СасуСаку.ру - Договор - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Договор

До чего же прекрасен рассвет. Пожалуй, нет на свете ничего великолепнее сего зрелища. В миг, когда природа словно замирает на несколько мгновений, олицетворяя окончание сумрака и начало нового дня, когда не слышно ни звука, когда ореол короны солнца едва являет свой лик, невозможно оторвать взор от неба, которое наполнено настолько тёплыми и притягательными красками, что нет шансов узреть ни в одно другое время суток. А ежели любуешься рассветом весною, когда природа окрашена в самые шикарные и пёстрые свои наряды, то кажется, что более и нечего желать.
Да, рассвет действительно является самым прекрасным, что существует в природе, но большинство людей в это время ещё спят. Вот и сейчас мир погружён в сон, не подозревая, какое великолепие пропускает. Но далеко не все в этот час наслаждались сновидениями. Были те, кто по долгу службы или по причине крайней необходимости пробудился в столь ранний час, тем самым имея удовольствие полюбоваться на открывшееся им зрелище. Но были и те, кто не сомкнул ночью глаз, тем самым встретив рассвет во всём его величии.
Молодая девушка сидела у окна, усталым взглядом глядя на зарождающуюся зарю. Она провела бессонной всю эту ночь, поскольку была не в силах сомкнуть глаз. Новость, которую ей озвучили прошедшим вечером, не давала нынче ей покоя, заставляя душу метаться в терзаниях, хотя изменить ничего уже не представлялось возможным.
Семья девушки не была особо состоятельной и известной. Некогда их род был знаменит, но затем произошло нечто, что в корне изменило дальнейшую жизнь. Отец молодой особы питал страсть к азартным играм, причём болезненную страсть: не был в состоянии себя контролировать, когда садился за карты, не соображал, что и сколько ставит на кон, никогда не думал о последствиях. Даже женившись, он не упускал возможности сыграть партию с кем-либо.
И всё бы ничего, если бы он мог хотя бы иногда думать о том, к чему подобное его поведение может в итоге привести. Проблема также состояла и в том, что, помимо пристрастия к игре в карты, отец девушки обладал поистине катастрофическим невезением. Быть может, сие и не имело бы столь масштабные размеры, умей он себя контролировать, но в итоге всё оказалось ужаснее некуда.
Вот в один из дней, когда в мужском клубе проходила игра, он вновь вошёл в раж, сев за стол, за которым играли в покер. Многие из господ, которые по вечерам собирались в данном клубе, знали о болезненном пристрастии этого человека, его невезении, просто маниакальном желании играть, при этом ни о чём не думая, кроме возможного выигрыша, поэтому и не особо старались с ним иметь дел. Но в тот день в клубе было несколько мужчин, которые не слыли любителями прощать кому-то тот или иной долг.
Так вот, отец девушки, позарившись на возможность сорвать крупный куш, ведь игроки ставили далеко не символические ставки, подсел к ним за стол. Его пытались отговорить, объяснить, но всё тщетно. В итоге присутствующие махнули на него рукою, принявшись наблюдать за тем, как будет проходить игра. Да, окружающие осознавали, что ни чем хорошим для этого человека игра с данными господами вряд ли завершится, но, как говорится, свои мозги другому не добавишь.
Ничего не соображая, мужчина делал и делал высокие ставки. Кое-кто ещё пару раз пытался достучаться, вразумить, ведь ставки перешли все разумные пределы, особенно для этого человека, но мужчина никого не слушал. Итог сего действа закономерен и печален. Когда мужчина очнулся из забытьи, вызванного игрой, было слишком поздно. За этот вечер мужчина умудрился проиграть всё своё состояние.
Естественно, ни о какой рассрочке или попытке отыграться и речи быть не могло. Собственно говоря, как-то так ему и заявили его оппоненты по игре. Карточный долг, как говорится, святое, его не прощают. Мужчина понимал, что отдать всё, что он проиграл, равносильно остаться на улице, но сие никого не волновало. Долговые расписки были составлены по всем правилам, огромное количество свидетелей присутствовали при игре, так что ни о каком заявлении о мошенничестве, будто у него силой или же обманом выудили всё состояние, лучше было и не заикаться.
На тот момент его дочери было три года. Супруга, узнав о произошедшем, с горя заболела, вследствие чего провела несколько недель в постели, а лекарь заявил, что теперь нервы дамы следует беречь, иначе последствия могут быть крайне тяжёлыми. У семьи осталось немного денег из тех запасов, что на свадьбу в качестве приданого супруге мужчины преподнесли её родители, но этих средств было крайне мало.
Особняк пришлось продать, перебравшись в небольшой дом, аппетиты, к которым были привычны супруги, следовало поумерить, что далось им с огромным трудом, ведь не привыкли к тяготам. Родственники с той и другой стороны некоторое время помогали по мере возможности. Как ни крути, приходилось приспосабливаться к сложившейся ситуации.
Может быть, и не было бы столь ужасным положение, если бы мужчина перестал играть. Но нет, он продолжал участвовать в карточных играх, то и дело проигрывая и без того малые деньги. Нет, конечно, кое-что время от времени он и выигрывал, но это капля в море проигрышей. В результате семья оказалась не просто разорена, а по уши в долгах, оплатить которые не представлялось возможным.
Кому как, а на некоторых людей лишения накладывают не самый хороший отпечаток. То же произошло и с родителями девушки. Привыкшие к достатку, оказавшись разорёнными, они озлобились на всех вокруг, виня окружающих в своих бедах, но никак не себя. Одна из бабушек забрала к себе на некоторое время девочку, в то время как её родители решали, как им строить дальнейшую жизнь.
Девочка получила отличное образование, была обучена этикету и манерам. В итоге она выросла весьма шикарной во всех отношениях молодой леди. Если бы не история её родителей, то она бы оказалась завидной невестой, но любой мог с лёгкостью проверить, что у неё нет приданого, её родители разорены, живут в долгах, существуют благодаря помощи родных, а сие отпугивало потенциальных претендентов на её руку.
Нет, девушка вовсе не сожалела, что никто не желает брать её в жёны по той причине, что у неё нет приданого. Напротив, она радовалась, что таким образом отсеиваются желающие пополнить свои кошельки, а не те, кто действительно был увлечён ею. Её родители, которые знали о сути дела, что состоятельного жениха дочери так легко не сыщут, своё финансовое положение за счёт свадьбы не поправят, в конечном счёте лишь ещё пуще злились. В итоге каждого, кто оказывался в потенциальных женихах, при финансах, обхаживали всеми различными способами, дабы попытаться выдать за него дочь.
Шло время, дураков, как, не скрывая, заявляла девушка, не находилось, что не могло не раздражать её родителей. Но вот в один из дней ей объявили, что девушка должна прибыть домой к родителям, поскольку те что-то важное хотят ей сообщить. Пусть и сильно волновалась, ведь не знала, к чему готовиться, что за спешность, девушка отбыла к родителям.
Подъезжая к дому родителей, девушка почувствовала неладное. На лужайке неподалёку паслись шесть коней, которые явно не могли оказаться собственностью её родителей. Когда же девушка вошла в дом, то сперва столкнулась с тремя мужчинами, которые как-то странно на неё взглянули, а затем увидела вышедших навстречу родителей в компании ещё пары незнакомцев.
- Долго же ты добиралась, - бросила в недовольстве мать девушки, не обременяя себя даже банальным приветствием.
Девушка особо и не переживала относительно подобного приёма, ведь давненько уяснила, что родителям банально на неё всё равно, она им была нужна лишь в качестве, если можно так выразиться, разменной монеты. Они никогда не скрывали, что желают выдать её замуж за богатого человека, дабы поправить своё финансовое положение. Желания дочери их не волновали. В те не шибко частые разы, что она посещала родителей, они вели себя не многим нежнее, нежели сейчас.
- Иди и приведи себя в порядок, - заявил отец, окинув взглядом дочь.
Ни слова не проронив, девушка направилась в нужную ей комнату. Собственно говоря, ничего такого уж страшного и не было, она провела в дороге всего три часа, при этом в повозке. Логично предположить, что на её внешности поездка никак не отразилась, но спорить с родителями она не желала, поскольку не было смысла, лишь только пуще разозлятся.
Пока умывалась и поправляла причёску, девушка раздумывала над тем, для чего же её всё-таки позвали сюда. И кто эти люди? Двое, что вышли в зал с её родителями, были довольно дорого одеты, держались весьма надменно. Неужели её родители связались вновь с кем-то, кто даст им в долг? Да сколько же можно, они и так вряд ли когда-либо расплатятся.
Быть может, эти люди здесь с целью выбить этот самый долг? Девушка отнюдь не отрицала такую возможность, ведь никто не будет вечно ожидать, когда ему вернут деньги, а родители её вряд ли расплатились со всеми кредиторами. Да и те трое незнакомцев, кого она узрела первыми, выглядели именно как солдаты. То есть эти двое привели с собою силовую поддержку, а сие означает, что дело серьёзное.
Но причём тут тогда она? Зачем родители вызвали сюда дочь? Конечно, может статься, что девушку позвали до того, как стало известно, что кредитор пришлёт своих людей с целью получить свои финансы. Может быть, девушка и согласилась бы с данными выводами, если бы не одно «но». Родители, появившись в зале с теми двумя господами, не выглядели испуганными, напротив, они всячески демонстрировали своё превосходство, довольство, словно вот-вот одно из их желаний исполнится. Да и не звали бы её сюда просто так, словно соскучились, решили повидаться.
Девушке всё меньше и меньше нравилось происходящее. Тут что-то было не так, явно назревает нечто плохое, в чём она будет играть едва ли не главную роль. Смутные предположения имелись у девушки, но покуда она старалась не думать о самом ужасном, дабы не накликать беду. Как бы то ни было, она вскоре обо всём узнает, если сие действительно касается именно её кандидатуры.
Вернувшись в зал, где на диване сидели её родители, напротив которых в креслах расположились их гости, девушка бросила невольно взгляд на входную дверь, подле которой стояли двое солдат. Она почувствовала неприятный холодок на спине, осознав, что ей банально перекрывают выход из дома.
Третий же воин стоял особняком в дверях кухни, делая вид, что вообще не при делах, он не понимает, что тут вообще делает, представьте, что его тут нет и не было никогда. Он лишь бросил мимолётный взгляд на девушку, когда она вошла в зал, а затем вновь устремил взор в пол, словно его весьма интересовал узор на досках.
Девушка же невольно отметила про себя тот факт, что этот человек разительно отличается не только от господ, что собрались решать какие-то там дела, но и от солдат. Она никогда не имела возможности видеть этих воинов, но кое-что слышала, читала о них в книгах. В том, что перед нею был не солдат, а наёмник, причём явно не из дилетантов, а состоящий в гильдии, девушка ни капли не сомневалась.
- Стань сюда, - сказал её отец.
Девушка, стараясь не обращая внимания на приказной тон, прошла к указанному месту, оказавшись между родителями и незнакомцами. Она всё сильнее нервничала, ощущая себя товаром на рынке. Незнакомцы её внимательно рассматривали, а родители, наблюдая за их реакцией, либо хмурились, либо улыбались.
- Что же, полагаю, - заявил один из незнакомцев, - вы не обманули, это действительно ваша дочь. Она соответствует в точности описанию.
- Раз всё в полном порядке, вы, господа, убедились в этом лично, - довольно улыбнувшись, проговорил отец девушки, - то не вижу причин откладывать подписание бумаг.
Девушка в изумлении и страхе смотрела то на родителей, то на незнакомцев. Теперь у неё не осталось сомнений, что она выступала только что действительно в роли товара. Когда один из мужчин протянул пару листов её родителям, девушка успела заметить гербовые печати и подписи.
- Поставьте свой росчерк справа, - сказал один из незнакомцев, указывая, где следует расписаться на листах родителям девушки.
- Да что тут происходит? - не выдержав, воскликнула девушка.
- Закрой рот! - рявкнул на неё отец, а затем обернулся к жене со словами: - Отведи её в комнату.
Одарив дочь гневным и пренебрежительным взглядом, женщина поднялась, подошла к девушке, схватив её за предплечье, и потащила за собою. Войдя с нею в одну из комнат, она толкнула девушку к кровати, став в дверном проёме.
- Как ты смеешь прерывать диалог господ? - гневно проговорила женщина. - Кто дал тебе право вмешиваться?
- Что вы задумали? - возмутилась девушка.
- Задумали? - усмехнулась её мать. - Мы с отцом оказали тебе огромную услугу, отыскав мужа, а ты смеешь ещё и предъявлять своё недовольство.
Девушка едва не задохнулась от возмущения. Выходит, все её самые страшные опасения оказались реальностью, её банально продали кому-то собственные родители. Эти двое господ явно являются доверенными лицами её будущего мужа, а солдаты… Неужели всё настолько серьёзно, что тут даже охрана? Хотя тут и нечему удивляться, ведь тот, кто заключил с её родителями сделку, явно заплатил кругленькую сумму за девушку, так что логично, что тут солдаты, которым и надлежит следить за приобретённым имуществом господина.
- Как вы можете меня продавать? - рыкнула девушка. - Я вам не вещь.
- Закрой рот, дрянь неблагодарная, - прошипела её мать. - Ты выйдешь замуж за господина, изволившего обратить на тебя своё внимание. То есть ты предназначаешься в жёны сыну господина, с которым мы вели переговоры.
- Я не согласна.
- Да кто тебя спрашивать будет? Договор подписан, ты отныне принадлежишь своему будущему супругу. Советую прекратить артачиться, а показать доверенным лицам господина, что ты достойна стать женою его сына.
- Я не собираюсь становиться предметом торга, - продолжала возмущаться девушка, - лишь бы вам было хорошо.
- Можно подумать, это кого-то волнует, - фыркнула женщина. - И не надейся сбежать, солдаты будут следить за тобою. Завтра ты отправишься к своему будущему мужу, а пока посиди и подумай над своим поведением. Ежели хватит ума быть кроткой и покорной, то будешь жить в достатке, если же продолжишь выказывать свой мерзкий норов, то, я убеждена, за твою жизнь никто и ломаного гроша не даст.
С этими словами женщина удалилась, заперев дверь на ключ. Девушка бросилась к окну, с ужасом отпрянув назад, стоило узреть на улице одного из солдат. Предчувствуя, что вот-вот впадёт в истерику от безысходности, она опустилась на кровать, заливаясь слезами. Её продали какому-то человеку собственные родители. Подобное и врагу не пожелаешь.
Стараясь взять себя в руки, хотя выходило крайне слабо, девушка попыталась обдумать ту кошмарную ситуацию, в которой она оказалась. Бежать ей не дадут, как-либо отказаться от свадьбы не выйдет, поскольку подписан какой-то там договор. Выход был один: она едет к своему будущему мужу, а там уже и решится её участь. Быть может, этот человек не такой уж и плохой, войдёт в её бедственное положение, хотя и крайне сомнительно. Может статься, что он просто откажется от свадьбы, если она ему придётся не по душе, ведь не просто так мать завела речь о покорности. Что же, как бы то ни было, но пока от неё ничего уже не зависит.
Вот так девушка и просидела у окна всю ночь, не в силах сомкнуть глаз. Ужасные мысли и предчувствия обуревали её, забыться никак не удавалось. В итоге к утру у неё безумно разболелась голова, глаза опухли и покраснели от слёз и бессонной ночи, на лице отчётливо были видны следы нервозности и усталости.
Стоило солнцу показаться из-за горизонта, как дверь в её комнату отворилась, являя на пороге мать девушки. Женщина окинула дочь недовольным взглядом, а затем заявила, чтобы та немедленно переоделась, шла умываться, а затем направлялась на выход, поскольку повозки уже готовы, господа только её и ждут.
Но девушка не собиралась приводить себя в порядок, поэтому, не удостоив мать даже взгляда, просто поднялась и направилась прочь из комнаты. Взбешённая подобным поведением дочери, женщина схватила её за плечо, резко развернув к себе лицом. Она было замахнулась, дабы ударить непокорную дочь по лицу, но её остановил голос:
- Я бы не советовал вам бить девушку. Она уже не принадлежит вам, так что даже малейший синяк или царапина повлекут не самые приятные для вас последствия.
Девушку аж затрясло, стоило мужчине упомянуть о ней, назвав товаром. Она, не обращая внимания на побледневшую от страха мать, которая едва не расторгла договор собственными руками, обернулась к незнакомцу, вперив в него полный ярости взгляд:
- Я не вещь, не смейте так обо мне говорить, - прорычала она.
- Как бы то ни было, юная леди, - заявил незнакомец, откровенно давая девушке понять, что его не трогают её возмущения, - факт остаётся фактом. Вы должны быть доставлены в целости и сохранности. Вы готовы, можно отправляться? Путь дальний, нечего тратить зря время.
Сжав кулаки, осознавая всю безысходность, девушка, напустив на себя самый гордый вид, на какой только была способна в данной ситуации, прошествовала мимо мужчины, направившись на выход. У крыльца уже ожидали два экипажа. Подле экипажа, запряжённого парой коней, стоял один из незнакомцев, которые и следили прошлым вечером за соблюдением всех формальностей. Тот, кто вышел следом за девушкой, подошёл к товарищу, что-то тихо ему проговорив.
- Леди, присаживайтесь, - заявил один из мужчин, указав жестом девушке на другой экипаж, в который была запряжена одна лошадь.
Ни слова не проронив, девушка села в экипаж, бросив взгляд на солдат, которые направились вперёд всей процессии. Наёмник же остался подле её экипажа.
- Леди, - обратился один из незнакомцев к девушке, подойдя к ней, - ежели что-то понадобится, то говорите смело.
Девушка не удостоила его ответом, да тот явно и не сожалел об этом, поскольку закрыл дверь, направившись к своему экипажу, а затем вся процессия тронулась в путь. Юная девушка даже не обернулась, не взглянула на удаляющийся дом её родителей. Ей было тошно, что эти люди вообще является её родителями. Она не желала их больше знать, даже слышать упоминание о них.
Девушка прикрыла глаза, стараясь не думать о том, что её ждёт впереди. Вряд ли там что-то хорошее, так что нет нужды питать глупые надежды на удачное разрешение столь трагичной для неё ситуации. Видимо, бессонная ночь сказалась на ней, поскольку девушка явно задремала, поскольку не заметила, когда экипажи остановились. Встрепенулась она в тот момент, когда услышала подле себя голос:
- Леди, обедать будете?
Немного придя в себя, девушка вышла из экипажа, дабы немного размяться. Видимо, они стоят уже длительное время, поскольку она приметила кострище, приготовленное на углях мясо. Взяв тарелку со снедью, девушка вновь уселась в экипаж, не желая, чтобы кто-то из этих людей на неё смотрел.
- Вот вода, - сказал один из мужчин, положив на сидение большую флягу.
- Вы можете мне объяснить, что за договор был составлен?
Девушка и сама не знала, зачем это спросила. Да, знать хотелось, во что она оказалась невольно втянута, но крайне сомнительно, что кто-то ей поведает детали. Каково же было её удивление, когда незнакомец всё же решил с нею поговорить, заявив:
- Мне казалось, что всё ясно. Вас, юная леди, если можно так выразиться, купили. Ваши родители пошли на сделку с одним человеком, который согласился заплатить некую сумму, если состоится свадьба.
- А если не состоится?
- Для этого тут охрана, - ухмыльнулся незнакомец. - Сбежать не получится, не надейтесь.
- И хорошо платят солдатам? - флегматично протянула девушка.
Ей на самом деле было всё равно, просто любопытно, сколько стоят услуги солдат, которые охраняют её. Судя по отличительным знакам, эти солдаты состоят на службе определённой персоны, поэтому, по идее, работают за жалование. Быть может, им и накинули некую сумму, но маловероятно. При этом девушка удивлённо воззрилась на мужчину, когда тот проговорил:
- Вас солдаты не охраняют, они следят за имуществом, экипажами, а также обеспечивают охрану меня и моего товарища. Им за это выплачивает жалование тот, на кого они работают. За Вашу же безопасность отвечает наёмник, именно его и наняли отдельно.
Что же, это многое объясняло. То-то наёмник постоянно был один, не стремился общаться с мужчинами, сторонился их общества. Конечно, ему и не нужны данные знакомства, он выполняет работу, за которую ему заплатили. При этом девушке было весьма любопытно, сколько ему посулили за её охрану.
Когда экипажи вновь тронулись в путь, девушка некоторое время молча взирала на проплывающий за окном пейзаж, а затем, заметив, что наёмник оказался в непосредственной близости от её экипажа, пересела к тому окну, возле которого он ехал, проговорив:
- Вы ведь из гильдии, верно? Я по татуировке на запястье пришла к такому выводу. Просто кое-что читала об этом.
Мужчина скосил на неё взгляд, но ничего не ответил, лишь кивнул. Что же, хоть не проигнорировал, хотя запросто может наверстать сие упущение.
- Мне сказали, что Вы должны меня охранять.
И вновь лишь кивок, но ни слова в ответ. Девушка и сама не знала, зачем пытается с ним общаться, но этот мужчина казался ей более, если можно так выразиться, нормальным, нежели остальные, кто её сопровождал. Он не бросал в её адрес странные взгляды, не перешёптывался с кем-либо, стоило ей показаться на глаза. Да, откровенно делал вид, что вообще её не замечает, ему откровенно лень тут находиться, возиться с какой-то девчонкой, но лучше так, нежели странное поведение её спутников.
- Меня зовут Сакура. А Вас?
- Это не имеет значения.
Что же, уже прогресс, всё-таки ей удалось выудить из него парочку слов. Не густо, конечно, но уже что-то.
- Но нужно же мне как-то к Вам обращаться, - продолжала свои попытки разговорить мужчину девушка. - Не говорить же мне, если что-то понадобится: «Эй, подойди сюда».
Наёмник ничего не ответил, продолжая смотреть пред собою, и девушка было подумала, что ей более ничего и не светит в плане разговора, когда услышала:
- Можете называть меня Ястреб.
Прозвище, значит. Что же, вполне логично, ежели вспомнить то, что она слышала и читала о наёмниках. Эти люди не любят афишировать свои имена.
- Может, тогда перейдём на «ты»? - предложила Сакура. - Мне так удобнее.
И вновь кивок вместо ответа. Но девушка и не расстраивалась.
- А какое тебе дали задание? Просто охранять меня?
- Я должен доставить тебя до места в целости и сохранности, - был ей ответ.
- А много тебе платят.
- Достаточно.
Судя по тону, мужчина явно не горел более желанием общаться, а вскоре Сакура осознала, почему он вдруг стал так холодно отвечать. Один из солдат придержал коня, подъехав ближе к экипажу девушки. Дабы более не рисковать, ведь кто знает, что могут услышать эти люди, как повернуть ситуацию, Сакура перебралась на середину дивана, углубившись в свои размышления.
Если её информация верна, наёмникам из гильдии платят очень много. Следовательно, тот, кто её купил, имеет неплохое состояние. Но зачем ему раскошеливаться на круглую сумму, нанимая наёмника, чтобы тот охранял какую-то девчонку, когда можно было ещё пару солдат отрядить из своих людей? Не дешевле бы обошлось?
Значит, её всё же любыми путями доставят к тому, за кого она должна будет выйти замуж. И кто же это, интересно? Если верить всему, что удалось узнать, этот человек является сыном весьма влиятельного господина. Вполне может статься, что и охрана такая для того, чтобы обеспечить безопасность невесты, которую, прознай недруги, могут попытаться выкрасть с целью шантажа.
Сакура усмехнулась, представив себе эту картину. Конечно, прям любовь между ними неслыханная, в жизни друг друга не видели, а по уши влюбились. Интересно всё же, сколько её родители получили за эту свадьбу с отца жениха? Нет, недоброжелатели вряд ли будут в курсе того, что невесту своему сыночку, словно скаковую лошадь, папочка просто купил, но попытку выкрасть капиталовложение никто не отменяет. Вот по этой-то причине тут и наёмник, который оберегает ценную покупку.
Что же, как бы то ни было, но сейчас девушка была не в состоянии что-либо предпринять. Как долго продлится её путешествие? Куда её везут? Что ждёт её во владениях будущего супруга? Как сложится в дальнейшем её судьба? Сакура не знала ответов, боясь даже думать о плохом. Но кто знает, что уготовила ей судьба. Может быть, ей действительно придётся по душе её жених, а она понравится ему.
Сомнительно, но лучше думать в таком направлении, чем представлять, что она окажется рабыней, её вообще вышвырнут взашей, если не убьют. Может статься, ей удастся уговорить жениха расторгнуть договор, что его отец и её родители подписали между собою. Тоже маловероятно, но в этой жизни всякое возможно. Так или иначе, но дороги назад более не существует, есть только путь в будущее, которое пугает своей неизвестностью.

Договор. Глава 2

В течение двух суток Сакура так и не смогла дознаться, куда именно её везут, даже имени жениха не знала. Никто из мужчин с нею толком не разговаривал, лишь изредка перебрасывались парой дежурных фраз. Единственным, с кем более-менее могла поговорить девушка, был наёмник, который, как она выяснила ранее, отвечал за её безопасность, но и он особо не утруждал себя рвением развлечь даму в пути, общался с Сакурой постольку-поскольку, частенько откровенно демонстрируя нежелание общаться вообще с кем бы то ни было из своих спутников.
При этом, как казалось зеленоглазой красавице, наёмник вообще вёл себя довольно отстранённо, даже в некоторой степени наплевательски к мужчинам. Да и те, если говорить откровенно, не желали иметь с ним никаких дел. Сперва девушку подобное наблюдение привело в недоумение, поскольку ей казалось странным, что люди, путешествующие вместе, не желают и парой слов перекинуться, но затем она осознала, что они и не обязаны вести светские беседы друг с другом, поскольку каждый выполняет свою работу.
Наёмник не относился к команде отца её жениха, находился тут лишь с целью защиты девушки от возможных неприятностей, оберегая, так сказать, капиталовложение, так что ему, по большому счёту, было абсолютно всё равно на то, кто и что о нём думает. Зачем ему заводить знакомства с людьми, которых он видит первый и наверняка последний раз в жизни? Ястреб выполнит свою работу и уйдёт, ему нет нужды пытаться найти товарищей в данной компании. Да и эти люди явно не его круга, даже Сакура это осознавала, хотя видела этих людей впервые, ничего о них вообще не знала.
Быть может, Сакура и не обратила бы должного внимания на происходящее, но однажды стала невольным свидетелем того, что наёмник довольно внимательно следил за приготовлением пищи на обед, а затем сам положил порцию на тарелку, после чего отнёс её девушке. То же было и с водою, мужчина наливал из своей фляги или набирал в родниках, но ни разу не принёс Сакуре попить, прося у их спутников.
Сие напрягло зеленоглазую красавицу, поскольку она не могла понять причин столь странных, на первых взгляд, действий. И если бы это был единичный случай, она бы и забыла об этом, но подобное стало закономерным, поскольку Сакура стала целенаправленно следить за всем вокруг, пытаясь подмечать даже малейшие детали.
Хорошо, девушка могла бы согласиться с тем фактом, что наёмник просто выполняет свои обязанности. Но разве ей тут что-то может угрожать? Да ведь все едят из одного котла. Или нет? Может, она что-то недопонимает? Но ведь и мужчины, посланные отцом её жениха, тоже не скрывали, что недолюбливают наёмника. Может быть, между ними просто из-за взаимной вражды возникло подобное поведение? Вполне естественно, что люди не обязаны друг другу нравиться. Что же, данный вариант имел место быть.
Вот подошёл к завершению очередной день. Сколько ещё продлится поездка? Почему никто не желает ставить девушку в известность? Сакура поужинала, а затем, немного прогулявшись по берегу реки, дабы размяться, чувствуя то и дело, что за нею внимательно наблюдают, отправилась спать.
Постель для Сакуры раскладывали прямо в экипаже, раздвигая одно из сидений и соединяя его с противоположным. Не роскошная двуспальная кровать, но лучше, чем совсем ничего. Наёмник спал на земле неподалёку, устраивая постель из походного одеяла и плаща. Солдаты тоже спали на земле, а двое мужчин в своём экипаже.
В эту ночь Сакуре не спалось. Девушка ворочалась с боку на бок, никак не в силах забыться сном. Слегка отодвинув занавеску на окне, Сакура принялась любоваться красотою ночного неба. Ночь была тихой, безветренной, на небе не наблюдалось ни облачка. Зеленоглазая красавица просто смотрела на усыпанное мириадами звёзд небо, в который раз безотчётно размышляя о том, что же ждёт её впереди: счастье или горечь до конца дней.
- Далеко собрался?
Зеленоглазая красавица невольно вздрогнула, заслышав голос практически подле своей повозки. Сомнений у неё не было, говорившим являлся наёмник. Но почему он не спит? И с кем разговаривает сейчас, при этом ещё и таким агрессивным тоном?
- Тебя это вообще не касается, так что не лезь, - был ему ответ тоже в довольно грубой форме.
- Как раз меня это в первую очередь и касается, так что исчезни по-хорошему.
Мужчины разговаривали полушёпотом, но в ночной тишине Сакура прекрасно их слышала. Да и находились они в сравнительной близости от её повозки. Девушка не могла понять, что происходит, но и выглянуть боялась, не желая обнаруживать себя. Мало ли о чём они разговаривают, лучше лишний раз не нарываться на неприятности.
- Ты гонор-то поубавь. Не забывай, что ты тут один.
- Это ты, очевидно, не соображаешь, с кем имеешь дело. Могу продемонстрировать, но это будет последнее, что ты увидишь в своей жалкой жизни.
Сакуре всё происходящее абсолютно не нравилось. Почему Ястреб и один из тех, кого послал отец её жениха, ссорятся, ещё и посреди ночи? Не хватало ещё только драки. Девушка и понятия не имела о способностях этого мужчины, но в чём-то он был прав, наёмник тут один, а с ним его товарищ и солдаты.
О силе и способностях своего телохранителя Сакура тоже толком ничего и не знала, поэтому, исходя из своих познаний после знакомств с несколькими мужчинами, опасалась, что он не сможет дать отпор сразу нескольким противникам. Конечно, по идее, наёмник должен быть высококлассным воином, но это отнюдь не означало, что его всё же нельзя убить, даже банально взять количеством.
Но что бы сейчас не происходило, зеленоглазая красавица интуитивно была на стороне своего телохранителя. Если с ним что-то случится, то кто о ней в случае чего позаботится? Эти люди ещё ни разу не проявили о ней и толики волнения. Да и не нанимал бы отец её жениха кого-то на стороне, если бы эти люди могли защитить её.
- Ты ещё пожалеешь, - прошипел мужчина.
- Это мы ещё посмотрим, - парировал наёмник.
Наступила вновь тишина. Видимо, мужчины разошлись по своим постелям. Сакура же не знала, что и думать ей теперь. Ничего путного на ум не приходило, поэтому девушка попыталась отбросить тяжкие мысли, стараясь уснуть. Вскоре усталость всё же взяла своё, и зеленоглазая красавица погрузилась в сон.
Вновь утро, вновь дорога. Когда же это уже закончится? За завтраком Сакура невольно поглядывала то на Ястреба, то на сопровождавших её мужчин. Было заметно, что возникло напряжение, хотя в открытый конфликт никто покуда старался не вступать. И девушка переживала, как бы не произошло серьёзного скандала. Она боялась даже представить, к чему это может в итоге привести.
- Ястреб, - спросила зеленоглазая красавица у наёмника, когда он подошёл к ней, - а ты не в курсе, сколько ещё ехать?
Смерив девушку задумчивым взглядом, мужчина проговорил:
- Устала?
- Есть немного, - повела плечиком Сакура.
Хотя это было ещё мягко сказано. Но при этом зеленоглазая красавица желала не столько поскорее добраться до цели, сколько того, чтобы эта поездка никогда не заканчивалась. Сакура не хотела становиться женою кого-то там, о ком даже и не слышала никогда. С одной стороны, лучше было бы покончить со всем этим поскорее, дабы не терзаться неизвестностью и тяжкими думами, но с другой стороны, девушка надеялась отсрочить любыми путями столь незавидное своё будущее.
- По идее, - ответил наёмник, - ещё пару дней трястись тебе в экипаже.
Девушка взглянула на мужчину, не понимая, почему её терзают противоречивые чувства. Вроде бы он ответил на её вопрос, не выказал волнений или недовольства, но Сакуре казалось, что наёмник чего-то недоговаривает. Словно он о чём-то подозревает, догадывается, возможно даже, что-либо знает, но ждёт, произойдёт ли это на самом деле или же его догадки окажутся ложными.
- Ты как-то странно это произносишь, - сказала Сакура.
Вопреки её ожиданиям, ведь девушка думала, что мужчина на неё огрызнётся, вообще более разговаривать не захочет, раз такая подозрительная, наёмник ухмыльнулся, а затем, приблизившись, немного склонился к Сакуре, проговорив вполголоса:
- Может статься, что маршрут подкорректирован.
- Кем же? И с какой целью?
Конечно, мужчина и не должен был отвечать на её вопросы, даже знать о них, по большому счёту, не обязан, ведь в его задачу входит лишь защита девушки, являющейся по сути ценным приобретением кого-то там, а за маршрут и прочее отвечают те двое, которые едут в другом экипаже.
- Цель я покуда не знаю, а кем, - произнёс мужчина, - ты и сама, полагаю, догадываешься.
От Сакуры не укрылось это его «покуда», даруя надежду, что она ещё сможет что-то выведать у Ястреба, коли тот что-либо узнает в ближайшее время.
- Они выполняют данный им ранее приказ, - продолжал тем временем Ястреб. - Знать бы ещё, что там во всех пунктах было оговорено.
- Ты чем-то обеспокоен? - спросила девушка.
- Не люблю, - вздохнув, ответил мужчина, - зависеть от чьей-либо прихоти. Я предпочитаю знать заранее, что меня ждёт впереди, хотя бы даже примерно, чтобы быть готовым к любым неприятностям, а не дожидаться, пока мне глотку перережут.
- Думаешь, мы можем попасть в неприятности?
- Нет, это я образно.
Сакуре абсолютно не по душе были подобные разговоры в данной ситуации. Она понимала, что вряд ли нечто подобное случится, но всё же тяжко было думать, особенно после недавнего случая и столь странных взаимоотношений между мужчинами, что может произойти что-то плохое, причём даже не столько с нею, сколько с тем, кто её вынужден защищать.
- Не переживай, - проговорил Ястреб с улыбкой, при этом протянул руку, проведя пальцами по щеке девушки, - тебе ничего не угрожает. Я смогу тебя защитить.
Сакура с деланным недовольством ударила мужчину по руке. Толь лишь тихо засмеялся.
- Прошу меня простить, леди, - заявил он с напускным сожалением, - забылся. Правильно, нечего мне прикасаться к чужой невесте, а то ещё, причём в большей степени благодаря науськиваниям свидетелей, заставят тебя за меня выйти, раз тут такие вольности себе позволяем.
- Хватит издеваться, - буркнула зеленоглазая красавица.
- Ладно тебе, не дуйся, - примирительным тоном сказал Ястреб. - Просто хотел тебя развеселить.
- Развеселишься тут, - вздохнув, произнесла девушка, - когда вот-вот я окажусь в кошмаре.
- Может статься, что вы друг другу придётесь по душе.
- Сомневаюсь. И давай не будем на эту тему говорить.
Наёмник, пожав плечами, направился к своему коню, принявшись проверять упряжь и вещи. Зеленоглазая красавица понимала, что вряд ли в том была необходимость, просто мужчина исполнил её желание, оставив девушку в покое. Конечно, она всего лишь хотела тему сменить, но в данном случае так было даже лучше.
Сакура мельком взглянула на мужчин из их небольшой компании. Те то и дело поглядывали то на неё, то на наёмника, тихо о чём-то между собою переговариваясь. Девушке не нравилось всё это. Конечно, данная подозрительность с её стороны была довольно глупой, но всё же после произошедшего накануне, ещё и видели они явно довольно странное общение между нею и наёмником…
Сакура непроизвольно ощутила нервозность. Ей повсюду мерещились заговоры, предчувствие чего-то плохого не желало оставлять девушку в покое, лишь сильнее терзая с каждым мгновением. Зеленоглазая красавица понимала, что нужно прекратить себя зря накручивать, так только себе же хуже и делать, но всё равно ничего не могла с собою поделать.
Да и что может произойти? Не тронут же они её. Это до какой степени нужно быть бестолковыми и даже сумасшедшими, чтобы рискнуть покуситься на женщину, которую их хозяин выбрал в качестве невесты для собственного сына. Или всё же рискнут? Недаром же тут наёмник, который должен её защищать. Но почему тогда нормальных людей не послать, чтобы уж точно ей ничего не угрожало, не тратясь на услуги, что довольно дороги, наёмника? Или же тут дело в чём-то другом, суть чего девушка не в состоянии покуда постичь?
Зеленоглазая красавица мотнула головою, пытаясь отогнать столь странные мысли. Нет, ей точно не может угрожать физическое насилие, поскольку сие против всех правил в данном случае. А поведение мужчин… Да мало ли из-за чего они поругались с наёмником. Нечего думать о плохом для себя, когда мужчины просто не сошлись во мнениях относительно какого-то вопроса. И без того её положение крайне удручающее.
День прошёл более-менее спокойно, если не учитывать тот факт, что Сакура всё же невольно то и дело поглядывала по сторонам, стараясь заметить малейшие нюансы в поведении её спутников. Конечно, она прекрасно осознавала, что у неё едва ли не паранойя таким образом вскоре разовьётся, но всё равно не могла успокоиться.
При этом девушка видела, что Ястреб всё более замкнутым и хмурым становился в течение дня. Нет, он и раньше не особо-то и строил из себя весельчака и балагура, то, что вообще с нею иногда беседовал, можно было отнести едва ли не к огромнейшему счастью для девушки, но всё же Сакуре казалось, что мужчина чем-то обеспокоен.
Попытки выведать у него что-либо путное не привели к желаемому результату. Ястреб либо просто отмалчивался, либо переводил разговор столь умело на другую тему, что зеленоглазая красавица даже и понять ничего не могла, невольно поддерживая ту тему, которую он выбирал. В итоге девушке оставалось лишь маяться от своих собственных тяжких дум.
А вот на следующий день девушка заволновалась всерьёз. Во-первых, она отчётливо осознавала, что нынче они рядом с морем. Неужели её жених где-то тут живёт? Быть может, на этом бы её терзания и закончились, если бы она не заметила, что Ястреб откровенно хмурился, то и дело поглядывая по сторонам. И до сих пор никто не удосужился из сопровождавших её мужчин объяснить хоть что-то о том, куда всё-таки и к кому её везут. К чему такие тайны, ежели сбежать или что-то поделать против свадьбы она всё равно не сможет?
- Ястреб, что-то не так? - поинтересовалась Сакура.
Зеленоглазая красавица всерьёз полагала, что он вновь уйдёт от ответа, как ловко делал это ранее, но мужчина, помолчав немного, тихо проговорил:
- Изначально мне говорили, что путь должен лежать в иное место.
Ну, в этом мало было удивительного для Сакуры, поскольку её жених мог согласовать с отцом свадьбу в ином месте, куда и везли сейчас девушку. Но тогда почему наёмнику дали недостоверные сведения?
- Ну, может быть, - решила поделиться с ним своими соображениями девушка, - тебя случайно дезинформировали. Ты мог вести диалог с отцом моего жениха, а тот просто переменил решение устраивать церемонию там-то, перенеся в иное место.
Мужчина косо взглянул на девушку, усмехнувшись. Сакура же, зардевшись, отвернулась. Конечно, она прекрасно отдавала себе отчёт в том, какую глупость только что сказала, ведь, случись подобное, не узнали бы о смене планов и сопровождающие её мужчины, не только наёмник. А ведь они явно вместе отправлялись за нею в путь, то, по идее, для всех был оговорен один маршрут. Или нет?
- Скорее уж мне просто сказали одно, - ответил ей Ястреб, - чтобы отвязался, когда я требовал данные, а на деле у них был другой план.
- Не думаю, что стоит беспокоиться. Понимаю, тебе обидно, но не переживай так сильно.
Наёмник ей ничего не отвел, продолжая обозревать окрестности. Да Сакура и не ждала от него особа разговора по душам, пусть ей и очень хотелось с ним побеседовать, отвлечься от неприятных мыслей. Девушка, вздохнув, тоже принялась осматриваться, но нигде не могла заметить и намёка на жилые постройки. Может, они всё ещё далеко от места назначения? Тогда зачем ехать вдоль берега?
Вскоре на горизонте показались корабли, а вдалеке темнел пирс. Сакура принялась увлечённо разглядывать белоснежные паруса, шхуны, что казались игрушечными с такого расстояния. Она никогда не видела моря, воды которого сейчас так и манили её к себе. Экипажи двигались вперёд, но вскоре свернули ближе к морю, что удивило девушку. Может быть, мужчины хотят что-то прикупить в порту, даже ту же провизию, а то мясо уже изрядно надоело за эти дни? Ну, уж Сакуре точно.
Порт оказался смежным с небольшой деревенькой. Тут не было крупных судов, лишь небольшие торговые и пассажирские шхуны, что доставляли товар и людей в нужное место. Сие уверило Сакуру, что в данном месте они просто пополнят запасы провизии, а затем тронутся в дальнейший путь. Только сколько ещё можно вот так трястись по дорогам? Когда уже всё закончится?
Когда экипажи остановились подле пирса, один из мужчин куда-то удалился, а остальные вышли просто размяться. Зеленоглазая красавица тоже покинула свой уже опостылевший ей за эти дни экипаж, направившись к воде. Наёмник следовал за нею попятам, что нисколько её не волновало. Сакура любовалась окрестностями, не обращая внимания ни на что вокруг.
- Ястреб, а ты плавал когда-нибудь на корабле? - поинтересовалась она у наёмника.
- Бывало, - был ей ответ.
- И как?
- Если не особо долго плыть, то нормально, а так скучно.
- А укачивает?
- Кого как.
Сакура особо и не обращала внимания на несловоохотливость мужчины. Он и без того в течение их пути довольно редко с нею общался, а последние дни ходил мрачнее тучи, так что она была рада тому, что вообще не молчит, а хоть что-то ей отвечает. Стоя у края пирса и любуясь морем, парящими над волнами чайками и альбатросами, девушка невольно перевела взгляд на наёмника, который, скрестив руки на груди, смотрел куда-то вдаль.
Зеленоглазая красавица невольно зарделась, когда поймала себя на мысли, что слишком уж долго откровенно пялится на мужчину. Ну, на это у Сакуры было, пусть и крайне глупое, оправдание, поскольку она не видела никогда столь развитую мускулатуру. Да, она общалась ранее с мужчинами, но все они были, если можно так выразиться, обычными, да и одежда скрывала нюансы фигуры.
Сейчас же перед девушкой был опытный воин, который привык к повышенным силовым нагрузкам, его тело было подготовлено к любым испытаниям. Сейчас Ястреб снял куртку и рубашку, оставшись в майке, поэтому взору юной девушки ничто не мешало наслаждаться видом его крепких рук и могучего торса.
Сакура скользнула взглядом по его телу и рукам, делая вид, что смотрит на лодки, что стояли у причала, надеясь, что Ястреб не замечает её взгляд. Невольно девушка нахмурилась, чувствуя, что что-то не так. Лишь спустя несколько мгновений, что она тупо пялилась на мужчину, она осознала, что именно не давало ей покоя.
- А куда делась татуировка, что была у тебя на запястье? - поинтересовалась она.
Сакура невольно выпалила эти слова, запоздало осознав, что сдала сама себя же с потрохами. Ежели ранее у неё и оставалась хоть крошечная надежда сделать вид, что она и не заглядывалась на него, это лишь могло ему показаться, то теперь-то уж точно ей не светит оправдаться. Девушка никогда не испытывала такого стыда, но уже ничего изменить было нельзя.
- А кто говорил, что она настоящая? - вопросом на вопрос ответствовал Ястреб.
Мужчина, казалось, вообще никак не отреагировал на столь вульгарную выходку юной девушки, когда она его беззастенчиво разглядывала. И всё же Сакура сомневалась, что он не заметил, наверняка решил не обращать внимания, поскольку явно подобное в порядке вещей. На такого мужчину женщины не могут не заглядываться, а тут всего лишь глупая и неопытная девчонка. Что с неё взять, пусть любуется, ведь вскоре ей останется только на супруга смотреть.
Но зеленоглазая красавица не столь обратила своё внимание на его реакцию, сколь заинтересовалась словами. То есть как это не настоящая? Если это действительно был лишь рисунок, хотя девушке казалось, что татуировка настоящая, так искусно она была выполнена, то зачем его наносили на руку? Видимо, немой вопрос отразился на личике Сакуры, поскольку Ястреб проговорил:
- Это была временная татуировка, как махенди. Через некоторое время она стирается. Её наносят тому, кто направляется на выполнение заказа. Видя данный знак, клиент оказывается в курсе, что к нему пришёл не кто-то там с улицы, а человек из гильдии, которого целенаправленно отправили по его просьбе. Поэтому везде и известен этот узор, но все думают, что он означает принадлежность к гильдии, а на деле лишь что-то вроде записки, что наёмник прибыл по поручению.
- Понятно.
Что же, сие было вполне логично. Зачем наёмникам светить повсюду подобной татуировкой? Мало ли какие задания бывают, нечего всем в округе знать, кто перед ними. Это сейчас он всего лишь сопровождает глупую девчонку к кому-то там, нечего и волноваться о скрытности. В другое время подобная татуировка будет грозить смертельной опасностью, ежели наёмника разоблачат.
- А ты думала, что мы везде шастаем с один и тем же рисунком на руках?
Сакура аж зубами скрипнула, заслышав насмешливые нотки в его тоне. Девушке даже смотреть не было нужды на мужчину, дабы понять, что он сейчас пакостно ухмыляется. Да, Сакура так думала, как и многие, Ястреб верно подметил, но это вовсе не означает, что она готова терпеть его издёвки. Откуда несчастной девушке знать такие тонкости, ежели никогда не имела дел с этими людьми ранее?
- Ничего я не думала, - рыкнула Сакура. - Всё, закрыли тему.
- Ладно, пойдём, - хмыкнув, сказал мужчина, - а то этот хмырь уже воротился.
Зеленоглазая красавица направилась следом за наёмником к экипажам. Каково же было её удивление, когда она увидела снующих с их вещами каких-то людей. Сакура недоумённо смотрела на то, как сундуки куда-то уносят, не в силах осмыслить происходящее.
- Леди, извольте пройти за мною, - сказал один из мужчин, нанятых для её сопровождения.
Сакура вопросительно взглянула на Ястреба, но тот никак не отреагировал, продолжая флегматично смотреть в сторону моря, словно его тут и не было вовсе. Поскольку выбора явно не было, девушка направилась за мужчиной, с неким удовлетворением подмечая, что наёмник следует за ними попятам. Другой мужчина и один из солдат остались подле повозок, наблюдая за действиями рабочих.
Куда делся второй солдат, Сакура и понятия не имела, но довольно скоро ответ дал о себе знать. Солдат стоял на палубе одной из шхун, куда и заносили вещи из экипажей. И именно на эту шхуну и взошла девушка в сопровождении мужчин. Зеленоглазая красавица невольно старалась держаться ближе к наёмнику, не понимая, что тут происходит.
Несколько мужчин, явно из команды данной шхуны, с похабными ухмылками взирали на молодую девушку, о чём-то между собою вполголоса переговариваясь и смеясь. Сакуру сие неимоверно напрягало, но она старалась держаться спокойно и несколько гордо, словно ничего вокруг и не происходило вовсе.
Тем временем сопровождавший её мужчина о чём-то переговорил с бородатым человеком, который, как решила Сакура, являлся капитаном данного судна, а затем, подойдя к девушке, сказал ей идти за ним. Пытаясь унять нервную дрожь, зеленоглазая красавица направилась следом.
Сакуру провели к каютам, открыв пред девушкой одну из дверей. Зеленоглазая красавица смерила своего сопровождающего надменным взглядом, поскольку он в довольно издевательской, как ей показалось, манере сделал жест рукою, приглашая юную леди пройти в каюту, при этом слегка склонился в шутливом поклоне и ухмыльнулся.
- Теперь это, леди, Ваша комната на то время, что мы будем в пути, - сказал мужчина.
Сакура оглядела скудную обстановку каюты, состоящую из кровати, стула и стола, прибитых к полу, а также пары сундуков с её вещами, которые недавно доставили на судно. Нет, девушка отнюдь не была против данного помещения, её больше напрягал сам факт путешествия по морю. Она не припоминала, чтобы кто-то говорил о подобном, да и ранее реакция Ястреба свидетельствовала о том, что он явно тоже не был в курсе происходящего.
- Может, Вы мне всё-таки объясните, что тут происходит? - заявила Сакура, когда мужчина уже собирался покинуть каюту, оставив её тут одну.
Ястреба зеленоглазая красавица не видела, очевидно, он был где-то в коридоре. По какой-то причине Сакура чувствовала страх, что его нет рядом. Когда наёмник был даже хотя бы в поле её зрения, девушке было намного легче, хотя природу подобного она понять не могла и не хотела.
Уже одна мысль о том, что он тут для её защиты, несколько успокаивала. А ежели он не поплывёт с ними? Что будет, если она останется с этими людьми совершенно одна на судне? Одно лишь воспоминание о странных взглядах и усмешках заставляло девушку едва ли не трепетать в страхе пред неизбежным.
- А Вы запамятовали? - протянул насмешливым тоном мужчина. - Вы направляетесь к своему будущему супругу.
- Хватит. Я хочу знать, куда меня везут. Не припомню, чтобы слышала, будто придется плыть по морю. Мне говорили, что путь займёт пару дней, но уже прошло намного больше. Ещё и это теперь.
- Куда нужно, туда и везут.
- Хотя бы имя моего будущего мужа я могу узнать? - с неприкрытым недовольством произнесла Сакура. - Или хотя бы скажите имя его отца.
- Вздумала характер показать? - ядовитым тоном протянул мужчина.
Зеленоглазая красавица едва не отпрянула назад, когда он шагнул к ней. Сакура старалась напустить на себя самый дерзкий и непоколебимый вид, на который только была способна, хотя на самом деле ужасно боялась. Чего? Эти люди явно способны на что угодно, а у этого человека был в этот момент такой взгляд, словно он вот-вот готов разорвать её на куски.
- Я всего лишь попросила, при этом вежливо.
- А ты ещё попробуй приказать, - едва ли не зарычал мужчина, и Сакура невольно отступила назад. - Ты тут никто, поняла? Думаешь, мой хозяин особо обидится, если с тобою что-то случится? Да, тебя надлежит доставить живой, но это вовсе не означает, что с тобою не может приключиться какой-либо неприятности в пути, - на этих словах он недвусмысленно обвёл девушку взглядом, вследствие чего Сакура поёжилась. - Да и кто докажет, что ты не специально сама это сделала ранее с каким-либо парнем, даже с несколькими? Никто ведь не видел, чем ты занималась эти годы.
- Вы что несёте? - выпалила Сакура, надеясь, что голос предательски не выдал её страх.
- Я тебе говорю то, что есть на самом деле, - оскалился в недоброй ухмылке мужчина. - Будешь себя хорошо вести, так доедешь в целости и сохранности до места. Станешь артачиться, так никто и не станет препятствовать, коли с тобою захотят поближе пообщаться.
Сакура едва не выпалила, что рядом с нею всегда находится наёмник, который, по идее, тут именно с целью её защиты. Очевидно, мужчина прекрасно понял, что она хочет сказать, поэтому, не дав девушке и рта раскрыть, заявил:
- Можешь надеяться на наёмника столько, сколько твоей душеньке угодно, только учти тот факт, кто он есть на самом деле. Если не понимаешь, могу разъяснить. Наёмник работает за деньги. Как думаешь, будет ли он тебя защищать и дальше, если ему хорошенько заплатить сверх той суммы, что была ему обещана? При этом, убеждён, он не откажется и сам немного отдохнуть с тобою в компании.
Сакуре показалось, что каюта поплыла у неё перед глазами. Девушка чудом устояла на ногах, хотя и понимала, что вот-вот упадёт на пол без чувств. Мужчина лишь засмеялся, видя реакцию девушки. Зеленоглазая красавица прекрасно осознавала, что он прав, причём абсолютно во всём. И осознание того, что никто не придёт ей на выручку в случае чего, едва не лишало её последних крупиц самообладания. Хотелось закричать в голос, кинуться отсюда прочь, но ведь не дадут этого сделать, а подобным она лишь ускорит исполнение угрозы этого человека.
- Хочешь знать, кто является твоим женихом? - проговорил мужчина, став у двери, решив перед уходом «порадовать» немного ещё юную девушку. - Ты, милочка, в курсе, как просадили всё состояние твои родители? Вижу, что знаешь. Так вот, твой папочка так до конца и не расплатился по долгам, хотя так радовался, что с него до сих пор шкуру живьём не сняли. Очевидно, наивный старый дурак решил, что ему простили долг. Нет, милая, такие вещи никто не прощает. Ты и станешь этой оставшейся выплатой.
- Так ведь…
- Что? - ухмыльнулся мужчина, прервав Сакуру, которая едва могла осознать своё бедственное положение. - Хочешь сказать, что это твоим родителям за тебя деньги заплатили? А кто видел эти деньги? Да, в документах, которые твои родители подписали столь шустро, указана сумма, но они так обрадовались, что даже не читали толком текст. Хочешь знать суть? Ты не покупка, а обмен. Твои родители не получат ни гроша, хотя так надеялись на подобное. В договоре прописано, что мой хозяин прощает им долг, а в счёт его уплаты забирает тебя. Вот и вся правда. Когда твои родители поймут, что им не светит ни гроша, ринутся с документами к судье, где их и ждёт разочарование. Не видать им деньжат. Нужно внимательно читать документы, а не подписывать сразу же, как только заметил крупную сумму.
Сказав это, мужчина удалился, оставив девушку наедине с её мыслями. Сакура же осела на пол, не в силах поверить в услышанное. Её родители даже не продали её, а попросту отдали первому желающему, не удосужились прочитать бумаги. Может статься, что всё это ложь, но что-то подсказывало зеленоглазой красавице, что мужчина сказал правду. Этому человеку не было никакого резона лгать ей, причём так.
Девушка боялась даже помыслить о том, что её теперь ждёт. Зачем она нужна тому человеку? Что с нею будет? Осознание беспомощности грозило вылиться в истерику, которую каким-то чудом покуда Сакура сдерживала. Может быть, зря? Ей хотелось закричать, пусть даже и сорвёт голос, рыдать едва ли не до потери сознания. Но к чему это приведёт? Она лишь доставит наслаждение тем, кто волей рока оказался с нею тут.
Сакура едва смогла дойти до кровати, хотя надлежало сделать всего несколько шагов, повалившись на жёсткий матрац. Сжавшись в комочек, она старалась унять дрожь, что сотрясала всё её тело. Слёз не было, зато страх пред неизбежным сжимал всё внутри так, что было тяжко дышать. Сакура всхлипнула, ощутив лёгкое покачивание, свидетельствующее о том, что шхуна пришла в движение. Теперь точно конец, отсюда ей уже никак не сбежать, как и нечего надеяться на чью-либо помощь.

Договор. Глава 3

Сакура и понятия не имела, сколько времени пролежала на постели, пытаясь понять, что же ей теперь предпринять. Даже банально попытаться сбежать теперь уже не получится, ведь кругом морские просторы. Немного успокоившись, девушка постаралась размышлять здраво. Верны ли были слова этого человека о возможной угрозе насилия? Действительно ли окружающие не придут ей на помощь, а лишь не упустят шанс позабавиться?
С одной стороны, разве эти люди тронут девушку, предназначенную в жёны их хозяину? Что же, вполне вероятно, что сие имеет место быть на самом деле, ведь её свадьба не по любви, Сакура была передана в качестве части некой платы, что её родители задолжали некоему человеку.
С другой стороны, разве тот человек не должен хотя бы чуточку переживать относительно своих, так сказать, доходов? Он, по идее, пусть сам и планировал поиздеваться над несчастной жертвой, обязан был дать указание своим людям, чтобы те доставили её к нему в целости и сохранности во всех смыслах.
Конечно, Сакура не исключала вариант, что тому человеку, мягко говоря, наплевать на неё, ему важно было лишь отобрать девушку, заставив её страдать, одновременно наслаждаясь её терзаниями и реакцией на всё произошедшее своих должников, то есть родителей юной Харуно.
Коли так, то для Сакуры всё складывалось крайне плачевным образом. Если о взаимоотношениях с тем человеком ей покуда рано думать, ведь ничего толком она не знает ни о нём, ни о том, что её ждёт, только зря себя будет накручивать, трепать нервы, то о нынешнем своём положении следовало позаботиться незамедлительно.
Нынче у зеленоглазой красавицы было два варианта: либо угрозы были формальны, дабы она присмирела, не строила из себя хозяйку положения, сразу уяснила, как следует себя вести с будущим господином, либо ей нужно отбросить страхи и сомнения, навеянные недавними действиями мужчины, и попытаться поговорить с тем единственным, на чью защиту она может, пусть, возможно, и лишь в собственных мечтах, уповать.
И всё же Сакура безумно волновалась, опасаясь, что наёмник действительно поступит так, как сказал мужчина. Он ведь на самом деле тут лишь по той причине, что ему платят деньги. Да, девушка и понятия не имела, какие условия ему поставил её будущий муж, но оставалось уповать на то, что всё же было приказано оберегать её от различных неприятностей.
Юная Харуно не отрицала, что в словах мужчины было зерно истины, когда он заявил, будто наёмник, если ему приплатить, закроет глаза на всё, что с нею будут тут делать, даже сам едва ли не с удовольствием выступит одним из тех, кто решит с нею позабавиться. Действительно ведь можно всегда сказать, что она уже была такой, вела распущенный образ жизни. Да и вряд ли её будущему мужу сие важно, коли она предназначается лишь в качестве развлечения.
И что будет, если она попытается с Ястребом поговорить? Не рассмеётся ли наёмник ей в лицо, не решит ли стать первым? Но тут девушка едва не похолодела от страха, когда у неё внезапно возникла мысль, что наёмник мог вообще остаться на берегу. Она не видела его с того момента, как взошла на палубу. Да и её сопровождающие вели себя нынче слишком нагло, развязно, хотя при нём старательно это скрывали.
Юная Харуно почувствовала, что её тело начинает бить дрожь, озноб пробирал буквально до костей. Неужели наёмника действительно нет на шхуне? Коли так, то Сакура окажется лишена единственной, пусть и крохотной, надежды на защиту. Нужно было попытаться его найти, дабы убедиться раз и навсегда в своих подозрениях.
Зеленоглазая красавица медленно поднялась с постели и подошла к двери, но замерла на месте, опасаясь выйти из каюты. Ей казалось, выйди она отсюда, то сразу же окажется в опасности. Но вскоре девушка взяла себя в руки, осознав, что каюта её нисколько не защитит, вздумай кто добраться до Сакуры с какими-либо намерениями. Глубоко вздохнув, юная Харуно отворила дверь, направившись по узкому коридору к лестнице, ведущей на палубу.
Кто-то из команды шхуны занимался делами, кто-то откровенно бездельничал, устроившись поудобнее рядом с повозками. Это несколько удивило Сакуру, которая ожидала, что повозки останутся на берегу, но оказалось, что это не нанятые экипажи, а явно часть имущества того, к кому её везут. Никого из её прежних спутников девушка так и не узрела.
Юная Харуно старательно делала вид, что не замечает взглядов членов команды шхуны в свою сторону, не слышит смешков и тихих фраз, что были обращены к её персоне с момента появления на палубе. Окинув грустным взглядом необъятную водную гладь, Сакура направилась обратно в каюту, опасаясь бродить по палубе одной при столь странном и неприятном поведении команды шхуны.
Что же, результат нулевой. Девушка и понятия не имела, где те, с кем она отправилась в этот путь. Быть может, они в каюте капитана занимаются обсуждением каких-либо насущных вопросов. Может статься, что они просто отдыхают в своих каютах. Может быть, и где-то ещё, но узнать сие нынче не представлялось возможным. Не станет же она бродить повсюду и проверять, что находится за той или иной дверью.
Какое-то время зеленоглазая красавица просидела в полном уединении, пытаясь не думать о плохом. Она слышала тихие голоса и смех людей, но не могла разобрать слов. Мерное покачивание судна наводило на девушку уныние, она чувствовала обречённость, избавиться от которой никак не могла, хотя и пыталась думать о чём-то приятном.
Громкие голоса в коридоре привлекли внимание Сакуры, заставив её на время вынырнуть из дум. Спустя некоторое время дверь в её каюту без предупреждения отворилась, являя на пороге одного из тех мужчин, кто сопровождал её в пути, кто и обещал ей много неприятностей в будущем.
Окинув юную Харуно насмешливым взглядом, мужчина ухмыльнулся, затем подошёл к столику, поставив на него поднос, на котором покоились тарелка с каким-то варевом, ломоть хлеба и кружка с водой. Сакура же внимательно следила за каждым его движением, словно вот-вот он мог причинить ей вред, при этом девушка и сама себе не могла сейчас объяснить причины данного необоснованного покуда состояния.
- Обед подан, леди, - обернувшись, язвительно сказал мужчина.
- А стучать не учили? - проговорила Сакура.
- Что ещё прикажете? - хмыкнул он. - Может быть, желаете принять ванну с маслами и лепестками роз? А не желаете жареного с яблоками и клюквой фазана? А кучу подружек, что будут охать и ахать, восхищаясь красотою, пока примеряете наряды, не предоставить?
- Я попросила о банальной вежливости, - вспылила юная Харуно. - Нечего приплетать тут всякую несуразицу. А если бы я спала, ещё что-либо?
Мужчина пару мгновений задумчиво смотрел на неё, а затем медленно направился к девушке со словами:
- Если бы ты спала, то я тебя разбудил бы и показал кое-что интересное. А если «ещё что-либо», то тоже в итоге пришли бы к тому же итогу.
Сакура вжалась спиною в стену, пытаясь хоть что-то придумать, но мозг отказывался подкидывать должные идеи, зато страх взял тело под свой контроль, заставляя девушку сидеть на одном месте и смотреть на приближающуюся угрозу.
- Уйдите, - сказала юная Харуно, хотя вышло больше похоже на жалобный писк.
- Я тебе уже говорил, - протянул мужчина, приблизившись к постели, на которой сидела девушка, - что тебе пора быть более сговорчивой и ласковой, иначе себе же и навредишь. Попробуешь ещё раз отдавать приказания, то расплата не заставит себя ждать. Повторяю, мой хозяин дал мне полную свободу действий, так что не надейся даже, он не расстроится, если тебя испробуем не только я и мой товарищ, но и другие. Хочешь развлечься со всей командой?
Юная Харуно хотела было ему что-то ответить, но не могла. Мужчина тем временем склонился к ней, глядя в глаза, словно удав, который вот-вот проглотит свою добычу, а затем продолжил, при этом было заметно, что он упивается своей властью над девушкой, ему доставляет удовольствие видеть её страх:
- Могу предложить тебе более дельный вариант. Ежели не желаешь узнать, кто из команды на что способен, то будешь выполнять то, что я скажу. За хорошие старания получишь вознаграждения, даже, быть может, замолвлю за тебя словечко перед господином. Ну, согласна меня удовлетворить?
- Никогда, - заявила Сакура.
В следующий момент мужчина, гадко осклабившись, схватился её за лодыжку. Девушка взвизгнула, пытаясь вырваться, но её попытки не увенчались успехом.
- Пустите, - всхлипнула она, едва не сорвавшись на крик, - или я закричу.
- Да, кричать ты будешь, - был ей ответ.
Сакура чувствовала, что вот-вот на неё нахлынет истерика. Она пыталась вырваться, оттолкнуть мерзавца, но у неё ничего не выходило. Юная Харуно зажмурилась, не в силах выносить более гримасу злобного удовлетворения пред глазами. Мужчина повалил её на кровать, зафиксировав руки девушки над головою, при этом закрыл ей рот ладонью. Но не успела Сакура осознать, что именно с нею сейчас будет, как мужчина внезапно замер, после чего услышала столь желанный сейчас голос:
- А теперь отпусти её и медленно отойди. Дёрнешься - отправишься по частям кормить рыб.
Юная Харуно сквозь слёзы смотрела то на своего спасителя, то на его меч, который в данный момент находился в опасной близости от горла того, кто едва не надругался над нею. Лицо мужчины выражало крайнюю степень гнева, в то время как наёмник словно был лишён каких-либо эмоций, даже голос его был спокоен.
Когда мужчины отошли на пару шагов от постели, Сакура приняла сидячее положение, поджав под себя ноги, невольно закутавшись в тонкое одеяло, словно оно могло защитить её от бед. При этом она жалобным взглядом смотрела на наёмника, как бы прося не позволять более случиться подобному.
- Явился, - рыкнул мужчина. - Убери эту железку, пока хуже тебе же и не стало.
Наёмник явно не спешил выполнять его требование. Да и было отчётливо заметно, что мужчина скорее пытается показать напускную браваду, а на деле ему явно боязно сейчас. Не факт, что наёмник решится его серьёзно покалечить, но всё же Сакуре казалось, что хорошенько взгреть любого, кто попытается ему противостоять, он может.
- Хуже тут станет лишь тебе, - был ему ответ, - если вновь рискнёшь сделать нечто подобное. Я понятно излагаю?
Мужчина вперил в Сакуру гневный взгляд, а затем, то ли заметив наполненный надеждой и мольбой взор девушки, устремлённый на наёмника, то ли ещё что-то, но на его устах заиграла ядовитая усмешка. Юная Харуно даже невольно вздрогнула, осознав, что он задумал нечто плохое для неё.
- Пойдём на палубу, - обратился он к наёмнику, аккуратно отстраняя от своего горла смертоносную сталь, - поговорим кое о чём.
- Мне не о чем с тобою разговаривать, - сказал ему наёмник, убирая меч в ножны.
- Зря ты так думаешь. Пойдём, нечего перед этой пигалицей красоваться, уже и так ты в её глазах герой.
Наёмник ничего не ответил на это, лишь проводил взглядом мужчину, когда тот покидал комнату, по пути одарив юную Харуно насмешливым взглядом. Ястреб, помедлив немного, взглянув на Сакуру, сказал ей никуда не выходить из комнаты, после чего направился следом за мужчиной.
Зеленоглазой красавице безумно хотелось крикнуть ему вслед, чтобы не уходил, не слушал этого человека, но она не смогла ни слова проронить. Сказать, что Сакуре было страшно, так это ничего не сказать. Она осознавала тот факт, что тот тип сейчас наговорит Ястребу столько всего, наобещает огромную сумму в прибавку к жалованию, что ему посулил наниматель, после чего наёмник явно перейдёт на сторону этих людей, бросив её на произвол судьбы.
Юной Харуно оставалось лишь ждать итоги разговора между мужчинами. Только что она может предпринять, если Ястреб согласится на условия этого человека? Она была так рада, увидев его сейчас, осознав, что он на судне, не остался на берегу, он защитил её, но теперь его присутствие может пагубно отразиться на её будущем, коли деньги, за которые он и работает, возьмут верх над совестью и жалостью.
Только о какой жалости и совести можно вести речь в случае людей, которые рискуют жизнью за деньги, продают свои жизни тем, кто заплатит ту или иную сумму, людей, которые готовы убить любого, даже женщину и ребёнка, если им прикажет наниматель? Сакура просто ничего не могла противопоставить данному факту, столь кошмарному для неё стечению обстоятельств.
Юная Харуно настолько задумалась, что не сразу заметила, как в каюте оказалась не одна. Девушка вздрогнула, услышав, как затворилась дверь, взглянув на Ястреба, который как-то странно на неё взирал. Сакура невольно содрогнулась, опасаясь даже помыслить о худшем, что уж говорить о том, что это могло вот-вот с нею произойти.
- Это он тебе принёс? - спросил наёмник, кивком головы указав на поднос на столе.
- Да.
- Не ешь, потом я тебе принесу другую тарелку.
Сакура не совсем понимала, к чему клонит Ястреб, но перечить ему не стала. Неужели он думает, что тот человек мог что-то подмешать? Что же, кто знает, о чём они там разговаривали, тот мужчина мог поведать наёмнику о своих планах, предложив разделить, так сказать, добычу. Как бы то ни было, зеленоглазая красавица была согласна довериться сейчас наёмнику. Раз он говорит, что лучше это не есть, то она не станет.
Да и ранее наёмник сам приносил ей воду и пищу, так что явно стоит задуматься над возможностью некоторых личностей что-то сотворить ей в ущерб. А не может ли так случиться, что как раз с этой порцией, что ей принесли недавно, всё и в порядке, а вот погодя могут принести пищу, в которую действительно что-то подмешают, а она покорно это и проглотит, полностью доверяя Ястребу?
Юная Харуно тряхнула головою, стараясь прогнать мрачные раздумья. Ежели она сейчас станет сомневаться в Ястребе, тогда ей проще вообще выброситься за борт. Пока он единственный, кто её защищает, стоит между этими страшными людьми и ею. Если Сакура и его станет подозревать, то точно вскоре сойдёт с ума от переживаний и нервного перенапряжения.
А если действительно он на стороне этих людей, ежели нарочно пытается заставить довериться ему? Что же, коли так, то лучше уж она пропадёт именно таким образом, нежели упустит из-за необоснованных, пусть и возможных, подозрений шанс заручиться его поддержкой, помощью.
- И каков вердикт?
Сакура взглянула на мужчину, не совсем понимая, что он имеет в виду. Насмешливый тон тоже несколько сбил её с панталыку, поскольку она не была настроена сейчас на шуточный диалог. Да и чего он вообще вдруг развеселился? Юная Харуно не видела причин для подобной иронии.
- Вердикт? - переспросила она.
- Я одобрен в качестве телохранителя? - пояснил с усмешкой Ястреб. - Или моя кандидатура отсеяна по причине недоверия?
Зеленоглазая красавица нахмурилась, задумчиво взглянув на мужчину. Интересно, о чём они там беседовали, что он так заговорил? Или просто догадался, что-то услышал ранее? Может быть, это очередной манёвр с целью ввести её в заблуждение?
- Сколько он тебе предложил в качестве платы? - спросила напрямик Сакура.
Лучше выяснить всё прямо сейчас, а не терзаться потом от недомолвок, страхов, что вот-вот будет что-то угрожать, а защиты ждать и неоткуда. Ухмылка исчезла с уст мужчины, что заставило девушку испытать новую волну страха. Неужели он всё же согласился на, так сказать, премиальные?
- Если я тебе скажу, что практически ту же сумму, какую посулил наниматель, - произнёс Ястреб, - то что ты сделаешь, скажешь?
- И каков был твой ответ? - вопросом на вопрос ответила Сакура, хотя внутри вся похолодела.
Ей казалось, что это конец. Наёмник явно работал не за жалкие гроши, люди из гильдии не берутся за подобные задания, их нанимают обеспеченные люди для самых сложных, практически невыполнимых и порою тайных дел. Сумма, что посулил ему человек её будущего супруга, явно велика, пусть даже составит и половину того жалования, что уплачено нанимателем.
- А ты как думаешь?
Вот и ответ. А чего она, в сущности, ожидала? Конечно, надеялась на его помощь, но, как верно было ей ранее сказано, в данном случае деньги решают всё.
- Вот только не нужно делать такую страдальческую мордашку, особенно когда мысленно меня обижаешь.
Сакура с толикой непонимания взглянула на мужчину. С чего это вдруг такой оскорблённый тон, при этом столь странные выражения? Это она, по идее, должна тут всех проклинать, едва ли не кричать, какая она бедная и несчастная.
- Спасибо огромное, - продолжал тем временем мужчина, - я польщён таким огромным доверием к моей скромной персоне. Едва ли не из кожи вон лезу, чтобы ей было хорошо, а она меня вот так обласкала.
Понурив голову, Ястреб развернулся и медленным шагом поплёлся на выход. Пусть юная Харуно и прекрасно осознавала тот факт, что всё это лишь фарс, он развлекается, но всё же не смогла усидеть на месте, подбежав к нему и обняв со спины. Да, Сакура отдавала себе отчёт в том, что могла поддаться на провокацию, всё далеко не так, как она подумала, вновь обманывается, но ей так хотелось верить, что поняла всё правильно, это не фальшь.
- Ты действительно отказал ему? - прошептала девушка.
- Естественно, он не в моём вкусе.
- Перестань, - отстранившись, рыкнула Сакура, а затем слегка стукнула мужчину кулачком по спине. - Он явно предлагал тебе деньги, чтобы ты стал на их сторону. Я права? Он мне говорил не единожды, что так поступит.
- Предположим, ты права, - обернувшись, сказал Ястреб.
- Скажи мне правду, - настаивала зеленоглазая красавица. - Ты на самом деле отказался от его условий? Или просто сейчас надо мною насмехаешься, хочешь отвлечь моё внимание?
- Опять оскорбления, - с грустью вздохнул наёмник.
- Прекрати издеваться, - рыкнула юная Харуно, при этом притопнув ножкой и сжав кулаки.
- И в мыслях не было. Это ты тут всякие гадости про меня думаешь, вываливая ушат грязи мне на голову.
Сакура хотела было отвернуться и отойти от мужчины, но тот молниеносно оказался подле неё, крепко сжав в объятиях. Сперва девушка несколько испугалась, не зная, что и ожидать ей теперь, но потом успокоилась, расслабившись в его руках. Пусть сие и непристойно, нечего молодой девушке обниматься с мужчиной в комнате, только ведь никто увидит. Да даже если и так, пускай хоть расскажут, толку никакого, она всё равно не нужна своему будущему мужу в качестве любимой, поэтому не имеет никакого значения её поведение нынче.
- Всё, успокойся, - тихо проговорил он, поглаживая ладонью её по спине. - Если тебе так принципиально, то чистосердечно заявляю, что я не нарушаю договора. Наниматель заплатил за твою безопасность, я выполняю свою работу. Меня не волнует, кто там что хочет. Понимаю, ты переживаешь, что я наёмник, работаю за деньги, но это не значит, что из-за любой монетки брошу всё.
- Речь явно не о монетке шла, - буркнула Сакура, пытаясь скрыть своё смущение.
- Малышка, я не босяк, чтобы сходить с ума от одного упоминания об оплате тех или иных услуг, при этом у меня нет психологической зависимости от денег. Можешь мне и не верить, но деньги для меня ничто. Да, таких единицы, при этом не увязывается в умах многих с работой наёмников, но вот как-то так. Повторяю, я выполняю работу, на которую меня наняли, так что желания посторонних влезть со своими предложениями или угрозами меня не волнует.
Отстранившись, Ястреб попросил Сакуру без надобности не покидать каюту, а если ей всё же нужно будет куда-либо сходить, то пусть зовёт его. Наёмник заявил, что постарается быть поближе, но, если что, она может и покричать в желании его дозваться. Также девушке было сказано закрыть дверь, хотя бы подпереть ручку стулом, поскольку замок отсутствовал, дабы более никто так просто не мог войти.
Спустя некоторое время наёмник вернулся с новой порцией пищи, а то, что было принесено ранее одним из людей его нанимателя, он убрал. Более особо они не разговаривали, Ястреб вновь стал молчаливым, а Сакура не очень и старалась вывести мужчину на тот или иной диалог, дабы лишний раз его не нервировать.
День девушка провела частично в компании своего телохранителя, но вот на ночь, естественно, он её покинул. Сказать, что юная Харуно практически не сомкнула глаз этой ночь, это ничего не сказать. Она вздрагивала едва ли не от каждого шороха, ей казалось, что кто-то ходит рядом с её каютой, вот-вот попытается войти. По палубе то и дело ходил кто-то из команды, слышались голоса. В ночной тиши любой звук казался невероятно громким и пугающим.
Ближе к рассвету уставшая морально Сакура всё же забылась беспокойным сном, в котором то и дело мелькали страшные видения. Когда же послышался тихий стук в дверь, юная Харуно едва не взвизгнула, сев на постели. Голова закружилась от резких движений, мозг отказывался воспринимать адекватно обстановку, поскольку девушка ещё не отошла от сновидений.
- Сакура, это я, - послышался из-за двери голос наёмника.
Когда юная Харуно отворила дверь, то была готова провалиться сквозь дно моря от смущения, стоило ей увидеть взгляд Ястреба. Да уж, внешний вид у неё явно был ещё тот, ведь девушка и не успела покуда привести себя в порядок, а практически бессонная ночь в совокупности с нервозностью сделали своё чёрное дело, оставив свой отпечаток на личике юной особы.
- Завтрак подан, - сказал наёмник, прошествовав к столу и поставив на него поднос. - Как спалось?
Сакура в ответ состроила ему рожицу, благо, что он стоял к ней спиною, не заметил. Даже если и заметил, то никакой разницы не было. А то не видно, как ей спалось, ведь аж светится от счастья, свеженькая и отдохнувшая. Пусть он и мельком взглянул на неё, когда девушка открыла дверь, но явно успел заприметить синяки под глазами, красные глаза, опухшие веки, «помятое» и осунувшееся лицо.
- Погода хорошая. Не желаешь прогуляться немного на воздухе?
Пусть девушка и не горела желанием появляться на глаза команде и тех, кто её сопровождал, но и сидеть в четырёх стенах безвылазно до конца пути ей тоже не особо улыбалось. Да и стоит воспользоваться шансом, покуда рядом Ястреб, который уже одним своим присутствием хоть немного может, на что и рассчитывала юная Харуно, поубавить спесь желающих поиздеваться над нею. Попросив наёмника принести ей воды и полотенце, Сакура, насколько хватило сил и возможности, привела себя в порядок, позавтракала, а затем направилась в сопровождении своего телохранителя на палубу.
Погода действительно стояла прекрасная: дул лёгкий тёплый ветерок, на небе не наблюдалось ни облачка, воды были спокойны. Юная Харуно несколько раз прошлась по палубе от кормы до носа и обратно, после чего расположилась на одном из ящиков подле повозок, устремив взор на распростёршуюся за бортом водную гладь.
Ястреб всё это время молчаливой тенью следовал за девушкой, уже одним своим видом отгоняя желающих как-то не так взглянуть на юную особу или сказать что-то достаточно громко, чтобы она могла услышать. Конечно, он один наверняка против такого количества мужчин не выстоял бы, это Сакура прекрасно осознавала, пусть и не знала истинных способностей воина, но всё же никто покуда не решался пойти против наёмника даже на словах.
Сакура даже несколько смутилась, когда поймала себя на мысли, что испытывает некое удовлетворение, удовольствие, граничащие с гордыней. Когда рядом с нею находился Ястреб, а все вокруг сразу становились такими смирными, даже когда наёмник просто шествовал рядом с нею, девушке казалось, что она крайне важная особа, рядом с которой такой шикарный мужчина.
Естественно, что юной девушке не могло не польстить общество наёмника. Одна его внешность чего стоила, любая женщина была бы рада его вниманию. Конечно же, Ястреб всего лишь выполнял свою работу, юная Харуно осознавала, что в другое время он явно и не взглянул бы в её сторону, только вот сейчас она об этом старалась не думать, представляя себе всё абсолютно иначе.
А ведь так приятно помечтать, почувствовать себя едва ли не на уровне королевы хотя бы в собственных фантазиях, представить, что рядом с нею её избранник, который души в ней не чает, который готов исполнить любое её пожелание, хорош собой и силён, обладает огромным влиянием. И пусть это лишь мечты, но нынче Сакуре этого так не хватало, чтобы забыть весь тот кошмар, в котором она не по своей вине оказалась.
Сейчас, устремив взгляд на тёмные воды моря, зеленоглазая красавица дала себе волю помечтать о том, как бы она важно вышагивала в его компании по улицам, а вслед ей оборачивались бы с завистью женщины и мужчины. Ей так хотелось, чтобы он обнял её и сказал, что теперь всё будет хорошо, ничего плохого с нею не случится впредь никогда, ведь он рядом. Так хотелось почувствовать его тепло, силу, уверенность. Хотелось знать, что впереди ждёт только хорошее, а всё ужасное позади, никогда больше не попытается даже приблизиться к ней.
Этой ночью Сакура спала спокойно, кошмары не терзали её, да и на различные шорохи девушка уже так резко не реагировала. Ей снилась её счастливая и беззаботная жизнь, в которой она любила и была любима, не было страхов, огорчений. Снилось, можно сказать, продолжение тех фантазий, которым юная Харуно предавалась накануне. И как же горько было поутру осознавать, что этому никогда не бывать.
В течение следующего дня ничего сверхъестественного не произошло. Сакура немного погуляла, поболтала с Ястребом, который время от времени либо пытался её поддеть язвительными шутками, либо вновь становился молчаливым и замкнутым. А вот вечером, когда юная Харуно легла спать, произошло нечто, что заставило девушку подняться с постели.
Когда зеленоглазая красавица услышала громкие крики матросов, то не обратила на это никакого внимания. Мало ли что там случилось: может, капитан решил взгреть кого-то из команды за нерадивость, возможно, между матросами произошла потасовка, может статься, ещё что-то не понравилось кому-то. Всякое случается.
Но вскоре члены команды забегали по шхуне, заставив девушку невольно насторожиться. Сакура пыталась думать о том, что это просто скандал между кем-то из команды, сейчас драчунов разнимут, но всё же нервозность не желала так просто отступать. Девушка выпила воды и собиралась постараться не обращать внимания на происходящее, стараясь заснуть, как вздрогнула, заслышав крик:
- К оружию! Всем приготовиться!

Договор. Глава 4

Сакура не знала, что ей и делать, подумать. Девушка сжалась на постели, устремив взор на дверь, словно та могла подсказать ей ответ. Крики и непонятный для Сакуры в данный момент шум продолжались, а спустя некоторое время раздался странный глухой звук, после чего шхуну немного тряхнуло, а крики усилились.
С одной стороны, девушка могла списать всё происходящее на какие-либо разбирательства между членами команды. Мало ли что там кто устроил, может статься, что довольно серьёзные разборки, в которых участвуют едва ли не все моряки. С другой же стороны зеленоглазую красавицу не покидало предчувствие чего-то донельзя ужасного, но она всеми силами старалась отогнать от себя данный страх.
Сакура пару раз даже порывалась пойти и посмотреть на происходящее, дабы успокоить или подтвердить свои подозрения, ведь лучше знать, что творится вокруг, чем вот так сидеть в уголке и ждать неизвестно чего, но всё же продолжала сидеть на постели, не в силах решиться на данный шаг.
Волнений девушке добавлял ещё и тот факт, что даже Ястреб к ней не зашёл до сих пор, дабы попытаться её успокоить, хоть как-то объяснить причины происходящих на борту шхуны беспорядков. Или её телохранитель участвует во всём этом в данный момент? Или он посчитал, что вообще не обязан прибегать к ней каждых раз, когда девица вздумает пустить слезу из-за шороха за стеною, посчитав, что ей чудится, будто вокруг куча гигантских монстров?
Сакура, пусть и старалась, никак не могла успокоиться, чувствуя, что на борту шхуны сейчас происходят далеко не просто разборки между членами команды. Чем больше проходило времени, тем сильнее девушка убеждалась в этом, хотя всеми силами и гнала прочь тягостные мысли.
Зеленоглазая красавица вздрогнула, заслышав крики в коридоре. При этом были отчётливо слышны звуки борьбы и ударов. Видимо, кто-то спустился с палубы к каютам, так что теперь сражение проходило в узком коридоре. Постепенно шум всё нарастал, и девушка осознала, что людей в коридоре становится всё больше и больше.
Подбежав к двери, Сакура приставила к ручке стул, дабы так просто отворить нельзя было. Конечно, приложив немного усилий, дверь можно запросто выбить, но для девушки это была уже хоть какая-то преграда, чтобы хотя бы чуточку почувствовать себя не совсем уж открытой и беспомощной добычей.
Зеленоглазая красавица подошла к постели, выудив из-под подушки нож, а затем уселась на матрац, подтянув колени к груди, устремив взгляд на дверь. Нож она ранее нарочно спрятала, подсознательно надеясь с его помощью защититься, ежели её сопровождающие решат вновь попытаться до неё добраться, а Ястреба рядом вовремя не окажется. Да и вновь так легко даваться в руки этих людей она не собиралась.
Ножик не был большим и опасным, небольшое и слегка затупленное лезвие предназначалось для разделения пищи на более мелкие куски. Особо серьёзных ранений таким ножом не нанесёшь, но всё же это намного лучше, нежели совершенно ничего. Тем более в данной ситуации, когда, ощущая холодную сталь в руке, девушка, пусть это и выглядит для кого-то смешно и нелепо, хоть немного чувствовала себя защищённой.
То и дело розововолосая особа ожидала, что кто-то попытается ворваться в её маленькую комнатку, поскольку слышала удары чем-то о дверь и стены, раздавались крики и стоны, отчётливо среди всего этого выделялся лязг металла, когда клинки сталкивались друг с другом. Но вскоре в коридоре битва прекратилась, те, кто победили, удалились вновь на палубу, не став покуда обшаривать каюты. Теперь Сакура слышала лишь звуки битвы наверху: что-то то и дело падало, слышались стоны и крики, топот, звон клинков.
Зеленоглазая красавица и понятия не имела, сколько прошло времени с тех пор, как началось это непонятное для неё сражение, как и не знала, кто вышел победителем, стоило постепенно звукам борьбы стихнуть. Всё ещё слышались крики, когда кто-то кому-то что-то говорит, топот, но не было, как казалось Сакуре, уже слышно звуков борьбы.
За окном даже пару раз мелькнули какие-то тени, а затем был слышан отчётливый всплеск, что свидетельствовало, как казалось испуганной Сакуре, о том, что нечто скинули с палубы за борт в море. О том, что это тела погибших и, возможно, раненых, девушка не желала даже и думать.
И кто же победил? И что вообще тут произошло? Можно было, конечно же, выйти и посмотреть, но девушке было страшно. Нет, вполне естественно, ежели судно захвачено кем-то, то рано или поздно её всё равно найдут, так что не было особого смысла в попытке отсрочить неизбежное. Но и заставить себя покинуть каюту Сакура не могла, её тело словно одеревенело.
Когда в коридоре послышался гулкий стук каблуков по дощатому полу, Сакура едва ли не всем телом задрожала, опасаясь худшего. Шаги неумолимо приближались. Единственное, на что могла уповать розововолосая особа, так это на то, что тот, кто шёл в данный момент по коридору, не заглядывал в иные каюты, а целенаправленно двигался в нужном ему направлении.
Вполне может статься, что это кто-то из своих. Но ведь существовала неподдельная угроза, что попросту у членов команды узнали, что в такой-то каюте находится женщина, вот и не нужно тратить время на поиски. И всё же зеленоглазая красавица надеялась увидеть не врагов, даже не тех, кто её сопровождал, а лишь своего телохранителя. Послышался тихий стук, а затем она услышала:
- Сакура, открой.
Девушка, ни о чём не задумываясь, подбежала к двери, убрав стул. В следующий момент дверь распахнулась, являя на пороге наёмника. Зеленоглазой красавице безумно хотелось сейчас кинуться ему на шею с объятиями, но она сдержалась. В каюте горела небольшая свеча, которую Сакура так и не погасила, когда легла отдыхать, поскольку спать на тот момент не хотела, просто думала полежать немного, поэтому девушка слабо, но всё же видела мужчину, который сейчас внимательно её разглядывал. Свет мог выдать её местонахождение, но розововолосая особа на тот момент не думала об этом, казалось ей, что в темноте будет ещё страшнее, нежели взгляни она в глаза своей участи.
- Ты не пострадала? - поинтересовался Ястреб.
- Нет. Что произошло?
- Не бери в голову, - заявил ей спокойным тоном наёмник, проходя в каюту и оглядываясь по сторонам, словно что-то искал, хотя девушка и понятия не имела, почему он так себя ведёт. - Просто небольшая стычка.
- С кем? - продолжала допытываться Сакура, поскольку ей не нравилось, что её банально игнорируют, когда она едва ли не с ума тут сошла от переживаний.
- С кучкой безмозглых разбойников, - ответил Ястреб, обернувшись к девушке.
- Пираты, - прошептала испуганно зеленоглазая красавица.
- Нет, говорю же, просто шайка бездарей. Были бы нормальные пираты, так мы бы такими силами и со способностями данной команды вряд ли бы отбились. Ну, со столь минимальными потерями уж точно.
- Только не говори, что тела вы в море сбросили.
- А что с ними нужно было делать? - усмехнулся Ястреб. - Засолить и в бочки закатать, так сказать, на будущее, если есть сильно захочется? Так хоть рыбок покормили.
- Перестань, - рыкнула Сакура, при этом поёжилась от одних только его слов, боясь даже представить себе всю картину.
Наёмник задумчивым взглядом смерил девушку, а затем приблизился к ней, остановившись буквально в шаге от Сакуры.
- Ты точно в порядке?
- Да, сюда никто не входил, - тихо проговорила зеленоглазая красавица, вновь переживая прошедшие мгновения, - хотя в коридоре я слышала звуки борьбы. Хотела выйти посмотреть, но так и не решилась.
- Нечего бродить по тёмному коридору, ночь на дворе, - проговорил Ястреб. - Да и нет нужды тебе рассматривать там что-либо. Вот к утру приберёмся, тогда и прогуляешься, ежели пожелаешь.
На несколько мгновений в каюте воцарилась тишина. Сакура боялась поднять взгляд на наёмника, хотя и сама себе толком не могла, даже скорее не хотела объяснить причину подобной буквально смехотворной трусости в подобно ситуации. Девушке казалось, что он может прочесть все её мысли, стоит лишь взглянуть ей в глаза. Ястреб тоже не спешил что-либо говорить, раздумывая над чем-то там своим.
- Ложись спать, - наконец проговорил мужчина, а затем, вздохнув, направился прочь из каюты. - Не переживай, тебя никто не тронет. Постарайся уснуть.
Когда наёмник удалился, Сакура вновь придвинула под дверную ручку стул, после чего загасила свечу и легла в постель. Нет, спать ей совершенно не хотелось, переживания давали о себе знать, но и просто сидеть тоже не было смысла. Устроившись поудобнее, зеленоглазая красавица погрузилась в свои размышления.
Пару раз розововолосая особа слышала тихие шаги и голоса в коридоре, но старалась не думать о том, что там происходит. Матросы явно убирали из коридора тела убитых. Кровь наверняка будут отмывать завтра, чтобы в потёмках не возиться. Да и устали все, нужен отдых. Вскоре всё стихло, команда явно разбрелась по каютам, кто-то остался на дежурстве, ведь никому не хочется вновь оказаться втянутым в сражение.
Сон так и не шёл к Сакуре. Да и мысли её были далеки от тех, что способствуют успокоению. Зеленоглазая красавица никак не могла решиться на осуществление одного своего плана, как и не в силах была выбросить данную затею из головы. С одной стороны, она прекрасно отдавала себе отчёт в том, что планировала сделать, осознавала все последствия, что может повлечь осуществление её идеи, была готова пойти на данный шаг. С другой же стороны, розововолосая особа не могла найти в себе силы на данный шаг, всё же опасаясь худшего. Нет, не физического удара, а именно морального.
Уже стояла глубокая ночь, но Сакура так и не смогла забыться сном. Решив, что стоит раз и навсегда разобраться со всем, что её тревожит, иначе оттягивание решения только усугубит её и без того отчаянное состояние, доведёт едва ли не до истерии, это как минимум, зеленоглазая красавица поднялась с постели, подошла к двери, отворила её и выглянула в коридор.
Было очень темно, лишь тусклый свет лампы на палубе слегка освещал проход в другом конце коридора, где была лестница. Никаких звуков, свидетельствующих о приближении кого-либо, девушка не слышала, поэтому решила, что все уже спят. Прикрыв за собою дверь, Сакура, стараясь не шуметь, потихоньку направилась в необходимом ей направлении.
Остановившись подле одной из дверей, розововолосая особа удивлённо и несколько испуганно взглянула на тоненькую полоску света на полу, что свидетельствовало о том, что в каюте горит лампа или свеча, так что вряд ли тот, кто внутри, в этот самый момент спит. Данный факт заметно поубавил решимость девушки, но и отступить она никак не решалась.
В итоге Сакура на некоторое время так и замерла у двери, не зная, что ей далее и предпринять. Вроде бы и осталось сделать один шаг, но как же тяжко было на это решиться. При этом и сил на позорное отступление у неё не было, вот и приходилось глупо и даже в некоторой степени жалко топтаться на одном месте в тёмном коридоре.
Дверь отворилась столь внезапно, что Сакура даже испугаться толком не успела, как и понять толком происходящее. Свет на пару мгновений ослепил её, ведь после мрака коридора он казался невероятно ярким. Когда же розововолосая особа, щурясь, взглянула пред собою, то едва не распрощалась с сознанием, поскольку прямо к её горлу было приставлено острие меча.
- Чего ты тут промышляешь? - услышала она наполненный недовольством голос.
При этом Сакура не могла никак поднять на мужчину взгляд, поскольку не в силах была отвести взор от смертоносного клинка, который находился буквально в двух десятых дюйма от её плоти.
- У тебя по ночам со слухом проблемы? - на этот раз в тоне проскальзывали нотки насмешки, но недовольство всё же никуда не ушло. - Или ты у нас неосознанно по ночам бродишь? Так бы и сказала, я тебя бы привязал к постели.
В ситуации, в которой зеленоглазая красавица оказалась в данный момент по собственной вине, последняя фраза мужчины звучала весьма и весьма двусмысленно. Стараясь не думать об этом, ведь существовала неподдельная угроза, что он заметит её состояние, котором она и выдаст свои мысли, Сакура попыталась было придумать, что ей сказать, но сосредоточиться так и не получалось, а всё её внимание так и оставалось приковано к острию меча у горла.
- Выкладывай поживее, - проговорил мужчина, опуская меч и, развернувшись, направляясь к своей постели, - что тебя сюда принесло посреди ночи, а затем иди спать.
- А почему ты не спишь? - задала довольно глупый в данной ситуации вопрос Сакура.
Наёмник взглянул на неё с неподдельной иронией, хмыкнул, но промолчал, чему девушка была несказанно благодарна. Ей хватило и его взгляда, который в совокупности с проклятиями, которыми она сама себя осыпала, буквально едва ли не взвыть её заставлял от собственной глупости.
- Прошу меня простить, - всё же произнёс спустя некоторое время мужчина, - госпожа, что осмелился не согласовать с Вами свои действия и желания.
Сакура хотела было ему что-то сказать, но так не смогла данные слова озвучить, воззрившись на повязки на теле мужчины, а затем её взгляд невольно обратился к тазу с водой, что стоял на полу, в котором лежали тряпки, пропитанные кровью.
- Ты ранен.
Зеленоглазая красавица едва слышно произнесла данные слова, но мужчина всё же её услышал, поскольку, усевшись на матрац и взглянув на неё, проговорил:
- Подумаешь, пара царапин.
Пусть Сакура и не видела его ран, но всё же по повязкам на груди и плече, на которых виднелись пятна крови, и окрашенной в алый цвет воде в тазу она могла смело утверждать, что там явно не просто мелкие порезы, которые через пару дней заживут. Да, раны вряд ли глубокие и рваные настолько, чтобы остались в результате уродливые шрамы, но всё же дело явно намного серьёзнее, нежели мужчина тут пытается ей преподнести.
- Дорогая моя, давай в другой раз ты мною полюбуешься, - услышала Сакура с нотками издёвки голос мужчины. - Я сейчас немного не в самом лучшем своём виде, не хочу, чтобы ты понапрасну разочаровалась. Чуточку позже, обещаю, я обязательно порадую твой взор.
- Ты что несёшь? - вознегодовала зеленоглазая красавица.
При этом за злостью девушка упорно надеялась скрыть от мужчины тот факт, что на самом деле больше пялилась на его тело, нежели размышляла над полученными им ранами. Про выражение своего лица во время подобного осмотра она старалась даже не думать.
- Сакура, я устал, - вздохнув, проговорил Ястреб. - Если ты пришла лишь справиться о моём состоянии, то я, поверь, искренне благодарен тебе за заботу, но сейчас прошу меня оставить. Иди спать.
Розововолосая особа прекрасно видела, что ему на самом деле хочется отдохнуть, но и уходить не торопилась. Затворив дверь, при этом стараясь не обращать внимания на взгляд мужчины, как и на свой страх, Сакура подошла к наёмнику, опустившись подле него на матрац.
- Ты действительно нормально себя чувствуешь? - протянула спустя некоторое время зеленоглазая красавица.
При этом, как бы невзначай, она коснулась пальчиками плеча мужчины, проведя ими по всей длине его руки к запястью. Наёмник проследил взглядом за её жестом, но ничего не сказал относительно данного неподобающего в подобной ситуации поведения юной особы, лишь ответил на вопрос:
- Да.
- Мог бы сказать, я помогла б с перевязкой.
- Учту на будущее.
Стараясь не обращать внимания на его странный тон, Сакура, по-прежнему не поднимая на мужчину взгляд, опасаясь увидеть в его глазах презрение и даже отвращение, вызванные её поступками и поведением в целом, пытаясь сосредоточиться на своих действиях, коснулась ладонью колена наёмника, медленно проведя к бедру. В следующий момент она сдавленно охнула, когда Ястреб крепко сжал в своей руке её запястье.
- И что, позволь полюбопытствовать, ты делаешь? - протянул он.
При этом девушка была не в силах что-либо определить по тону мужчины. Он, вроде как, и не одобрял её действий, но в то же время открыто не выказывал негатив. Стараясь не думать о том, что он видит в ней лишь надоедливую девчонку, которую волей рока ему выпало охранять, которая раздражает до тошноты своими выходками, Сакура проговорила тихим голосом, надеясь, что не выдаст своего волнения и страха:
- Просто хочу сказать, что благодарна тебе за все твои старания.
При этом розововолосая особа была готова сама себе же язык вырвать после данной фразы. Умнее ничего не могла придумать? Это ж надо было такое ляпнуть мужчине, когда они одни в комнате, на дворе ночь, он наполовину обнажён, она тоже не особо и разряжена. Но отступать уже некуда.
Да, конечно, нужно было сперва подумать, а потом уже говорить что-либо, надлежало хотя бы чуточку заранее обдумать возможные фразы, но теперь уже ничего не попишешь. Оставалось лишь надеяться, что он не вышвырнет за шкирку ненормальную девицу прочь из каюты. Хотя Сакура была убеждена, что Ястреб думает сейчас даже над более изощрёнными методами избавления от неё.
- Неужели. Ты всех так благодаришь?
Сакура сжала челюсти, стараясь игнорировать откровенное оскорбление, что только что услышала из уст наёмника. Конечно, что ещё она могла ожидать, когда подобным образом себя вела, но всё же девушке было больно слышать, что её считают гулящей девкой.
- Ничего подобного, - ответила она спустя некоторое время. - Прости, не думала, что тебе будет так противно.
А что ещё Сакура могла подумать после такой реакции со стороны мужчины на её прикосновения? Уж явно он не сияет от восторга.
- Я этого не говорил.
Сакуру так и подмывало сказать, что он явно подумал, причём даже похуже, нежели она думает, просто не озвучил, но всё же промолчала. Ей не нужно было сейчас устраивать с ним скандал. Не для этого она пришла сюда, не с этой целью происходило всё в данный момент.
Зеленоглазая красавица поднялась с постели и стала напротив Ястреба буквально на расстоянии десяти дюймов от него. Протянув руку, она коснулась ладонью шеи мужчины, проведя по плечу, а затем и груди. Поскольку Ястреб не двигался, Сакура не могла понять, что не так. Даже если ему не нравится всё то, что она делает, должен же он хоть как-то отреагировать, хотя бы прогнать прочь, просто оттолкнуть.
- Тебя не учили, - проговорил Ястреб странным тоном, но явно открыто не спешил останавливать девушку, - что нельзя подобным образом юной девушке вести себя наедине с мужчиной?
Учили. И не такому учили. И что дальше? Сейчас рассказывать ей о нормах поведения и воспитания крайне смехотворно.
- Учили, - ответила ему Сакура. - Как и тому, что продавать людей, особенно собственных детей, нельзя. В моём нынешнем положении вообще глупо думать о морали и приличиях.
А разве это не было правдой? Родители всегда наплевательски относились к ней, затем же выяснилось, что её вообще продали. И пусть это было сказано не прямым текстом, в документах данная сделка оформлена иначе, но факт остаётся фактом. Не имеет значения, за какими словами скрыть правду, смысл от этого не меняется. Можно называть хоть розами коровьи лепёшки, только от них всё равно будет вонять навозом.
- И что дальше?
Не успела Сакура ответить, как ощутила на своих бёдрах мужские ладони, после чего наёмник немного потянул девушку на себя, заставив её сделать шаг вперёд, тем самым она практически прижималась к нему. Зеленоглазая красавица испытывала жуткий стыд, от страха и волнений её буквально трясло, но она старалась не показывать своего состояния мужчине. Надеялась, по крайней мере, что получалось хоть немного, иначе совсем уж жалко будет выглядеть в его глазах.
- Я пришла сюда поговорить с тобою, - сказала розововолосая особа, положив ладони на плечи мужчины, время от времени проводя по его рукам, ощущая не без удовольствия, как напрягаются его могучие мышцы, какая гладкая и приятная на ощупь у него кожа. - Я хочу тебя кое о чём попросить.
- И что же такого важного ты хотела от меня посреди ночи?
Стараясь игнорировать недвусмысленность фразы, а также не обращать внимания на откровенную издёвку в словах мужчины, Сакура, глубоко вздохнув, запустила пальцы одной руки в его густую шевелюру на затылке, принявшись играть с локонами, а сама склонилась немного, прошептав:
- Я хочу заключить с тобою договор.
- И что же будет в условиях?
Розововолосая особа едва подавила в себе желание закатить глаза. А то он не догадывается. Естественно, ему нужно, чтобы она сама это сказала, тогда будет откровенно ясно, что инициатор всего происходящего здесь и сейчас лишь Сакура, её никто насильно не заставляет.
- Ты поможешь мне сбежать, а я…
Действительно, а что же она? Зеленоглазая красавица не обладала состоянием, чтобы оплатить услуги наёмника. У неё вообще не было, по сути, ни монетки. Девушка ничего не могла ему предложить, дабы оплатить работу, кроме одного. Да, это глупо и смешно, ведь только самая последняя дурочка может рассчитывать таким образом купить работу мужчины, но у Сакуры не было сейчас иного варианта.
Естественно, такой, как Ястреб, всегда найдёт себе шикарных красоток, которые знают, как доставить мужчине удовольствие, опытных и раскрепощённых, так что ему будет лишь в тягость возиться с жалкой девчонкой, которая краснеет лишь от одной мысли о простом поцелуе. Но Сакуре оставалось надеяться, что он хотя бы чуточку сжалится над нею.
- Я сделаю всё, - проговорила, взяв себя более-менее в руки, зеленоглазая красавица, при этом она, продолжая играть с его локонами, провела ладонью по груди мужчины, прессу, подцепив немного пояс брюк, - что ты захочешь.
В следующий момент Сакура позорно всхлипнула от острой боли, на глазах выступили слёзы, но они были скорее от осознания безысходности, когда Ястреб с силой сжал её запястье.
- Не смей никогда такое говорить мужчине, - едва ли не прошипел наёмник.
Сакуре казалось, что он её сейчас ударит. Неужели она ему так противна, что даже мысль о близости вызывает в нём такую вспышку гнева? Но нужно было идти до конца, раз начала. Коли всё так, она ничего, кроме омерзения, у него не вызывает, то пусть скажет напрямик.
- Сейчас я говорю это тебе со всей серьёзностью, - произнесла девушка. - Помоги мне, тогда я сделаю всё, что ты скажешь. Да, у меня нет денег, но…
Не успела зеленоглазая красавица договорить фразу, как Ястреб, резко поднявшись, ухватил Сакуру за предплечье, после чего буквально поволок девушку к двери, вывел в коридор, а затем, доведя её до каюты, буквально швырнул испуганную особу на постель.
- Ты сейчас же ляжешь спать, - сказал наёмник, и Сакура слышала в его голосе нотки угрозы. - И только посмей выйти отсюда до утра. Клянусь, меньшее, что тебе светит, так это оказаться привязанной к постели до конца пути. Про худший вариант тебе лучше даже не думать.
- Умоляю тебя, - Сакура более не могла сдерживать эмоции, залившись слезами, а голос её то и дело срывался, поскольку рыдания сдавливали горло, - помоги. Мне более не у кого просить помощи.
- Я тебе уже говорил о том, как работаю, - отозвался мужчина, словно его ни капли не трогали истерика и мольбы девушки. - Хватит об этом. Ложись спать.
Развернувшись, наёмник удалился, оставив Сакуру одну. Упав на подушку, девушка уже не сдерживала себя совершенно, зарыдав в бессилии. Вот и всё, она использовала единственную свою попытку заполучить столь желанную помощь, но всё пошло прахом. Только на Ястреба она могла положиться в подобного рода вопросе, но он отказал ей. Теперь точно нет выхода.
И что же её ждёт? Скажет ли Ястреб тем мужчинам, кто сопровождают её, о том, что учудила этой ночью ненормальная девчонка? Вот ведь посмеются вдоволь они. Или не скажет? Да какая уже разница. Сакуре было всё равно на то, кто и что о ней подумает, что будут в её адрес говорить.
Девушка и понятия не имела, сколько вот так проплакала, но всё же кое-как она успокоилась. Голова буквально разрывалась от боли на части, но уставший и измотанный морально организм всё же позволил зеленоглазой красавице погрузиться в сон, в котором, словно измываясь, она видела себя счастливой и беззаботной. Жаль, что в реальности этого ей явно никогда не испытать.

Договор. Глава 5

Весь следующий день Сакура выглядела не лучше тряпичной куклы, отличалась лишь тем, что дышала и изредка могла пошевелиться без посторонней помощи. Девушка практически не поднималась с постели, отказывалась от пищи, не разговаривала, не реагировала ни на что. Сперва Ястреб пытался вывести её на разговор, даже разок довольно грубо на неё прикрикнул, но затем махнул на девушку рукой, решив вообще более не приходить, оставив лишь кувшин с водой и давно уже остывший обед. Таким образом Сакура провела всё это время в одиночестве.
Следующий день тоже не отличался от предыдущего, разве что на этот раз вообще никто не заходил в каюту девушки. Да зеленоглазая красавица и не рвалась искать общения, не желала, чтобы кто-то видел её состояние, не хотела мнимой жалости к себе. Теперь ей уже никто не поможет, спасения ждать неоткуда, вокруг ни одного человека, кто действительно мог бы хоть с каплей искренности посочувствовать её положению.
За это время розововолосая особа успела о многом подумать, но особого толку сие не принесло. Сперва девушка была готова разнести шхуну в щепки от обуревавшей её ярости, ведь было так больно осознавать, что шанс спастись был так близко, но он испарился бесследно, стоило лишь потянуться к нему.
Сакура могла поклясться, что наёмник был готов согласиться провести с нею ночь, но потом почему-то отказался. Конечно же, девушка не отрицала существование того факта, что он попросту с нею играл, любуясь тем, как глупая и неопытная девчонка пытается строить из себя роковую соблазнительницу, но на тот момент ей казалось, что в его глазах она видела теплоту и нечто ещё, чему не могла сейчас найти объяснение.
Зеленоглазая красавица допускала, что могла вовсе и не вызывать у него желания, пусть и даже мужчина мог хотеть банальной близости, ведь у него уже некоторое время никого и не было. Всё, что Сакура знала о мужчинах, были лишь болтовня прощелыг, пьяниц, повес, а также дамочек не самого хорошего воспитания и образования. Такие сомнительные личности только и болтали о том, что мужчины не могут и дня прожить без секса, а женщины не способны ничего более им дать, кроме своего тела.
Розововолосая особа никогда не доверяла этим сплетням, вообще старалась держаться подальше от подобных личностей, но всё же более-менее нормальных мужчин ей особо часто не попадалось, кругом вились лишь желающие развлечься и поправить своё материальное положение за счёт дамочек с состоянием. Так что и сравнить особо-то и не с кем было, узнать, как на самом деле обстоят дела, так что вполне логично, что девушка, пусть и сомневалась, была склонна видеть в каждом встречном мужчине только лишь ловеласа, альфонса, пройдоху и прочих неприглядных личностей.
Да и собственная семья посодействовала во многом тому, что Сакура не знала истинной жизни. Что девушка могла видеть, понять, когда вокруг неё постоянно вились подозрительные люди, то и дело приходилось слышать, что вполне нормально жить хоть с самым отвратительным типом, нежели быть одной, что женщина обязана уметь ублажать каждого представителя мужского пола, коли у него есть деньги, что лишь мужчинам якобы всё можно, особенно изменять направо и налево, бить женщин.
Нет, конечно же, Сакура видела и более, так сказать, представительного вида мужчин, которые вели себя далеко не так, как указанные выше личности, да и дамы встречались весьма гордые, знающие себе цену, но не спесивые, добрые и отзывчивые, не позволяющие никогда себе опуститься до уровня низких душою людишек. Но это было скорее исключение из правил, как казалось ранее девушке.
Только вот нынче она вновь смогла убедиться, что не каждый мужчина, как бы не пытались ранее её убедить, только спит и видит, как бы затащить побольше девиц в свою постель, прожить и дня не в состоянии без удовлетворения своих низменных потребностей.
Взять тех же солдат, что сопровождали её. Тут всё было намного иначе, нежели с наёмником, не шло ни в какое сравнение. Конечно, Сакура могла бы списать на более строгую военную выучку Ястреба, что-то там ещё, о чём она не знала, ведь и понятия не имела и близко о том, как и чему обучают наёмников, но всё же в глубине души была убеждена, что дело не только в воспитании и окружении, но и в самом человеке.
Но только какой ей был сейчас смысл во всём этом? Пусть Ястреб и не стал тащить её в постель при первой же возможности, о причинах нет нужды задумываться, всякое может быть, но Сакура нынче не видела теперь выхода для себя. Ежели ранее она могла, пусть наивно и глупо для кого-то прозвучит, уповать на понимание и помощь этого человека, то теперь он откровенно дал ей понять, что не станет ничего менять, а ей надлежит смириться и не совершать глупости.
Когда же ярость немного схлынула, Сакура подумала над тем, что могло бы стать с Ястребом, согласись он всё-таки на её условия, помоги сбежать. В памяти девушки то и дело всплывали слова мужчины о том, что он чётко всегда выполняет задания, и почему-то розововолосой особе казалось, что не только он, а все наёмники из гильдии. И Сакура решила, что это явно неспроста.
Вполне может статься, что за малейшее нарушение договора исполнитель, на которого и возложили ту или иную задачу, понесёт наказание. Какое? Ну, тут явно будут учитывать весомость проступка, тяжесть последствий, ущерб, что понесёт заказчик… Как решила Сакура, наверняка наказание варьируется от некоего штрафа до едва ли не смерти провинившегося.
Вот последнего зеленоглазая красавица уж точно не желала Ястребу, как бы зла не была на него за отказ помочь ей. Заказчик, коим являлся тот человек, к которому её и везут сейчас, вряд ли бы пришёл в восторг, что ценная покупка внезапно испарилась. Штрафом в такой ситуации Ястреб точно бы не отделался, да и его руководство наверняка не потерпит скандала с проваленным заданием, ведь репутация гильдии намного важнее, нежели жизнь одного человека.
Может быть, лучше сперва было попытаться поговорить с Ястребом, хоть что-то у него разузнать, а уже затем и действовать? Возможно, но только Сакуре казалось, что он не стал бы с нею откровенничать, попросту либо прогнал бы нахальную девчонку прочь, либо как-то перевёл тему, возможно, вообще нахамил бы так, что она сама забыла бы к нему дорогу, либо мог вообще промолчать, не желая пускаться в объяснения своих дел с какой-то чрезмерно любопытной девицей.
Как бы то ни было, теперь уже ничего не попишешь. Сакура сделала свой шаг, уничтожив в одно мгновение ту хрупкую грань, что установилась некоторое время назад между нею и наёмником. Коли ранее он хоть немного с нею тепло общался, то теперь уж точно, будучи уверен, что девчонка задумала с его помощь добыть себе желаемое, а на него плевать хотела, мужчина не взглянет более на неё без презрения и насмешки.
При этом розовововлосой особе было интересно, придёт ли Ястреб ей на выручку, ежели что-то до окончания пути с нею произойдёт. Что-то она всерьёз сомневалась в стремлении мужчины защитить её. Он может попросту проигнорировать всё, сделав успешно вид, что не был рядом, не видел и не слышал ничего. Взять даже этот день, наёмник ни разу не зашёл с прошлого полудня.
И винить во всём Сакуре останется лишь саму себя, ведь собственными руками испортила и без того не самые дружественные, но хотя бы чуточку тёплые отношения. Возможно, сие было лишь с её стороны, но теперь и этого не будет, Ястреб не станет более подыгрывать, чтобы девушка и впредь чувствовала себя под его защитой.
И всё же, пусть зеленоглазая красавица категорически пыталась отвергать данные размышления, её злость в некоторой степени была вызвана не столь отказом мужчины в помощи, сколько его отказом лично от неё, как от женщины. Да, Сакура никогда не была высокого мнения о себе, прекрасно осознавала свои достоинства и недостатки, допускала и тот факт, что Ястреба может откровенно от неё воротить, а не просто она ему была не по нраву, но всё это отнюдь не означало, что девушка была готова так легко со всем происходящим согласиться. Её женское начало буквально вопило относительно требований мести негодяю, посмевшему так её оскорбить.
Добили же розововолосую особу размышления о том, какой должна быть женщина, удовлетворяющая всем пожеланиям Ястреба. Воображение тотчас принялось подкидывать девушке разнообразные образы девиц, которых она видела ранее, которые якобы пользовались успехом у мужчин, отвечали некоторым требованиям относительно желаний представителей мужского пола.
В итоге Сакура пришла к неутешительному выводу, что никогда и близко не сможет соответствовать высоким пышногрудым красоткам, которые способны одним лишь взглядом, наполненным похотью, страстью и безотказностью влюбить в себя мужчину. Подобное, естественно, не прибавляло настроения, так что розововолосая особа совсем уж поникла, чувствуя себя никчёмной и никому ненужной.
Размышления девушки прервал звук шагов, кто-то вошёл в её каюту. Поскольку Сакура лежала на постели спиной к двери, то она не могла видеть нежданного визитёра. Да и всё равно ей как-то в сей момент было, поскольку осознание собственной беспомощности и безвыходной ситуации буквально ввергло розововолосую особу настолько в апатию, что девушка находилась где-то на пограничье сна и яви, при этом не желала возвращаться в реальность, хотелось забыться вечным сном, где не будет всех её неприятностей и проблем.
Кто-то подошёл к её постели, но Сакура не оборачивалась, продолжая невидящим взглядом буравить стену пред собою. Она почувствовала касание к своему плечу, осознавала, что стоящий подле неё человек сейчас немного склонился, дабы наверняка посмотреть на её лицо. Что же, и дурак бы понял по открытым глазам девушки, что она не спит.
- Она не спит, - услышала Сакура слегка насмешливый голос.
Это был один из сопровождавших её мужчин, который некоторое время назад уже пытался было добраться до девушки. Ежели судить по его восклицанию, он пришёл сейчас не один. И буквально через несколько мгновений Сакура убедилась в этом, поскольку услышала звук затворяемой двери, а затем и ещё кто-то подошёл к её постели.
- И толку теперь?
- Сейчас увидишь.
- Ты уверен? Всё же… - с неприкрытым сомнением проговорил второй мужчина, явно не до конца убеждённый в чём-то своим товарищем.
- Не дрейфь. Если так боишься, то вали отсюда, я и сам управлюсь.
Сакура ощутила, как её потянули за плечо, заставляя лечь на спину. Девушка инстинктивно прикрыла немного глаза и повернула голову на бок, не желая смотреть на этих людей.
- Видишь, даже не дёргается.
- Это ни о чём не говорит, - продолжал упорствовать в своих сомнениях один из мужчин.
Розововолосая особа и понятия не имела, о чём они ранее договорились, поэтому смысл их фраз оставался для неё сокрыт. Но в то же время она могла с лёгкостью догадаться, только не хотела совершенно.
- А это тебе о чём-либо скажет? - проговорил с усмешкой другой.
В следующий момент Сакура ощутила, как этот мужчина положил ей на грудь ладонь. Смесь отвращения и стыда нахлынула на девушку, хотелось врезать наглецу со всей силы, но по какой-то причине розововолосая особа оставалась лежать неподвижно, лишь выражение её лица показало мужчинам, что она сейчас о них думает.
Собственно говоря, Сакура осознавала свои действия. Она прекрасно понимала, что буквально через несколько дней окажется в плену того, кто её купил. Что-то сомнений в том, что девушка будет по положению не значительнее, нежели самая жалкая рабыня, не возникало. Возможно, первое время её «любимый» муж и поиграет с нею, но потом её явно выбросят за ненадобностью.
Сакура и понятия не имела о порядках того места, куда её везут, но была убеждена, что ничего хорошего, кроме насилия и унижения, ей не стоит ожидать. Даже если и сбудутся самые оптимистичные надежды, всё равно зеленоглазая красавица не могла представить, что ей придётся отдаваться кому бы то ни было лишь по его собственному желанию. По-человечески, это не будет отличаться от насилия, а по закону она, как супруга, не сможет ничего противопоставить.
Именно по этой причине зеленоглазая красавица и хотела отдаться той ночью Ястребу, желая хотя бы, чтобы первый раз у неё был с тем, кто ей очень нравился. И не сопротивлялась совершенно сейчас, пусть её тело буквально колотила дрожь страха и омерзения. Какая разница, нынче или чуть позже её изнасилуют, итог всё равно един. Теперь Сакура знала, для чего один из мужчин приходил к её повозке ночами, то и дело бросал в её адрес похабные взгляды и намёки, а Ястреб его отгонял. А раз эти люди так себя с нею ведут, то тот, к кому её везут, явно им дозволил делать с девушкой всё, что заблагорассудится.
- И всё же это не дело, - продолжал сомневаться один из мужчин. - Я, пожалуй, пас. Как-то боязно.
- Тогда проваливай, - засмеялся его товарищ. - Мне же больше достанется.
Сакура слышала удаляющиеся шаги. Оставшийся же мужчина явно не был намерен терять зря время, как и упускать столь удобный шанс, не то что его товарищ, поэтому приступил к дальнейшим своим действиям. Розововолосая особа могла бы закричать, помнила и о том, что под подушкой у неё лежит ножик, но так и не протянула руку за единственным своим спасением, ни слова не проронила, продолжая покорно, пусть и ценою огромных усилий, лежать неподвижно.
- Как же повезло, что твой характер оказался лишь игрой, - протянул с усмешкой мужчина, принявшись расшнуровывать завязки на ночной сорочке девушки.
Зеленоглазая красавица не могла понять его слов, да и в её состоянии, когда все силы уходили на попытку отвлечься, чтобы вытерпеть всё то, что с нею хотят сделать, особо и не поразмышляешь. Но долго ей не пришлось пребывать в неведении, поскольку мужчина продолжил:
- Я и не думал, что наёмник окажется таким придурком, отказавшись от столь аппетитной цыпочки, как ты. Даже грешным делом уж подумал, что он по мальчикам, ведь только такие бесполые уроды способны добровольно отказаться от настолько желанной для нормального мужика особы.
Сакура никак не могла взять в толк о том, откуда этот мужчина знает, что Ястреб отказался провести с нею ночь. Неужели наёмник рассказал этим людям о том, что произошло между ним и девушкой прошлой ночью? Мысль о том, что они обсуждали её жалкие потуги соблазнить Ястреба, как смеялись над нею, вызвала в груди Сакуры сильную боль.
Мужчина же тем временем распахну ворот сорочки, оголяя грудь зеленоглазой красавицы, затем, довольно осклабившись, видя, что девушка не сопротивляется совершенно, одной рукой принялся трогать её груди поочерёдно, а другой рукой потянулся к подолу, намереваясь его приподнять.
- Сперва, не скрою, - продолжал он попутно, - считал, что он тебя лишь для себя бережёт, с нами нарочно не желает делиться, но потом, когда он тебя взашей вышвырнул, я понял, что столь удачный шанс упускать грех. Да и ты, лапочка, так удачно впала в апатию лишь из-за одного лишь отказа.
Теперь уже у розововолосой особы не оставалось сомнений в том, что этот человек узнал о произошедшем той ночью либо от Ястреба, либо каким-то ещё образом. Почему-то Сакура старательно отвергала причиняющую ей боль мысль, что наёмник сам поведал ему обо всём. Что-то не увязывалось во всём этом. Зачем Ястребу сейчас тогда отдавать девушку этим людям, когда ранее защищал? Почему не, скажем так, разделил её между ними всеми? Или ему столь много предложили в качестве платы, что он изменил свои убеждения?
Сомнения заставляли Сакуру всё же склоняться к мыслям о том, что этот мужчина как-то иначе, не из уст Ястреба, прознал о случившемся между наёмником и девушкой той ночью. Мог как-либо подслушать. При этом, ежели верить его словам, она сама же и показала этим людям, когда отказывалась от еды, вообще выглядела убитой морально, что теперь с нею можно делать всё, что им захочется.
- И где же твой боевой характер? - не пытался даже скрыть насмешки мужчина.
При этом он задрал подол ночной сорочки до талии, разводя ноги девушки в стороны, а затем, забравшись на постель, принялся водить руками по её бёдрам.
- Неужели настолько втрескалась в наёмника, - засмеялся мужчина, - что тебя так убил его отказ с тобою переспать? Вот, оказывается, как легко сбить с бабы спесь. То готова всему миру показать, какая сильная, гордая, независимая, а стоило мужику сказать, что она ему не нравится, так и в сопли сразу, всё, жизнь окончена.
Пусть Сакура всеми силами и пыталась отрицать подобное, но всё же в глубине души была согласна с этим человеком. Пусть и не любила, ведь и понятия не имела о столь всеобъемлющем чувстве, да и время необходимо для этого, но влюбилась точно. Да, именно как-то так и было, она действительно едва ли не сходила с ума, когда ночами видела во снах близость с Ястребом, была готова выть в изнеможении, стоило ей взглянуть на его тело, ведь так хотелось прикоснуться, ощутить игру мышц, бархат кожи и шёлк волос, желала с неимоверной силой, чтобы он её поцеловал.
И какой толк сейчас ей от всего этого, да и потом, кстати говоря, тоже. Она всё равно уже никогда не познает желаемого с тем, о ком мечтает. А слова этого человека только пуще прежнего бередили рану, которую девушка так упорно пыталась спрятать не только от окружающих, но и от самой себя.
Слезы струились по щекам зеленоглазой красавицы, она в кровь искусала губы, стараясь побороть желание закричать, разрыдаться в голос. Когда же мужчина попытался приподнять девушку, ухватив руками под ягодицы, она всё же не выдержала, принявшись вырываться.
- Пусти, - всхлипнула Сакура.
- Что, неужто проснулась? - захохотал мужчина.
Зеленоглазая красавица потянулась было за ножом, но, поскольку страх и подступившая истерика мешали ей мыслить и действовать логично, мужчина заметил её странные и резкие движения, приметил, как в руке девушки что-то блеснуло. Отпустив её бёдра, он схватил Сакуру за запястье, сжимая с такой силой, что девушка, невольно вскрикнув от острой боли, разжала вскоре пальцы, и нож с жалобным звоном упал на пол.
- Вот дрянь, - рыкнул он, хватая Сакуру за волосы, заставляя её застонать от боли. - Хотел с тобою по-хорошему, но теперь, коли ты так решила, не собираюсь нежничать, сейчас получишь по полной программе.
Сакура не могла на него смотреть из-за смеси отвращения и страха, приправленных жгучими слезами истерики, что вот-вот грозила захлестнуть девушку с головой. Она лишь пыталась сопротивляться, но безуспешно. Даже кричать не получалось, удавались лишь жалкие стоны. Да и вряд ли кто придёт на помощь, даже если услышит.
Руки розововолосой особы мужчина крепко зафиксировал над головой, дабы неповадно было вновь что-то эдакое выкинуть, как в случае с ножом, а другой рукой принялся раздвигать ноги девушки, рыча что-то о том, что она сама напросилась на грубость, сейчас узнает на собственной шкуре о том, каково не быть покорной. Сакура же ощущала лишь то, что вот-вот от осознания собственного бессилия и приближающегося ужаса потеряет контроль над своим сознанием. Хотя, может быть, это и к лучшему, не будет ничего чувствовать и понимать.
- Нет, пусти! - крикнула из последний сил Сакура, осознавая всю тщетность своего положения. - Не смей!
В следующий момент зеленоглазая красавица ощутила, как нечто тёплое попало ей на лицо, медленно стекая по щекам и шее, а затем послышался какой-то глухой стук, словно что-то упало и покатилось по полу. Ещё спустя несколько мгновений Сакура осознала, что она одна на постели, поскольку столь омерзительные ей прикосновения исчезли, матрац в том месте, где сидел ранее мужчина, немного приподнялся, при этом на пол вновь что-то упало, но уже более тяжёлое, ежели судить по звуку.
- Какого чёрта ты тут устроила?
Наполненный яростью столь желанный голос вывел девушку из оцепенения, хотя что-то подсказывало Сакуре, что далеко не всё ещё закончено. Взяв дрожащими пальцами край одеяла, чтобы стереть странную жидкость, что оказалась каким-то образом на её коже, девушка кое-как протёрла лицо, а затем взглянула на стоящего рядом с её постелью мужчину.
А вот то, что она не потеряла сознание, сейчас весьма удручало розововолосую особу, поскольку даже за пеленою слёз, не обращая внимания на своё состояние, вызванное недавними событиями, Сакура, в этом она была готова поклясться, смогла вполне точно определить не самый дружественный, и это мягко сказано ещё, настрой наёмника.
Нынче Ястреб не скрывал свои эмоции, хотя ранее зеленоглазая красавица особо не замечала за ним подобного. Мужчина обычно был собран, выглядел подобно высеченному из камня истукану, а тут такая гамма эмоций на его лице, в глазах пылает пламя ярости. В другое время Сакура, быть может, и полюбовалась бы подобным, ведь когда ещё удастся узреть на лице мужчины что-то кроме бесстрастного выражения, но не сейчас, когда она явно скоро поплатится едва ли не собственной жизнью за всё сполна.
- Ты не только оглохла, но и охрипла? - проговорил Ястреб, при этом злобно сверкнув на девушку глазами. - Потрудись объяснить мне всё то, что ты устроила здесь.
Если говорить откровенно, то Сакура даже на некоторое время позабыла о том, что её едва сейчас не изнасиловали, а также о том, что она два дня успешно изображала из себя растение. Злость, вызванная словами мужчины, придала ей немного сил. Она тут страдает, а он ещё и смеет её обвинять во всём.
- Я устроила? - зашипела разгневанная девушка.
- Ну не я же, - в тон ей ответил Ястреб. - Решила развлечься? Что ж меня не поставила в известность? Заверяю, не стал бы мешать.
- Да как ты смеешь? - накинулась она с упрёками на наёмника. - Этот гад меня чуть не…
Тут Сакура резко замолчала, во все глаза воззрившись на лежащее подле её постели тело, вокруг которого на полу растеклась лужа крови. И ладно было бы лишь это, но у тела неудавшегося насильника отсутствовала часть, то есть не было головы. Пропажа нашлась вскорости, стоило девушке попытаться отвести взор, приметив у двери отрубленную часть. Когда же розововолосая особа взглянула на себя, то увидела на одеяле, особенно на той части, которой вытирала лицо недавно, а также на своей сорочке кровь.
Сакура никогда не была изнеженной и истеричной девицей, пугаясь вида крови, но то, что сейчас было перед нею, ещё и в совокупности со всем пережитым, окончательно добило самообладание девушки. Зеленоглазая красавица почувствовала, что начинает задыхаться, руки задрожали, желудок свело спазмами, всё тело стали пробирать судороги. Она не слышала и не видела вокруг себя ничего, перед взором, даже мысленным, стояло лишь изуродованное тело и отрубленная голова.
Внезапно девушка ощутила сильную боль, её голова мотнулась в сторону. Сакура далеко не сразу осознала, что её только что Ястреб ударил ладонь по лицу, причём на силу не поскупился. Но не успела она толком обдумать его поступок, как эмоции словно прорвали выстроенную ею ранее плотину, хлынув сносящим всё на своём пути потоком. Не выдержав, Сакура громко закричала, заливаясь слезами.
Девушка едва осознавала, что мужчина обнял её крепко, пытался как-то успокоить, но не слышала его слов, почти не ощущала прикосновений. Видимо, и без того измотанный организм решил, что такой стресс ей лучше пережить в бессознательном состоянии, иначе психика точно может пострадать, поскольку вскоре Сакура попросту отключилась, провалившись в беспамятство.
Пару раз розововолосая особа просыпалась, когда её посещал очередной кошмар, но затем довольно быстро вновь погружалась в сон. Она даже толком не понимала, сколько времени вот так пролежала, где находится, кто рядом, лишь время от времени ощущала ласковые прикосновения, чувствовала тепло подле себя, осознавала, что кто-то что-то иногда ей говорит, но не воспринимала это всё, поскольку не различала грань между сном и явью.
Когда Сакура окончательно пришла в себя, то заметила, что солнце было уже высоко. Вопреки её опасениям, поскольку казалось, что проспала она очень и очень долго, прошла всего лишь ночь, которую девушка провела в каюте Ястреба. Её вещи тоже были перенесены сюда, что вполне логично, ведь она в любом случае наотрез отказалась бы возвращаться в ту комнату.
Стоило же наёмнику заметить, что розововолсоая особа, так сказать, выспалась, готова к новым свершениям, он тотчас накинулся на неё с упрёками, пару раз даже не постеснялся в её адрес в выражениях. Один раз Сакура даже в очередной раз схлопотала пощёчину, когда мужчина заметил, как воспоминания вновь пытаются утопить сознание девушки в истерике.
Нет, конечно же, зеленоглазая красавица пыталась защищаться, заявляя, что обвинения Ястреба, будто она добровольно отдалась насильнику, не являются истиной, но все её потуги были разбиты вдребезги, когда брюнет предъявил ей неопровержимые, в которых она не только не сопротивлялась, последние мгновения не принимались им к рассмотрению, даже не попыталась позвать на помощь.
Когда же Сакура попыталась возразить, объясняя, чем было вызвано её апатичное состояние, при этом старалась не вдаваться в подробности, дабы не выдать свои чувства тому, кому и даром они наверняка не нужны, особенно от такой, как она, и тем более сейчас, то вновь девушка оказалась под градом озлобленных реплик мужчины, который, в этом розововолосая особа не сомневалась, был всё же в чём-то прав, заявляя на полном серьёзе, что она полная идиотка, раз из-за этого решилась на подобный наиглупейший шаг.
Сакура понимала Ястреба, сейчас, когда осмыслила всё происходящее, была готова сама себя убить за такое кошмарное своё поведение, но в то же время её бесил тот факт, что мужчина даже не пытается встать на её сторону, понять хоть чуточку её мотивы. В итоге оставшиеся два дня пути по морю Сакура и Ястреб с завидным постоянством либо ругались, причём доходило едва ли не до драки, в которой зачинщицей была именно зеленоглазая красавица, либо вообще не разговаривали, даже старались не смотреть друг на друга.
На палубу девушка вообще не выходила, воздухом дышала лишь сидя у распахнутого окна, когда наёмник куда-либо отлучался. Спала она на кровати Ястреба, а сам мужчина устроил себе неплохую постель на полу, где-то откопав два матраца, чтобы было помягче, тёплое одеяло и подушку. Обустроился он, короче говоря, с отменным комфортом, лучше, чем на кровати.
При этом Сакура не упустила возможности поёрничать относительно возможности того факта, что он силой заставил отдать моряков ему все эти вещи. В ответ она ожидала услышать оправдания или вообще молчание, рассчитывая разве что на недовольный взгляд, а получила плотоядный оскал и заявление, подкреплённое хищным блеском глаз, что ей лучше не быть такой догадливой, а также держать язычок за зубами.
Розововолосая особа всё это время и понятия не имела, куда делся второй мужчина, который был прислан в сопровождение, а спрашивать у Ястреба она не желала о нём. Девушка всерьёз полагала, что наёмник мог и его убить, хотя, вроде как, не было причин. С другой стороны, а нужны ли Ястребу вообще какие бы то ни было причины, чтобы перерезать кому-либо горло?
Но Сакуру волновала не судьба кого-либо из тех, кто был послан ей в сопровождение, сколько она переживала о том, как же поступит тот, к кому её везут. Что он сделает с Ястребом, узнав о том, что кто-то из его людей мёртв? Пусть сам он, возможно, и не осмелится что-то сделать наёмнику, но уж точно сообщит руководству Ястреба, а те уже примут соответствующие меры. О том, что именно грозит за убийство Ястребу, девушка даже помыслить боялась.
Второй мужчина из сопровождения оказался жив, в этом розововолосая особа смогла лично убедиться, когда шхуна достигла небольшого порта. Как узнала Сакура, покуда со шхуны сгружали повозки и выводили лошадей, через несколько часов путешествие будет завершено. Поместье, в котором проживает будущий муж Сакуры, располагалось в пятнадцати милях от данного порта.
При этом зеленоглазая красавица не могла не отметить тот факт, что мужчина старался вообще с нею не пересекаться, не смотрел на неё, разговаривал нехотя. Солдаты тоже держались поодаль. Что же, сомнений в том, что Ястреб их как-то запугал, не возникало у Сакуры. Но это лишь сейчас они присмирели, опасаясь отправиться на тот свет за своим товарищем, когда же прибудут на место, всё наверняка изменится, причём далеко не в лучшую, особенно для девушки, сторону.
Сакура тоже старалась не общаться с Ястребом. Когда экипажи тронулись в путь, она просто улеглась на сидение и пыталась сделать вид, что спит. На самом же деле девушка старалась унять нервную дрожь, попытаться хоть чуточку овладеть эмоциями, не дать волю слезам. Она не только не хотела к тому человеку, не желала становиться его супругой, но и прекрасно осознавала, что деваться ей некуда.
Поскольку со своей жизнью зеленоглазая красавица поделать более ничего была не в силах, она старалась думать лишь о том, что всё же Ястреб не пострадает, её будущий муж не прикажет его убить, как только узнает обо всём случившемся. Всё же руководству наёмника эти люди могут заявить, будто Ястреб погиб на море в схватке с пиратами, что подтвердят многие, либо же вообще разведут руками, сказав, что отсюда он уехал в целости и сохранности, а о дальнейшей его судьбе никто и не обязан заботиться.
До поместья будущего мужа Сакуры она и Ястреб добрались в полном молчании, ни один из них ни слова не проронил, наёмник вообще держался весь путь позади их небольшого каравана, так что девушка его даже в окно ни разу не приметила. Он приблизился лишь тогда, когда помог Сакуре выйти из экипажа, стоило им прибыть к месту назначения.
Розововолосая особа невольно сжалась и отпрянула на шаг назад, почти прижавшись спиной к наёмнику, инстинктивно ища его защиты, когда из дверей дома вышел мужчина в возрасте, волосы которого уже давно покрыла седина. Он был несколько полноват, среднего роста, кожа у него была покрыта множеством морщин. Но более всего на Сакуру наводили дрожь отвращения его глаза: бледно-серые, холодные, а смотрел он с неприкрытым вожделением и одновременно насмешкой на девушку.
Вместе с мужчиной вышли и три женщины. Возраст данных особ было сложно Сакуре определить, поскольку слишком уж густо их лица были покрыты макияжем, но они явно были намного старше её. При этом смотрели на розововолосую особу эти женщины с откровенным пренебрежением, даже отвращением. На их внешний вид Сакура вообще старалась не смотреть, поскольку ей всерьёз казалось, будто они только что выскочили из борделя, когда их прервали на обслуживании очередного клиента.
- А где?.. - начал было мужчина, окинув взглядом прибывших, как один из тех, кто сопровождал Сакуру в пути, прервал его речь, заявив:
- На море мы попали в засаду, он погиб.
Сакура едва подавила в себе желание ехидно усмехнуться. Неужели их так сильно Ястреб запугал? Что же, поделом им всем. Только вот жаль, что это лишь сейчас они такие смирные, а как только наёмник уедет, быстро преобразятся, наверняка расскажут правду о случившемся.
- Что же, весьма прискорбно, - заявил мужчина, при этом даже не попытался напустить на себя и толики сочувствия. - Главное, что моя дорогая невеста не пострадала.
И вновь этот взгляд, словно её раздевают, и Сакуру аж передёрнуло от отвращения. Как же ей сейчас хотелось самой оказаться на том свете, чтобы не выносить всё это, а в особенности то, что явно произойдёт вскорости.
- Я уже отправил всю сумму за твои услуги твоему руководству, - обратился он к Ястребу. Поскольку наёмник молча продолжал стоять на месте, мужчина с явным недовольством пробурчал: - Что-то не так? Не доверяешь моим словам?
- Нет, - ответил спустя некоторое время Ястреб, смерив его взглядом. - Если что-то действительно не так, то разбираться будете с моим руководством.
- Ты мне тут не хами, - прошипел злобно мужчина. - А то ведь можешь и не выйти отсюда живым.
Сакура даже на пару мгновений забыла о том, как дышать. Этого-то она и боялась. Тут ведь полно солдат, они не оставят Ястребу и шанса выжить, пусть он и заберёт на тот свет с собою множество противников. Нет, он должен уехать, не нужно злить этого человека. Зачем Ястреб его провоцирует, когда тут куча солдат, с которыми в одиночку не справится?
- Не советую мне угрожать, - спокойным тоном заявил Ястреб. - Я не из шайки бездарей, что наняты тут в качестве якобы элитных солдат. И разговаривать так будете лишь с ними.
Если мужчина и хотел было что-то ответить наёмнику, всё же промолчал. Пусть он явно и взбесился, когда Ястреб публично заявил, будто тут собрался лишь сброд, намекая и на самого владельца поместья с его окружением, а не только на солдат, но всё же не стал действительно пороть горячку, начав драку с наёмником. Да, тут много солдат, но всё же не нужно лишний раз устраивать бойню. Видимо, осознание того, что произойдёт, тронь он наёмника, заставило мужчину не продолжать спор.
- Раз у тебя всё, так проваливай отсюда, - огрызнулся мужчина. - Твоя работа закончена.
Сакура же с замиранием сердца смотрела на то, как Ястреб вскочил в седло, даже не удостоив её прощального взгляда, а затем направил своего коня прочь от этого места. Девушке безумно хотелось броситься за ним, закричать, чтобы он не оставлял её здесь, сделал хоть что-нибудь, но она продолжала стоять неподвижно. Даже слёз не было, хотя это и к лучшему, нечего этим людям видеть её эмоции, состояние.
Стоило Ястребу скрыться за воротами, как Сакуру довольно грубо схватили за руки женщины и поволокли к дому. Девушке лишь покорно оставалось следовать за ними, ведь ничего более она сделать уже не могла. Её привели в какую-то небольшую комнатку, где была лишь кровать, небольшой столик и стул. Солдаты же занесли следом и сундук с вещами.
- Располагайся, госпожа, - с ядовитой усмешкой заявила одна из женщин, а другие ехидно ухмыльнулись. - Послезавтра твоя свадьба, так что отдохни хорошенько.
- Только не особо рассчитывай, что станешь тут хозяйкой, - сказала другая. - Это по документам ты будешь его супругой, а на деле даже половая тряпка будет пользоваться большим почётом, нежели ты. Господин любит лишь нас, заруби себе это на носу.
Захлопнув дверь, женщины удалились, и Сакура ещё некоторое время слышала их язвительный хохот. Глубоко вздохнув, девушка легла на жёсткий матрац, чувствуя, как вновь подступают предательские слёзы. Как-то так она и думала ранее, не питала особых надежд на благополучный исход. Теперь же кошмар стал явью, при этом не осталось никого, кто мог бы ей помочь.

Договор. Глава 6

Сакура старалась не покидать комнатку без острой необходимости, да и потом тотчас спешила обратно, лишь бы никому не попасть на глаза. Нет, она вовсе не боялась никого из тех, кто жил в этом доме, просто не хотела вообще слышать что-либо в свой адрес, не желала, чтобы на неё даже мельком смотрели. В особняке же тем временем шло полным ходом приготовление к торжеству. При этом все прекрасно знали, что праздник намечается абсолютно не в честь молодой невесты хозяина дома, а для него самого и его, скажем так, приближённых. Отличный повод повеселиться, отпраздновать удачную сделку.
Зеленоглазая красавица уже что только не передумала, пытаясь решиться на побег, но ничего стоящего так на ум и не приходило. Ворота территории особняка были под постоянным контролем, тут и там то и дело шныряли солдаты, постоянно кто-то из слуг куда-либо проходил. У неё даже банально не было нормальной одежды, все вещи отобрали, оставив лишь ночную сорочку, даже обувь не оставили. И куда в таком виде она убежит? Да и понятия даже розововолосая особа не имела о той местности, где располагался особняк. Что она видела по дороге сюда? Поля сплошняком, до ближайшего лесочка очень далеко. Её банально, даже ежели удастся незаметно каким-либо образом улизнуть из особняка, найдут и поймают, если сама раньше не свернёт себе шею, свалившись в какую-нибудь канаву.
В итоге зеленоглазая красавица всё сильнее впадала в апатию, ведь положение её было безвыходным. Никто ей тут не поможет, даже те же слуги, что время от времени приносили еду в её комнатку, смотрели на девушку с пренебрежением и нескрываемым отвращением. Всем здесь было наплевать на неё, на то, что будет с девушкой в дальнейшем. Главное, что хозяин немного развлечётся, значит, и на них серчать не будет за что-либо.
Время шло, приближался урочный час. И вот настал день свадьбы. Ещё прошлым вечером Сакура слышала голоса прибывших на праздник гостей. До полудня розововолосую особу никто не трогал, а вот потом в её комнатку заявились подруги хозяина особняка, принеся с собою всё необходимое для облачения невесты, принявшись наряжать девушку.
Сперва девушку отвели в ванную комнату, раздели, быстро вымыли, после чего вновь вернули в комнату, где умыли молоком, после чего нанесли на кожу смесь из сметаны и простокваши. Для чего всё это было нужно, Сакуру совершенно не волновало, но явно с целью сделать её кожу более нежной и приятной на ощупь. Всё же гости должны видеть не посеревшую от мрачных мыслей и удручённого состояния кожу девушки, невеста должна сиять здоровьем и красотою, пусть и лишь только в этот день. Более ничего никого не интересовало.
Нарядив Сакуру в платье, женщины принялись за причёску и украшения. Зеленоглазая красавица старалась не издавать ни звука, когда одна из женщин с ядовитой улыбкой со всей силы дёргала расчёской волосы, стягивала пряди. Другие же нарочно то и дело царапали во время мытья, а после и облачения девушку в платье её кожу ногтями, затянули туго корсет, что Сакура едва могла дышать.
- Ох, помню эти украшения, - восклицала одна из женщин, раскрыв коробочку, в которой хранился комплект украшений, что повелел хозяин поместья надеть на свою будущую жену этим днём. - Тогда я получила перстень в подарок. Этот комплект лежал рядышком, мне даже удалось его примерить и разок показаться перед гостями.
- Да, украшения великолепны, - поддакнула другая женщина.
Сакура же упорно не могла понять, что такого великолепного эти дамочки углядели в грубых кусках камней не самой высокой стоимости, которые лишь издалека могут показаться чем-то дорогостоящим. Обычная имитация действительно ценных вещей, ничего более. Нет, зеленоглазая красавица не была геммологом, но всё же, стоило женщинам надеть на неё украшения, отчётливо видела, что камни тусклые из-за внутренних трещин, образованных неправильной обработкой, оправа грубо и некачественно выполнена.
Да и сами украшения были слишком массивными и весьма своеобразными, такие по вкусу только «деревенским». Под данным понятием Сакура подразумевала вовсе не выходцев из селений, а тех, в ком «село» внутри. Это личности, думающие, чем крупнее камень, тем дороже украшение, чем ярче одежда, на ней полно рюшей, кружев, всевозможных оборок и блёсток, то это признак шика, что обилие макияжа показывает красоту лица, чем дороже что-то, тем оно качественнее и престижнее. Эти же дамочки считают святым долгом подражать кому-то, в итоге ходят подобно клонам, которые не только внешне схожи, но и мозгов на всех размером с грецкий орех.
Вот и сейчас, глядя на напяленные на неё украшения, Сакура серьёз полагала, что с такими кирпичами весьма удобно топиться. Надел на шею такое колье, подошёл к речке, окунулся… И всё, на дно мгновенно утянет. Пусть сие и было лишь дурацкой шуткой, но комплект украшений действительно напоминал нечто подобное, при этом ещё и розововолосая особа всё чаще склонялась к мыслям, что лучше бы она спрыгнула во время пути по морю за борт.
Мысленно девушка вновь вернулась в прошлое, пытаясь представить себе эту картину. Интересно, её кто-нибудь бы бросился спасать? Ну, наверняка наёмник бы попытался вытащить ненормальную девчонку, а затем отлупил бы так, что на ней и живого бы места не осталось, чтобы выбить всю дурь. А остальные попытались бы хоть что-то предпринять? А если бы никто не заметил её прыжок в воду?
Да какая нынче разница, ведь всё равно ничего уже не изменить. Она здесь, в этом кошмарном особняке, вокруг ужасные люди. Нет никакого смысла мечтать о счастливом будущем, ведь впереди ждёт лишь унижение, подлость, издевательства. Нет никаких причин размышлять и о прошлом, ведь туда уже не воротиться, ничего не изменить. Есть только здесь и сейчас, которое постепенно убивает морально.
Пока на зеленоглазую красавицу наводили, так сказать, марафет, основывались при этом женщины исключительно на собственном чувстве прекрасного, на своих вкусах, не могли и упустить возможность чуточку подпортить внешность девушки, Сакура размышляла о том, сколько же всё-таки стоили её будущему муженьку услуги наёмника, который идеально выполнил все условия соглашения по доставке невесты в целости и сохранности.
Также Сакура то и дело ловила себя на мысли, что думает о том, куда нынче подался Ястреб, чем будет заниматься, когда вернётся домой, сколько из всей суммы, оплаченной нанимателем, ему причитается за выполнение работы, какие задания ожидают его потом. Розововолосая особа и сама себе не могла ответить на вопрос, почему данные мысли не оставляют её в покое, просто, видимо, надеялась, что хотя бы у кого-то всё хорошо, жизнь идёт своим чередом, нежели у неё. И уж лучше размышлять о подобном, чем представлять себе своё кошмарное будущее.
Естественно, ни о какой официальной церемонии речь не шла, если касаться прям всех деталей венчания. Сакуру просто привели в зал, где уже собрались все гости за накрытым столом, усадили на место подле новоиспечённого жениха, приглашённый священник, который к тому времени уже был пьян настолько, что едва мог языком ворочать, как, собственно, и половина присутствующих, пробормотал что-то, а затем осушил очередной бокал со спиртным. Гости последовали его примеру, что являлось завершением церемонии венчания и началом, то есть продолжением самого празднования.
Сакура старалась ни на кого не смотреть, да и смысла особого не было. Гости напивались и веселились, а ей хотелось заползти в тёмный уголок и спрятаться. Вскоре розововолосую особу едва ли не силком спихнули со стула подруги хозяина дома, так что девушка поспешила пересесть на стул в уголке, дабы никому не попасть на глаза. Её муженёк тем временем уже развлекался в компании своих подруг, гости тоже особо не утруждали себя манерами.
- Иди сюда, дорогуша.
Кто-то из мужчин схватил девушку за руку, потянув на себя. Крепко прижимая зеленоглазую красавицу к себе, он поволок её в круг танцующих. Хотя и танцами данное действо назвать тяжко даже с большим натягом, поскольку пары скорее кривлялись, будучи пьяными, лапали друг друга.
От незнакомца ужасно разило перегаром, Сакура пыталась отпрянуть, но у неё ничего не выходило. Мужчина же, завидев, что девушка морщится от отвращения и пытается отвернуться, лишь захохотал, надавив ладонью ей на спину между лопаток, заставляя быть к нему ближе, тем самым вынуждая Сакуру дышать всей этой вонью.
Вскоре мужчине надоело всё это, он резко оттолкнул от себя девушку, которая тотчас поспешила ретироваться на своё место, и направился к столу, где продолжил вливать в себя спиртное, попутно подыскав более сговорчивую девицу поблизости, на которую и перевёл всё своё внимание.
Но долго розововолосой особе не удалось наслаждаться уединением, поскольку вскоре к ней подошёл ещё один мужчина, ухватив за предплечье, рывком заставил подняться на ноги, а после прижал к стене. Сакура попыталась его оттолкнуть, но он сжал её запястья с такой силой, что девушка невольно всхлипнула от боли.
- Отпустите меня, - прошипела зеленоглазая красавица.
- С чего это вдруг? - усмехнулся незнакомец. - Решила построить из себя верную жёнушку?
На этих словах мужчина целенаправленно взглянул в сторону новоявленного муженька розововолосой особы, который и без намёка на стеснение целовался с одной из своих подруг, попутно лапая другую. Сакура это, естественно, тоже видела, но лишь с брезгливым видом отвернулась, фыркнув.
- Так в чём проблема, детка? - проговорил мужчина, опустив одну руку на бедро девушки.
- В том, что меня тошнит, - огрызнулась Сакура, - не только от этого старого урода, но и от вас всех вместе взятых.
В следующий момент девушка стукнула мужчину каблуком по ноге, а когда тот отпустил её, зашипев от боли, она рванулась прочь, надеясь выбежать из зала. Да, розововолосая особа прекрасно отдавала себе отчёт в том, что в этом доме ей не скрыться от кого-то из присутствующих, но и быть безвольной куклой, позволяющей с собою делать всё, что заблагорассудится, не желала. Но далеко ей уйти так и не удалось, девушка была схвачена уже у дверей зала, а затем её с силой толкнули в стену, что Сакура лишь чудом не ударилась затылком. Мужчина ухватил девушку за горло, а затем, склонившись к ней, прорычал:
- А ты, как вижу, не понимаешь, когда с тобою по-хорошему. Что же, придётся объяснить иначе. Ты всё равно пойдёшь по кругу, причём в самое ближайшее время, так что не советую начинать отношения так, иначе пожалеешь. Будешь послушной, так и жизнь у тебя наладится. Уяснила?
- Да пошёл ты.
В следующий момент мужчина замахнулся и ударил Сакуру ладонью по лицу. Пусть и было довольно больно, девушка была готова к чему-то подобному, ведь ничего иного от этих людей не ожидала, разве что намного худшее, поэтому не издала ни звука, на что наверняка рассчитывал незнакомец, не всплакнула, а лишь взглянула на него с яростью.
Мужчина явно не был готов к такому повороту, поскольку желал увидеть страх и покорность во взгляде розововолосой особы. Сперва он несколько стушевался, но затем решил взять реванш, показать всё же строптивице, как ей надлежит себя вести, поэтому вновь поднял руку, намереваясь с ещё большей силой ударить девушку по лицу, но его остановил голос новоявленного муженька Сакуры:
- Не порть моё имущество. Думаешь, мне доставит удовольствие потом брачная ночь, если ты изуродуешь её?
Его слова были подкреплены ядовитым смехом женщин. Мужчина же, усмехнувшись, взглянул на Сакуру, проговорив:
- Ничего, уже завтра я до тебя доберусь, раз право первым тебя опробовать у твоего мужа. Покажу тебе, что бывает, если не слушаться.
Когда он удалился, Сакура смогла на некоторое время более-менее спокойно вздохнуть. Присев на стул, она старалась не сводить взгляда с присутствующих, дабы не оказаться застигнутой врасплох очередным желающим начать лезть к ней с домогательствами. Расслабляться, конечно же, девушка не собиралась, но и, ежели положить руку на сердце, в этом гадюшнике ей долго всё равно не продержаться.
Время шло, но розововолосую особу никто не трогал. Точнее будет сказать, что физически к ней никто не прикасался, зато присутствующие в особняке вдоволь натешились, отпуская в адрес Сакуры колкие и язвительные, а порою откровенно похабные фразы, делились с нею под всеобщий хохот тем, что её якобы ждёт в скором будущем.
Зеленоглазая красавица пыталась изо всех сил не обращать на их болтовню никакого внимания, но всё же прекрасно отдавала себе отчёт в том, что ведь на самом деле нечто подобное вскорости и произойдёт. И это время неумолимо приближалось. Как бы девушка не желала исчезнуть из этого ужасного места, ничего поделать она была уже не в состоянии.
И вот настал поздний вечер. Кто-то из присутствующих уже давно отключился от количества выпитого, кто-то всё ещё продолжал сидеть за столом и заплетающимся языком что-то пытаться втолковать не более трезвому собеседнику, кто-то уже давно прихватил себе компанию и удалился в отведённую на ночь комнату.
Как бы Сакуре не хотелось, чтобы и её новоиспечённый муженёк сейчас тоже валялся либо в беспамятстве от большого количества выпитого алкоголя, либо ушёл куда-нибудь с одной из женщин, этому не суждено было сбыться, по крайней мере на этот раз. Да, выпил он тоже весьма предостаточно, но всё же был способен ещё двигаться, помнил, что у него есть молодая жена, которой необходимо заняться.
Зеленоглазая красавица до последнего надеялась, что про неё всё же позабудут, ведь есть и другие кандидатуры для приятного времяпрепровождения, но все её чаяния рассыпались прахом, когда мужчина взглянул в её сторону. Причём было отчётливо заметно, что он явно не сразу понял, на кого смотрит. Сфокусировав всё же взгляд и осознав, что в уголке прячется его молодая жена, мужчина похабно ухмыльнулся, оттолкнул от себя уже практически опьяневшую до бессознательного состояния подругу, кое-как поднялся, пошатываясь, держась руками за стол и спинку кресла, а затем направился к Сакуре.
- Соскучилась, дорогуша? - проговорил он, приблизившись к девушке. - Сейчас я тебя развлеку.
Схватив розововолосую особу за руку, мужчина поволок её из зала в коридор, в котором Сакура увидела несколько солдат и слуг, пусть и несколько тоже в хорошем подпитии, но всё же способных более-менее здраво мыслить и свободно передвигаться. Как прошлая её попытка к бегству была изначально обречена на провал, так и сейчас ей не дадут ни малейшего шанса даже вырваться из лап своего новоявленного мужа.
Пусть девушка и пыталась сопротивляться, мужчина всё же дотащил её до своей комнаты, буквально втолкнув внутрь. Сакура отбежала в сторону, озираясь по сторонам, словно затравленный зверёк, в попытках отыскать хоть что-нибудь, что могло бы помочь ей защититься от этого человека. Конечно же, по физической силе она мало что могла бы ему противопоставить, но мужчина был пьян, так что можно было надеяться хоть на какой-то шанс.
При этом розововолосая особа помнила, что как-то слышала от окружающих, будто при большой дозе алкоголя в крови мужчины не способны особо ни на что в плане интима. Только что-то было довольно сомнительно, что ей от подобных знаний нынче будет легче. Зеленоглазая красавица прекрасно осознавала, что, ежели в эту ночь ей и удастся избежать близости с этим отвратительным во всех смыслах этого слова человеком, в последующем она всё равно окажется беззащитна, рано или поздно, но её заставят силой, коли сама не согласится добровольно.
- А теперь посмотрим, - заявил, ухмыльнувшись, мужчина, оглядывая девушку с ног до головы, - что мне приготовили мои должники.
- Не прикасайся ко мне, - прошипела Сакура, отступив при этом немного, когда мужчина стал медленно приближаться к ней. - Катись к своим шалавам.
- Вижу, тебе родители не привили правила поведения. Ничего, я быстро это исправлю. Уясни раз и навсегда тот факт, что ты моя собственность, у тебя нет никаких прав, ты должна лишь подчиняться мне, делать всё, чтобы меня ублажить. Будешь артачиться, последует неминуемо наказание.
- Я не вещь, а живой человек, так что никому подчиняться безвольно не собираюсь.
- Посмотрим, как заговоришь позднее, - усмехнулся мужчина.
В следующий момент он попытался схватить девушку, но зеленоглазая красавица успела отскочить назад. Сакура понимала, что долго не продержится, из особняка ей сбежать не дадут, в коридоре и на улице полно людей, так что положение казалось безвыходным, но и так легко сдаваться она тоже не собиралась. Да и бежать-то некуда, рано или поздно всё равно поймают.
В итоге мужчине удалось зажать девушку в углу, как бы она не пыталась изворачиваться и убегать, после чего схватил её и повалил на постель. Сакура пыталась вырваться, но сил сбросить с себя грузного мужчину у неё почти не было. Тот же тем временем сцепил руки девушки у неё над головою, после чего, осклабившись, склонился к её лицу. Не в силах вытерпеть отвращение и страх, розововолосая особа закричала, зажмурившись.
Сакура всерьёз полагала, что сейчас этот мерзкий тип начнёт с его отвратительных поцелуев, а затем приступит и к, так сказать, кульминации всего сегодняшнего дня, но тот по некой причине медлил. Поскольку несколько мгновений ничего не происходило, девушка открыла глаза, взглянув на своего новоявленного муженька.
Мужчина замер над нею в неподвижности, лицо его скорее напоминало маску, на которой застыли ликование, непонимание и боль. Столь непонятная смесь эмоций совершенно сбила с толку девушку. Сакура даже не поняла толком, что произошло, но и предаваться размышлениям долго не собиралась, поэтому попросту оттолкнула от себя мужчину, отползая от него на другой конец кровати, не сводя с него взволнованного взгляда, словно ожидала вот-вот очередное нападение.
- Скоро мышцы расслабятся немного, так что будет казаться, что он просто спит.
Сакура едва не вскрикнула от неожиданности, заслышав этот голос. Она со смесью волнения и удивления взглянула в сторону, увидев стоящего неподалёку от постели мужчину.
- Прошу меня простить, леди, что осмелился, - произнёс он с ухмылкой, - так бесцеремонно ворваться сюда и прервать таинство первой брачной ночи, но это полностью обусловлено сложившейся ранее ситуацией.
Розововолосая особа толком и не слушала речи этого человека, ей лишь казалось, что всё происходящее сейчас является плодом её воображения. Этого попросту не могло быть. Сакура чувствовала, как слёзы стекают по её щекам, как дрожат руки.
- Опять ревёшь по поводу и без, - вздохнул мужчина, а затем подошёл к кровати, протягивая руки к девушке, зовя её в объятия. - Иди сюда, плакса.
- Ястреб, - всхлипнула Сакура, бросаясь в его объятия.
Брюнет крепко обнял девушку, а она старалась тем временем не поддаться эмоциям, иначе такая слабость могла стать причиной самой настоящей истерики. Сакура не могла поверить, что наёмник здесь, никуда не ушёл, не бросил её. Ей казалось, что она не перенесёт, коли всё окажется либо спланированной жестокой шуткой её мужа, либо её собственной фантазией.
- Тише, успокойся, - произнёс Ястреб, ласково гладя девушку по голове и спине ладонью. - Ты теперь в безопасности, никто к тебе не прикоснётся.
- Как ты здесь оказался? - спросила зеленоглазая красавица, пытаясь унять слёзы. - Ты ведь уехал.
- Есть масса способов проникнуть в то или иное место, как бы хорошо его не охраняли. А ты не рада мне? - деланно горестно протянул брюнет. - Моё сердце разбито.
- Я серьёзно, - буркнула Сакура, легонько стукнув мужчину кулачком по груди. - Так надеялась на твою помощь, а ты просто развернулся и ушёл. А теперь заявляешься с таким видом, словно ничего совершенно и не произошло.
- Давай позже обсудим это, - сказал Ястреб уже серьёзным тоном. - Сейчас не время и не место для разговоров, особенно по душам.
Сакура едва сдержалась, чтобы саму себя по голове и не стукнуть. Как она могла настолько поддаться эмоциям, что совершенно забыла о том, где и в каких условиях находится? Да в любой момент кто-нибудь может что-то заподозрить, могут насторожить какие-либо звуки или их отсутствие, войдёт сюда, а здесь… А что, собственно говоря, здесь?
Розововолосая особа со смесью страха и подозрения покосилась на лежащего неподалёку мужчину, который так и не пошевелился в течение всего этого времени, оставаясь всё в той же странной позе, в которой и застыл. Сакура искренне недоумевала относительно данной ситуации, ведь была уверена, что Ястреб не прикасался к этому человеку, не приближался даже. Тогда что же произошло?
- Он временно парализован, - сказал Ястреб, явно заметив мысленные терзания девушки.
- Так он жив? - с толикой испуга выдохнула Сакура, при этом плотнее прильнула к наёмнику, инстинктивно ища у него защиты.
- Пока да, - ответил Ястреб. - Он всё слышит и видит, но не способен ни на что. Он чувствует и то, как его сердце постепенно замедляет свой ритм, как угасает в нём жизнь, осознаёт, что скоро придёт таким вот жутким образом его конец.
Сакура даже невольно вздрогнула, услышав эти слова. Пусть она и ненавидела этого человека, но всё же такая смерть казалась ей излишне жестокой.
- А ты можешь… ну... ускорить это? - протянула девушка, взглянув на наёмника.
Ястреб ухмыльнулся, проговорив что-то о том, что и не подозревал, какая она кровожадная, попросила не простить и отпустить, а прикончить жертву, после чего подошёл к хозяину особняка, провёл рукою по его затылку, а затем сделал резкое движение пальцами, что Сакура даже едва успела это заметить. После он уложил мужчину на постель, придав ему позу, будто тот спит. Вернувшись к девушке, наёмник проговорил, убирая что-то в кожаный кармашек на ремне:
- Всё, пойдём, мы и без того слишком уж долго тут болтаем.
Ястреб, если и хотел что-то ещё сказать, так и не вымолвил ни слова, уставившись во все глаза на Сакуру, которая принялась снимать с себя платье. Заметив реакцию наёмника, зеленоглазая красавица ухмыльнулась его недальновидности, а затем пояснила:
- На дворе ночь, а в светлом платье я буду слишком уж заметной. Да и оно мало мне, сдавливает и корсет, ещё и юбка отвратительного покроя. Я в нём едва ходить могу, чтобы в ногах ткань не путалась, а ты хочешь, чтобы я ещё и бежать умудрилась в этом.
Когда же девушка, покончив со шнуровкой, принялась стягивать с себя ненавистный наряд, наёмник спешно отвернулся, пытаясь отыскать хоть что-нибудь, во что можно было бы облачить её, но ничего стоящего на глаза не попадалось. Звякнули уныло украшения, бесцеремонно брошенные Сакурой на платье, а затем розововолосая особа потянулась за тонким покрывалом на кресле.
- Пока и это сойдёт, - заявила она, оборачивая ткань вокруг себя. - Надеюсь, поделишься потом чем-нибудь из вещей на время.
- Красивые ножки, - усмехнулся Ястреб, окинув взглядом девушку.
- Завидуй молча, - рыкнула на него Сакура. - И хватит пялиться, делай уже хоть что-нибудь. Или мы тут до утра будем стоять?
Конечно же, зеленоглазая красавица осознавала, что выглядит сейчас явно не совсем нормальной, ведь буквально недавно едва ли не в истерике билась, а теперь огрызается и раздаёт указания тому, кого, по идее, должна во всём слушаться, ведь от него зависит её дальнейшая жизнь и судьба. Но при этом девушка была слишком испугана, чтобы тратить зря время, и смущена под взглядом мужчины, ведь предстала пред ним в весьма интересном виде, так что её агрессия была всего лишь защитной реакцией, а это простительно.
Пока Ястреб оценивал обстановку, Сакура едва находила себе место, пытаясь взять себя в руки. Если им сейчас удастся уйти незамеченными, то вскоре, когда обнаружат мёртвое тело хозяина особняка, за ними отрядят погоню. Она полагала, что является серьёзной обузой для наёмника, ведь с нею ему не так быстро удастся передвигаться, да и слишком уж она заметна для окружающих будет в таком виде, так что преследователям не составит труда узнать направление, в котором беглецы следуют.
И куда потом податься, ежели и получится всё же уйти отсюда подальше? Домой ей нельзя, там никто не ждёт. Обманутые родители, оставшиеся без столь желанных ими денег, лишь выместят на девушке всю свою злость, а любой укажет, где скрывается сбежавшая супруга убитого мужчины. Она будет основной теперь подозреваемой в убийстве. А Ястреб… Какой ему толк с нею нянчиться?
- Не спи.
Сакура едва на месте не подскочила. Она настолько задумалась, что совершенно не обращала ни на что внимания, не заметила, как вернулся Ястреб.
- Пойдём. Постарайся всё делать быстро и тихо.
Ястреб помог девушке выбраться из дома через окно по самодельной лестнице, которая каким-то непонятным для Сакуры образом крепилась, а после и отцепилась от подоконника, когда они спустились со второго этажа особняка. Затем же мелкими перебежками, прячась за кустами и в тени построек, они добрались до нужного места у забора. Сакуру пару раз едва даже не хватил удар, когда мимо того места, где она и наёмник прятались, проходили несколько солдат, появлялись слуги. Девушка едва ли не каждое мгновение ожидала, что их заметят, схватят, но каким-то чудом всё обошлось, удалось добраться до цели.
Оглядевшись по сторонам, Ястреб, как показалось зеленоглазой красавице, без малейших проблем, словно у него были за спиною крылья, быстро и легко взобрался на забор и лёг на кирпичной кладке. Убедившись, что всё спокойно, можно продолжать действовать, наёмник сменил позу таким образом, что лёг поперёк забора, ногами зацепившись за железные прутья, а руками потянулся к Сакуре.
Девушка ухватила мужчину за руки, позволяя ему с лёгкостью поднять себя вверх. Розововолосая особа очень переживала, что на заборе их точно заметят, слишком открытое пространство, пусть и ночь на дворе стоит, но Ястреб так быстро и ловко действовал, что Сакура была искренне поражена. Можно подумать, что она весит не больше мешка с пухом.
Спустив девушку по другую сторону забора, Ястреб спрыгнул бесшумно следом, некоторое время обождал, убедившись, что всё спокойно, путь свободен, после чего повёл Сакуру сперва вдоль забора, а затем они свернули к небольшим зарослям у дороги. Наёмник старался не выходить на слишком уж открытое пространство, что было довольно сложно, ведь Сакура помнила, что на расстоянии ближайших нескольких миль от поместья практически одни поля, кусты лишь вдоль дорог, да и то в малых количествах.
Чем дальше они отдалялись от поместья, скрываясь во мраке ночи, тем легче становилось Сакуре. И пусть безумно болели ноги от бега в этих ужасно неудобных туфлях, но сейчас их снимать было нельзя, пусть она выбилась из сил и задыхалась настолько, что в глазах то и дело мелькали яркие вспышки, но осознание того, что есть шанс спастись, не давало пасть духом, заставляло двигаться дальше.
Ястреб бежал довольно быстро, не отпускал руку девушки. Сакуре же казалось, что она поспевает и пока не пропахала носом землю лишь по той причине, что едва ли не по инерции летит за ним, словно воздушный змей. Сравнение, конечно, смехотворное, но розововолосая особа именно так себя сейчас и чувствовала. Отпусти мужчина её руку, девушка бы точно упала, а так у неё не было иного выхода, кроме как мчаться следом, надеясь, что хотя бы ноги не переломает.
Когда же Ястреб остановился в зарослях ежевики, произраставшей на берегу небольшого прудика, Сакура едва не упала на землю, поскольку ноги были словно ватные, дышать удавалось с огромным трудом после быстрого бега, голова кружилась. Наёмник словно почувствовал, что девушка вот-вот лишится чувств, поскольку крепко прижал её к себе, удерживая за талию, продолжая продвигаться вглубь зарослей.
- Сейчас, потерпи ещё немного, - сказал мужчина, усадив Сакуру на что-то жёсткое.
Это оказалось оставленное на земле седло, а Ястреб тем временем копался в вещах неподалёку. Сакура услышала, как где-то рядом всхрапнул конь. Наёмник выудил из седельной сумки брюки и рубашку и передал их девушке. Пока розововолосая особа переодевалась, он расстелил одеяло.
- Да меня тут двое таких поместится, - улыбнулась Сакура.
- Другого ничего нет.
- Да я и не жалуюсь. Наоборот, можно завернуться пару раз в рубаху, так и теплее.
- Потом поверх наденешь плащ, - сказал Ястреб, - тогда не так заметно будет сразу, ежели кто по пути встретится, что вещи не по размеру. Иди сюда.
Наёмник помог девушке прилечь на одеяло, а сам направился покормить и проверить своего коня. Когда он вернулся, Сакура уже настроилась всё же на продолжение прерванного ранее в особняке разговора. Она чувствовала, что не в силах уснуть, пока не узнает ответы на свои вопросы.
- Прости, но спать будем рядом, - заявил Ястреб, присаживаясь рядом и стягивая сапоги.
- Хорошо.
Зеленоглазая красавица о чём-то подобном и догадывалась, ведь в данном месте вряд ли мужчина сможет посреди ночи отыскать хоть что-нибудь, чтобы соорудить вторую постель. Да и ей самой, коли положить руку на сердце, этого хотелось, ведь всё-таки страх ещё не отступил, а так она будет чувствовать, что Ястреб рядом, так что всё легче и спокойнее.
- Не переживай, приставать не буду, - сказал наёмник, устраиваясь подле девушки.
- Тогда какой смысл было ложиться рядом? - протянула Сакура.
Ястреб тихонько засмеялся, а затем слегка ущипнул Сакуру за бок.
- Ладно, чуток попристаю. Только, моя радость, особо не рассчитывай в эту ночь на нечто потрясающее, устал я немного.
- Вот так всегда, - проговорила деланно удручённым тоном зеленоглазая красавица. - На словах все герои, а как до дела…
- Иди ко мне.
Сакура прижалась плотнее к мужчине, положив голову ему на грудь. Ястреб обнял её, укрывая получше плащом. Некоторое время царила тишина, зеленоглазая красавица никак не могла решиться начать разговор, хотя и очень хотела знать правду. Ей казалось, что Ястреб спит, будить его ей претило, тем более в такой ситуации. Когда же он внезапно заговорил, Сакура даже невольно вздрогнула от неожиданности.
- Раз у нас с тобою отношения перешли на такой уровень, что делим совместно постель, то, полагаю, мне надлежит представиться. Меня зовут Саске.
Розововолосая особа улыбнулась. Если это даже и не настоящее его имя, то всяко лучше прозвища. И всё же ей казалось, что мужчина не солгал, его действительно именно так зовут.
- Почему ты изменил своё решение? - спросила спустя несколько мгновений Сакура, решившись начать разговор.
- Какое решение?
- Помочь мне.
- На тебя так переживания действуют пагубно? - вздохнув, проговорил Саске. - Или всегда пропускаешь большую часть информации мимо ушей? Я ведь тебе уже объяснял специфику работы нашей гильдии.
- Сам дурак, - пробурчала Сакура в недовольстве. - И что же я упустила?
- Я несколько раз тебе говорил, что мы выполняем заказ чётко от и до. Если меня наняли сделать что-то, то так и будет. В данном случае меня наняли привезти тебя в целости и сохранности, я это и сделал. На этом договор с заказчиком можно считать выполненным, все условия были соблюдены. А раз я закончил с этим делом, то мог свободно приступить и к нашему с тобою соглашению.
Почему-то Сакура в этот самый миг чувствовала себя полной дурой, которую с лёгкостью обвели вокруг пальца. Конечно, она прекрасно помнила его слова о выполнении того или иного договора, помнила и то, что наёмник упорно заявлял, что его даже перекупить не удастся. Но разве могла в то время девушка помыслить о подобном?
- Спешу тебе напомнить, - проговорила розововолосая особа, - что денег у меня нет, чтобы рассчитаться с тобою.
- А мы разве о такой плате договаривались?
Пусть в его голосе и слышалась ирония, но вот самой Сакуре было как-то не до веселья. Нет, она вовсе не собиралась идти на попятную, раз обещала, то и выполнит, тем более и сама хотела этого, пусть и боялась несколько. Но всё же как-то противно было слышать, что мужчину подобное весьма веселит, когда для девушки данный шаг был весьма серьёзен и важен.
- Ладно, не дуйся, - сказал Саске. - Договор подписан не был, так что будем считать всё дружеским соглашением.
А вот это явно было зря сказано, поскольку Сакура почувствовала нестерпимую горечь. Мужчина едва ли не прямым текстом заявил, что она ему не интересна в этом плане совершенно. Мало ей было того раза, когда он буквально вышвырнул ей из каюты, теперь ещё и очередное подтверждение.
- Вот только не придумывай себе вновь всякие небылицы, - заявил наёмник, словно прочёл мысли девушки.
На самом деле он лишь почувствовал, как она напряглась, задрожала, а догадаться не составило труда о причинах такого её поведения.
- А что я должна думать? - огрызнулась от обиды Сакура.
- Что я стараюсь вести себя так, как и подобает мужчине. Не накручивай себя. Раз тебе так принципиально, то чуточку позже можем обсудить все условия нашего договора по пунктам.
- Почему ты мне сразу не объяснил всё? - попыталась соскочить с весьма смущающей её темы Сакура. - Тогда, в каюте, ты мог хотя бы намекнуть, а не вышвыривать меня взашей.
- Я намекал, когда говорил о специфике работы. А ежели кое-кто не был бы полностью, - проговорил Саске, перебирая в пальцах локоны девушки, - сосредоточен на попытке соблазнить меня, то был бы в курсе, что в коридоре присутствовал в тот момент ещё один человек, который подслушивал под дверью. Так что хотя бы теперь попытайся подумать о том, что было бы, согласись я открыто тогда на твоё предложение.
Так, значит, тот тип, который всё это время до неё домогался, подслушивал? Вот и ответ на вопрос относительно его осведомлённости. Недаром он в тот день, когда попытался воспользоваться её апатичным состоянием и изнасиловать, так радовался, что наёмник её отверг.
- Я уже уяснила, что ты считаешь меня полной идиоткой, - пробормотала зеленоглазая красавица.
- Нет, ты довольно стройная.
- Сейчас получишь, - рыкнула Сакура, а затем, глубоко вздохнув, стараясь игнорировать смех мужчины, проговорила более спокойным тоном: - Что теперь делать? Скоро ведь кто-либо найдёт мёртвое тело, кинутся меня искать. Тут даже спрятаться негде.
- До утра точно никто не сунется в комнату, поскольку, как я заметил, к тому времени, как он потащил тебя за собою, кто-то либо был уже мертвецки пьян, либо спал, либо отполз с кем-нибудь в другие комнаты для развлечения. Когда же найдёт труп, то, поверь, о тебе они думать не будут.
- Почему это?
- Всё очень просто, - пустился в объяснения Саске. - Начнём с того, что ты, моя радость, ничего не подписывала. Поправь меня, если ошибаюсь.
Да, Сакура действительно не подписывала никаких бумаг, но всерьёз считала, что это с её стороны и не надобно, полагая, что её муженёк оформил всё в нужном для него виде с её родителями.
- Так вот, я видел эти документы, кое-что слышал из разговоров в доме твоих родителей, в пути, а также получил некую информацию перед заданием и от самого нынешнего покойничка, пребывающего в то время ещё в добром здравии. И по этим самым документам ты проходишь не как супруга, а лишь как часть долга твоих родителей. Впоследствии тебя бы явно заставили кое-что подписать, чтобы провернуть кое-какие делишки, но нынче им это было не нужно.
Ну, девушка была в курсе подобного расклада, слышала, но это пока не отвечало на её вопрос, а лишь добавляло новых.
- Вся та кодла, что ты видела в особняке, была в курсе сделки, в которой ты фигурировала лишь в качестве имущества, но никак не жены. Они частенько все занимались различного рода махинациями и вымогательством, на этом и сделали каждый себе некое состояние.
- Я всё равно не до конца понимаю. Представь себе ситуацию, что кто-то находит труп хозяина поместья, рядом видит и мои вещи, что может свидетельствовать лишь о том, что мужчину убила я, так что логично, что меня надлежит найти и предать наказанию по всей строгости закона.
- Это явно лишь по причине усталости и пережитых волнений ты не до конца можешь сейчас осмыслить всё. Именно так и было бы, как ты говоришь, будь это нормальные законопослушные люди. Но нынче дело совершенно иное. Что они могут предоставить тем же полисменам? Да, есть труп. А чьи вещи? Какой ещё молодой жены? Покажите документы. А что у нас в документах? Там ни слова о супруге, зато есть неопровержимое доказательство работорговли. Некой девушки на ночь для утех платье? А как же это какая-то девчонка умудрилась не только убить здорового мужчину без единого шороха, ещё и испарилась из тщательно охраняемого особняка, обнажённая?
- Так ведь можно выйти на моих родителей, они подтвердят факт…
- Факт чего? Что продали дочь в рабство Они сами пойдут под петлю. Твои родители явно уже сами воют на луну, если додумались прочесть договор или пошли в банк обналичить чек, ведь их так облапошили. Они надеялись получить за тебя деньги, а оказались в ещё больших долгах, ведь ты была по документам лишь крохотным процентом. Кстати, для полисменов это лишь шанс найти виновных в убийстве, ведь у твоих родителей был веский мотив, этот тип их вогнал в огромную долговую яму.
Да, Сакура понимала логичность такого варианта развития событий, но всё же волнения не покидали её.
- Далее, - продолжал Саске. - Даже если кто-то из слуг первым заметит труп хозяина и поднимет шум, отрядят погоню, то это не проблема, я быстро разберусь со всем, не переживай. Но это крайняя мера, убеждён, что его найдёт одна из подружек. В итоге мы возвращаемся к первому варианту, но с некоторыми дополнениями.
- Какими же? - произнесла Сакура.
- Ты всерьёз полагаешь, что это сборище так просто вместе общались? Нет, они были замешаны, как я говорил ранее, в различных махинациях, причём частенько совместно, а не каждый отдельно по тому или иному делу. Так вот, попытка копать под одного повлечёт раскрытие дел других, так что никому из «друзей» этого типа не выгодно обнародовать, что он мёртв, пытаться заставить полисменов найти виновного.
- Но ведь они могут запросто подставить любого человека, а полисменам заплатят, чтобы сделали так, как нужно им.
- Могут, но не будут, - сказал Саске. - С тобою мы определились, слишком уж много грязи в деле, поистратятся на подкупы, что сами без штанов останутся. Подставить другого? Нужно тщательно продумать легенду, чтобы абсолютно все, даже самые захудалые слуги, твердили одно и то же. На всё это нужно много денег, сил и времени, а этого у них нет. Обнаружение трупа необходимо обнародовать скорее, иначе даже подкупы не помогут, а истории надлежащей нет. Но даже если и может иметь место быть данное действо с подставным убийцей, то есть одно «но», которое помешает осуществить замысел в кратчайшие сроки.
- И что это?
- Деньги, милая моя, деньги. Вся эта кодла помешана на деньгах, особенно те бабы, которых ты видела. Да они из шкуры готовы вылезти за монетку, а тут такой шанс. Поверь мне, никто и о тебе даже не вспомнит, когда они все поймут, что этот тип мёртв, поскольку ринутся делить его имущество, искать компромат, который каждый хранит на своих «товарищей». Они будут друг другу в прямом и переносном смысле глотки рвать, пытаясь оттяпать себе кусок побольше, самим оказаться в выигрыше.
- Но ведь…
- Сакура, - вздохнул мужчина, - банально никто не сможет даже доказать сам факт убийства. Никаких внешних признаков насильственной смерти никто не обнаружит, ручаюсь своей головой за это. А как и кого можно обвинить в убийстве, ежели такового и не было? Мужичок был уже в солидном в возрасте, перебрал с алкоголем, сердечко не выдержало, вот и итог. Всё, что смогут диагностировать, будет остановка сердца без какого-либо внешнего воздействия. И не имеет никакого значения, была ли некая дама в его комнате, которая каким-то непостижимым образом исчезла, выбравшись не только незамеченной из особняка, но и прошла по всей охраняемой территории, замышлял ли кто что-то против покойника. Человек умер вследствие инфаркта, чего-то там ещё, возраст и образ жизни всё же влияют сильно. Я бы мог тебе подетально всё разъяснить, но не вижу смысла. Просто пойми, что тебе не о чем переживать, всё будет хорошо.
- Откуда ты так хорошо осведомлён относительно этих людей? - спросила зеленоглазая красавица.
- Прежде чем руководство нашей гильдии решает, стоит ли браться за то или иное дело, выбирает, кого отправить, они наводят различные справки, собирают информацию в полном объёме не только на заказчика, но и на его окружение. Поверь, агентура работает не в пример лучше, нежели сыщики у полисменов. Когда наёмника отправляют на дело, ему дают прочесть определённую информацию, чтобы он знал, куда направляется, с кем будет иметь дело, смог составить план действий. Либо руководство вкратце объясняет суть дела.
- А тебя не накажут за подобное? - спросила Сакура.
Девушка всерьёз опасалась, что Саске может пострадать из-за неё. Откуда ей знать, какие правила установлены руководством гильдии наёмников за различные проступки. Розововолосая особа была уверена, что руководители прежде всего будут учитывать честь и репутацию гильдии, а не жизнь одного из наёмников.
- Сомневаюсь, что вообще узнают, - ответил мужчина. - Пока ещё я не нарушал ничего особо существенно, чтобы впасть в опалу. Попадал, да и не только я, конечно, на штрафы, причём это скорее за проступки внутри гильдии, когда с товарищами дебоширили, но ничего серьёзного не было.
- А из-за меня серьёзный проступок тебе будут вменять?
- С чего вдруг? Я выполнил чётко задание. А с тобою у нас отдельное соглашение, руководству и не нужно об этом знать. И вообще, если на то пошло, руководители обычно не вмешиваются в личные дела подчинённых, если на карту не ставится честь гильдии. Я ничего не нарушил. Будем считать, что ты моя премия за отлично выполненную работу.
- Не смей так говорить, - прошипела Сакура.
В свете последних событий, когда её жизнь не стоила и монеты, подобные разговоры причиняли девушке боль. Ей не хотелось думать, что и Саске видит в ней лишь временное развлечение, как он выразился, премию за работу.
- Прости, не злись, - сказал брюнет, целуя девушку в макушку. - Давай спать, тебе нужен отдых. Обо всём мы сможем поговорить и позднее, если захочешь.

Договор. Глава 7

Пусть зеленоглазая красавица и сильно нервничала, но всё же смогла хорошо поспать, чувствуя подле себя защиту. Когда же девушка пробудилась, оказалось, что Саске давно уже поднялся, всё приготовился к дороге, одна она нежится в кроватке. Чувствуя за собою вину, полагая, что промедление может дорого им обойтись, Сакура высказала мужчине своё недовольство по поводу того, что он её не разбудил. Затем она сама себя же с удвоенной силой и укоряла, ведь накинулась, вроде как, незаслуженно на брюнета, но и признавать лишь себя виноватой не хотела, мог ведь и разбудить пораньше, не доводить до такого. Брюнет же вообще никак не реагировал на возмущения девушки.
Вопреки надеждам Сакуры, Саске не прятался, а держал путь по дороге. Девушка то и дело ожидала, что их так точно нагонят, но чем больше проходило времени, тем более призрачными становились её опасения. Даже встречные люди совершенно, казалось бы, не обращали на пару внимания. Как объяснил Сакуре брюнет, нужно держаться спокойно и расслаблено, словно они на прогулке, тогда и не вызовут подозрений. Да и не было смысла волноваться, ведь он ей уже объяснял, что преследовать их никто не будет.
Поскольку розововолосой особе было весьма тяжко идти пешком в неудобных туфлях, не предназначенных для длительного путешествия, она большую часть времени проводила в седле. Когда же было заметно, что никого на горизонте из прохожих нет, селений не предвидится в ближайшее время, девушка снимала обувь и шла босиком, иногда не в силах отказать себе в довольствии побегать по траве.
Саске шёл не к порту, как первоначально предполагала Сакура, а держал путь по суше в ином направлении. Девушка и понятия не имела, куда они держат путь, но ей, по большому счёту, было абсолютно всё равно, лишь бы поскорее оказаться подальше от этих мест, отвратительных людей. Розововолосая особа и не пыталась затрагивать данную тему, даже намёка в адрес мужчины не отпускала с целью узнать маршрут. Она просто следовала за брюнетом, надеясь, что всё плохое отныне не воротится в её жизнь.
Так прошло около двух суток, когда пара добралась до небольшого городка, раскинувшегося в уютной бухточке. Тут они переночевали, а поутру Саске заявил, что в полдень сядут на корабль и уже по морю доберутся до цели. Сакура вновь лишь кивнула на его слова, не обмолвившись относительно желания узнать обо всём чуточку подробнее, в тайне надеясь, что место будет хорошим, там они будут вместе. Попутно брюнет прикупил в городке Сакуре новую одежду, чему она была весьма благодарна, так что девушке более не приходилось смущённо кутаться в плащ.
В назначенный час Саске и Сакура взошли на бриг, который должен был доставить их в назначенное место. Судно перевозило некие товары из одного порта в другой, следуя как раз через то место, куда и направлялась молодая пара. Несколько монет капитану, и никаких вопросов никто не задавал относительно странных пассажиров, им выделили хорошую каюту, неплохо кормили.
Но Сакура заметила также ещё и то, что Саске как-то весьма свободно беседовал с капитаном брига. У неё даже сложилось впечатление, что, ежели они и не знают друг друга, капитан судна в курсе, кем является брюнет, куда держит путь. Что же, в этом не было ничего сверхъестественного, наёмники наверняка частенько переправляются по морю, следуя на задания и обратно в гильдию.
Бриг шёл по волнам довольно быстро, никаких штормов на пути не встретилось, дул попутный ветер, так что через пять дней Саске заявил Сакуре, что на горизонте появился берег, на который они и сойдут. Когда судно причалило к пристани довольно большого города, у девушки даже глаза разбегались от большого количества разнообразных кораблей, стоящих на якоре в порту. Она никогда не видела столько людей, таких товаров, что продавались на прилегающем к порту рынке.
Саске пообещал зеленоглазой красавице в ближайшее время сводить её на этот рынок, показать и рассказать подробнее обо всём, научить разбираться в вопросах торговли в таких местах, чтобы торговцы не столь уж легко её могли обмануть относительно качества и цены товара, а затем повёл свою спутницу прочь от города, держа путь к холмам.
Когда же они обогнули небольшую рощу, взору Сакуры предстало огромное строение, чем-то напоминающее замок, вокруг которого пестрели разнообразными красками домики. Когда же пара подошла ближе, то девушка поняла причину такого буйства красок. Не только крыши домов были выкрашены в различные яркие цвета, то и заборы, ставни, окна и различные пристройки покрывали оригинальные цветные узоры. Где-то можно было встретить цветы, где-то птиц и животных, где-то морские пейзажи…
Конечно, не все дома были сплошь разукрашены красками, были и такие, чью красоту и оригинальность как нельзя лучше подчёркивали резные орнаменты из дерева, кованые элементы. Но все объединяло одно – символ гильдии на воротах. Сакура с неприкрытым любопытством взирала на каждый дом, стараясь что-то интересное и для себя приметить.
По пути то и дело попадались прохожие. Некоторые перебрасывались парой фраз с Саске, кто-то кивал в знак приветствия, а кто-то просто проходил мимо, ведь невозможно всем друг друга знать. Вскоре Саске свернул с центральной дороги, что вела к замку, направившись к окраине селения. Он остановился подле весьма симпатичного на вид домика, расположенного на утопающей в садах улочке. Тут было тихо и спокойно. Брюнет распахнул перед Сакурой дверь, приглашая войти.
– Прошу в моё скромное жилище, – сказал Саске, при этом несколько смущённо отводил взгляд. – Тут не прибрано, извини, не думал, что так получится, гостей не ждал.
– Всё хорошо, – ответила Сакура, осматриваясь.
– Еды нормальной нет, разве что в погребе можно соления отыскать. Можно было и в порту чего прикупить, но не люблю под вечер там что-то покупать, пытаются впихнуть не самый свежий товар.
– Я не голодна, мы ведь на бриге поели, – постаралась успокоить его девушка.
– Ты пока располагайся, а я пойду сдам отчёт руководству, – проговорил брюнет. – На обратном пути прихвачу чего-нибудь вкусного.
Когда же Саске ушёл, Сакура, надеясь, что его не будут ругать, не накажут, приступила к осмотру дома. «Скромное жилище» оказалось весьма неплохим двухэтажным домом с тремя спальнями, просторной гостиной и весьма отличной кухней. Во дворе было несколько пристроек, одна из которых являлась явно конюшней, также имелись сарай и колодец. Одна из пристроек примыкала к кухне с улицы, а в самой кухне девушка отыскала люк, ведущий в подпол. В подвале оказался просторный погреб, одна из дверей которого и вела к лестнице на улицу через ту самую пристройку, оказавшейся складом.
Сперва девушку несколько взволновал тот факт, что в погребе она отыскала много заготовок на зиму, на которых были за верёвочку прикреплены бирки с названиями а иногда и вышитыми рисунками, сделанными явно женщиной. Когда же розововолосая особа прошлась быстро по комнатам, она поняла, что Саске тут живёт наверняка всё же один, поскольку жилой являлась только одна комната, остальные пустовали. При этом на подобные мысли наводила обстановка в доме, сразу видно, что женщины тут не частые гости, это скорее хижина холостяка. Тогда откуда заготовки? Ну, наверняка кто-то из жён друзей мог и помочь с этим делом, пока мужчина занят на заданиях.
Стук в дверь прервал размышления Сакуры. Поскольку девушка явно не ждала никого, поскольку дом-то и не её, а Саске ушёл, она сперва боялась открывать, но затем, когда визитёр стал более настойчиво стучать, всё же решила пойти и узнать, кто и зачем пришёл. Не успела Сакура распахнуть дверь, как её едва ли не с ног сбила светловолосая особа, которая промчалась к столу, поставив на столешницу большую корзину, накрытую полотенцем.
– Ох, тяжело, – выдохнула она, а затем обернулась к удивлённой Сакуре. – Муж сказал, что Саске вернулся, а он вечно голодным приходит с заданий, еды дома нет, ещё заявил, что он привёл с собою девушку, вот я и решила поскорее собрать вам чего-нибудь съестного. Тут не особо много, – говоря это, блондинка принялась расставлять на столике принесённые ею яства, – я приготовила днём пирог с печенью трески и судаком, потом налила крынку молока, буквально час назад подоили корову, ещё принесла немного овощей. Суп решила не нести, на ужин хватит. Да, ещё я принесла чистое постельное бельё, полотенца, мыло, а то ведь у мужчин, сама понимаешь, такого добра и не сыщешь.
Розововолосая особа даже слова вставить не имела возможности, пока незнакомка не закончила свою речь. Сакуре лишь оставалось удивлённо взирать на принесённые яства.
– Да, я же не представилась, меня зовут Темари, – улыбнулась блондинка.
Сакура.
– Ладно, не буду мешать, побегу к себе. Если что, так заходи, я живу через пять домов направо, там ещё на заборе оленей увидишь изображение. Если никаких планов нет, то завтра можем поболтать, сходить на базар. На рассвете должен прийти один торговый галеон, на нём отличные товары привозят. Да и себе что-то захочешь наверняка прикупить, муж сказал, что вы пришли налегке.
– Да у меня даже… – попыталась что-либо сказать Сакура, ведь и понятия не имела, что и как будет завтра, но Темари явно её слушать особо не собиралась, поскольку, хлопнув в ладоши, заявила:
– Вот и отлично, до завтра.
С этими словами блондинка упорхнула из дома столь же молниеносно, как и появилась. Сакуре же оставалось лишь заняться разбором того, что Темари принесла. Когда же вернулся Саске, девушка рассказала ему о случившемся, на что брюнет только пожал плечами, как бы говоря, что сие в порядке вещей, а затем сказал, что вот такой вот он проглот, кормится за счёт стараний жён друзей.
– Они наготовят много, часть мне приносят. Я особо не привередливый, ем всё, что дадут. Когда живёшь один, как-то не тянет особо на изыски, вообще готовку. Кусок хлеба с молоком съел, вроде и нормально. Да и частенько я на заданиях, как-то не до того, чтобы обжиться толком, хозяйство завести.
– А это нормально, что вот так, – спросила Сакура, – с порога на незнакомого человека?
Темари самая боевая из женщин, – усмехнулся Саске, – которых я знаю. Она за словом в карман не полезет, застенчивостью не страдает. Ежели ей что-то втемяшится, то не поможет, даже если помрёшь на каком-нибудь тайном задании. Ты её не бойся, она добрая и заботливая, если не злить, конечно.
– А она вновь будет звать куда-то так настырно, если я в этот раз никуда не пойду, или обидится?
– Почему не пойдёшь?
– Что я не видела на базаре без денег? – ответила девушка. – Наверняка будет масса интересных вещей, вкусностей, а мне только ходи и вздыхай?
Саске, ухмыльнувшись, снял с пояса кожаный мешочек, бросив его девушке. Сакура, взглянув на мужчину с непониманием, развязала шнурки, заглянув внутрь мешочка.
– С ума сошёл? – накинулась она с упрёками на Саске, протягивая мужчина мешочек. – Убери это.
– Ты же просила деньги, – пожал черноокий воин плечами, – я их тебе дал. Что не так-то?
– Тут слишком много. Несколько монет я ещё могу потратить на еду, но…
– Это гонорар за последнее моё задание, – объяснил Саске. – Если потрудишься вспомнить, я тебе уже говорил, что в деньгах не нуждаюсь. Я живу один, на себя почти ничего не трачу, так что деньги у меня имеются хорошие.
– Но…
– Хватит меня злить, – с нотками злости проговорил брюнет. – Если я сказал, что ты возьмёшь эти деньги и пойдёшь завтра на базар с Темари, купив всё необходимое, то так и будет. Остальное оставишь себе на другие расходы.
– Не злись, – произнесла зеленоглазая красавица. – Просто мне неудобно вот так брать такую сумму. Я не привыкла к подобному.
– Я пока схожу к другу, кое-что возьму, – ответил ей мужчина.
Когда Саске ушёл, Сакура даже и не знала, чем себя занять. За окном уже стемнело, но спать ложиться было ещё рано. Брюнет отсутствовал совсем ничего, вернувшись с одеялом, матрацем и подушкой. Пока он разбирался с мебелью в комнате, Сакура продолжала осмотр дома, большей частью покопавшись в подполе, проверяя наличие съестных припасов.
– А почему ты выбрал себе такой большой дом, – поинтересовалась она, входя в комнату, когда мужчина уже заканчивал с расстановкой кроватей, – если живёшь один?
– Я и не выбирал, – пожал плечами Саске. – Мне его выдали. Если нужно, то просишь большее или меньшее по площади жильё, в зависимости от обстоятельств. Мне было как-то всё равно, за меня заявку на новый дом подал друг. На тот момент я жил в маленьком домишке, но мне хватало. Уж не знаю, что он там понаписал руководству, какую слезливую историю выдумал, чем угрожал… В общем, возвращаюсь я с очередного задания, а мне новость сообщают, что я живу теперь тут, могу располагаться.
– Хороший друг, – улыбнулась Сакура.
– Зря ты так думаешь. Никакой он не хороший, а отмороженный на всю голову с рождения болван. Я его ненавижу.
– Даже лучший друг.
– Хватит издеваться, – деланно огрызнулся Саске. – Думаешь, этот упырь сделал сие от чистого сердца? Как бы не так. Он нарочно выпросил у руководства для меня дом поближе к своему, чтобы изводить меня было легче. Давай не будем о нём. Не к ночи будет помянут.
Не успела Сакура и слова вымолвить, как послышался громкий крик:
– Теме!
К огромному удивлению девушки, Саске прикрыл глаза и жалобно заскулил.
– Я так и знал, – протянул он удручённо.
На лестнице послышались чьи-то быстрые шаги, а вскоре в дверях комнаты возник высокий светловолосый молодой мужчина. Возраста он был приблизительно одного с Саске, кожа его была оттенка лёгкого загара, глаза ярко-голубого оттенка. Сперва блондин хотел было что-то сказать Саске, но, стоило ему заметить Сакуру, он на пару мгновений стушевался, а затем, добродушно улыбнувшись, подошёл к девушке и поцеловал тыльную сторону её ладони.
– Моё почтение, леди. Не думал, что слухи окажутся верными, ведь в плане этого теме проще было бы поверить в играющих на гармони мертвецов, танцующих на центральной площади и распевающих похабные частушки, нежели в то, что он приведёт в дом девушку, ещё и такую красивую.
– Заглохни, добе, – рыкнул на него Саске.
– Меня зовут Наруто, – проговорил с улыбкой на устах блондин, полностью сосредоточив внимание на девушке и игнорируя друга.
Сакура.
– Очарован, – вновь поцеловав руку зеленоглазой красавицы, он обернулся к Саске. – Я чего пришёл так поздно. Отец просил передать, чтобы ты завтра к нему зашёл до полудня.
– Не назвал причину? – поинтересовался брюнет. – Я пару часов назад сдавал отчёт, видел его.
– Нет. Но вряд ли это очередное задание.
– Надеюсь, поскольку мне нынче не до этого как-то.
– Ладно, побегу. Леди, – блондин вновь взглянул на Сакуру, – ежели что, так колотите его смело со всей силы всем, что под руку подвернётся. Поверьте, никто и слова против не скажет, полностью поддержат во всём. А ты, – пригрозил он кулаком Саске, – только посмей обидеть, так я тебя…
– Проваливай отсюда, – рыкнул Саске, едва ли не пинками выставляя Наруто из комнаты. Когда же удалось избавиться от незваного гостя, брюнет воротился в комнату, бросив хмурый взгляд на Сакуру. – Вот видишь, что случается, когда вспоминаешь этого добе, ещё и на ночь глядя?
– Он довольно милый, – улыбнулась девушка.
Саске же окинул её недовольным взглядом, а затем проговорил:
– Мне начать ревновать?
– Не говори глупости. Даже и не скажешь, что он один из тех, кто способен хладнокровно убивать.
– Почему же, – хмыкнул брюнет, – напротив, его внешность и поведение частенько вводят многих в заблуждение, чем добе и пользуется успешно. Нет, он на самом деле такой, каким ты его сейчас видела, бывает и сильнее его припадки накрывают, когда детство в заднице играет. Когда же требуется серьёзность, вся его дурь исчезает, остаются только холодный расчёт, безжалостность. Такова наша работа. Так, погоди, – Саске взглянул с деланным подозрением и недоверием на Сакуру. – А я, значит, похож на кровожадного убийцу?
– Нет, ты тоже лапочка, хотя и более серьёзный, – засмеялась зеленоглазая красавица.
– Сделаю вид, что поверил.
– Давно дружите?
– С детства.
– Вы словно две половинки одного целого, – произнесла с улыбкой на устах зеленоглазая красавица. – Я вас совсем и не знаю, но мне кажется, что вы оба удачно дополняете друг друга. Вы работали в команде?
– Было несчастье, – вздохнул Саске. – Ладно, хватит о нём, просил же, а то ведь, неровен час, воротится эта нечисть белобрысая. Да и мне, знаешь ли, не шибко радостно, что в моей комнате и в моём присутствии ты обсуждаешь другого мужика. Он, кстати, женат. Нет, ты представляешь? Даже на такое нашёлся спрос.
– Не дуйся.
Пока Сакура застилала постель, накрыла на стол нехитрый ужин, Саске нагрел и натаскал немного воды в лохань. Зеленоглазая красавица была искренне изумлена, когда узнала, что тут даже баня есть. Её, естественно, на ночь глядя никто топить не собирался, только чуточку воды согрели, чтобы помыться перед сном. Саске пообещал, ежели завтра ему не объявят новости об отправке на очередное задание, он обязательно устроит банный день для Сакуры. И для себя, конечно же, тоже.
На том, чтобы спать в одной комнате, настояла именно розововолосая особа, хотя Саске первоначально предлагал ей выбрать любую из свободных спален. Причины? Да ей так захотелось. Желание всё же добиться цели заглушало в девушке стыд, поэтому она была готова на любой шаг, даже просто заявить, что хочет именно так, а не иначе, а ежели будет не по её, то она завтра же покинет этот дом.
А дело обстояло в том, что в течение всего времени, что она провела в обществе Саске, брюнет ограничивался «завтраками» и попытками соскочить с темы, когда девушка начинала на него давить. Зеленоглазой красавице, что вполне естественно, совершенно не нравилось, что он пытается её не просто игнорировать, а вновь демонстрирует, что она совершенно не привлекает его в качестве интима. Она желала знать правду, какой бы та не оказалась.
Покуда они были в пути, девушка подготавливала себя морально, даже пару раз на бриге была готова пойти на последний шаг, но Саске то и дело уклонялся, придумывая всяческие, как ей казалось, нелепые оправдания. Это весьма злило, так что Сакура желала незамедлительной мести и ответа на свои вопросы. Сейчас же зеленоглазая красавица планировала раз и навсегда выяснить правду. Или они вместе, доверяют друг другу, или она уйдёт, не будет ему досаждать своим присутствием.
Сакура немного воодушевилась, хотя изначально ужасно нервничала, когда Саске всё же без возражений согласился сдвинуть две кровати, соорудив подобие двуспальной. Это уже давало хорошие шансы на удачу. Нет, девушка вовсе и не думала, что действительно этой ночью что-то произойдёт, но всё же планировала хотя бы чуточку продвинуться в данном вопросе, попробовать поговорить по душам.
Следует отметить, что надежды Сакуры действительно оправдались, Саске не только не стал уклоняться от разговора, даже сам его начал. Мужчина открыто заявил девушке, что он вовсе и не против их близости, напротив, очень этого хочет, но не желает давить на неё, особенно после всего пережитого ею ранее. Он старался держать дистанцию лишь с целью позволить ей разобраться в себе, в своих чувствах, дать возможность понять, что же она желает на самом деле, не путает ли с простым увлечением или, что хуже всего было бы в данной ситуации, с благодарностью.
– Даже представить боюсь, что со мною было бы, если бы не ты, – произнесла зеленоглазая красавица. – Мне кажется, пошли руководство не тебя, а другого кого-то, моя жизнь была бы уже кончена.
– Ничего подобного, тебя бы защитили, – ответил ей Саске.
– Защитили, – с толикой грусти протянула девушка. – В пути, может быть, и присматривали бы за мною, ведь так важно выполнить работу. А вот потом…
– Перестань, не думай об этом. Всё хорошо. Забудь о прошлом, словно это был страшный сон.
– А как тебе дали это задание? – поинтересовалась розововолосая особа. – Твой уровень, как я поняла, вовсе не для жалкого сопровождения какой-то безродной и никому не нужной девчонки.
– Да это я сам упросил отправить меня, – сказал Саске. – Мне было скучно, хотелось хоть чем-нибудь заняться, пусть даже и просто прогуляться. А тут Наруто заявил, что его отец получил заказ на сопровождение некой девушки. Поскольку мы были в то время в самой гильдии, я сразу и пошёл к руководству, пока не нашли кандидата другого, упросив отрядить меня на это дело. Всяко лучше, нежели тухнуть со скуки дома. Кстати, – добавил брюнет, – если этот добе будет тебя убеждать, будто я увидел твой портрет, когда мне показали, кого нужно будет охранять, так сразу и загорелся желанием поскорее отправиться в путь, требовал, чтобы никому и не думали передавать это дело, то не верь ни единому его слову.
– Даже так, – тихонько засмеялась Сакура. – Значит, мой портрет ты не видел.
– Ни единого раза. Даже не забрал его себе.
– А откуда вообще взялся портрет?
– В разведке отличные художники. Должен же исполнитель знать наперёд всё то, с чем ему предстоит столкнуться. Одно дело, когда читаешь описание, а другое дело, когда видишь воочию всё.
– И ты не рвался на едва ли не самое простенькое задание, не настаивал лишь на своей кандидатуре.
– Абсолютно.
– Это хорошо, – проговорила зеленоглазая красавица, а затем, взглянув на довольную мордашку Саске, поцеловала его в уста.
Этой ночью сил у обоих хватило лишь на разговоры по душам, слишком устали после путешествия, да и тёплая ванная перед сном несколько разморила, так что Сакура и Саске просто уснули в объятиях друг друга. Утром же каждый отправился по делам: Сакура направилась с Темари на базар, как и обещала намедни блондинка, а Саске пошёл узнавать цель его вызова к руководству гильдии.
Все переживания брюнета оказались напрасны, Наруто был прав, заявляя, что отец позвал Саске вовсе не с целью вновь отправить его на очередное задание. Раньше Саске и не подумал бы, что будет волноваться из-за этого, но не теперь, когда ему надлежало наладить свою личную жизнь, было не по себе оставлять Сакуру сейчас одну, пусть тут кругом друзья, в обиду её никто не даст.
Отец Наруто же просто поинтересовался, верны ли дошедшие до руководства гильдии слухи относительно того, что Саске привёл некую девушку с собою, пожелал услышать подробности относительно личности данной леди. Подобные расспросы не были лишь из праздного любопытства, руководители гильдии желали знать о том, как живут их подчинённые, всё ли у них хорошо. Также на семейные пары не сильно взваливали задания, чтобы не портить отношения между супругами, не разлучать надолго родителей и детей.
Конечно же, Минато выразил некоторое недовольство от лица всего руководства гильдии относительно такого своеволия Саске, ведь тому надлежало сперва поставить их в известность, а не оставлять довольствоваться слухами. Но всё же мужчина не наложил на него штраф, не стал давить на брюнета, заявив, что им окажут поддержку, ежели понадобится что-то.
Постепенно всё наладилось. Сакура уже и вовсе не вспоминала свою прошлую жизнь, стараясь жить настоящим, думать лишь о будущем. Она неплохо сдружилась с Темари и ещё одной девушкой. Её звали Тен-тен, и истории у неё и Сакуры оказались даже чем-то похожи, что, очевидно, их и объединяло. С другими она старалась поддерживать тёплые, но не особо крепкие отношения. Так, что называется, хорошие знакомые, у которых общие друзья, но ничего более.
Спустя год дом, который ранее Наруто называл халупой, было не узнать, настолько он преобразился изнутри. Сакура лично скрупулёзно выбирала мебель, посуду, иные предметы интерьера и обихода. В итоге казалось, что даже самая маленькая и на вид простенькая безделушка идеально вписывается в интерьер, без неё чего-то бы точно не хватало. В доме было уютно и красиво.
Сакура старалась не расспрашивать Саске о том, на какие задания его отправляют, чтобы не ставить мужчину в неловкое положение, не подводить под недовольство руководства гильдии. Да, она очень сильно каждый раз переживала, но это вовсе не означало, что должна совать нос не в своё дело. Каждое задание носит определённый уровень секретности, нечего пытаться дознаться до того, что тебя не касается совершенно. Когда возвращался с того или иного задания, Саске вскользь упоминал о прошедшем, говорил о том, насколько гладко всё прошло, что вполне устраивало девушку.
Спустя полтора года с момента приезда Сакуры в гильдию у неё и Саске родилась дочка. Брюнет буквально души в ней не чаял, что было отчётливо заметно окружающим, так что Темари даже основательно насела на Сакуру с советами, при этом заявляла, что не помешало бы родить ещё одного малыша, иначе он совсем избалует дочку, тогда ничего путного из неё не вырастет. То ли увещевания подруги всё же подействовали, то ли они оба тоже этого хотели, но Саске и Сакура решились родить ещё одного ребёнка. В итоге у них через год на свет появился сын. Сказать, что Саске был счастлив, это ничего не сказать.
На задания Саске ходить стал очень и очень редко, если и вызывали, то лишь в определённых случаях, когда нужно было его мастерство. В основном он отправлялся на задания в команде, потому что сложность была высокого уровня. За это платили очень хорошо. Но и в свободное время наёмники особо не бедствовали, им выплачивали некую плату, также они занимались иными делами, такими как столярное ремесло, кузнечное, гончарное… Город большой, возможностей масса, так что каждый находил себе работу и дело по душе и интересам.
Время шло, дети росли, постигая знания и мастерство своих родителей и учителей. Жизнь текла своим размеренным чередом. Возможно, в будущем в мире что-то существенно поменяется, может статься, что даже в худшую сторону, но в этом краю жители старались сохранить прежний уклад и быт, ревностно оберегали ценные знания предков, не забывали прошлое, без которого всё обречено на медленную гибель. Они жили ради счастья и процветания родных и близких, ради будущих поколений, а не ради денег. А это и есть самое важное, что следует блюсти в жизни.

СасуСакуы.ру - Договор - версия для печати

Скрыть