрт, куда он вечно девается?! Женская сумка — головная боль.
— И вам добрый вечер, Сакура-сан, — за прилавком стояла милая девчонка с двумя торчащими хвостиками. Это же Моэги! Она стала просто красавицей… — Вот, пожалуйста! — девчонка поставила на прилавок пакет с товаром.
— Спасибо, дорогая. Как Конохамару?
— Да ничего! Цел и невредим! На последней миссии мы дрались с ниндзя-нукенинами. Конохамару слегка пострадал.
— Я знаю. Я осматривала его сегодня. Думаю, скоро он пойдет на поправку.
— Впрочем, ничего нового. Этот балбес всегда быстро восстанавливается. — мы недолго посмеялись с этого. Не знаю, зачем, я решила поинтересоваться личными делами Моэги.
— А Удон?
— Удон?... — её глазки внезапно залились печалью. Как же мне знаком этот взгляд. Раньше, я часто видела такой же в зеркале. — Думаю, в порядке. Мы мало общаемся. Его часто берут на задания с сенсеем Шикамару… — она опустила глаза, но тут же подняла голову. — Все потому, что он очень умный и крутой! И вообще, самый лучший! — гордо продолжила девчонка.
— Понятно. Что ж, это замечательно, что твой возлюбленный стал хорошим ниндзя, — я слегка натянула улыбку. Моэги широко раскрыла глаза. Её круглое личико залилось бардовой краской. Ах, как же чертовски она похожа сейчас на меня!
— Но, как вы…
— Ты очень трепетно о нем говоришь. Ты расстраиваешься из-за того, что вы мало видитесь. Ты гордишься и восхищаешься им. Вот, как я догадалась.
— Ясно… Это потому, что вы тоже так говорили о Сас…
— Так-так-так, мне пора. Удачи, Моэги! — я схватила пакет и побежала к выходу.
— Хм… — она посмотрела на меня в недоумении, но тут же сменилась в лице на широкую улыбку. — И вам, Сакура-сан!
Какой это, по счету, раз за сегодня? Шестой, чёрт побери! Шестой раз мне напоминают об этом проклятом Учихе. Это похоже на массовый заговор против меня.
Ничего не изменилось. Я опять брожу по улице одна. Домой не особо хочется. Присяду-ка я на лавочку. Если уж напьюсь, хотя бы засну не на земле. Я открыла бутылку. Ммм… Как вкусно пахнет свежее саке! Отпив глоток, я достала из сумочки пачку сигарет и зажигалку.
Это я и называю вечер одинокой женщины: сидеть на лавочке под фонарём, попивать саке из бутылки, задумчиво курить и понимать, что всё это не имеет никакого смысла. А ведь могло бы быть по-другому…
— Ты не простудишься? — сказал голос за моей спиной. Я ухмыльнулась.
— Нет, Ли, у меня есть обогреватель, — я приподняла бутылку. — Будешь?
— Нет, ты что? — он запрыгнул на лавочку и сел рядом. — Ты же знаешь, что со мной делает это чудо-зелье! — он засмеялся.
Его смех очень заразителен. Через минуту мы хохотали уже вдвоём, а после замолчали и просидели так некоторое время.
— Как прошёл день? — Ли решил нарушить тишину.
— Не считая того, что мне шесть раз напомнили об Учихе — неплохо! — я сделала крепкую затяжку, выбросив бычок.
— Ну конечно. Он же…
— Давай не будем о нём?
— Извини.
— А как прошёл твой день?
— Тоже неплохо. Сегодня в клубе было пополнение.
— Пришли новенькие профурсетки?
— Можно и так сказать. Две симпатичные подружки решили подтянуть тайдзюцу. И я, конечно же, их подтянул.
— Подтянул по тайдзюцу или как меня в свободное время?
— А ты догадайся. Когда самец, вроде меня, выходит на охоту, от него не скрыться никому! — толстобровый разорвал своё трико на груди, насупив брови.
Ну что за напасть? Второй раз за день я хохочу, как сумасшедшая.
— Ли, сбрось самооценку! Иначе я умру от смеха.
— Ты просто пьяна, дорогая.
— Я не так много выпила, чтобы опьянеть. — он ласково засмеялся. И все же, мне с ним хорошо, несмотря на утренний вздор.
— Ах, иногда мне кажется, что я повторяю судьбу Джирайи…
— В каком смысле?
— Ну, я пишу книги…
— О да, кстати. Как поживают твои порно-романы?
— Эй! Это баллады о любви! Но я совсем не то хотел сказать. Схожесть наших судеб проявляется в другом. Я хотел сказать, что сколько бы женщин у меня ни было, я всегда буду любить только одну… — он так нежно посмотрел на меня, когда произнёс последнюю фразу.
— Ну и кто же она? — зная ответ, я все равно задала вопрос.
— Это ты. Я всегда буду любить тебя, Сакура Харуно. Не смотря ни на что… Я знаю, что ты до сих пор… не можешь забыть его. Поэтому, когда кто-либо хочет произнести его имя, ты перебиваешь и стараешься сделать всё, чтобы только не слышать этого.
Ну зачем он это сказал? Тебе очень повезло, Рок Ли, что я поддатая. Иначе я бы тебе врезала! Через минуту он встал и уже собрался идти, как вдруг…
— Пока ты не разберёшься в себе, ты будешь и дальше молча страдать за фальшивой улыбкой. Тебе пора вырваться из собственноручной клетки, иначе ты умрёшь внутри себя, — он окатил меня взглядом. Господи, Ли, как же глубоко ты смог меня узнать… — Ну, а мне пора домой. Не засиживайся тут допоздна. Доброй ночи, дорогая! — он поцеловал меня в лоб и скрылся в тенях улиц.
Ну вот, оставил меня наедине с мыслями и ушел! Эх, ничего не поделаешь, придётся остаток вечера провести в привычном мне одиночестве.
Сегодня был тяжёлый день. Он будто вертелся вокруг Учихи. Но почему? А, впрочем, мне не нужно думать об этом. Пожалуй, пригублю ещё одну бутылочку саке и домой!

Цветение зимней вишни. Глава 7

«Слухи»
***
Утро. Пятница. На работу сегодня не нужно. И слава богу! Вторая бутылка саке полностью выбила меня из колеи! Угадайте, где я зас… стоп! Что?! Почему я дома? Я же помню, как упала на лавочку без сил и решила, что буду спать на улице. А вместо этого, я лежу в теплой постельке, пусть даже в верхней одежде, но укутанная в тёплый плед! Что тут вообще происходит? Нужно осмотреться. Нет, ну я явно не дошла домой сама! Погодите-ка… На прикроватной тумбе лежит записка.
«Скажи спасибо Хинате, которая нашла тебя рано утром! Ты лежала лицом в сугробе, даттебайо! И завязывай с саке!»
Наруто, значит… Ах, ты всегда был моим спасителем, друг! Но в этот раз меня скорее больше выручила Хината. Нужно зайти к ней и сказать спасибо. Возможно, я не упоминала, но Хината держала свой маленький ресторанчик, который подарил ей Хиаши-сама. Её еда всегда такая вкусная. Она напоминает ту, которую когда-то готовила мне мама… Моя милая мама, я так скучаю… Ах, воспоминания! Из-за них ещё больше захотелось есть. Нужно скорее навестить подругу.
Как хорошо просто идти и курить в одиночестве, к которому я уже так привязалась. Дым шлейфом развивается на ветру. А мне на лицо падают маленькие холодные снежинки. Я подошла к ресторанчику Хинаты. Меня яркими огоньками встречает табличка «Добро пожаловать!»
Я зашла внутрь. Как же тут тепло и уютно. Такая приятная музыка… А за барной стойкой стоит девушка с тёмными волосами, что-то читая в отчётах. Она такая смешная, когда сосредоточена. Сделаю ей сюрприз!
— Сто грамм саке, пожалуйста! — подойдя к барной стойке, я максимально быстро сделала заказ. Реакция не заставила себя долго ждать. Подруга испуганно повернулась на меня, широко раскрыв свои лавандовые глазки. На её лице расплылась искренняя улыбка. Когда-то и я так умела…
— О, Сакура! Это ты. Слава богу, с тобой все хорошо. Доброе утро! — подружка поцеловала меня в обе щеки. — Сейчас, конечно! Я все понимаю. Похмелье — это не шутки, — она вошла в моё положение, достала бутылку и стала её открывать. — Как ты себя чувствуешь? Я нашла тебя сегодня утром на лавочке и сразу же все рассказала Наруто… Он отнёс тебя домой, что-то написал и умчался по делам. Я так переживала, что ты замерзла… Когда мы принесли тебя домой, я заметила, что у тебя жар… Но всего пару прохладных полотенец, немного целительной техники, которой ты меня обучала, и жар постепенно уходил. Я боялась за тебя… — на её лице появилась грусть. Хината очень заботится обо мне, иногда даже больше, чем Ино. Она и вправду, чертовски похожа на мою маму.
— Всё в порядке, дорогая! Не волнуйся. Ниндзя-медики не болеют. Могут слегка перепить, но не заболеть. Тебе не о чем бояться. Сейчас похмелюсь и приду в норму.
— Конечно-конечно, вот, пожалуйста… — она подала мне рюмочку, до краёв заполненную «целебной жидкостью». — Ты завтракала сегодня?
— Нет, ещё. Я как прочла записку, сразу же побежала к тебе.
— Тебе нужно поесть… Я приготовлю тебе твоё любимое аммицу. Минуточку…
— Нет, нет, нет! У меня с собой только на саке.
 — Не волнуйся, дорогая!
— Но Хината
— Я сейчас подойду, — она сказала это уже с кухни. Мне интересно, все завтраки, обеды и ужины, которые я съела здесь бесплатно, а иногда даже включая выпивку, идут за счёт заведения? Неудобно как-то… Нужно бы отдать Хинате хотя бы половину денег, которые она внесла за меня.
— А вот и аммицу! — она поставила тарелку на стол. Чёрт, как же хочется есть. Ммм… Божественный запах. Хината, ты замечательный человек!
— Спасибо большое, — я смущенно посмотрела на подругу. Но так как я действительно ничего не ела, приступлю к поеданию завтрака! Ням-ням!
«Есть интересные новости! Я недавно слышал, что Учиха решил вернуться в деревню. Интересно, зачем? Может, хочет опять уничтожить Коноху?»
«Нет! Скорее всего, он просто решил побороться за титул Хокаге. Если оно так, то конкуренция будет жесткой…»
«Да говорю тебе! Напасть он хочет, вот и все! Должность Каге для него уже в прошлом.»
«Да откуда тебе знать? Вдруг, он вовсе изменился. Наруто-сан верит ему! Значит, и мы должны.»

*Все это время, за одним столиком шепталось трое мужчин…*
Я подавилась. Чёрт, что?! Он решил вернуться? Так вот почему вчера всё так вертелось вокруг него. Ещё и то, что сказал Орочимару… Теперь мне всё ясно. Так, только не надо думать об этом! Мне плевать на него! Ясно? Плевать!
«А я слышал, что он завершил свое путешествие и останется здесь насовсем.»
— Не слушай их… — меня окликнула Хината. Видимо, заметила, что я стала прислушиваться к соседнему столику. — Это могут быть просто слухи…
— Ты знаешь, Хината, мне всё равно. Даже если он вернется. Какое мне дело до него? — я как обычно без эмоций произнесла каждое слово.
— Сакура… Разве ты не скучаешь по нему?..
— Скучать о прошлом — больше не в моём стиле.
Подруга ничего не ответила, а лишь грустно отвела взгляд. Я понимаю её чувства. Она сама переживала схожую ситуацию. Но Наруто другой… Совершенная противоположность Учихе. Хотя в одном они точно были схожи: тяжелое детство, забравшее счастье и любовь, объединяло их. И объединяет по сей день…
— Хината, мне нужно идти. Меня ждут дела. Я загляну к тебе, как будет время.
— Конечно, дорогая! До скорого… — она снова поцеловала меня в обе щеки, и я вышла из ресторана.
Дел у меня никаких не было. Я просто не хотела снова говорить на старую тему. Но аммицу был очень вкусный. Наверное, потому, что блюдо было приготовлено с заботой и любовью. Что ж, раз дел никаких нет, я прогуляюсь в своем любимом одиночестве. Вот только закурю сигарету…

Цветение зимней вишни. Глава 8

«Мысли о будущем»
***
Время близилось к обеду. Зима — удивительное время года. Дни пролетают так быстро. Зато ночи длятся, словно вечность. Вечность… Это слово очень хорошо описывает мою жизнь. Вечное одиночество и тоска. Трудно стараться быть для всех железной леди, не нуждающейся во всем, когда на душе скребут тысячи кошек. Кошки… Ах, это напомнило мне о старых, добрых деньках, когда мы ещё в составе Команды №7, ловили кота-босса Някомато. Уж не думала, что среди котов тоже есть ниндзя. Ах, я совсем ушла от темы. Так, на чем я остановилась…
«Чёрт, Сай! Если ты разобьешь мамин подарок, я тебя прикончу! И где моя сумка?! Ты взял продукты?! Проклятье! Как же с тобой сложно! Ну почему ты не можешь просто делать, что я говорю?! Правильно мама говорила! Все мужики одинаковые. Не в обиду моему папочке, конечно…»
Догадались кто? Разумеется.
— Не боишься загнать своего мужа в могилу, Ино-Свино? — направляясь к парочке, я равнодушно посмотрела на подругу.
— Не завидуй, лобастая! — она рассмеялась, подбежала ко мне и поцеловала в обе щеки. Как вы заметили, мы больше не обижаемся на клички друг друга. Возможно, потому что мы выросли, и это теперь кажется смешным.
— Кажется, я услышал «лобастая»? Сакура, это ты? — Сай почти подошел ко мне, неся в руках пакеты с едой, сумку Ино и ещё какой-то чемоданчик. Но…
— А тебе не пристало её так называть! И вообще, тебе стоит смотреть под ноги, — жена подставила ему подножку, и мужчина кубарем полетел со всеми вещами. А ведь этот человек — Шиноби, который служит в АНБУ! Эх ты, неумеха Сай… Ино, недолго думая, вновь вернулась к диалогу со мной. — Как твои дела, дорогая? Судя по твоему перегару, вчера Ли не заходил к тебе на чай! — она показала ухмылку и хихикнула.
— Ино, чёрт бы тебя побрал! Это новая техника переноса разума?
— Это техника женской интуиции лучшей подруги. Ею владеет весь женский пол. Странно, что тебе она не свойственна, — блондинка рассмеялась, — это большая редкость тебя застать. Так что, давай рассказывай, как ты поживаешь?
— А как может поживать женщина, живущая в свое удовольствие?
— Женщина, живущая в свое удовольствие, может, и хорошо. Но, а ты?
— А что я?
— Сакура… Ах, забудь… Мы тут на днях сидели у Акимичи, с Темари и Каруи, пока мужья были на миссии. Сидели пили чай и вспоминали былые времена. Так вот, мы с девчонками обсуждали, что через год-другой пора бы уже… ну, ты понимаешь. Я полагаю, ты и сама об этом думаешь.
— О чем?
— Как о чем? О детях, конечно! Даже мама говорит: «Нужно рожать, пока молодая!»
— А, ты об этом? — я, как обычно, бросила холодный взгляд.
— Только не говори, что ты не думаешь о своем будущем ребенке!
— Нет. У меня мужа нет, не то, что о ребенке думать.
— А как же… — чёрт! Если она это скажет, я её убью! — …Рок Ли? Ты не собираешься выйти за него?
Фух, уж лучше он, нежели… тот, о котором все говорят!
— Я не думаю об этом. Меня пока все устраивает.
— Хм, ясно. Ладно, дорогая, мне пора, — она поцеловала меня, — иначе я опоздаю на ужин к матери. Сай! Вставай давай! — Ино сердито зыркнула на бедного Сая, который собирал продукты со снежной дороги.
— Конечно-конечно. Передавайте привет маме! — я вновь равнодушно посмотрела на подругу.
— Обязательно!
— Прости, Сакура. Поболтаем в другой раз… — поднявшись с земли, он искренне улыбнулся мне и взял продукты.
— Идем уже! — жена схватила его за ухо.
Как же она над ним издевается! Но любит… Любит. Любовь. Странная штука. Как будто хронический бронхит, периодически дает о себе знать. Что вообще такое любовь? А может, это вовсе не болезнь? Чёрт его знает… Пожалуй, покурю. Подкурив папиросу, я плавно выпустила дым.
Ху… Какой тяжелый. Все-таки, глупая привычка. Я начала курить несколько лет назад. Могу сделать вывод, что это хуже, чем саке. Например, когда у меня больное горло, саке хотя-бы может помочь, утоляя неприятные ощущения, нежели дым, из-за которого хочется постоянно кашлять. Саке вообще хорошая вещь. Даже Цунаде-сама поддерживает меня в этом деле. Но…
— Сенсей Сакура, вас вызывает Хокаге! — ко мне подбежала маленькая девочка и важно посмотрела на меня. Сзади её догоняла темноволосая женщина.
— Мираи! Что за ребенок?! Добрый вечер, Сакура! Тебя и правда ждет Шестой.
— Здравствуйте, сенсей Куренай. Ваша малышка просто замечательная.
— Ах, спасибо… Я иногда удивляюсь её развитию… Например, вчера она с первого раза бросила пять сюрикенов прямо в цель!
— Она просто одаренный ребенок. Покойный Итачи Учиха был таким же, — я почему-то отвела взгляд, когда сказала последнюю фразу.
Куренай посмотрела на меня с заботой и волнением. Она тоже видит мою заледеневшую душу? Да ну, не думаю. Мы с ней не так близки. И все же…
— Ну что ж, я побегу к Шестому: не очень хорошо опаздывать к Хокаге!
— Верно! Удачи, милая!
— И вам, сенсей!
Если Какаши решил в мой выходной наградить меня миссией — я буду ему весьма признательна. Мне совершенно нечем заняться!
Я летела к особняку со всех ног. Люди оборачивались и с удивлением смотрели вслед. Мне это показалось подозрительным… Но чего думать, если я уже стою на пороге особняка. Ещё минуту, Какаши!
— Хокаге-сама, вызыва…ли.? — войдя в кабинет, я впала в ступор от увиденного.
Чёрт, чёрт, чёрт! Проклятье!!! Значит, слухи не врали…

Цветение зимней вишни. Глава 9

«Душа Шиноби непоколебима»
***
Знаете, прямо сейчас я не прочь провалиться сквозь землю. Мой взгляд застыл на человеке, который находился рядом с рабочим столом Какаши-сенсея. Эти холодные темные глаза без дна. Эти черные запутанные волосы, прикрывающие необычный глаз. Эти тонкие губы, не познавшие улыбку. Этот плащ… Черт, как же он прекрасен. Бр!.. Перестань, Сакура! Не смотри на него!
— Хокаге-сама, вызывали?! — я быстро пришла в себя, переведя взгляд с особы, стоящей в кабинете, на Шестого.
— Да, Сакура. Вызывал. Тебе нужно отдать это Цунаде-саме, — мужчина в маске протянул мне свиток, — это отчет предыдущего собрания Пяти Каге. Скажи, что мне нужна ее помощь. Немедленно.
— Ясно. Выполняю, — механически прозвучали два жалких словечка.
Нужно скорее убираться отсюда. Только я собиралась выйти с кабинета, как тут…
— А ты, Саске, отправляйся к Орочимару. Он сейчас в госпитале. Так что, вам по пути. Сакура, ты ведь проводишь его?
— Что?! — я в недоумении развернулась на Хокаге.
— Хорошо, — он окатил меня холодным взглядом. Эй, это мой маневр! Ну… не считая того, что я его сперла. У него же.
— Вот и чудно! Ступайте же, ну! — Шестой «мило» улыбнулся и помахал рукой.
Мы с брюнетом вышли из особняка и направились к больнице. Неужели это происходит на самом деле? Почему именно сейчас? Черт! Проклятый Какаши! Он специально позвал именно меня! Ну и что это? Идем и молчим. Интересно, долго ли это продолжится? А впрочем, мне все равно. К тому же я неплохо держусь. Мое лицо выглядит так, будто бы я каменный монумент со скалы Хокаге. Никаких эмоций. Молодец, Сакура! Так держать!
— Шестой рассказывал о тебе. Значит, ты теперь помощница Цунаде… что же, ты стала хорошим ирьенином, — Саске решил нарушить идиллию тишины. Хочешь поговорить? Ну давай. Давай поговорим! Тут без сигарет не обойдется.
Перед ответом я недолго молчала, стала шарить рукой по сумочке.
— Верно. Я ее заместитель. — бросив хвастовством, я подкуривала табак.
— Не угостишь? — он указал взглядом на сигарету. Я немым движением руки протянула пачку. Учиха достал зажигалку и ловко одной рукой подкурил папиросу. — Спасибо, — темноглазый слегка улыбнулся мне, я вновь ничего не ответила, молча пыхтя дым. Он, по всей видимости, не знает, как продолжить разговор. — Как твои родители?
Проклятье… Уж лучше бы молчал. Спокойно, Харуно.
— Они погибли на миссии. Два года назад.
— Прости, соболезную, — он немного опечалил взгляд. Да кого он из себя строит?! Весь такой понимающий… Пфф!
— Все в порядке, — выбросив бычок, я демонстративно положила руки в карман, мол мне безразлично.
Прошу заметить, что я ни разу не посмотрела на него. Даже когда подавала пачку сигарет. Он же смотрел на меня, не отрывая глаз.
— Как Ли? — парень продолжал.
— Прекрасно. Он сейчас руководит собственным клубом по тайдзюцу. И у него неплохо выходит.
— Не сомневаюсь. Ли — отличный боец.
— Не могу не согласиться, — я ухмыльнулась. — А что тебе до него?
— Человеческая любопытность, не более. Он же твой молодой человек.
— Ты серьезно? — я рассмеялась от последних слов брюнета. — Мы хорошие друзья. Не более.
— Правда?
— Да. Если тебе интересно, на данный момент у меня нет мужчины.
— Это хорошо, — парень молча отвернулся от меня.
Господи, как же это банально! И вообще, что за хрень? С каких это пор, он интересуется моей жизнью? Может, он пьян? После длительной паузы, Учиха продолжил разговор.
— Ты изменилась, — мужчина ласково посмотрел на меня. Где он набрался этого дерьма?!
— Не думаю, — я рявкнула ему в ответ. Изменилась?! Серьезно?! Интересно, почему?! А, Саске?!
— Правда. Я помню тебя совсем другой, — брюнет посмотрел на небо, — девочка с розовыми волосами, которая заботилась о своих товарищах и всегда искренне улыбалась. Я помню девочку, в чьих изумрудных глазах горела любовь.
— Мы просто выросли. Приоритеты встали на свои места. Взгляд на жизнь изменился. Так случается, когда человек взрослеет.
— Возможно. Но как бы там ни было, душа Шиноби непоколебима. Она не имеет отношение к возрасту.
— Не знаю. Видимо, у меня нет души.
— Разве? А в кабинете Хокаге, мне показалось совсем иначе… — он слегка ухмыльнулся. Вот же дьявол!
— Тебе показалось, — я ухмыльнулась в ответ.
— Не думаю, — он повторил мою фразу, но с более мягкой интонацией. — Сакура, что с тобой? Почему ты…
— Знаешь что, Учиха… Может, хватит? Перестань задавать эти глупые вопросы. Какая тебе разница, что произошло со мной после твоего ухода, а?! Тебе же плевать. Зачем ты интересуешься моей личной жизнью? По-моему, это теперь вообще не твое дело! Ты бы еще о Наруто поговорил, для полного счастья! Не возвращайся туда, где тебя забыли, — последнюю фразу, я просто прошипела сквозь зубы. Думаю, намек был ясен, как день. Саске был ошарашен. Он не мог произнести ни слова, лишь смотрел на меня, широко раскрыв глаза. Что?! Не ожидал? А теперь, кушай, детка!
Мы на месте. Я с Саске уже в госпитале. Уф… Думала, эта дорога будет бесконечной. Ну что же, мое задание — отдать свиток. Не сомневаюсь, что Учиха разберется, что делать дальше. Вот уж не ожидала, что Какаши так поступит! Клянусь, я ему это припомню. Мы направлялись к кабинету главного врача, как вдруг…

Цветение зимней вишни. Глава 10

«Что это за чувство?»
***
— Саске-КУУУН!!! — крича, по коридору на нас с Учихой бежала красноволосая девица. Она вцепилась в брюнета, запрыгнув на него. Его лицо явно выражало недовольство в том, что девушка набросилась на него в общественном месте. Ах, какая досада! Женоненавистник Саске, и в таком положении. Ай-ай-ай!
— Черт! Карин, слезь с меня! — он нервно скинул ее с себя. Поглядите, какой нервный! Я лишь стояла рядом, подавляя смех. Учиху это явно задело. И все же, девушка отпустила его, встав на ноги. — Что ты тут делаешь?
— Я? Э… — она закусила губу, и ее щеки покрыл румянец. Давай! Скажи ему, зачем ты пришла?! — Ну, я… Э… Слушай, Саске
— Саске-кун, неужели, я действительно тебя вижу? — послышался в коридоре топот ног и знакомый сиплый голос.
— Да еще и в такой компании! — добавил сладкий женский голосок.
Это шли под руку Орочимару и Цунаде. Вот и отлично, сейчас отдам свиток и умотаю из этой психушки! Не в обиду моим детям из клиники… Что ж, пора заканчивать этот балаган.
— Цунаде-сама, у меня поручение от Шестого. Он просит у вас помощи, — я подала свиток женщине. Брюнет смотрел на меня, словно восхищаясь. Да что это с ним?!
— Ну-ка… — она открыла поручение. Недолго рассматривая папирус, саннин резко свернула его и заявила: — Ясно! Позже зайду к нему. А ты, Орочимару, как только сделаешь свои дела, сразу направляйся ко мне в кабинет, — учитель хихикнула и незаметно для других ущипнула его за… впрочем, какая разница?! — Карин, а тебя я сегодня же выпишу. Судя по тому, как ты болталась на шее у Саске, твое самочувствие как нельзя кстати! — блондинка хитро посмотрела на нее. — Пошли со мной! — она прямо потащила красноволосую за собой.
— Э! Стойте! Не так быстро. Саскеее-кууун! — горланила Карин, безуспешно вырываясь из рук Пятой.
— Мне тоже пора, — я снова натянула свою фирменную улыбку.
— Куда? — задал вопрос темноволосый мужчина, стоящий рядом с Орочимару. Какой любопытный!
— Это… не твое дело, Учиха, — я съехидничала, развернулась и ушла. Пройдя уже десятки метров по длинному коридору, я продолжала чувствовать на себе пронзающий взгляд.
— Идем, Саске-кун… — послышался в дали змеиный голос.
Выйдя из больницы, я нервно достала сигарету и стала подкуривать. Черт! Зачем он вернулся? Что ему нужно? Почему он спрашивал обо мне у Какаши? Я не могу не задавать себе эти вопросы, хоть и не должна. Мне срочно нужно надраться сегодня! Это дерьмо просто крушит меня на части.
Придя домой, я первым делом приняла душ, чтобы смыть усталость и раздражительность тяжелого дня. Затем, немного перекусив, помчалась к одной из подруг, которую не видела уже достаточно долгое время. Спустя пару минут я была возле ее дома.
— Сакура? — в дверном проеме ошарашено глазела шатенка с полотенцем на голове.
— Немедленно одевайся! Мы идем в бар! Привет, Шино, — я обратилась к мужчине, сидящему на диване в доме. Он молча и шокировано помахал в ответ.
За что я люблю Тен-Тен, так это за скооперированость. Пяти минут не прошло, как мы уже направлялись в бар.
— Ты можешь объяснить, что случилось?! — почти бежала за мной шатенка.
— Ничего не случилось. Я просто хочу отдохнуть. Когда мы с тобой последний раз отдыхали?!
— Не помню.
— Вот именно. Так что, закрой варежку и следуй за мной.
О, да! Сегодня точно будет веселье! В пятничные вечера во всех заведениях скидки. Какаши-сенсей, вы лучший Хокаге за всю историю Конохи!
*Несколько часов спустя… Когда в ход пошла шестая бутылка саке*
— Наливай до краев, черт побери! — я кричала на бармена, который целый вечер вежливо обслуживал меня. Что ж, отвечать взаимностью у меня выходит плохо. — Тен-тен, давай тост!
— Дорогая, может, хватит? Мы пьем шестую партию, — шатенка с заботой придерживала меня, чтобы я не свалилась с высокого стула.
Тен-тен старалась пить меньше, чем я. Ну конечно! Ведь дома ее ждет Шино… И негоже женам домой пьяными ходить! Не то что мне — одиночке. Ик… ой, кажется, я уже здорово пьяна. Бармен поставил на стол очередные две рюмки.
— Давай за нас! За простых женщин-куноичи! Мы, как никто, знаем, что значит быть сильными! — я сказала это почти что искренне.
— Да, девушки! За вас! — за соседним столиком, где сидело четверо довольно деловых и денежных мужиков, кричал какой-то толстяк с узкими глазами. Выглядел он неприятно, даже противно. Фу… с таким мужчиной даже по пьяни… Мерзость! Я не обратила внимание и закончила тост.
— До дна! — выкрикнув последние слова, я быстро окатила жидкость в рюмке. Тен-тен пила медленно, ибо она должна еще придерживать меня.
— Дамочки, не хотите провести вечер в приятной компании? — к нам подошел тот мерзкий толстяк. Он подмигнул бармену, после чего тот ушел. Ха, знаю я, чем ваши «приятные вечера» кончаются!
— Извините, но нет. У нас есть мужья, — Тен-Тен пыталась защищаться от приставучего нахала.
— Да ну? — толстяк облизнул губу. Фуэ! — Не знаю, как ты, но твоя розоволосая подруга никак не тянет на роль жены. Уж больно она… ну, ты понимаешь, что я хочу сказать.
— Хочешь назвать меня легкодоступной, урод?! — я в пьяном угаре решила вступить в словесную схватку.
— Ну вот. Даже говорить ничего не пришлось.
— Да ты козел! Да я тебя… — я слезла со стула и, шатаясь, поплыла с кулаками на мужчину.
— Умоляю, Харуно, оставь его, — шатенка пыталась меня остановить. Не тут-то было! Я вырвалась.
Проклятье! Не успела я его ударить, как он подхватил меня на плечо и куда-то понес. Я всеми силами пыталась вырваться. Под действием алкоголя в моей крови, я не могла сосредоточить чакру даже в мизинце! Бороться с этим толстяком больше не было сил. Ты проиграла, Харуно…
— Доигралась, крошка? А теперь заткнись. Сегодня ночью, я проучу тебя, маленькая шлюха.
Черт… Кажется… последняя была… лишней…
«Сакура!!!»
«Что тут происходит, даттебайо?!»
«А ты еще кто такой?!»
«Отпусти ее, немедленно.»
«Ты будешь мне угрожать, щенок?!»
«Что?! Риннеган?!»
«Сакура!!!»
(Шум и гам со всех сторон)
«Сакура
Сакура, ты слышишь меня? Прошу, очнись.
Какой приятный мужской голос обратился ко мне перед тем, как я вырубилась.
— Саске… кун… — последнее, что я смогла произнести в пьяном бреду.
***
Что это за место? Как тут красиво… Я вижу ярко-зеленую поляну, усеянную красными розами. Над головой голубое небо без единого облачка. И солнце. Яркое, золотое солнце. Вдали виднеется большое дерево с розовыми лепестками. Это же Сакура… Листья осыпались с него и кружились на ветру, словно тысячи маленьких балерин танцуют в лучах солнечных немых мелодий. Что это за чувство? Мне так хорошо здесь… уютно. Будто, тут мой дом, мое место. Моя семья… Кажется, под деревом кто-то сидит. Думаю, стоит подойти… С каждым шагом, силуэт все больше напоминал мне… О Боже! Это действительно так. Под деревом оказался Саске, держа на руках маленькую девочку, укутанную в бархатные пеленки. Он посмотрел на меня нежным и ласковым взглядом, что никогда не было свойственно Учихе. Его взгляд… больше напоминает взгляд Наруто. Теплый и добрый. Светлый и чистый. Мужчина выглядел прекрасно. Он был подобен ангелу.
— Сакура, это наша дочь… — он обратился ко мне, и девочка на руках сладко засмеялась. — Сарада, ты любишь маму? — после этих слов, младенец посмотрел на меня сияющими глазами.
Что?! Нет! Проснись, проснись, проснись!!!
***
Господи… Это всего лишь был сон. Чертов Учиха! Даже во сне покоя не дает. А еще этот толстяк из бара. Вечерок прошел на славу. Но погодите-ка! Я продолжаю висеть на плече. Открыв глаза, я вижу длинный черный плащ до земли. Ну, это лучше, чем жирная задница того негодяя. Или нет? Постойте… Неужели, это?.. Не может быть.

Цветение зимней вишни. Глава 11

«<<Как же ты меня раздражаешь>> или Одолжение»
***
Ну почему со мной вечно происходят неприятности?! Я представляю в своей голове всю эту картину со стороны: пьяная женщина свисает вниз головой на плече у мужчины, которого она терпеть не может. А он еще и несет ее, непонятно где.
— Ты куда меня тащишь?! А ну поставь меня на место, проклятый Учиха! — бормоча себе под нос, я из последних сил билась кулаками об плащ темноволосого. Алкоголь до сих пор блокировал чакру.
— Я несу тебя домой, — он холодно ответил, поправляя меня одной рукой на своем плече. — Это же надо так напиваться! А если бы этот подонок… обидел тебя? Что ты на это скажешь?
— Скажу, что тебя это не должно волновать. Поставь меня на ноги, живо!
— Тебе должно быть стыдно, как женщине. Как будущей матери, в конце-то концов, — он шипел сквозь зубы каждую фразу.
— Ты решил заделаться в моралисты, Учиха?! Я — лишь часть твоего прошлого. Ведь так ты говорил Наруто в Долине Завершения? Какого же ты обо мне тогда печешься? Из жалости? Не стоит меня жалеть! Если ты запамятовал, мы никто друг другу. Просто прохожие. Бывшие сожители одной деревни. Бывшие товарищи по команде. Просто бывшие. Хватит проявлять эту фальшивую заботу из-за чувства вины. Я же вижу, — провоцируя брюнета, у меня сворачивался ком в горле от сказанных мною же слов. — Может, ты отпустишь меня наконец?! — я кричала изо всех сил, вырываясь из-под руки мужчины.
Секундой позже он со всей силы швырнул меня на землю. Черт, больно! Прямо на задницу! Можно и полегче. Что ж, зато одной проблемой меньше. Проклятье, как же я пьяна. Вряд ли я самостоятельно дойду домой. Но уж точно больше не буду висеть на плече у этого человека! Я сидела посреди дороги, поджав ноги под себя, и грозно смотрела на Учиху. Брюнет презрительно пожирал меня взглядом с высоты своего роста. Он сейчас чертовски красив.
— Как же ты меня раздражаешь, — это последнее, что сказал Саске.
Это был удар. «Раздражаешь». Мой мир вновь перевернулся. Глаза закрываются. Воспоминания. Они стали душить меня. Как тысячи демонов.
Солнечное утро.
Ожидание Какаши-сенсея и Наруто.
Сказанная мной глупость.
Неловкое молчание.
«Раздражаешь.»
Этот день прокручивался в моей голове снова и снова. Одно чертово слово. «Раздражаешь». Снова и снова. Я чувствую что-то теплое. Что-то течет по моим щекам. Это слезы? Я плачу? Трещина на закаменелом сердце и лед на душе дали тонкую трещину.
«Нет, Сакура, прекрати это! Перестань плакать! Перестань! Все! Хватит! Он не стоит твоих слез!» — это кричала внутренняя Харуно.
Я больше не могу себя контролировать. Тепло по щекам не прекращается. Слезы сами бегут. Просто ручьем. Это невозможно. Я два года держала взаперти свои эмоции. А тут… такое… я…
— Сакура, поднимись, простудишься, — приятный голос вернул меня в реальность. Я открыла глаза, передо мной на коленях наклонился Саске, положив руку на плечо. Он дрожал то ли от холода, то ли от страха. — Давай я просто отведу тебя домой? Прошу. Я не оставлю тебя тут.
— За что мне это? — я прошептала, шмыгая носом.
Учиха промолчал. Он поднял меня с земли и обнял одной рукой за плечи, накрыв своим длинным плащом. Мне так уютно. И спокойно.
Дорога домой была тихой. Ни я, ни Саске не обмолвились ни словечком. Мы просто шли. Вернее, темноволосый вел меня домой, вел пьяную женщину, которая его раздражает. Зачем он это делает? Жалость? Забота? Может, чувство вины? Но ведь Учиха не из таких. Этот мужчина всегда был хладнокровным. Ко всему и ко всем.
Мы уже подошли к моему дому. Зайдя в квартиру, темноволосый завел меня в спальню. Он удивительно быстро ее нашел, как будто, знал тут каждый угол. Мне показалось это странным и в то же время удивительным.
Минутой позже я лежала в постели под одеялом. Мне так плохо после саке. Еще и знобит.
— Тебе нехорошо? — заботливо спросил парень.
— Все в порядке, — я решила вернуться в свой старый образ каменной леди, безразлично дав ответ.
— Тогда почему ты вся дрожишь?
— Я замерзла.
— Может, тебя согреть? — на его щеках мелькнул румянец. Эх, так, как греет меня Ли, тебе уж точно не согреть!
— Не стоит. Я под теплым одеялом. Мне сейчас станет лучше.
— Ладно.
— Как так получилось, что ты нес меня домой?
— Я помогал Орочимару в новом эксперименте. После мы с Наруто решили отдохнуть в баре. Первым, кого я увидел, когда зашел — твоя заплаканная подружка. Тен-Тен, кажется. И толстяк, шлепающий ягодицы розоволосой девушки без сознания. Конечно же, мы с добе разобрались с ними. Этот толстяк и его дружки были торговцами запрещенного оружия. Они хотели тебя… Я даже не могу выразиться!
— Не парься. Я знаю, что они хотели меня трахнуть. Я для них, как кусок мяса для диких животных.
— Я еще не договорил. Этот мужик уже собирался уходить. С тобой. После того как я уладил проблему, Тен-Тен пыталась привести тебя в чувство. Но безуспешно. Поэтому я решил отнести тебя домой.
— Почему этого не сделал Наруто?
— Потому, что у добе, помимо глупой подруги, есть любимая жена.
— Ну хорошо. А Тен-Тен?
— Аналогично. Шино.
— А у тебя, значит, своих дел нет, как всяких алкоголичек таскать домой, — я пыталась надавить.
— Как видишь, самокритичная леди, — он ухмыльнулся.
Я посмотрела на часы. Был третий час ночи. Учиха положил руку мне на лоб.
— Жара нет. Это радует.
С чего такая забота, черт побери?!
— Почему ты не оставил меня на улице после того, что я тебе наговорила?
— Все вы женщины любите много говорить. Я особо тебя и не слушал.
— Врешь. Ты слушал все, что я говорила. Ты молча слушал и вникал в каждое слово. Затем ты бросил меня на землю и сказал то, от чего я точно бы испытала боль. Ты сделал это нарочно, не так ли? Это как самозащита.
— Нет, — он отвернул голову, когда дал ответ.
— Опять лжешь. Зачем ты вернулся?
— Мое путешествие окончено. Коноха и мой дом тоже, если ты не забыла.
— Ясно. В таком случае, сделай мне одолжение.
— Какое?
— Забудь меня.
— Чт… что ты сказала?
— Я сказала: забудь меня, — мой язык начал заплетаться, — я благодарна тебе за то, что ты отвел меня домой и не бросил в трудную минуту. Но, надеюсь, это последний раз. Живи своей жизнью и радуйся ей. Исполни свою мечту — возроди клан Учиха! Найди, достойную себе, жену, которая не будет напиваться в барах и спать с кем попало. А меня, пожалуйста, оставь в покое, — у меня вновь наворачиваются слезы. — Теперь уходи. И прошу, не возвращайся больше. Никогда.
Сейчас Учиха выглядел так, словно в него вонзили тысячу кунаев. Я повернулась на другой бок постели, спиной к мужчине. Почувствовав, что темноволосый встал с кровати, мне стало легче. Тихий топот шагов. Он уходит. Больше я его не увижу. Я сделала невозможное — отвергла то, что когда-то любила всем сердцем. Удивительно, правда?
— Я не делаю никому одолжений. — это последнее, что я услышала перед тем, как громко захлопнулась дверь.
Что бы это ни значило, итог один — сегодня я чуть не сломалась. И кто знает, сколько я смогу продержаться. А еще очень больно… Тут, в груди. Ужасно колет.
Из этого следует мораль: даже самый крепкий камень может расколоться.

Цветение зимней вишни. Глава 12

«День скорби»
***
Ну и ночка. Всем ночкам, ночка!
А я напоминаю, что вчера я надралась в баре с Тен-Тен, чуть ли не была изнасилована бандитами, и домой меня отнес никто иной, как Учиха Саске! Вот ирония!
Часы пробили одиннадцать. На календаре двадцать второе декабря, суббота. Сегодня особенная дата — день памяти Шиноби Листа. Все жители посещают кладбище и скорбят по умершим. К сожалению, это событие коснулось и меня.
Кладбище Конохи. Обычно тут тихо и спокойно. Но сегодня здесь звучит плач… Я решила обойти всю территорию.
***
«Папочка… я…» — не сумев договорить, расплакалась Ино. Сай держал ее за плечи. Рядом стояли Шикамару и Чоуджи со своими женами и матерями-вдовами. Троица Ино-Шика-Чо потеряли своих отцов — Иноичи Яманака, Шикаку Нара и Чоуза Акимичи. Отец Чоуджи погиб на миссии два года назад, вместе с моими родителями.

«Мама, а я стану таким-же ниндзя, как мой отец?» — спросила у Куренай, Мираи.
«Конечно, милая.»
«Я думаю, даже лучше. Главное — помни о Силе Юности!»
 — подбодрил малышку сенсей-Гай.

«Обито. Рин. Спасибо, что вы рядом.» — Какаши перевел взгляд с могилы в небо.

«За тебя, Джирайя!» — Цунаде-сама чокнулась бутылкой с могильной плитой. После войны тело Джирайи было найдено в не самом лучшем виде в Амегакуре и захоронено в деревне.
«Тогда он впервые проиграл спор.» — заявил Орочимару.
«Да… просто он… такой болван…» — на глазах Пятой выступили слезы.

«Неджи-кун…» — возле могилы сидела подавленная Тен-Тен, держа в руках букет подсолнухов. Рядом стояли Хиаши-сама c дочерями и Шино.

Кажется, я хорошо осмотрелась. Народ оплакивал своих родных и друзей. Среди них, много моих товарищей. Все выглядели одинаково. За исключением одного.
Узумаки Наруто. Вот, кто выделялся из толпы. Он стоял возле монумента Хокаге, вместе с Конохамару. Они весело что-то обсуждали. Вот же идиоты! В такой-то день, и смеяться… да еще и здесь.
Кажется, я на месте. Я пришла, дорогие…

Кизаши и Мебуки Харуно. Светлая память.

Усевшись на землю рядом с надгробиями, мои пальцы непроизвольно стали водить по надписям, высеченным на камне.
— Как же я скучаю по вам, мои любимые папа и мама! — сказав самой себе, мое тело дрогнуло от невыносимой тоски.
После их смерти я стала понимать боль Наруто и Саске. Это действительно тяжело.
— Они были хорошими Шиноби, правда? — вдруг из-за спины раздался знакомый голос. Это был Наруто. Он хлопнул меня по плечу и сел рядом. — Знаешь, когда я был еще ребенком, я часто гулял здесь. Любил, знаешь ли, проводить время в тишине. Меня всегда интересовала могила «Кушина Узумаки». Но тогда я и представить себе не мог, что это моя мама. Чего уж говорить о монументе Четвертого Хокаге. Помню еще, что на одной из могил всегда стояли белые цветы, а когда я шел в обратную сторону — они уже были смятыми. После я всегда поднимал эти цветы и ставил обратно в вазу возле камня. Кажется, это было надгробие Рин Нохары. Как же давно это было. Мне уже 20 лет. За свою жизнь, я потерял много дорогих людей. Каждый из них внес в мою жизнь свою часть. Они научили меня всему, что я знаю.
— Ты тоже внес в их жизни часть себя. Люди меняются, когда встречают тебя, Наруто.
— Ха! В этом ты права! — он широко улыбнулся, почесав затылок. — Я к чему, собственно, это говорю. Потеря дорогого человека — это всегда болезненно. Но, если его часть поселилась в тебе, значит, он по прежнему рядом.
Слова голубоглазого согрели меня. Спасибо тебе, Наруто
— Сакура, не пытайся делать все сама, — блондин продолжал. Не поняла. А это то тут причем? — Однажды один человек сказал мне: Хокаге становятся не для того, чтобы быть признанным всеми. Именно тот, кто был признан всеми, становится Хокаге! — он гордо закончил фразу. — И я считаю, что это касается не только Хокаге. Если ты будешь делать все в одиночку, ты проиграешь. Вот, что я хотел сказать.
Наруто встал и пошел в сторону своей семьи. Но к чему это сказано?
— Наруто! — я окрикнула его. Блондин повернулся на меня, — а кто был этот человек?
— Итачи Учиха! — он весело улыбнулся и направился к Хинате.
Невероятно. Итачи Учиха! Я не знала его лично, но из рассказов Наруто, я уважаю это человека. Он был полной противоположностью своего брата. Этот Шиноби никогда бы не предал Коноху. Ради деревни он пожертвовал своим кланом. Поистине удивительный ниндзя.
— Вижу, тебе уже лучше, — сказал приятный голос у меня за спиной. Это заставило меня обернуться. Черт! Опять он…
— Я ведь просила тебя оставить меня в покое.
— А я сказал, что не делаю одолжений, — мужчина грозно посмотрел на меня. — Давно тут сидишь?
— Нет. Недолго. Почему ты только пришел? Я не видела тебя до этого, — я решила из вежливости поддержать разговор.
— Я был на старом квартале Учих. Навещал клан, так сказать, — брюнет ухмыльнулся.
— Ясно. Саске, — поддавшись чувствам, я решила поговорить, — ты скучаешь по ним?
— По своей семье?
— Да.
— Ну… — мужчина медленно опустился на колени рядом со мной, держа дистанцию, — когда я вижу добе, я вспоминаю об Итачи. Эти воспоминания греют мне душу. Поэтому могу сказать, что считаю Наруто своим братом. Когда меня обучал Орочимару, мне представлялся отец. Как он обучал меня технике огня. Может, это прозвучит дико, но… Орочимару действительно был для меня, словно отец. А когда я рядом с тобой, я вспоминаю… ее… — он посмотрел в небо, — маму. Я вспоминаю свою маму.
— Почему? — я растерянно посмотрела на Учиху. Тот, недолго промолчав, заговорил:
— Сакура, — брюнет взял меня за руку, — прости меня. За все.
— Не надо, — я медленно отстранилась от его ладони. Только мне предоставилась возможность уйти, как вдруг…
— Сакура! Саске! Как я рад видеть вас вместе! — к нам подлетел Наруто, сделав вид, что видит меня сегодня первый раз. Его лицо налилось широкой улыбкой во все тридцать два зуба. Черт! Вот балбес…
— Здравствуй, лобастая, — усмехнулся Сай.
— Помолчал бы, — я натянула перчатки, грозно зыркнув на парня.
— Отлично. Все члены команды №7 в сборе, — вслед за Узумаки плелся Какаши-сенсей, — У меня для вас важная миссия…

Цветение зимней вишни. Глава 13

«Миссия»
***
— Какая к черту миссия?! — я тут же завопила на Шестого. — Команды №7 больше нет, сенсей.
— Пока вы Шиноби Конохи, ваша команда будет существовать, — Какаши посмотрел на Учиху, на что тот демонстративно поднялся с земли и скрестил руки на груди.
— Наконец-то мы вместе отправимся на миссию, даттебайо! Как в старые добрые времена! — радостно заявил Наруто. Вот же балбес!
— Что за миссия, Какаши? — Учиха влез в разговор.
— Связанно с Кагуей. Шикамару обнаружил, что в Храме Ооцуцуки были найдены десятки трупов белых Зецу. Ваша задача — исследовать храм, разобраться с трупами и разузнать, как можно больше, о врагах. С вами пойдет Ямато. Он ведь тоже ваш сенсей. А в подкрепление, я отправлю Ино-Шика-Чо. Ну что, готовы, Команда №7?!
— Пфф… Команда №7… — я фыркнула и с презрением смотрела на Саске. Брюнет даже не реагировал на меня. Ух ты, что ж такое-то?!
— Какие-то проблемы? — ко мне обратился Какаши.
— Вообще-то… ай, забудьте., — я решила не выяснять отношения на кануне праздников и невольно согласилась на миссию. — Когда мы выдвигаемся?
— Вот это я понимаю, боевой дух! — Шестой улыбнулся. — У вас есть время на обед. После, сразу же приступайте к делу.
***
Давно я так по деревьям не скакала! Это даже в каком-то роде, тренировка. Но дыхание у меня ни к черту! Стоит бросить курить.
Я одного понять не могу: какого черта с нами делает Саске?! Он ведь больше не член команды. Проклятый Шестой! Ух, я ему устрою… Ямато и Сай бежали впереди всех. Я была позади их. А уже за мной плелись Наруто с его «обожаемым другом». Меня начинает раздражать чувство холодного взгляда в затылок. Учиха не прекращает на меня смотреть. А впрочем, мне ведь все равно, верно?
— Мы почти на месте! — предупредил Ямато, спрыгнув вниз. Остальные, в том числе и я, последовали за ним. — Вот он… Храм Ооцуцуки.
Наша «команда» стояла перед огромным замком, покрытым хрусталем. Он такой огромный, словно сказочный дворец!
— Сенсей Ямато, может, сделаем привал перед поисками? Мой живот скоро взорвется от пустоты. Эх, где же моя Хината… — заныл Узумаки.
— Тц, усуратонкачи… — закрыв лицо рукой, возмутился Учиха.
***
Вспоминается мне пословица: не все то золото, что блестит. Тоже самое могу сказать про Храм Ооцуцуки. Снаружи весь такой из себя замок Прекрасной Принцессы. Но тут, внутри… ужасное мрачное место. Все в паутине и грязи. А еще здесь темно. Эра Кагуи не застали такое «мистическое явление», как электричество. Отреставрировать бы замок не мешало. Почему Дайме до сих пор этого не сделал?.. Фу, тут такой мерзкий пол, весь в плесени. Брезгливо по нему ходить.
Мы направлялись колонной друг за другом, чтобы не потеряться в этих огромных коридорах.
*Хрусь…*
Черт побери! Фух, чуть не упала.
— Осторожнее, — это был Учиха. Он подхватил меня под руку. Проклятье, опять ты за свое?!
— Итак, предлагаю разделиться. Мы с Саем пойдем на нижний ярус храма. С помощью мокутона, я смогу расчищать завалы, а Сай с помощью нарисованных мышей поищет зацепки. Саске и Сакура пойдут на верхние этажи.
Сенсей Ямато, вы явно в сговоре с Шестым. Ну ничего… я вам обоим припомню. Узнаете, как связываться с Сакурой Харуно.
— Благодаря риннегану, мне не составит труда отыскать подсказку.
— А я разберусь с Зецу. Думаю, их здесь должно быть полно. Наверняка, из них можно извлечь информацию.
— Вот и прекрасно. Наруто, ты знаешь свое дело.
— Конечно, даттебайо! Техника множественного теневого клонирования!
В тот же миг, половина замка была заполнена клонами Узумаки. Он у нас в роли ищейки.
После того как «команда» разделилась, мы с Учихой отправились на второй этаж. Здесь был только огромный зал, заросший сорняками настолько, что даже не пропускал в окнах лучи солнца. Осмотрев пустую территорию, смысла оставаться не было. В очереди третий этаж. Ну что же, это интереснее. Впереди раскинулся огромный коридор, он вел к всего одной двери. Стеклянные потолки? Это что, вместо окон? Оригинально. Тут будет поуютнее, нежели на первом и втором этажах.
— Здесь может быть небезопасно. Лучше иди позади, — холодно произнес брюнет, медленно передвигаясь по коридору впереди меня.
— В этом нет нужды! Я сама могу за себя постоять.
Саске в недоумении обернулся на меня. Страйк, Сакура! Я обогнала его и решила идти первой.
*Хрусь…*
Что? Черт! Ловушка! Боже, ну почему именно сейчас?!
— Сакура! — закричал Учиха и схватив меня, отпрыгнул с сторону. На место, куда я наступила, упал огромный валун. А камешек то не малых размеров! К счастью, дорогу он не преграждал. — Я ведь сказал тебе, что тут небезопасно! Что ты пытаешься доказать?!
— Саске, у вас все в порядке? Мы слышали грохот, — обратился через микрофон Ямато.
— Все в порядке. Просто ловушка.
— Ясно. Будьте осторожны. Их тут больше тысячи.
— Хорошо, — темноглазый отключил микрофон, продолжая держать меня за руку. — Ну что? Будешь еще выпендриваться?
Недолго думая, я вырвалась и убежала вперед, перепрыгнув валун. Не хочу идти рядом с этим Учихой. Дойдя до двери, я только и слышала топот шагов, бегущих за мной и как Саске выкрикивал мое имя. Итак, Сезам, откройся!
Перед нами раскрылся огромный зал с зеркалами. Стеклянный купол был усеян завядшими розами. Как же тут красиво… не учитывая окровавленных трупов белых Зецу на полу. Подойдя к одному из мертвецов, я по привычке достала инструмент для вскрытия.
— Не нужно делать этого здесь, — обозвался догнавший меня Учиха, как только я хотела сделать надрез.
— Почему это? В нем может быть подсказка. Во время четвертой мировой, я исследовала многих Зецу. Исходя из моих расчетов, есть несколько различных видов. Мне нужно проверить.
— Лучше сделать вскрытие под надзором Цунаде и Орочимару. Они более опытны в таких делах.
— Хочешь сказать, мне недостаточно опыта, чтобы осмотреть труп и найти зацепку?
— Заметь, я такого не говорил.
— Но ты имел это в виду, верно?
— Черт, нет! — Учиха раздраженно окатил меня взглядом. — Сакура… Слушай, давай просто… — он только собирался ко мне подойти, как храм начал рушиться. Что происходит?
«БЕЖИМ, ДАТТЕБАЙО!!!»
Это были вопли клонов Наруто. Вот болван! Что он уже натворил?!

Цветение зимней вишни. Глава 14

«Это был провал»
***
— Валим отсюда!!! — на нас с Учихой бежали клоны Наруто. Позади из-под потолка падали кучи огромных валунов. Да как такое возможно?! Он ведь стеклянный. Вслед за клонами вылетели Ямато и Сай. Сенсей отбивал падающие камни с помощью дерева.
— Сай, быстрее!
— Нинпо. Имитация зверя! — бледноликий выполнил технику, и в мою сторону уже летел орел.
— Сейчас, — произнес Учиха, схватив меня одной рукой. Он прыгнул на птицу.
Я сидела позади Саске. Хм, ну хоть какое-то разнообразие. А то по дороге сюда, только и знал, что смотреть мне в затылок.
Облетев замок, ни одного выхода не обнаружено. Ну что ж, Сакура, пришло твое время.
— Шаннаро! — я спрыгнула с орла и со всей силы врезала кулаком в стену. — Скорее, пока не завалило!
— Сакура, скорее заскакивай! — Наруто в режиме Девятихвостого протянул мне ладонь.
От удара проход раскрылся. Мы направились к свету в конце длинного тоннеля. Камни позади не переставали падать. Я находилась внутри лиса, рядом с Узумаки.
— Техника частичного увеличения тела! — прокричал голос снаружи. В ту же минуту, света стало намного больше. Это Команда Ино-Шика-Чо!
— Ребята, летите к холму. Я уже жду вас! — обратилась к нам Ино с помощью техники разума.
— Быстрее! — возмущался Шикамару. Он изо всех сил удерживал замок с помощью теней.
Вся команда быстро вылетела из-под развалин. Чоджи схватил Шикамару, и тот немедленно завершил технику. Акимичи отскочил от храма, чтобы их двоих не привалило камнями. А наша «команда» направлялась на гору!
— Вот она. Садимся, — объявил Ямато. Мы спустились вниз.
— Дорогой, ты цел?! — Ино расцеловывала Сая в слезах. Ах, как она сентиментальна!
— Ино, все в порядке.
— Вы вовремя, ребята, — я решила успокоить блондинку.
— Что вообще произошло? Почему храм стал рушиться?
— Дорогая, давай обсудим это дома? — Сай занервничал.
— Дурак! — подруга со всей силы обняла своего мужа. Странная пара. Но счастливая. Как бы там ни было, они любят друг друга.
— Эх, мне бы сейчас к Хинате, — взявшись за урчащий живот, проскулил Узумаки.
— Ты не исправим, Наруто… — промямлил Шикамару, возвратившись вместе с Чоджи.
— Ребята, вы целы? — я обратилась к приятелям.
— Да, все хорошо, — Нара улыбнулся мне.
— Что-нибудь нашли? — вставил свои пять копеек Учиха.
— Да. Несколько свитков. — ответил Ямато. — Что у вас?
— Труп Зецу, — я вмешалась в разговор. Саске был в недоумении. — Я успела запечатать его в свиток перед тем, как сбежать из храма. Думаю, мы с Цунаде-самой сможем найти зацепку в его теле.
Учиха был потрясен. Он вряд ли ожидал подобного. Ах, милая Тен-Тен, спасибо за то, что научила пользоваться запечатывающими свитками! Без тебя я вряд ли смогла бы выполнить сегодняшнюю миссию.
— Хорошо. Нам пора уходить. Ино-Шика-Чо, не знаю, чтобы мы без вас делали. Наруто, лично тебе, по прибытию в Коноху, официально разрешаю отправиться домой. Думаю, Хината с тобой разберется.
— Ямато, вы лучший сенсей!
— Сакура, ты сразу отравляешься к Цунаде.
— Есть.
— Саске
— Я знаю, — перебил брюнет.
— Хорошо. Выдвигаемся.
Дорога домой после миссии — самая лучшая. Теплая ванна, вкусная еда, мягкая постель… Это же восхитительно!
Обратно я вновь бежала впереди Учихи, продолжая чувствовать на себе пристальный взгляд. Такое впечатление, будто, кроме меня, не на что смотреть. И вообще, лучше бы под ноги смотрел!
***
Ура! Мы в Конохе. Как же я устала… Но задание — есть задание. Навещу Цунаде и спать. Мне нужно как следует отдохнуть перед праздником. А на входе в деревню, нас уже встречал сам Шестой.
— Надеюсь, никто не пострадал?
— Никто! — все хором ответили.
— Прекрасно. Миссия окончена. В честь Рождества, я объявляю три выходных дня. Отпразднуйте, повеселитесь. А в качестве благодарности за отдых генинам, чуунинам и джонинам будут предоставлены миссии на ранг выше положенных.
— Ура! Наконец-то вы придумали хоть что-то полезное! — завопил блондин.
— Наруто, тебе еще Хокаге становиться, поберег бы себя, — Шикамару обратился к другу.
— Эх, и то правда! Ах да… Хината, наверное, уже заждалась меня, даттебайо. Вечером жду всех на своей Рождественской вечеринке! Вы ведь помните?
— Наруто, ты уже месяц об этом болтаешь, — зевнул Шикамару.
— А, ну да. Тогда не опаздывайте. До вечера, ребята!
— Давай, — мы хором ответили Узумаки.
Все распрощались друг с другом и разошлись по домам готовиться к Рождеству. Кроме Учихи. Он стоял и, по всей видимости, ждал моих действий. Я двинулась в сторону больницы, брюнет пошел следом.
— Я с тобой. Мне нужно обсудить кое-какие детали с Орочимару.
— Как хочешь.
После мы пол дороги шли молча. Ух, как же это молчание меня выматывает! Вроде и не хочу ни о чем говорить с ним… но, с другой стороны, это выглядит так нелепо.
— Сакура, ты пойдешь на вечеринку? — мужчина решил скрасить «немое кино».
— Возможно. А что?
— Да так. Любопытно.
Черт! Ты будто ребенок, Учиха! Что за глупые вопросы? Как будто мы вернулись в подростковый возраст. Только теперь не я пытаюсь проявить впечатление. Ах, Саске… где же было твое любопытство несколько лет назад?.. Так, хватит об этом думать.
Госпиталь Конохи. Интересно, моих дети из психиатрического отделения, как они? Нужно проведать их. Но только на выходных. Я такая уставшая… Думаю, Пятая пощадит меня, и исследования будут проводиться после Рождества.
— Цунаде-сама? — я тихонько приоткрыла дверь кабинета.
— Нет! Сакура! Не входи! — закричала блондинка, но было поздно. Мы с Учихой уже стояли в кабинете.
Проклятье… Вот это зрелище!!!

Цветение зимней вишни. Глава 15

«Оставь меня в покое»
***
Господи, мои глаза… Перед нами с Учихой стояли нагишом Цунаде и Орочимару.
— Можно было и замкнуться, — я ухмыльнулась Пятой.
— Сакура! — та в ответ бросила на меня грозный взгляд. — Что вы вообще тут забыли?
— Я вернулась с миссии. Ямато-сенсей дал приказ идти к вам для проведения исследования над трупом белого Зецу, найденного в Храме Ооцуцуки. Но вижу, вам сейчас не до этого…
— Харуно, черт бы тебя побрал!
— Пожалуй, я оставлю это здесь, — я подошла к столу и положила свиток с трупом, — а после праздников мы с вами приступим к работе. Вы не против?
С каждой секундой Цунаде-сама становилась похожей на помидор, той же физиономией не отличался Орочимару. Они стояли рядышком, прикрывая друг дружку своей одеждой. Интересно, что получится, если Змея и Слизень начнут спариваться? Я полагаю, новый вид гомункула. Брр… мои извращенные мысли.
— У меня тоже есть кое-что, — вставил свои пять копеек невозмутимый Учиха. Он вытащил из-под плаща свиток и положил рядом с моим, — Орочимару, передашь это Суйгетцу. Так сказать, Рождественский подарок от меня.
— Хорошо, Саске-кун… — сквозь зубы прошипел бледнокожий.
— Я бы задержалась, но не хочу отвлекать вас от важных дел, учитель! — я вновь с ухмылкой обратилась к блондинке. — Что ж, не буду мешать. Саске, ты со мной? — я, не подумав, задала вопрос. Проклятье! Зачем я это сказала?!
— Да. Нам уже пора, — он взял меня за плечо и повел к выходу. — С наступающим Рождеством, саннины.
— Идите уже! — кричала вслед Цунаде.
***
Мда уж… Не каждый день увидишь подобное. Но в одном я точно убедилась: у Пятой грудь натуральная.
Учиха продолжал держать меня за плечо до выхода из госпиталя, затем сам отпустил. Последний раз он держал меня так в измерении Кагуи.
— Ты решила: с кем пойдешь на вечеринку? — Учиха окатил меня своим холодным взглядом. Я не ответила на его вопрос, доставая сигарету. После того, как я подкурила, он продолжил: — Не хочешь пойти вместе?
— Меня приглашал Ли. Я, наверное, пойду с ним, — я пыталась отнекиваться от предложения.
— Ли идет на вечеринку с другой девушкой, — темноволосый ухмыльнулся.
— Ах да… у него ведь новая избранница.
— Ты ревнуешь?
— Ли? Вовсе нет. Он ведь мой друг. Я только рада за него.
— Друг, с которым хорошо трахаться? — Саске с презрением посмотрел на меня.
— Даже если так, тебя это не касается, — я хотела развернуться и уйти, но мужчина схватил меня за руку. — Мне больно, отпусти!
— Ответь на вопрос.
— Ты издеваешься? Пусти меня!
— Зачем ты трахаешься с ним?
— Отпусти!
— Зачем?
— Перестань! — у меня получилось вырваться. — В городе полно девушек, мечтающих сходить с тобой на вечеринку, но я не из их числа. Оставь меня наконец-то, в покое.
Мы в упор смотрели друг на друга. В его глазах читался страх. А еще… одиночество. Точно такое же, как и несколько лет назад, когда его душа была окутана болью и ненавистью. Взгляд был подавлен, будто бы он не просто страдает, а желает умереть. Мне надоели эти игры в гляделки. Нужно уходить. Брюнет по-прежнему стоял на дороге и смотрел мне вслед. Я не оборачивалась, потому что чувствовала по щекам потоки теплых слез. Это второй раз. Дважды, за последнее время, Учиха довел меня до слез. Мне так невыносимо. Саске, ну почему сейчас?..
***
У меня осталось четыре часа, чтобы выспаться. Мне предстоит заменять Хинату в ее ресторанчике. Подруга уговаривала пойти на вечеринку, а для заведения нанять кого-нибудь другого. Но вместо этого я в ответ уговаривала дать мне возможность на сутки подержать ресторан. Безумство, правда? Это хорошо, что Наруто еще не знает об этом.
Да, мое Рождество пройдет в одиночестве… Я солгала Учихе. Я знала, что Ли пойдет на вечеринку с его очередной профурсеткой. Но, как оказалось, Саске тоже был в курсе. И откуда он всегда все знает? Это способность риннегана?
Буду надеяться, что мои друзья и товарищи проведут праздник прекрасно: в тепле и уюте. А меня ждет целая ночь с огромным баром саке!

Цветение зимней вишни. Глава 16

Заключение: «Рождество»(Часть первая)
***
Подъем, Харуно! Черт, пора вставать… Так не охота. Но я ведь сама напросилась отвечать за ресторан. К тому же саке из бара можно брать за счет заведения, хи-хи. Мне уже стоит собираться, чтобы не опоздать. Нужно выглядеть хорошо. Я, как-никак, сегодня отвечающая за целый ресторан!
***
Надев новогоднее кимоно, я завила волосы (чего раньше никогда не делала) и нанесла легкий макияж. Думаю, для рождественского вечера сгодится. Мой дом уже привык пустовать без меня: то провожу свои ночи с Роком Ли, то напиваюсь в барах или даже на улицах, то задерживаюсь на долгосрочных миссиях, или же тружусь на работе до упора. Итак, Сакура, твой выход!
Какая превосходная погода. Метель утихла, со всех сторон поют песни. Замечательная обстановка! Я шагала по сумеречной улице, наслаждаясь сигаретным дымом. Как говорит моя подруга Ино: «Брось эту гадость! Ты ведь будущая мать и должна думать о своем здоровье!!!» Ах, Яманака, ты с самого детства учила меня быть лучше. Спасибо тебе!
***
Настал этот момент! Я стояла на пороге ресторанчика Хинаты. Господи, как же тут красиво… Когда я зашла внутрь, я на минуту ощутила себя в сказке: повсюду сияют разноцветные гирлянды, хлопают блестящие хлопушки, столы украшены новогодними скатертями, к стульям были привязаны воздушные шары и играет чудесная рождественская музыка. Восхитительно! Подружка постаралась на славу.
— Сакура, — ко мне и подбежала хозяйка этого чудесного места и поцеловала в обе щеки. — Тебе нравится?
— Хината, ты большая молодец. Думаю, гости считают не иначе.
— Спасибо… Так, вот ключи. Ресторанчик закрывается в одиннадцать. После весь бар в твоем распоряжении. Все, как я и говорила, за счет заведения. Только не переусердствуй, пожалуйста… А если ты все же передумаешь и захочешь на вечеринку, мы все тебя ждем, — девушка с надеждой улыбнулась мне.
— Нет, дорогая. Пожалуй, я проведу Рождество одна. Все будет в порядке. Не переживай, — я натянула фальшивую улыбку. — Наруто тут?
— Нет. Он…
— Узнал, что я не приду на вечеринку и обиделся, так?
— Да…
— Неудивительно. Ничего, успокоится немного, я его угощу раменом, и он забудет об этом.
Подруга мило улыбалась и смотрела на меня тревожно и волнительно. Черт, опять этот взгляд! Как же он мне надоел.
— Кажется, тебе пора. Ни о чем не беспокойся, ни один гость не уйдет от сюда недовольным.
— Я на тебя рассчитываю, — брюнетка поцеловала меня в обе щеки и крепко обняла. — С наступающим, Сакура
— И тебя, дорогая, — я прижалась к подруге еще сильнее. После девушка отпустила меня и побежала домой.
— Хината, — я крикнула ей вслед, — аккуратнее. И не носи тяжести, — я подмигнула ей.
— Сакура… ты… — брюнетка растеряно посмотрела на меня. Да, милая, я уже догадалась! В таких случаях, женщину всегда выдает ее поведение.
Хината одна из немногих, кто рассмотрел во мне фальш, но не отвернулся от меня. За это я ее очень ценю. Хьюга… в смысле, Узумаки… всегда отличалась добротой и лаской к людям.
***
Ресторанчик сегодня кишит посетителями. Люди приходили семьями и парочками. Люди выглядели счастливо. Ну разумеется, сегодня ведь Рождество! Вот только время так медленно тянется… Народу было настолько много, что я не успевала сходить на перекур. Вот же напасть! Посетители уходили и приходили, уходили и приходили. И так весь вечер. Меня зацепила одна семья. Молодой мужчина с хладнокровным видом, рядом с ним трепещущая над ним женщина, скорее всего, его жена, и маленькая веселая девчушка, прыгающая на диванчике взад-перед. Я увидела в них что-то схожее с собой. Возможно потому, что у меня была такая же семья… Но характер этих людей нельзя сравнить ни с моим, ни с моими родителями. Троица сидела дольше всех. До самого закрытия. Я не могла свести с них взгляд. Эта женщина напоминает мне… меня. Но только в прошлом. В далеком прошлом. От которого не осталось ни следа.
***
И вот он — долгожданный момент! Часы пробили одиннадцать. Люди стали расходиться по домам — встречать Рождество. У каждого свои заботы: кто-то ляжет спать, кто-то займется любовью со своей второй половинкой. Одни будут укладывать детей, другие веселиться до утра. А кто-то напьется в одиночестве и всё больше будет осознавать, насколько никчемна его жизнь. Пожалуй, выберу последний вариант.
После закрытия, я приступила к генеральной уборке: вытерла полы, перемыла посуду, остатками еды накормила бездомных собак и кошек, в общем, сделала все, чтобы с утра, вместо сладкого похмелья, не пришлось приступать к работе. Но это не значит, что я не успела пригубить ни одной бутылочки саке. Я пригубила две. Нужно будет закрыться на замок. Хината говорила, что ее отец любит наведываться без приглашения. Не думаю, что ему будет приятно вместо любимой дочурки, увидеть ее пьяную подругу.
Погодите. Кто-то щелкнул дверью. Возможно, это Хиаши-сама? Не думаю. Уже слишком поздно.
— Мы закрыты. Приходите завтра, — я стоя спиной к залу обратилась к неизвестному, протирая тарелку от воды.
— Может, сделаешь мне исключение?
Дрожь по коже. Волосы встали дыбом. Этот голос! Проклятье…

Цветение зимней вишни. Глава 17

Заключение: «Рождество»(Часть вторая)
***
Тарелка выпадает у меня из рук и с грохотом разбивается об кафель. Черт! Зачем он пришел? Он ведь собирался на вечеринку! Как он вообще узнал, что я здесь? Хината? Вряд ли. Наруто? Ах, ну кто же еще?! Идиот…
— Что ты здесь делаешь, Учиха? Разве ты не пошел на вечеринку? — я продолжала стоять спиной к залу, протирая следующую тарелку. Руки тряслись, будто меня было током.
— Я был там. Дом Узумаки кишит людьми. Твои подруги со своими мужьями тоже на празднике. Они все передавали тебе привет.
— А тебе так и не удалось найти себе подружку для вечера, так? — я перевела тему.
— Почему же? Удалось. Я был с девушкой. Мы немного выпили, развлеклись… Она решила остаться на празднике. А я ушел искать тебя.
— Хочешь сказать, ты просто переспал с ней, и вы разошлись?
— Сакура, я получаю от людей то, что хочу. И когда хочу, — мужчина высокомерно окинул меня взглядом.
— Деспот!.. — я прошипела в ответ, — Как ты узнал, что я в ресторане? Узумаки меня сдал?
— Добе? — он усмехнулся, — Человеку с риннеганом не составит труда кого-нибудь отыскать.
— Ясно. Ну и зачем ты пришел? — я положила последнюю тарелку на место в сервант и спустилась на пол, чтобы убирать осколки. Темноволосый медленно подошел ко мне, наклонился рядом и стал помогать. Наши головы пару раз легонько коснулись. Подобрав последний кусок тарелки, я медленно поднялась с корточек. Саске повторил мои движения. Забрав осколки из его руки и смешав со своими, я положила их в раковину.
Скрестив руки на груди, мой презрительный взгляд смотрел в упор на мужчину.
— Ну, и что ты от меня хочешь? Если мне не изменяет память, сегодня утром я просила тебя оставить меня в покое.
— Я принес тебе подарок, — его взгляд перевелся на столик рядом с баром, игнорируя мои слова. На нем лежала маленькая коробочка. Я медленно подошла к столику и стала раскрывать упаковку. — С Рождеством! — Учиха договорил.
В коробке лежал цветок Сакуры, закупоренный в необычном кристалле.
— Его сделала Гурен. Да? — я с любопытством рассматривала подарок. Гурен — куноичи деревни Звука, обладающая Стихией кристалла.
— Да. Но цветок нашел я. В прошлом году. На Рождество. Так что, этот кристалл давно ждал своего хозяина.
— Здорово… Спасибо.
— Я рад, что тебе нравится, — мужчина не спеша направился ко мне, подойдя впритык. Он положил руку мне на плечо и пристально глядел на меня. — Прости, что заставил так долго ждать.
Нет-нет-нет! Только не это! Мое лицо вернулось в прежний облик безразличного человека. Я грубо убрала руку со своего плеча и сделала шаг назад. Саске хотел шагнуть мне навстречу, но моя ладонь уперлась в его грудь, что остановило его.
— Нет! Стой, где стоишь!
— Но почему?
— Я сказала! Не приближайся!
— Да что с тобой происходит?! — мужчина в недоумении посмотрел на меня, будто бы ничего не понимая. Он выглядел раздраженно.
Это было последней каплей. Камень на сердце раскололся. Лед начал стремительно таять. А эмоции взяли вверх надо мной. Вот теперь ты точно проиграла, Харуно… Все, чего ты достигла за три года, — ушло коту под хвост. Наруто, ты был прав. Я действительно жалкая!
— Что со мной происходит, спрашиваешь?! А я тебе расскажу, что происходит, проклятый Учиха! Знаешь, что случилось после того, как ты ушел путешествовать? После того, как лишил меня невинности? После того, как пообещал взять с собой «в следующий раз» и стукнул по лбу? Не знаешь? Тогда слушай сюда: я превратилась в чудовище, неспособное ничего испытывать! Я как робот! Я больше ничего не чувствую! А ведь все благодаря тебе! У тебя вообще есть совесть?! Почему ты ни разу не написал Конохе, что с тобой все в порядке? Почему не отреагировал на подставу Кидо? (Он хотел убить меня!) Почему не пришел на свадьбу лучшего друга? (Наруто никогда бы так не поступил!) Почему заставил ждать три года? Почему напомнил о себе, спустя столько лет? Почему, почему, почему?! За что ты причиняешь мне столько боли?! — я кричала и топотала ногами, как маленький ребенок. Мои глаза чувствовали дискомфорт от большого потока слез. Но я ничего уже не могла поделать. — Мой разум ненавидит каждую клеточку твоего тела! Но в моем сердце… — я сжала на груди кимоно, — в нем по-прежнему живет любовь к тебе! Да, Учиха, ты не ослышался! Я ненавижу тебя ровно столько же, сколько люблю! Теперь ты доволен?! А сейчас убирайся отсюда! Убирайся вон! Хватит меня мучить! Я ненавижу тебя! Ненавижу, ненавижу, ненавижу!!! — с последними словами, я бросилась на брюнета и стала бить его кулаками в грудь. Из-за пьяного состояния, мои руки словно не слушались меня. Про концентрацию чакры вообще молчу.
— Хватит, — мужчина схватил меня одной рукой и прижал к груди. Вырываться было бессмысленно. Саске сильнее меня во множество раз, и я просто сдалась, отдавшись эмоциям и начала рыдать навзрыд.
— Ненавижу, ненавижу, ненавижу… Хватит меня мучить. Уходи!
Учиха отпустил меня. Сделав глубокий вдох, он развернулся и уже собирался уходить. Но тут я начала рыдать еще сильнее. Ах… мы, женщины, такие непредсказуемые! Минутой раньше мне хотелось, чтобы он ушел прочь, но теперь я просто мечтала оказаться в его объятьях. Я, продолжая рыдать, ушла к окну и села на подоконник. Пачка… Где моя пачка? Фух, нашлась. Открыв окно, я подкурила сигарету и пыталась успокоиться. Саске по-прежнему стоял спиной ко мне. Ничего уже не понимаю. Он уходит или остается?
— Как же ты меня раздражаешь… — брюнет прошипел, как змей. Услышав, до боли, знакомые слова, я перестала реветь. — Ты ужасно надоедливая, — мужчина развернулся в мою сторону.
— Значит, уходи, если я тебя раздража…
— Замолчи, — за секунду, он оказался около меня, не успев я договорить. — Это правда. Ты раздражаешь меня. И я считаю тебя надоедливой. Я знаю все, что с тобой произошло, — от последней фразы, мои глаза широко раскрылись. — Я хорошенько потрепал деревне нервы, не давая о себе знать. Я чуть не подверг тебя гибели из-за Кидо. Я и в правду плохой друг: не пришел на свадьбу Усуратонкачи. Я обещал тебе вернуться, но ты не дождалась меня. И это полностью моя вина. Ты искала замену, зная, что не найдешь. Ты пыталась забыть меня, напиваясь в барах с подругами и трахаясь с другими мужчинами, но и это не помогало, а лишь усугубляло твои страдания. Ты даже с Ли согласилась на отношения без обязательств, лишь бы не чувствовать себя полностью одинокой. Ты загробила свою жизнь сигаретным дымом, — он читал меня, как открытую книгу. Откуда? Откуда ему все известно? — Можно перечислять бесконечно. Но какой в этом толк, если мои узы с тобой нерушимы?
— Что ты только что сказал? — я, еле дыша, задала вопрос. Это признание? Или я в конец сошла с ума?
— Я еще не закончил, — Учиха грозно посмотрел мне в глаза, взяв меня за подбородок. Я нервно сглотнула. — Так-то лучше. К чему весь этот разговор? Я соврал тебе. Соврал, что мое путешествие не окончено. Наоборот. Оно только начинается. Я не просто так вернулся в Коноху. Странствуя, я кое-что понял: Нет ничего идеального и совершенного. Даже Сусанно можно пробить, если хорошо постараться. Сакура… Я знаю, что причиняю тебе боль. Я оставил тебя, чтобы дать шанс начать жизнь заново. Без меня. Без боли и страданий. Но сам не выдержал этого испытания. Я слабак.
— У меня почти получилось, если бы ты не вернулся, — я подавлено смотрела на него.
— Знаю, дорогая, знаю… Я думал о тебе каждый день. Особенно весной, сидя под цветущей вишней. Ее лепестки напоминали мне твой запах. Меня окутывала невыносимая тоска. Я не мог больше терпеть, поэтому вернулся… Сакура, я понимаю, что тебе сложно меня прощать. Но ты прощаешь. Ты — мастер делать невозможное. За три года ты сумела разрушить множество уз, чего не смог когда-то сделать я. Твоя сила, как физически, так и морально — она поражает меня! Ты воистину невероятная женщина, — невольно, по щеке мужчины покатилась слеза. — Я здесь, чтобы задать тебе вопрос, от которого зависит мое будущее: Сакура Харуно, ты согласна попробовать начать все с чистого листа и уйти со мной в путешествие?
— Бака… — я в слезах обхватила ладошками лицо Саске и подарила ему страстный поцелуй.
***
Без пяти минут полночь. Мы с Учихой лежали на полу, рассматривая обнаженные тела друг друга. О, как же он красив! Его великолепное тело…
— Ты так и не ответила, — смущенно прошептал брюнет.
— Дай мне время, — я нежно погладила щеку мужчины. Его ладонь накрыла мою. Темноволосый расстроено смотрел на меня. — Не делай такое лицо. Иначе я буду думать, что ты сомневаешься во мне.
— Мне невыносимо от одной мысли, что ты не будешь со мной рядом.
— Потерпи, — я прижала голову Учихи к своей груди.
Часы пробили двенадцать раз. Наступило Рождество! За окном гремели залпы салюта. Со всех сторон разносился радостный визг детей и взрослых. Но самый громкий был слышен неподалеку от особняка Хокаге.
«Я СТАНУ ПАПОЙ, ДАТТЕБАЙО!» — горланил знакомый голос.
— Усуратонкачи… — закатил глаза Саске.
— Да ладно тебе. Его можно понять. Он теперь будущий отец… — я нежно улыбнулась. Хината, ты большая умница!
Учиха, подняв голову с моей груди, удивленно взглянул на меня, затем улыбнулся в ответ и поцеловал в лоб. За окном играла метель. Какая прекрасная новогодняя ночь… Ночь, которая изменила все!

Цветение зимней вишни. Глава 18

Эпилог.
***
— Пообещай, что скоро вернешься! — трепала меня за плечи Цунаде-сама.
— Обещаю, учитель… — я нежно обняла блондинку. Та со слезами прижала меня к своей большой груди. Уф… вот это формы, черт возьми!
— Простите, мне тяжело дышать…
— Ох, прости, — женщина отпустила меня.
— Удачи! Я верю в вас, — улыбнулся Хокаге.
— Спасибо, Какаши-сенсей!
Шестой и Пятая выглядели расстроено из-за того, что я покидала деревню. Но я же не навсегда. Чего так горевать-то?
— Сакура! — обратил на себя внимание толстобровый парень и направился прямиком к нам. Я приветливо и искренне (ведь я больше не фальшивка!) ему улыбнулась.
— Да, Ли. Рада тебя видеть сегодня.
— А я-то как рад! Теперь ты вновь настоящая. Грустно только, что уходишь…
— О, это ведь ненадолго. Тем более, миссия по поимке Кагуи еще не окончена. Саске поручили это задание. Мы с Цунаде-самой исследовали труп Зецу и нашли много важных зацепок. Вот только теперь их будут тестировать уже без меня… Ну ничего! Думаю, в нашем госпитале достаточно квалифицированных медиков.
— Не говори так. Таких ирьенинов, как ты и Пятая — на миллиард! — заявил парень. — Ну, а как же твоя клиника? Ее закроют?
— Пока я буду отсутствовать, за психиатрию будет отвечать Шизуне. У них с Кабуто в приюте есть дети, нуждающиеся в помощи и поддержке.
— Ясно, — после толстобровый дружелюбно обнял меня. — Буду скучать по тебе, Харуно.
— Я тоже, дружище!
— Но знаешь, — отстранившись от меня, он добавил: — Твой Учиха никогда не сможет отжарить тебя, как я.
— Идиот… — я закатила глаза, отчего Ли закатился смехом.
Семьи Ино-Шика-Чо тоже были здесь и дружно попрощались со мной. Пара Абураме и Киба со своей кошатницей также решили меня проводить. Вдали ото всех стояла маленькая компания: Саске и молодая влюбленная пара. Среди троицы был человек, прощание с которым было крайне тяжелым. Я направилась к молодым людям и улыбалась милой брюнетке.
— До свидания, дорогая. Береги себя.
— До встречи, Хината. Благодарю тебя, — мы обняли друг друга. — Наруто… — я с осторожностью обратилась к блондину, — пора прощаться.
Узумаки смотрел на меня с обидой и грустью. Отпустив Хинату, я распахнула руки, и он стремительно обнял меня в ответ. Уф… не так сильно, эй!
— Мне будет не хватать вас! Особенно тебя! — с дрожью в голосе он произносил каждое слово.
— И мне тебя, придурок.
— Саске, — на последок, решил сказать Узумаки, — береги ее.
— Без тебя знаю, добе! — огрызнулся брюнет. Наруто ехидно улыбнулся и обнял свою жену.
Пришло время. Обнявшись, мы с Учихой пошли по тропе, все дальше отдаляясь от деревни, скрытой в Листве. С каждым шагом усиливался снегопад. Метель танцевала в плавном ритме. Будто бы вальс. Все вокруг покрылось блестящим плащом. Но самым необычным явлением было цветение зимней вишни. Невероятная красота!
— Смотри! Удивительно, правда? — я с восторгом посмотрела на розовое дерево.
— Она похожа на тебя. Эта вишня смогла распустить бутон, несмотря на лютый холод и метель. Точь-в-точь, как ты… — он поцеловал меня в лоб.
— Слушай, а ты покажешь мне ту новую технику, которой ты так восхищался? Мне уж больно интересно, — мои щеки покрыл румянец.
— Ну… — темноволосый растерялся, — как-нибудь в другой раз! — договорил и щелкнул меня по лбу.
Я взялась ладошкой за место, куда он стукнул. Черт, почему от этого жеста мне так хорошо и приятно?! Может, он означает любовь?
— Саске
— Что? — равнодушно спросил Учиха.
— Наверное, теперь моя очередь сказать это.
— Ну, говори.
— Спасибо тебе. За все.
Мужчина остановился и, широко раскрыв глаза, осмотрел меня сверху вниз. Я рассмеялась и ласково поцеловала его в губы.
Когда я училась в академии, нам всегда говорили, что настоящие Шиноби не должны показывать своих чувств и эмоций. Во что бы то ни стало. Но… несмотря на железные правила, Шиноби — тоже люди. И у них, как и полагается людям, есть душа и сердце. К чему я веду? Последние три года я считала, что, замыкая в себе настоящую себя, я становлюсь сильной и непоколебимой. Я глубоко ошибалась. Как там говорил Наруто? Если ты будешь делать все в одиночку, ты проиграешь. Я наконец-то поняла, что он хотел этим сказать. Только благодаря узам, Шиноби становятся действительно непобедимы. Теперь и я это знаю. Теперь и я — истинный Шиноби!

СасуСакуы.ру - Цветение зимней вишни - версия для печати

Скрыть