СасуСаку.ру - Заметь меня! - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Заметь меня!

Япония, Йокогама, 2007 год.
Утро, 10 часов.
Факультет «Ромaйе».

Девушка неторопливо шла по тропинке, рядом с факультетом. В руках она держала учебники и большой лист бумаги. Она искала глазами единственного, кого ей нужно было. Но его нигде не было.
Пройдя таким образом несколько метров, дойдя до уже как пять пальцев знакомого дерева, девушка тяжело вздохнула, оперевшись об него. «Снова его нигде нет... И где он только пропадает? Хотя, я знаю где... Совсем забыла о его девчатах. Они же до такой степени любят его, что загорожают ему дорогу своим телом... Тогда, ждать придётся долго» думала она, всё так же оглядываясь по сторонам. Вдруг, она заметила фигуру, которая бегом приближалась к ней. Заметив то, что у этой фигуры чёрные волосы, девушка отошла от дерева и помахала фигуре рукой. «Это он!» пронеслось у неё в голове. К ней бежал со всех ног брюнет, которому чудом удалось не упасть на землю, не споткнувшись об какой - нибудь там камень.
Добежав до девушки, парень улыбнулся, пожав ей руку. Он любил делать так со своей лучшей подругой.
Сакура, а я думал, ты в своём классе, — произнёс он, пытаясь отдышаться, — хорошо, что я сразу сюда решил пойти. Ты как?
— Я? А я... Хорошо, а ты? — немного запинаясь, произнесла Сакура, — Саске, а где ты так долго был?
— Ну, ты же знаешь... Девчонки так меня достали со своими обнимашками и поцелуйчиками, что мне приходиться чуть ли не на люстры лезть!
— Ну... В этом весь ты, — зная своего друга, сказала Сакура, спрятав лицо за грудой учебников. Наконец - то заметив их, Саске чуть ли не стукнул себя по лбу.
Сакура, тебе тяжело, наверное... Давай я понесу их? — предложил он, уже беря половину учебников и листков.
— Это не обязательно, Саске - кун... — пыталась протестовать она, но и не заметила, как её руки стали свободными, а парень всё взял себе. Он мило ей улыбнулся, и пошёл на занятия. Ничего не сказав, Сакура поплелась за ним. Догоняя его, она решила просто идти рядом с ним, наслаждаясь им.
Они далёкие друзья детства. Когда они были детьми, их дружба ещё тогда была очень крепкой и сильной. Они не хотели отходить друг от друга ни на шаг. Даже выбрали один факультет, чтобы видеться чаще. И это сделало их отношения только лучше и крепче. Но, постепенно вырастая, Сакура стала замечать, как не ровно начинает дышать к этому парню. И чем чаще они виделись, тем чаще она стала замечать, как начинает стесняться при нём, как всячески начинает краснеть, когда целует его в щёку, хотя в детстве этот поцелуй считался у них «символом дружбы». То он её целовал в щёку, то она его. Иногда, чтобы засмущать свою подругу, он мог чмокнуть её прямо в губы. А та, от в миг переполнявших её чувств, могла свалиться прямо в обморок у всех на глазах, но сдерживала себя.
Когда ей исполнилось тринадцать лет, она поняла, что влюбилась в Саске. А к шестнадцати была полностью уверена, что полюбила его, очень сильно полюбила. Но, он остался прежним, хотя был открыт только с нею. Не проявлял к ней никаких чувств, не смотрел на неё часами, а обращался с ней, как с самым лучшим другом в своей жизни. Да и относился он к ней, как к сестре.
В факультете за него часто цеплялись девчонки. Они очень завидовали Сакуре, что та имела открытое общение с Саске, а тот отвечал ей взаимностью. Поэтому, они частенько пытаются их разлучить, и побыть с Саске подольше. Иногда, это даже получалось у них. Но это было редко. И всё равно, всё своё внимание Саске уделял только Сакуре. И хотя та любила его от всей своей души, от всего сердца, он её не любил. Но то, что она просто находится с ним в любое время — было достаточно, и она ни о чём не жалела.
Саске дошёл до дверей факультета и открыв дверь, пригласил Сакуру войти первой. Та, поблагодарив его, вошла. Они вместе пошли в класс, в котором они учились вместе. Сначала, когда они только поступили, они учились в разных классах. Но очень попросив, чтобы их соединили, они вместе добились желаемого, хотя у профессоров остались подозрения, что они списывают друг у друга, и передают ответы. Но Саске и Сакура не обращали на них никакого внимания, хотя сидели за одной партой и иногда помогали друг другу с заданиями.
Войдя в класс, Сакура подошла к среднему ряду и поставила на парту сумку, а после, помогла Учихе положить учебники. Тот, облегченно вздохнув, обратил свой взор на всё, что он нёс. Заметив большой листок А3, он спросил у Сакуры:
— Какой - то проект?
— Да, дали на прошлом занятии. Останемся после уроков, чтобы сделать его?
— Хорошо, — согласился он, и не успел опомниться, как...
Саске - кууууун!! — послышались у него за спиной девчачьи визги с его именем. Развернувшись, он почувствовал, как на него падает толпа девушек, обнимая его со всех сторон и лапая его по всем местам, куда только дотягивалась их рука. Вместе с этим, они повалили бедного Учиху на пол.
Смотря на всю эту картину, Сакура тяжело вздохнула, и, отвернувшись, села за парту. Ей было неинтересно наблюдать за тем, как её лучшего друга лапают по всем его частям тела. Она знала, что они делают так нарочно, дабы позлить её. Но сегодня, она останется после уроков с Саске наедине. Возможно, сегодня она признается ему...

Заметь меня! Глава 2

Факультет, 3:27.

Несколько минут назад прозвенел звонок, который дал полное право всем студентам факультета идти домой. Но Сакура осталась после уроков в кабинете. Она стояла возле стола учителя, на котором лежал лист А3, и увлечённо наблюдала за тем, как Учиха вытаскивает из своей сумки все принадлежности, которые им сейчас понадобятся. Он стоял к ней спиной, поэтому и не видел её взгляда. А она могла так часами смотреть на него, и хотя не видела его лица. Но зато, сейчас она была рядом с ним, они были наедине, и...
— Вот, карандаши, фломастеры... Интересно, у учителя есть ножницы? — Саске подошёл к столу учителя и стал всматриваться в стаканчики с ручками и карандашами, — не видишь их?
— Н... Нет... Может, в ящиках? — чуть запираясь, предложила красавица, закручивая на своём пальце локон своих длинных, розовых волос. Саске нагнулся и выдвинул ящик стола, но лишь цокнул губами.
— И здесь нет!
— А зачем тебе ножницы? — спросила Сакура.
— Хотел вырезать из некоторых журналов картинки, вдруг подошли бы, — ответил Учиха, задвигая ящик обратно, и тяжко вздохнув, — у нас кстати, про что проект? Какая тема?
— Тема «Внутренний мир человека».
— Надеюсь, не его органы? — пошутил Саске.
— Нет, здесь мораль. Ну, я думаю, мы управимся и в ручную. Ведь так? — решила прибодрить своего друга Харуно, толкнув того локтём в бок. Тот сделал обиженное лицо, но потом сменил его на крутое.
— Сер, есть, сэр! — воскликнув это, он взял фломастер и освободил его от колпачка. Заметив это, Сакура вопросительно посмотрела на Саске.
— Зачем? Мы ведь даже рамку не начинали... — особа не успела договорить, как почувствовала на щеке холодненькое прикосновение чего - то тонкого. Оказывается, Саске решил подразнить свою подругу, проведя по её щеке синим фломастером. Он высунул язык, показывая, что он победил. Но долго его победе не удалость продержаться. Взяв в свою руку розовый фломастер, уже открытый, Сакура провела им по носу Учихи, и засмеялась.
— Ты как клоун! Тебе только кончик носа зарисовать, и всё, — произнесла Сакура, и уже направилась к носу Саске, как тот остановил её, схватив за плечо. После этого, он взглянул ей в глаза, — ну что? Ты сам начал!
— Я и закончу, — произнёс он, и лизнул место на щеке, где была тонкая линия от фломастера. Густо покраснев, Сакура не посмела шевельнуться, затаив дыхание. Ей в прямом смысле слова спёрло горло, она была готова хотя бы сейчас грохнуться в обморок. Но что - то не позволяло этого сделать, ибо в груди было что - то наподобие тёплого ощущения. Она чувствовала, что ещё чуть чуть, и она сорвётся, не удержится, и со всей силой кинется обнимать Саске. А тот будет отвечать ей взаимностью. Но это были лишь фантазии... Фантазии Сакуры. Ведь он всё сводит в шутку, его отношения к ней теплы, как к сестре, не более. Он не может её считать своей девушкой, своей единственной, и любимой. А как Сакуре хотелось бы услышать от него эти три слова! Но они всего лишь лучшие друзья, не более. Если он ничего не чувствует к ней, она не будет рушить и изменять их связь. Она оставит всё, как есть. И будет счастлива, если он будет счастлив, пусть и не с ней.
Сакура? Сакура! Вызываю Сакуру, приём! Да очнись ты! — задумавшись о своём, девушка и не чувствовала, что всё это время, Саске качал её за плечи, дабы та наконец - то вышла из своих мыслей и перестала витать в облаках. Прийдя в себя, Сакура, забыв обо всём, влюблённо смотрела на Саске, не в силах оторвать от него глаз.
Сакура... Что с тобой? — спросил Саске, всё ещё держа свою подругу за плечи. Это заводило ту лишь ещё больше.
Саске... Я... Хочу тебе кое - что сказать...
— Что именно?
— Ну... — она замешкалась в этом месте. Сейчас был подходящий момент, чтобы сказать эти слова, но... Она не может. Нет, это слишком выше её сил, чтобы признаться ему в чём - то подобном. Но она попытается, со всеми своими смущениями и комплексами, но попытается.
— Подруга, ты выводишь меня из себя! — воскликнул Саске, и начал покрывать лицо девушки многочисленными чмоканьями и поцелуйчиками. Та выглядела, как помидор. Ну, как она признается ему, когда тот её так смущает? Заставляет так смущаться? Она и пальцем не может пошевелить при таких его действиях.
— Слушай, как мы сделаем проект, если даже не можем начать его? Давай, переставай витать в облаках и черти рамку! — приказал ей Учиха, выпустив из своих объятий, — а я пока подберу для неё цвет и наш фон.
Сакура, очнувшись, кивнула, но парень этого не заметил. Взяв карандаш и линейку, она подошла вплотную к листу и начала чертить, подстроив рамку. Иногда, она поглядывала на Саске, пока тот не видел.
«Я признаюсь ему... Но чуть позже»

Заметь меня! Глава 3

В кабинете воцарилась тишина. Никто из них не мог её нарушить, поскольку не знал, как и о чём можно заговорить, о какой теме можно им порассуждать. Но, вопреки всему, Саске нашёл два цвета карандашей, которые, как по его мнению, очень хорошо подошли бы к проекту. Подойдя к Сакуре, он коснулся её плеча. Та, не ожидав подобного, вздрогнула и развернулась. Увидев Саске, она поняла, что беспокоиться не о чем.
— Как думаешь: синим сделать фон, а рамку - фиолетовым? Или наоборот?
Сакура изогнула бровь, и ответила:
— А других цветов нет?
— А чем тебе эти не нравятся?
Сакура усмехнулась.
— Тем, что проект основан на внутреннем моральном мире человека. А не на его депрессии, если ты понимаешь, о чём я. В любом случае, синий и фиолетовый — это очень гнусная тема.
Парень нахмурился.
— А по - моему, это усилит интерес зрителя к нашему проекту.
— Наш проект будет еле заметным. Нужно что - то такое, что сделает его видным из далека. — предположила свою мысль Харуно. Она была упёртая, хотя и любила этого паренька. Но своё мнение она любила отстаивать, и ей было всё равно, перед кем. Если она считала, что это или то выглядит не так, как ей нравится, — значит, она не отступит от своего и будет биться за своё мнение.
— Значит, таким образом он не будет видным из далека? — задумчиво протянул Учиха, — и по твоему, нужен более яркий цвет?
Харуно кивнула. А потом, обратив свой взор на стаканчик с карандашами, взяла один из них розового цвета и поставила прямо перед лицом Саске. Тот глупо посмотрел на карандаш, а потом и на неё. Точно, он думал, что она выпила воду, в которую что - то подсыпали. Или пыталась дать ему любую идею под дулом пистолета.
— Фиолетовый и розовый? Не слишком вульгарно?
— Розовый и синий, — поправила Сакура, усмехнувшись. А почему именно розовый и синий? Потому, что она видела в этих цветах себя и Саске. Он - синий, она - розовый. Хотя, по его лицу, она поняла, что он ничего не понял, и ни о чем не догадывается. И хотя, он не знает, и крайне наверное, не понмает, что эти цвета символизируют их, Сакура будет просто радоваться, если эти цвета будут самой главной частью их проекта. Да и без этого, эти цвета будут просто заметны из самого далека, как девушка и хотела.
Взяв из её руки карандаш, Саске осмотрел его, и согласился с тем, что эти два цвета очень даже подходят друг к другу. Сакура чуть ли не засияла от счастья, пока Саске не спросил у неё, как у сумасшедшей:
— Всё в порядке?
— Что? А... Да, всё хорошо, даже лучше! — ответила особа, скрестив руки на груди. Она подошла к Саске и осмотрела то, как начертила рамку. Сначала её лицо было задумчивое, потом что - то обдумывающее, а позже, оно и вовсе потеряла какое - либо выражение.
— Может, стоило сделать загогулинами?
— А потом три часа закрашивать. Белую рамку, знаешь ли, не принимают! — воскликнул парень, вырвав из рук Харуно карандаш. Он догадался, что она прямо сейчас хотела нарисовать какие - нибудь узорчики на их проекте. А потом, поручила бы ему же закрашивать их. Больно ему надо это...
— Нет уж, он будет серьёзным и традиционным! — сказал он.
— А может, сделать что - то в описании? — призадумалась девушка, цокнув губами, и посмотрев на Саске. Тот посмотрел на неё, точно, придурком здесь был только он. И всё же, Заруно не редко удивляла его. Своими идеями она блестела ещё с их раннего детства. Например: «давай построим замок, в котором принцессу спасёт дракон», «давай нарисуем на тарелке кетчупом» и так далее. У неё было множество идей, и лишь единицы Саске принимал из них. Другие, по его мнению, походили на идеи сумасшедшей. Но он заботился о том, как будет реагировать окружающий мир на его подругу, поэтому, нередко ему приходилось объяснять девушке, почему ту или иную идею нужно отложить или вообще не испытывать на людях, или предлагать кому - то. Сакура по этому поводу могла устроить истерику, а могла, как ребёнок, выслушиваться и пытаться понять то, что ей говорит Учиха.
Остался только один вопрос: какой цвет будет являться рамкой, а какой - фоном? Двое упорно решали этот вопрос, чуть ли не запуская друг в друга скотчем или фломастером. Но в итоге, сошлись на том, что их цвета будут идти поочерёдно. Сначала синий, потом розовый, потом снова синий, и так далее. Вместе со всем этим, создавалось ощущение, что их проект являлся вселенной в два цвета. И оба гордились этим.
С текстом они расправились быстро. Три абзаца из учебника по астрономии и физике, где была часть о человеке, — и готово!
Но настал момент, когда Сакура была готова сказать эти слова. Они стояли рядом с друг другом по одну сторону стола. Их руки соприкоснулись, и оторвавшись от своей работы, они посмотрели в глаза друг другу. Вокруг них, словно, появилась какая - то атмосфера. Атмосфера чего - то непонятного для Саске, и атмосфера любви для Сакуры. Она почувствала, что сейчас подходящий момент, чтобы сказать эти слова. Чтобы признаться ему.
Саске, я... — только хотела сказать Харуно, прикоснувшись ладонью к щеке Учихи. Тот посмотрел сначала на ладонь, а потом и на Сакуру, не понимая, что она хочет сделать. Но он догадывался о дальнейших событиях. Её губы начали двигаться, она шептала эти слова.
Но дверь в кабинет отворилась, заходит студентка. Она несла в руках учебники, но подняв глаза, она удивлённо посмотрела на этих двоих. В её глазах было недопонимание.
Саске - кун? Что здесь происходит? — спросила наивно девушка, поправляя свою чёлку на левую сторону лба.

Заметь меня! Глава 4

Саске - кун? — спросила девушка, поправляя свою чёлку на левую сторону лба. Она приходилась одной из шумных фанаток Учихи, что и не слишком удивительно. Она с непониманием смотрела на эту парочку, а глубоко в её душе зародился гнев, испытываемый именно к Харуно.
Ну, а наша парочка выглядела таким образом, будто бы они чуть ли не обнимались. Но, заметив стоящую в дверях девушку, они глупо переглянулись между собой и поспешили отряпнуть друг от друга. Поправив брюки, якобы они скомкались, но в этом был весь Учиха, Саске произнёс:
— Татсуна... Как дела? А что ты здесь делаешь?
Татсуна опустила свою голову. Как никак, но она была влюблена в Учиху. И слышать такие слова от него ей было крайне болезненно. Но, решив не терять надежды, она высоко подняла голову, заглянув Саске прямо в глаза.
— Очень хорошо. А как ты сам, Саске - кун?
— Хорошо... Наверное...
Сакура следила за всей этой сценой. Она уже догадалась, с какими целями пришла сюда Татсуна. В её душе тоже пылал гнев, но она сдерживала его при Саске. Если бы он только отлучился куда - нибудь, в туалет, к примеру, она бы прямо здесь выдернула бы этой гадине все её волосы, оставив на её голове только по три волосинки. Сдёрживаться терпения уже не было, но тут был Саске, а казаться ему дурой ей совсем не хотелось. Ей оставалось лишь наблюдать за разговором этой потаскушки и её возлюбленного.
Саске - кун, я вот зачем зачем пришла, — объявила Татсуна, всё ближе подходя к Саске. Она была с ним уже вплотную, и была с ним, увы, не на равных уровнях: создавалось впечатление, словно бы это змея стоит перед своей добычей и искушает её перед смертью, мучает её таким образом.
— З... Зачем? — Саске явно не понимал, что собирается делать эта особа, которая взялась искушать его своим взглядом. Он же мальчик, и многое не понимает из того, что понимают они, женщины. Он всего лишь паренёк, а за него уже пол факультета борится! Девчонки ему уже и проходу не дают, а он даже и не разу не понимал, что такое любовь. Он её никогда и не испытывал. В его мыслях была лишь та любовь, как к родным ему людям, — такая же была и к Сакуре, в независимости оттого, как он странно начал вести себя при ней в последнее время...
И вдруг, неожиданный поворот. Татсуна безжалостно, как это выглядит, хватает его за его пиджак и прижимает к себе. Саске пытается освободиться от железной хватки девушки, но та впивается ему в этот момент прямо в губы своим грязным поцелуем.
И всё это происходит на глазах у Сакуры. Слёзы бегут по её красным от волнения и смущения щекам... В душе, словно образовывается дыра, которую не залепить скотчем. Она ведь только хотела всегда с ним быть, и не думала, что ей придётся быть свидетельницей этого поцелуя. Поцелуя её любимого и его очередной фанатки... Как же больно...
И ей не хочется терпеть это. Она бежит мимо них, толкает Татсуну и выбегает из кабинета. Наконец - то оторвавшись от девушки, Саске замечает на слезах Сакуры слёзы... А в его душе образовалась пустота. Словно бы, кусок сердца отняли. И он не может понять, откуда же это чувство? ..

Сакура выбежала из факультета, закрыв лицо ладоньями. Ей было очень больно в настоящий момент: она хотела, чтобы всё это оказалось сплошным сном, но нет: реальность крайне жестока. И это никто не сможет изменить.
Она присела на ступеньки и закрыв лицо руками, горько заплакала. Солнце было уже на горизонте, на Харуно отсвечивалось оранжевое сияние от солнца. Она хотела, чтобы всё это оказалось выдумкой. Как же ей хотелось сейчас проснуться. Но нет, всё это не являлось каким - либо сном или выдумкой. Это было в реальности. И реальность жестока.
Она не знает, как она будет общаться с Саске после всего этого. А будет ли вообще общаться? Возможно, оборвёт с ним общение... Больше не сможет быть с ним на равных уровнях. Да, его очередная фанатка победила. И Харуно ничего не светит с Учихой. Её мечты о их совместной жизни можно просто выбросить в мусорное ведро. И забыть об этом... Навсегда. Ведь не бывать им вместе. Пора бы это уже давно понять: ведь он никогда ничего не испытывал к ней, а она была ему, как друг, сестра. Самый лучший друг или самая близкая сестра. Сестра, которую он просто оберегал и защищал, с которой дружил.

Широкие двери отворились, брюнет вышел из их проёма. Лучи солнца накинулись и на него. Опустив свой взгляд, он увидел Сакуру, которая горько плакала. По сердцу как будто ножом резанули... Саске тихо подошёл к ней, что та и не услышала его шагов. Он положил свою ладонь на плечо Харуно, заставив ту вздрогнуть. Она медленно повернула свою голову и молча взглянула на Саске заплаканными глазами. Тот с сожалением посмотрел на неё.
Но ему нужно узнать, почему она убежала...

Заметь меня! Глава 5

Он прикоснулся к её плечу, желая, чтобы она посмотрела на него. Она молча взглянула на него своими заплаканными глазами. Рот подрагивал от волнения, а веки были напрочь красными. Саске смотрел на неё с сожалением. Ему было больно смотреть на такое выражение её лица. Захотелось её успокоить, прижать к груди...
«Какое прижать к груди?! Совсем охренел, Учиха?!» думал он, не заметив того, что начал медленно поглаживать особу по её плечу. Но Сакура сама заметила это. И всё же, терпению её настал конец. Вместо того, чтобы кинуться своему возлюбленному на шею, она лишь резко дёрнулась и отодвинулась от Учихи, заставив того забыться в недоразумении. Но, недолго думая, он тоже сел на ступеньку и пододвинулся к Сакуре ближе. В итоге, ему пришлось её прижать к концу лестницы, то есть, к стенке. Ведь та всё время отодвигалась от него...
— Что случилось? Почему ты убежала? — спросил он, прикоснувшись к её спине ладонью и начиная медленно поглаживать её. Сакура вздрогнула, но не отстранилась.
— Я... Просто... Хотела освежиться... — пыталась найти глупую отговорку девушка, в душе лелея на то, что он купится на это. Но сам Саске был непрост и не глуп. Он понял, что эта девица скрывает от него что - то. Что - то сокровенное, столь желаемое вопреки всему... И он конечно же, узнает об этом. Ведь она ещё его лучшая подруга, которая сейчас сидит и чуть ли не ревёт. Сначала, он попытается её успокоить, ну а уж потом выпросит у неё причину на то, почему она убежала. Да и со слезами на глазах...
— Успокойся. Тебе незачем рыдать! Слёзы не делают тебя лучше, — успокаивал он, поглаживая ту по спине. Сначала Сакура никак не хотела успокаиваться, но поняв, что Саске от неё не останет, пока не добьётся своего, она начала только всхлипывать из редка. А потом и вовсе перестала плакать, уже полностью успокоившись.
— Что тебе надо? — как - то сухо произнесла Сакура, прижав колени к себе. Услышав это, Саске перестал гладить ту по спине и тоже поджал колени к себе, взглядываясь в то, как солнце садится за горизонт. Зрелище то ещё, несомненно.
— Да мне ничего не нужно, — сказал он, спрятав лицо в колени, а потом вынырнул от туда, — я хочу лишь знать, почему ты убежала и заплакала.
Сердце начало бешено стучать, причём стучало оно у обоих. Сакура понимала, от чего это, ну а Саске мог лишь догадываться. Некоторые его догадки были неверными, ну а некоторые были очень даже кстати...
— Я... Просто хотела освежиться, разве тебе это не ясно?! — повысив тон, произнесла красавица, обратив свой злой взгляд на парня.
— Нет, не ясно. Ты не говоришь мне всей правды, Сакура, — произнёс он, уже на прямую смотря на Харуно. После, он пододвинулся к ней, и взяв за подбородок, развернул к себе. И хотя девушке показалось это наглым со стороны, ей было просто приятно. Приятно видеть то, как Саске, в конце - концов, проявляет свою силу. И некое влечение к ней...
— Хватит прятаться, Сакура. Ты уже не ребёнок. Скажи мне, что случилось? — он смотрел ей прямо в глаза, вглядываясь в них. И хотя они знакомы несколько лет, никогда не разлучались, но он только сейчас понял, как ярко может сверкать изумруд. Изумруд в глазах Сакуры. Эти мгновения стали откладываться в памяти обоих...
Он прижал девушку к себе, вдыхая аромат её волос. Но теперь, Харуно ничего не понимала: он же не проявляет к ней ничего, с чего бы ему так вдруг обнимать её? Хотя, это его дружба, и дружеское влечение к ней... Всё так просто, что доводит до дрожи! И эта дрожь отвратительна Сакуре, за всё это время. Нет, ей слишком хочется чувствовать себя его любовью. И это никто не сможет остановить. Чувства Сакуры настолько сильны, что она не может противиться им. Даже в настоящий момент.
— Я... Люблю тебя. — сказала она ему прямо в ухо, обняв его одной рукой за плечо.
Глаза Саске широко распахнулись. Ему не послышалось? Что только что сказала его самая лучшая подруга? Неужели, это всё взаправду? А ведь кажется, что это сон.
Он медленно выпустил её из своих объятий и с непониманием и серьёзностью посмотрел ей в глаза. Но Харуно точно отвечала ему, причём, во второй раз: «Я люблю тебя». А ведь ему не нужно повторять по два раза.
Он лишь опускает свой взгляд. Он не знает, как ответить ей. Он никогда не вкушал этого сладостного и одновременно горького чувства. Он не может понять, что он чувствует при этой особе. И как ему признаваться, если он не понимает самого себя?
Но он лишь прижимает её голову к своему сердцу и медленно поглаживает по голове. Он не хочет, не может её отпустить. Слишком уж она дорога ему... Он шепчет ей ласковые слова, иногда целует ушко.
— Что ты делаешь? — спрашивает она еле слышно, — я не хочу быть твоей игрушкой... У меня настоящие чувства к тебе...
— Я не могу понять, что со мной! — воскликивает он, беря её ладонь и прижимая к своей груди, — когда я вижу тебя, моё сердце бешено стучит! Когда я слышу тебя, то понимаю, насколько сладок твой голос... А твои глаза? Я в них тону! Я не испытывал раньше чего - то подобного! Подобного этому...
Сакура снова роняет слёзы. Они бегут по её щекам. Но она улыбается. И Саске уже понимает, что это от счастья. Она кладёт свою ладонь ему на щёку, и, поглаживая её, говорит:
— Я хотела, чтобы ты всего лишь заметил меня, посмотрел, как на девушку... — начала она растерянно. Опустив взгляд, и потом, подняв на него глаза, она решилась на верный поступок, который решит её вопрос, который так долго её мучал.
— Так ты... Любишь меня?
— Да... Но я не знаю, люблю или нет. Люблю ли именно так? Я никогда не испытывал что - то подобное...
Она улыбается, и прижимается к нему. Он отвечает ей взаимностью, и уже покрывает всё её лицо своими многочисленными поцелуями.
— Я боюсь тебя потерять... Не могу совладать с собой при тебе... Ах, скажи мне, это и называется любовью? Именно этой любовью?
— Да... Если ты готов до конца дней быть с тем, кто...
— Я готов, Сакура. Я не могу потерять тебя или видеть, как кто - то причиняет тебе боль. Пожалуйста, позволь мне быть твоим. А себе... Быть моей.
Сакура медленно пододвигается к лицу Саске, и одаривает того нежным поцелуем. Она неумела в этом деле, неопытна, но она просто действует по желанию, по чувству. Саске со всей силы прижимается губами к губам Сакуры, и проводит языком по ним, спрашивая разрешения. Та раскрывает свои их, впуская его язык к себе в рот. Он исследует его, сначала небо, а потом ровные зубы, и лишь сейчас начинает медленный танец с её языком, который так и жаждал ласки с его стороны. Они полностью окутываются в это чувство с головой, забыв про весь окружающий их мир.
Учиха углубляет этот поцелуй, и, через минуту, Харуно уже не хватает воздуха. Она, нехотя, отстраняется от Саске, и проведя своим языком по губам, насмешливо говорит:
— Я конечно, желаю твоего поцелуя очень долго, но не нужно высасывать воздух из моих лёгких, — Саске виновато смотрит на неё, раскаиваясь. На лице Сакуры усмешка. Она берёт его лицо в свои ладони и снова целует его. Поняв, что нужно продолжать, он обхватывает её талию и прижимает к себе. Теперь - то он её никогда не отпустит и не причинит ей боль.

Желание, которое так долго копило в сердце переживания и страдания, наконец - то нашло свой покой, и, удобно уединившись, поникло в сон. То, чего девушка так долго просила своей душой у этого парня, наконец - то, сбылось. А именно то, чтобы он её заметил...

СасуСакуы.ру - Заметь меня! - версия для печати

Скрыть