СасуСаку.ру - Один звонок — два оживших сердца - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Один звонок — два оживших сердца

По пути домой я уже по привычке зашла за кофе, который поможет отложить сон на несколько часов. Но он уже не помогал так, как прежде и как хотелось бы. Я безнадёжно тратила время на мысли, от которых старалась избавиться всеми способами. И самым действенным оказался лишь один - учёба. Она действительно умеет забрать себе внимание целиком. Главное не отвлечься, не отступить от системы, продолжать двигаться по накатанной. Я старалась не покидать стены университета как можно дольше, лишь бы находиться дома минимальное количество времени. Теперь я действительно ненавидела когда-то любимую квартиру. Ненавидела каждую её деталь, каждую вещь. Она осталась самым огромным воспоминанием, в котором мне приходилось существовать каждый день. Почему бы мне не переехать? Дорого, глупо, бесполезно и… Нет, я не могу, ведь я не хочу этого. Как бы сильно я не внушала себе забыться, меня не покидала мысль, что всё может вернуться, что в один прекрасный день раздастся звонок в дверь - и этот месяц испариться, словно мне он приснился.
Дорога от университета до дома была самой трудной, ведь здесь мне нечем загрузить себя, не на чем сконцентрироваться и поставить барьер перед бестолковыми мыслями. Полупустой стаканчик с кофе, рвущиеся от тяжести книг пакеты, промокшие от дождя туфли - это ли не повод, чтобы считать сегодняшний день отвратительнее вчерашнего? Но я ведь знаю, что завтрашний будет ещё хуже.
- Сакура? Ты только идёшь домой? - женский голос впереди вынудил меня приподнять зонт.
Тен-тен. Однокурсница. Будучи так неожиданно вытянутой из раздумий, я не услышала вопроса, нелепо смотря ей в лицо. О чём мне говорить с ней? Стоит ли натянуть на лицо улыбку?
- Не лучшая погода выдалась, - нет, не могу притворяться. Сейчас нет.
- Ты даже с зонтом вся вымокла. Бледная такая, - она чуть наклонилась вперёд, чтобы лучше рассмотреть моё лицо. - Нет, курсовую, конечно, надо делать, но ты уж слишком выматываешься. Ещё куча времени, успеем.
Её бодрой улыбке можно было только позавидовать. Хотела бы я посмотреть на её выражение лица, когда она бы узнала, что курсовая уже закончена.
- Тебе бы отдохнуть. Не хочешь с нами? Мы тут недалеко собраться решили, а то только на лекциях есть время пообщаться.
- Нет, извини. Нужно много учить.
Конечно, в этом есть свои плюсы. Бесполезные разговоры умеют отвлечь, но проходит это слишком быстро. Да и портить атмосферу своим настроением совсем не хочется. Я не смогу переключиться за секунду.
- Успеешь ты всё выучить, Сакура. Что с тобой вообще в последнее время? Всё учишь, с нами никуда не ходишь. Там, кстати, Дейдара про тебя спрашивал, - тон её голоса тут же изменился, желая привлечь мой интерес. - А ты как? Одна?
- Прости, мне нужно идти. Кажется, дождь усиливается.
Я не дожидалась от неё прощальных слов, не хотела видеть выражение её лица, после того, как я пронеслась мимо. Тен-тен, куда же ты свернула, почему именно так… Чёрт! Бросив стаканчик с холодным кофе в урну, я быстрее зашагала вперёд. Можно подумать, меня преследуют. Вечер становился только хуже, а ведь впереди ещё вся ночь.
Остановилась я только возле лифта, где меня и настиг вопрос, от которого я едва не неслась по улице.
«Одна?»
Почему так задевает это слово? Почему так хочется стереть из своей памяти его значение? Я ведь осознала это. Да, одна. Я одна! Мне отчаянно захотелось выкрикнуть это, чтобы оно эхом отбилось от стен подъезда, но не думаю, что соседи будут рады такому громкому заявлению. Пожалуй, лифт я ненавидела ещё больше, поэтому старалась его по возможности избегать. Сегодня же такой возможности у меня нет - дотащить книги по ступенькам сил уже не хватит. Я прикрыла глаза, в очередной раз надеясь, что это поможет. Но нет. Эта железная коробка разводит во мне бурю. Повозившись с ключами, я зашла в квартиру. Клянусь, мне до сих пор мерещится запах ментола. Я не теряла времени, потому почти сразу села за стол, добавив ещё учебников к тем, которые уже выстроили здесь своеобразную крепость. Одно плохо - слишком быстро кончались. Приходилось покупать много ручек и стержней, чтобы выполнять все задания. Никогда не думала, что превращусь в машинку по использованию чернил.

Как и предполагалось, время шло, а я не отвлекалась ни на минуту. Только мимолётно взглянув на время, поняла, что пора идти в душ, а дальше уже можно продолжать без перерыва. Только я отложила ручку, как на подоконнике завибрировал телефон. Так поздно? Родители звонили вчера. Неужели что-то случилось? Я подошла к окну и ещё на расстоянии заметила не буквы, а цифры. Что?... Телефон в моих руках задрожал, грозясь вот-вот выпасть. По телу пробежали мурашки, глаза распахнулись шире, я застыла на месте, с трудом держась на ногах. Зачем?... Зачем он звонит? Всё, от чего я ограждалась, от чего старалась избавиться, рухнуло на меня с новой силой. В моей голове тут же замелькали воспоминания, его слова, сказанные мне в последний раз, и я не могла решиться ответить на звонок. Мне было страшно, волнительно, я даже представить не могла, что он может сказать. Я ведь поверила. Поверила ему тогда.
«Нам больше не нужно видеться. Забудь меня, сотри мой номер. Больше я не появлюсь в твоей жизни. А если встретишь меня на улице, пройди мимо, словно мы незнакомы. Не пытайся найти этому причины. Я решил так, ты не при чём. Будь счастлива»
Долго. Я слишком долго ничего не делаю. Пошло всё к чёрту. Будет, что будет.
- Алло.
- Сакура.
Всё внутри меня сжимается, я едва не всхлипываю, когда слышу его голос, потому спешу зажать рот рукой. Что бы он не сказал, я должна держаться. Пусть он снова причинит мне боль, пусть снова заставит плакать, пусть мне придётся заново из этого выкарабкиваться - я справлюсь. Теперь я действительно со всем справлюсь. Только пусть он говорит. Я не слышала его месяц, не знала, что с ним происходит, чем он живёт. И я, чёрт возьми, действительно отчаянно искала причину расставания в себе. Почему он оттолкнул меня? Почему сделал это так больно? В чём же я виновата?
- Помоги…
С моих губ срывается шумный выдох, я в замешательстве смотрю перед собой, медленно спуская руку на подоконник, чтобы хотя бы он послужил мне опорой. Только сейчас я расслышала его голос, и меня словно толкнули в спину.
- Саске? - с нескрываемой тревожностью спрашиваю я, сильнее прижимая к уху телефон. - Что случилось? - мой голос дрожит.
Я не слышу ничего, кроме его рваного дыхания. Почему он молчит? Что происходит? Боже…

Один звонок — два оживших сердца. Глава 2

Я в панике выскочила из дома, успев накинуть плащ и схватить сумку. Моё сердце колотилось в бешеном ритме, я не могла дожидаться лифта, потому помчалась вниз по ступенькам. Сбившееся дыхание только ещё больше разжигало во мне страх и боязнь не успеть. Я понятия не имела, что происходит, но мне казалось, что я могу опоздать. На ходу вызвав такси, я выскочила из подъезда, и меня с головой накрыл ливень. Из-за него было действительно трудно что-то увидеть, учитывая, что сейчас уже ночь. Я вызвала машину на соседнюю остановку, потому быстро понеслась в её сторону. Я думала, что это поможет сэкономить время, хоть немного приблизит меня к нему. Я промокла насквозь, всё тяжелее дышала, но продолжала нестись к машине, которая уже появилась в поле моего зрения. Водитель, казалось, принял меня за сумасшедшую, когда я запрыгнула в машину и выкрикнула адрес. Благо, он понял, что я действительно спешу и сразу двинулся в нужном направлении. В эти минуты я правда готова была сойти с ума. В своей голове я выстроила уже сотню картинок, тысячи вариантов развития событий не оставляли меня всю дорогу. Я буквально чувствовала, как закипает кровь. Мужчина за рулём только настороженно на меня поглядывал, когда я прижимала руки к груди и бормотала что-то себе под нос. Мы въехали во двор. Я с трудом справилась с желанием выскочить из машины прямо на ходу. Пальцы судорожно пытались открыть кошелёк, но это никак не выходило. Наконец, я отдала мужчине деньги и выбежала на улицу, где ливень, похоже, не собирался останавливаться.
- Ну же, открывай… - бормотала я, когда набрала две цифры на домофоне. - Саске
Почему же так долго? Неужели он не здесь? Где же он? Что случилось?
Звук, оповещающий о том, что дверь открыта, заставил меня с облегчением выдохнуть. Но это продлилось всего секунду, ведь именно сейчас я вспомнила его «помоги», сказанное таким непривычным ему голосом. Я снова неслась сломя голову, с трудом не спотыкаясь на этажах, где света не было. Едва чувствуя собственные ноги, прижимая руку к горящей груди, я потянулась к ручке его двери дрожащими пальцами. Щелчок - и я вхожу внутрь. Тут же понимаю, что силуэт, стоящий в коридоре, и есть он. Рука машинально тянется к выключателю, и в следующее мгновение включается свет. Я едва могу дышать, ведь дыхание перехватило, ноги подкашиваются, но я успеваю опереться рукой на стену. Моё сердце колотится быстрее, хотя, казалось, быстрее уже невозможно.
- Саске
Я успеваю встретиться с ним взглядом, прежде чем его веки опускаются, а сам он начинает съезжать вниз по стене.
- Саске! - кричу я, подбегая к нему. - Господи, что случилось?! - я падаю на колени, и его тело теперь опирается на меня.
Я не перестаю что-то бормотать, судорожно провожу рукой по его голове, которая сейчас лежит у меня на плече, мои ладони ощупывают его плечи, и только затем переходят на спину. Я в ужасе замираю, когда они становятся мокрыми. Медленно подношу одну руку к своему лицу, и из моих глаз тут же катятся слёзы. Саске… Нет!
- Очнись, ну же! - кричу я, не прекращая трясти его. - Открой глаза! Боже!
Я быстро отстранила его от себя и поднялась на ноги. Мои пальцы крепко сжали его куртку, и я приложила все силы, чтобы дотащить его до ванной, которая, к моему счастью, была близко.
- Всё нормально, всё будет нормально, обещаю… - судорожно шептала я, постоянно всхлипывая и вытирая лицо от слёз. - Я всё сделаю…
На ватных ногах я вернулась в прихожую и, забрав сумку, быстро вернулась в ванную.
- Ты справишься. Ты всё сделаешь. Успокойся, - твердила я себе, доставая из сумки всё, что могло пригодиться, попутно вытирая непрекращающиеся слёзы.
Я придвинулась ближе к нему и поднесла к носу нашатырь. Заметив, что он приходит в себя, я отложила вату и принялась стягивать с него куртку. Теперь-то я успокоилась окончательно. Я знала, что всё сделаю. Иначе быть не может.
- Ну же, помоги мне. Сядь, - требовательным тоном обратилась я к Саске, пусть мой голос всё ещё дрожал.
Я не видела его лица, поскольку находилась сзади, и сейчас я была этому несказанно рада, ведь я сомневаюсь, что у меня получилось бы собраться, будь я напротив. Я не смогу снова увидеть его таким. Куртка, наконец, была снята. Плечом он опирался на ванну, потому снимать рубашку полностью я не стала. Когда ткань открыла часть его спины, я снова в ужасе замерла.
- Чёрт, - непроизвольно вырвалось у меня.
Нет, я справлюсь. Я обещала тебе. Пинцет… Поднявшись на ноги, я принялась открывать все шкафчики и, в конце концов, нашла его. Быстро обработала спиртом руки, пинцет и принялась за дело. Саске тут же зашипел, всё его тело вздрогнуло и напряглось, от чего я и сама невольно сжала зубы. Слушать его дыхания было для меня самым тяжёлым. Я буквально физически ощущала его боль. Давай же, Сакура. У тебя нет права на ошибку. Я старалась сосредоточить на этом всё своё внимание, от чего теперь мои руки не тряслись, что повышало шансы справиться со всем быстро. Со второй попытки мне удалось достать пулю, и Саске снова прильнул к бортику ванны.
- Потерпи ещё немного. Нужно зашить рану.
Я закопошилась в своей коробочке и вытащила оттуда нить с иглой. Боже, я делала это всего раз… Меня словно пробило током, когда прозвуччал его сдавленный и хриплый выдох. Но именно он внушал бесценную сейчас уверенность. Обработав рану, я принялась за работу, и мне приходилось бороться с самой собой, ведь я отчаянно хотела прекратить всё это, лишь бы не причинять ему боль. Я не хотела слышать его хриплое дыхание, не хотела слышать его болезненные стоны, которые он оставшимися силами старался мне не показывать, но, в то же время, я не могла всё бросить. Он верит в меня. Почему же я не могу поверить в себя? Я справлюсь.
Заклеив рану, я действительно выдохнула с облегчением. Всё кончено. Но… что теперь мне делать? Я сделала то, зачем он меня позвал, и я уверена, что он не хочет, чтобы я задавала ему какие-либо вопросы. Уйти? Оставить его одного? Разве сейчас это правильно? Я не знаю, сколько мы просидели вот так, на полу в ванной. Когда он попытался подняться, я тут же подхватила его под руку и только сейчас снова взглянула на его бледное лицо, от которого у меня сжималось сердце. Я знаю, что ты ничего мне не скажешь, и я не скажу тебе ни слова, только позволь сейчас остаться здесь. Я помогла ему дойти до спальни, где уложила на кровать и стянула с него ботинки. Он всё ещё тяжело дышал и морщился от боли, стараясь принять менее болезненное положение. Уснул почти сразу, ведь теперь у него совсем не было сил. Какое-то время я просидела рядом, сжимая его руку, и не могла заставить себя прекратить задаваться бесчисленными вопросами. Что же с ним произошло? Кто и зачем в него стрелял? Раз он позвонил мне, значит, не хотел ехать в больницу. Почему же? Мне так хотелось обо всём узнать, но я действительно боялась. Неужели поэтому он оставил меня тогда? Неужели он правда замешен в чём-то? Значит ли это, что он не врал, когда говорил, что я дорога ему? Или я всё это придумала? Я упорно старалась найти взаимосвязь. И я безгранично надеялась, что в этом и кроется причина того, что он тогда оттолкнул меня. Неужели он сделал это, потому что волновался за меня? Почему я так хочу в это верить? Дура.
Через какое-то время я решила оставить его одного и перебралась на кухню. На подоконник, который мне так полюбился ещё с первого дня, когда я побывала в его квартире. Свет был выключен, фонари не горели, но даже так я не смогла бы уснуть. Я не могла перестать думать о том, что произойдёт утром. Мне было по-настоящему страшно. Пожалуй, сейчас будет в два раза больнее, если он снова оставит меня одну.

Один звонок — два оживших сердца. Глава 3

Я резко распахнула глаза, когда услышала приближающиеся шаги. В одну секунду на меня обрушились воспоминания прошедшей ночи и осознание, где я сейчас нахожусь. Мне не приснилось. Я действительно здесь, в его квартире. Как только я соскочила с подоконника, на пороге в кухню появился Саске, внешний вид которого снова заставил меня ощутить волну тревоги. Я не могла двигаться, молча смотря в его глаза. О чём же сейчас он думал? Жалел ли он, что позвонил мне? Хочет ли отправить меня домой сейчас? Пожалуй, сейчас я выглядела слишком растеряно и жалко, но я так не хотела, чтобы он видел меня именно такой. Он смотрел на меня с какой-то напористой решительностью, от которой мне было легко и страшно одновременно.
- Твоя рана… Я осмотрю её? - потупив взгляд, спросила я, не в силах выдержать такое долгое и томящее молчание.
Он ничего не ответил, но повернулся так, что теперь я могла беспрепятственно осмотреть рану. Когда я подошла ближе, почему-то боялась прикоснуться к нему. И я не знаю, чего опасалась больше: его реакции или своих эмоций. Решившись, я аккуратно принялась отклеивать пластырь, от чего его плечо дёрнулась, и прозвучал глухой стон.
- Прости, - вырвалось из меня машинально. - Пришлось делать всё быстро, а под рукой не было всего необходимого. Рана серьёзная, поэтому её стоит обработать получше. Но… всё нужное у меня дома.
Стоя вот так, за его спиной, я снова чувствовала себя намного увереннее, чем смотря в его глаза. Как же так получается?
- Мне нужно в душ.
- Аккуратно.
И он ушёл, так и не повернувшись ко мне лицом. Я находилась в полнейшем замешательстве. Что же он решил для себя? Неужели скажет уйти? Я не могу так. Я пыталась забыть его, пыталась не думать о том, что между нами было, но я ничего не могла с собой поделать, ведь по-настоящему влюбилась. Меня влекло к нему, я хотела быть с ним рядом как можно дольше, но у него всегда были от меня секреты. И я не старалась выпытать о них, мне было достаточно того, каким он был со мной. Я действительно чувствовала, что я для него что-то значу. Не верю, что всё это было выдумкой. Он не поступил бы так. Я искренне хочу в это верить.
Когда Саске снова появился на кухне, на нём уже были джинсы, а в руках он держал чистую рубашку. Я помогла ему надеть её, чтобы причинить минимум боли, и, встав напротив, принялась застёгивать пуговицы. Закончив с последней, я опустила взгляд, решившись начать разговор, о котором думала, пока он был в душе.
- Я не понимаю, что с тобой происходит. Ты по-прежнему молчишь, но я уже говорила, что хочу быть рядом с тобой во что бы то не стало. Тогда ты оттолкнул меня, но сейчас обратился за помощью. И я хочу знать, что я здесь делаю. Я просто медик или…
Он не дал мне договорить, резко прижав к своей груди одной рукой. От такого порыва у меня перехватило дыхание. Зачем же ты так мучаешь меня… Я была счастлива снова почувствовать его запах, его прикосновения. Его пальцы зарылись в моих волосах, и я ощутила, как на глаза наворачиваются слёзы.
- Я совершил ошибку, оставив тебя.
Его такой родной голос был бальзамом для моей души. Мне хотелось разрыдаться, но я только крепко сцепила вокруг него руки намного ниже раны.
- Я не врал. Ты мне нужна, но… Сейчас ты видишь, кто я есть. Я такой, Сакура. И я боюсь, что опасность коснётся тебя.
- Плевать. Я вытащу тебя отовсюду, я со всем справлюсь. Я не слабая, - говорила я сквозь слёзы.
- Конечно нет, малышка, - с ухмылкой произнёс Саске всё ещё хриплым голосом.
Как бы он не старался, я знала, что сейчас он совершенно истощён и испытывает сильную боль. Я так скучала по этому «малышка». Сейчас было так тяжело справиться со своими эмоциями, от чего я не прекращала кусать губы.
- Я ведь поверила тебе…
- Прости меня, - он поцеловал меня в висок и принялся поглаживать рукой по волосам. Я таяла. Впервые за месяц я отпустила всё, что накопилось, не прекращая лить слёзы. - Спасибо.
- Я могла не успеть. Что бы тогда было…
От осознания этой мысли всё внутри сжалось. Это было бы невыносимо - узнать, что его нет. Чёрт, о чём я думаю. Он здесь, с ним всё хорошо, я чувствую его дыхание, чувствую его руки на своём теле и понимаю, что уже не смогу оторваться.
- Позволь мне остаться. Мне больно без тебя. Я не стану помехой, обещаю. Я не знаю, чем пропитана твоя жизнь, но я хочу быть её частью. Пожалуйста, Саске...
- Мне будет легче защитить тебя ценой собственной жизни, чем оставить навсегда. Ты уже часть мой жизни, и я буду оберегать тебя во что бы то не стало.
От его слов я плакала сильнее, чувствуя, как по сердцу разрастается тепло. Снова ощущать его было для меня самым ценным. Его пальцы приподняли мою голову за подбородок, и мы, наконец, встретились взглядами. Как же я скучала по этому пронзительному, заботливому взору. Он вытер слёзы с моего лица, и прикосновения были такими нежными, такими нужными, что я сполна ощутила, что всё это время разлуки была словно мёртвой. Он медленно наклоняется и касается моих губ своими. У меня кружится голова, я запускаю пальцы в его волосы и прижимаюсь к нему сильнее. Сердце набирает ритм, наш поцелуй становится всё более напористым, потому я спешу отстраниться, опаляя его шею сбившимся дыханием.
- Не нужно дразнить меня, малышка.
- Подумай о своей ране.
- Ты ведь об этом позаботишься. Поехали?
Я кивнула, осознавая, что моя квартира снова наполнится красками, которые утратили свой блеск вместе с его уходом. Больше я не позволю ему оставить меня, не дам уйти. Я нуждаюсь в нём, как ни в ком другом. Мне казалось, что я медленно, но верно схожу с ума, находясь не рядом с ним. И я даже боюсь представить, как бы всё повернулось, если бы не этот раздавшийся среди ночи звонок.

СасуСакуы.ру - Один звонок — два оживших сердца - версия для печати

Скрыть