СасуСаку.ру - Киллер на балу - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл
Содержание [скрыть]
  1. Киллер на балу [убрать главу]
  2. Киллер на балу. Глава 2 [убрать главу]
  3. Киллер на балу. Глава 3 [убрать главу]
  4. Киллер на балу. Глава 4 [убрать главу]
  5. Киллер на балу. Глава 5 [убрать главу]
  6. Киллер на балу. Глава 6 [убрать главу]
  7. Киллер на балу. Глава 7 [убрать главу]
  8. Киллер на балу. Глава 8 [убрать главу]
  9. Киллер на балу. Глава 9 [убрать главу]
  10. Киллер на балу. Глава 10 [убрать главу]
  11. Киллер на балу. Глава 11 [убрать главу]
  12. Киллер на балу. Глава 12 [убрать главу]
  13. Киллер на балу. Глава 13 [убрать главу]
  14. Киллер на балу. Глава 14 [убрать главу]
  15. Киллер на балу. Глава 15 [убрать главу]
  16. Киллер на балу. Глава 16 [убрать главу]
  17. Киллер на балу. Глава 17 [убрать главу]
  18. Киллер на балу. Глава 18 [убрать главу]
  19. Киллер на балу. Глава 19 [убрать главу]
  20. Киллер на балу. Глава 20 [убрать главу]
  21. Киллер на балу. Глава 21 [убрать главу]
  22. Киллер на балу. Глава 22 [убрать главу]
  23. Киллер на балу. Глава 23 [убрать главу]
  24. Киллер на балу. Глава 24 [убрать главу]
  25. Киллер на балу. Глава 25 [убрать главу]
  26. Киллер на балу. Глава 26 [убрать главу]
  27. Киллер на балу. Глава 27 [убрать главу]
  28. Киллер на балу. Глава 28 [убрать главу]
  29. Киллер на балу. Глава 29 [убрать главу]
  30. Киллер на балу. Глава 30 [убрать главу]
  31. Киллер на балу. Глава 31 [убрать главу]
  32. Киллер на балу. Глава 32 [убрать главу]
  33. Киллер на балу. Глава 33 [убрать главу]
  34. Киллер на балу. Глава 34 [убрать главу]
  35. Киллер на балу. Глава 35 [убрать главу]
  36. Киллер на балу. Глава 36 [убрать главу]
  37. Киллер на балу. Глава 37 [убрать главу]
  38. Киллер на балу. Глава 38 [убрать главу]
  39. Киллер на балу. Глава 39 [убрать главу]
  40. Киллер на балу. Глава 40 [убрать главу]
  41. Киллер на балу. Глава 41 [убрать главу]
  42. Киллер на балу. Глава 42 [убрать главу]
  43. Киллер на балу. Глава 43 [убрать главу]
  44. Киллер на балу. Глава 44 [убрать главу]
  45. Киллер на балу. Глава 45 [убрать главу]
  46. Киллер на балу. Глава 46 [убрать главу]

Киллер на балу

Сейчас время крайне необычное, странное и до боли романтическое. В это время обычно происходят самые странные вещи, которые очень необъяснимы и не понятливы многим. В это время, первое место занимает романтика - а в ней же и любовь. Такое непредсказуемое чувство готовится перевернуть жизни многих людей, заставить их теряться в туманности её непредсказуемости и обречённости, волне чувств и эмоций.

Читателям суждено перенестись в самое красивое место, место коварности, любви, убийствам и новым знакомствам. Так сложно подумать, что этим местом может оказаться бал. Бал маскарад, где столько незнакомых лиц, а среди них можно узнать лишь единицы. Такая непредсказуемость и неузнаваемость. Но в этом ведь и вся фишка бала маскарада: танцуешь с каким - нибудь незнакомым мужчиной, только и можешь догадываться о том, что же будет дальше.

Но это место настолько красиво, что в нём готово произойти всё, что угодно.

Саске Учиха - очень известный киллер на всю округу, на весь город, в нашем случае. Его заказывали уже многие: до сих пор бестолковая полиция не может раскрыть одно единственное дело, которое тоже связано с Учихой. Он настолько хорош в этом деле, что после него не останется и пятнышка, после его работы не будет и пёрышка. Настолько хорош он, что известен он только на пользу, для себя и для тех, кто хочет избавиться от кого - нибудь.

Мужчина живёт в изысканном доме. Само жилище обделено холодными цветами, к примеру, серым: обычно в нём Учиха мог найти спокойствие для себя, после совершения плохого дела для него. Ну да, оказывается, киллеры - тоже люди. Причём, все умеют чувствовать.
Саске живёт один. Но это никак не грызёт его чувства. На самом деле, женщин у него почти что не было - лишь фанатка в школе, которой он нагло воспользовался. Но и та не блистала умом и невинностью, а была грязна и нагла в каждом деле. Так что, оба пользовались друг другом, если можно так сказать, - любовь, которой у них и не было, была бессмысленна - создана лишь для сплетников. А так, они были вместе лишь для грязных плотских утех, ничего больше. Оба были бесчувственны. Вскоре, им пришлось расстаться. Она - уехала в другой город, может, даде страну, он точно не знает. Саске же, остался в родном для себя городе, в котором он родился в вырос.

Говорят, что он холоден, не испытывает никаких чувств, а убивая свою очередную жертву, он и вовсе ничего не испытывает. «Убивает с каменным лицом» - говорят сплетники, для которых не важны никакие подробности. Что увидят - то и говорят.

***

Саске с неохотой распахнул глаза. Перед ним предстал серый потолок. Впрочем, как и всегда. Приподнявшись на локтях, мужчина огляделся: хорошо прибранная комната, которая была огромных размеров, всегда веяло в сознании Учихи предвещание чего - нибудь хорошего, например, красивой жертвы, что выпадало ему не каждый день. Каждый день ему приходилось убивать каких - нибудь самодовольных мужчин и самозванцев, которые и без приказов требовали смерти. А красавицы были редко: так и не хотелось к ним притрагиваться, а просто полюбоваться ими, по приказ - был приказ, и Саске на вряд ли мог бы его ослушаться. С другой стороны, эти девушки всё равно не вызывали у парня чувство жалости или чего - то подобного: поэтому, без угрызения совести, он расправлялся с ними.

Приготовив себе завтрак, а именно: заварив себе изысканный кофе, который будоражил своей красотой и рисунком, напоминающий вселенной, Учиха подошёл к окну приличных размеров, всматриваясь в природу. Стоящие рядом деревья, на которых цвела вишня, вдохновляли на многие «подвиги». Учиха посмотрел на уже заварившийся чай, после чего подошёл к деревянному столу, взял из ящика серебряную маленькую ложку и закрыв ящик, вернулся на своё место и стал помешивать кофе, одновременно, другой свободной рукой добавляя в него сахар. Примерно, где - то две - три ложки сахара, может быть и менее, но не более. После процедуры заготовки полноценного кофе, Учиха сложил ложки вместе, и взяв кофе в руку, приподнёс его к своим грубым устам и сделал единственный глоток, всматриваясь в природу. «Что - то мне подсказывает, что сегодня день должен удасться» - эти мысли летали в голове Учихи, тот делал глотки кофе, всё также стоя и смотря в окно, что, кстати, не всем свойственно. После, до ушей Учихи донёсся звонок. Звонок в дверь его дома. Непонятно, кто бы это мог быть? Ведь Саске никого не ждал и никого не приглашал. В голову лезли разные мысли насчёт этой ситуации.

Мужчине пришлось оторваться от кофе и направиться из обширной кухни в прихожую, чтобы взглянуть на незваного гостя.

Киллер на балу. Глава 2

Учиха никого не ждал, поэтому не мог понять, кто к нему так внезапно решил зайти. Саске неторопливо подошёл к двери и посмотрел в глазок: каково же было его удивление, когда он увидел, кто к нему решил напроситься в гости. Мужчина медленно дёрнул ручку и раскрыл дверь.

К нему пришла целая группа его «знакомых». Среди них, казалось бы, в самой середине, стоит один мужчина, который был здоровье всех: у него в узе была проколота золотая серьга, зубы блестели своей белизной, одежда состояла из чёрной куртки и чёрных брюк, что, несказанно, шло мужчине к лицу. Остальные были словно бы одного типа: они все были одеты в простые кожаные куртки и чёрные штаны, но что - то их всё равно отличало от самого главного. На удивление, но Саске до сих пор не мог понять, что. Единственное, по чему он отличал этого главаря, так это по тому, что тот мог хотя бы раз в жизни, но одеть очки AliExpress, или просто надеть вторую сережку, а мог и всегда ходить со значком «I”m the best». Это единственные отличия, которые Саске мог увидеть только у главного в этой группе. Группа, кстати, являлась мафией.
Это уже интересно.
- Какими судьбами? - красноречиво начал разговор Учиха, пытаясь улыбнуться своей самой простейшей улыбкой, которая нередко сражала разных фанаток этого мужчины. Но на мафию она вряд ли действовала именно так.
- Впустишь, или будем стоять, как за восемь километров? - спросил главный, выйдя вперёд, смотря Учихе прямо в глаза. Не желая встречаться с главным взглядами, Саске опустил свои глаза в пол, после чего, поднял руку и сделал жест, который приглашал гостей войти в его дом.
- Гостинная справа, - объяснил Саске сразу, чтобы не показывать руками, где находится ещё и право. Главный сразу уселся на чёрный и обширный диван, гордо посмотрев на вошедшего в гостиную Саске, - присядь рядом. Нужно серьёзно поговорить.
Учиха непонятливо посмотрел на группу мафии, которая тоже обратила на него взгляд. Потом оба посмотрели на главного, который и без того удобно разлёгся на диване. Ощутив на себе взгляд двух своих «друзей», он сделал жест, который намекал его группе на то, что ей нужно уйти. Мафия поспешно удалилась из дома Учихи. Саске благодарно посмотрел на мужчину, после чего сел рядом с ним на диван.
- У меня появился тот, кого нужно убрать, - начала мужчина разговор, как - то странно смотря на Саске.
- Кто он? - спросил Учиха в свою очередь.
- Очень известный бизнесмен, - в этом он чуть замялся, но потом продолжил, - он олиграх. Пойми меня правильно: я и сам пытался убрать его, у меня это почти получалось... Но он как - то удачно вскальзывавший от меня. Настолько удачно, что я прошу об этом тебя. - мужчина посмотрел на Саске, - но мне нужен не он. Всё произошло бы слишком быстро. А мне нужно, чтобы он почувствовал боль. Поэтому, мне нужно... Чтобы ты убрал его дочь.
Это было неожиданно со стороны мужчины. Такого резкого поворота событий на вряд ли можно ожидать. Но, возможно, это будет очередная наглая красавица, так что, по этому поводу Саске особо не переживал и не задумывался об этом. Но он спешил узнать то, что ему действительно было интересно.
- Это твоя вторая просьба... - Саске хотел договорить, но мужчина перебил его:
- Я заплачу больше. Столько, сколько тебе понадобиться, - произнёс мужчина. Учиха испуганно посмотрел на него: если учитывать сумму, которую он дал ему в прошлый раз, то теперь он засомневался, ведь он должен дать в два раза больше. А у него могут быть такие деньги? В этом Саске сомневался. Очень сомневался. Хотя он и лидер мафии, лидер одной из самых опасных мафий, но на вряд ли у него должна быть такая сумма в его руках.
- Саске, - произнёс мужчина. Тот посмотрел на него, отвлёкшись от своих мыслей, - я держу своё слово, и не отступаюсь от него. Держишь ли своё слово ты?
С другой стороны, то, что он может иметь такую сумму в своих руках, и что при этом, Саске не сомневаеться, он заберёт себе огромный бюджет мафии, он может сразу называть себя мэром во всём городе. Или кем - нибудь повыше. Тем, кого будет слушаться даже мафия... Это обещало много. Саске ещё раз посмотрел на лидера мафии. Насколько Учиха знает, тот не любит, когда он сам долго упрашивает. Поэтому, решил не медлить: всё равно согласился бы.
Учиха протянул свою ладонь в знак пожатия, согласия и держания слова. Лидер ответил взаимностью, пожав ладонь Учихи. Потом он придвинулся к Саске поближе и прошептал ему на ухо:
- Завтра вышлю все данные.
После чего они тихо распрощались и лидер вышел из дома Учих. Саске поспешно закрыл дверь, словно бы после его ухода, он пошёл и запрыгал на своей кровати от радости. Но с трудом сдержался от этого желания. Если сказать честно, Учижа собирался уже на пенсию, ведь давно он не брал в свои ладони нож. Подойдя к тумбочке в своей комнате, Учиха выдвинул ящик и вытащил оттуда нож приличных размеров. Проведя по нему ладонью, он оценил, насколько он хорошо может разрезать спину или грудную клетку женского тела. Но решив отбросить это ненужное насилие с такой плохой стороны, Саске убрал нож обратно. Потом он начал рыться в том же ящике, но искал он совсем другое. Вскоре, он нашёл это. Взяв его в руки, он с интересом стал рассматривать довольно старое оружие.
- Makarov - jeunesse - произнёс Учиха шёпотом, рассматривая пистолет в своих руках. Потом Саске взял его в правую руку и направив в зеркало, направил пистолет прямо на своё отражение, отмечая, насколько он метко может попасть. Потом, положив оружие на прозрачный стол, мужчина ухмыльнулся. Настало время метко пострелять.

Киллер на балу. Глава 3

Саске неспешно поправлял свою «бабочку». Та никак не хотела быть нормальной, или хотя бы не спадать с места. Обычно Учихе хорошо удавалось завязывать бабочки, а особенно редко это ему удавалось, когда он даже не смотрел в зеркало. Но сегодня руки мужчины словно не хотят подчиняться ему, не хотят выполнять то, что им просто суждено делать. «Неужто кривые пальчики?» спросил себя мысленно Учиха. «Надеюсь, с пистолетом всё будет проще».
Он взглянул на себя в зеркало: галантный мужчина, приглаженные волосы с маленьким ежиком в конце «ободка» головы. Приличная оёмная одежда, создающая впечатление о том, что его тело очень даже ничего. Хотя, так оно и есть. Просто иногда нужно скрывать очевидное, - есть немало глаз, которые будут завидовать этому телу или пытаться использовать его в плохих замыслах. Но Учиха всё уже давно продумал: теперь - то он отыграется сам на всех. А главное, не спалиться!
Поправив плащ, который чуть скомкался в области плеч Саске, он ещё раз взглянув на себя в зеркало, двинулся к проходу. Открыв дверь, он почувствовал сладкий аромат родной природы и милый запах вишенки. Выйдя из дома, он затерял дверь и направился по хорошо обставленной плитками дорожке, которая вела к прямому прохожу в город. Он шёл неспеша, ведь это было ему не к чему, - он никуда не спешит, времени у него полно. Тем более, лидер той мафии никогда не давал ему вбить кого - то за считанное время, - это было бы непохвально и неприлично с его стороны. Сам он себя испытывать, конечно, не станет. Это было бы бессмысленно. Вскоре мужчина дошёл до ящика, который был не подалёку от его дома. Вскрыв его, он увидел там бумагу, завёрнутую в конверт. Конечно, это были не деньги. Это были подробные данные о жертве Учихе. Об очередной жертве Учихи. Саске достал конверт, и закрыв ящик, почти сразу вскрыл конверт: там была единственная бумага с ручным почерком. Но в этом не было минусов, скорее, наоборот, были плюсы: Лидер писал разборчиво для Учихи, тот без особого труда, и даже скорее всего, вообще без труда, разбирал его. А потом вникал в его содержимое: читал каждое слово, боясь потерять хотя бы одно. Это было очень важно, особенно, в таком деле.
Содержимое листка:
«Миллионер - Марип Харунозотаке. Жертва (родственница, супруга, дети): дочь. Дочь: Родная. По счёту в семье: единственная...» и так далее. Думаю, содержимое всего листка передавать необязательно. Саске свернул листок, сложив его, и убрал себе в карман, оглядываясь по сторонам, боясь, что кто - то мог увидеть. Но никого по близости не оказалось, а если и есть люди, то они были далеко, метров расстояния на пятнадцать точно. А это было вполне безопасно.
Выйдя из уголка этой «почты», Саске нщё раз огляделся по сторонам, а потом направился медленными шагами через единый квартал города к своему дому. Ему на глаза попадались красочные магазины, например, магазины цветов, или магазины по продаже хлеба или других продуктов, например, фруктов. Саске особо и не засматривался на них, но заметив в одном магазине продажу маскарадных масок, он забыл в миг о том, что он вообще куда - то идёт, полностью окунувшись в красоту этих маскарадных масок, которые прямо обещали: если кто - то их наденет, то этого человека вряд ли кто узнает. Разве что, жена, которая со всей искренностью любит своего мужа и ни с кем не перепутает его. Но, как я уже говорил, Саске и вовсе позабыл о том, что он куда - то идёт. Поэтому, тут без того, чтобы не врезаться в когорт- нибудь, не обошлось...
- Ой! - послышался женский юный голос. Только сейчас Саске осознал, что что - то произошло, аккорда почувствовал лёгкое давление в своей груди, - и вовсе понял, что он точно врезался в кого - то. Или кто - то в него врезался... Сейчас это трудно определить.
Опустив свой взгляд вниз, Саске увидел розовые волосы красивой особы. Честно сказать, он раньше не видел таких девушек, которые ходили бы с розовыми волосами: это казалось ему даже немного странным. Но эта странность одновременно, в одно мгновение смешалась с одно целое с восхищением. Выглядело и вправду привлекательно. Это ещё, если со стороны Учихи посмотреть... Забыв обо всём, он, не заметно для себя, провёл своей ладонью по волосам этой юной особы, которая, видимо по всему, даже не успела отойти от внезапного Столкновения. Интересно, какого же ей было сейчас? Сначала в кого - то врезалась, а теперь этот незнакомый мужчина ещё и по волосам ей гладит? Ну, реакция вполне предсказуема: возможен удар по одному месту, которое является самым слабым у всех мужчин... Результат гарантирован. Но, только она подняла глаза на этого «наглого», как пока кажется, незнакомца, девушка могла бы лишиться челюсти, если бы это было возможно. Красота мужчины отлично поразило девушку. Та точно готова была грохнуться в обморок, вопреки своей женственности. Но со всеми своими силами сдерживалась, чтобы не показаться этому мужчине какой - нибудь странной девушкой. Но она смотреоа на него так, словно бы смотрит на придурка. Заметив этот взгляд, Саске посмешил быстро отпрянуть от девушки, убрав свои руки мигом. Оба покраснели, хотя еле заметно, но покраснели. Ведь все умеют смущаться и не в таких даже ситуациях.
- П... Простите, - выпалил Саске, смотря в пол и поправляя свою «бабочку», которая и без того, вот - вот сейчас развязалась бы, если бы Учиха не подхватил тот узелок, который стал бы непременной причиной и виной развязыванию бабочки. Девушка с розовыми волосами поспешно поправила свою длинную юбку, которая была ниже колена, и виновато извинившись, посмешила удалиться с глаз мужчины. Саске осталось лишь проводить особу провожающим взглядом.
«Странная, - продумал Учиха, - однако, достойна восхищения».

Киллер на балу. Глава 4

Как бы это странно не звучало, но девушка, такая странная на вид, да ещё и с розовыми волосами никак не хотела выходить из сознания мужчины. Тот шёл к своему дому, однако, шёл медленно, разгоняя воспоминания об этой девушке. Что - то странное затаилось в нём: то, что мужчина вряд ли сможет объяснить самому себе. Его дом уже был совсем близок. На этот раз он поспешил затаиться в нём, поспешно закрывая дверь. Странно, но огне хотел, чтобы кто - то, проходивший мимо, увидел еле заметный румянец на щеках этого хладнокровного убийцы.

Это было просто недопустимо. Только подумать, как в заголовках газет будет надпись: «Смущённый киллер». Непонятно, была ли это излишняя мысль в панике Саске, но он старался контролировать себя, чтобы не выглядеть «слабеньким». Ведь это некрасиво.

Саске прошёл в ванную комнату. Дверь вмнеё так и осталась на распашку, но Учиха совсем не обратил на это внимание. Зачем ему закрывать за собой дверь, в конце - то концов? Он живёт один, совсем один... Ему не нужно закрывать за собой хотя бы любую дверь, ведь это было полностью бессмысленно.
Саске изнурительно посмотрел на себя. В отражении, которое предстало перед ним в зеркале, можно было сразу прочитать: «Холодная кровь», или, ещё лучше: «Хладнокровный». Да, именно это выражение подходило мужчине. Саске невольно поднял руку и приподнёс себе к лицу. Кончиками пальцев он коснулся щеки, проведя ими до губ. В голове вспомнились образы, как его целовала его первая девушка, как она делала это так страстно и нагло, даже не думая о том, что чувствах Саске. В те моменты он был ещё молод, был парнем. И это был его единственный поцелуй, поцелуй с той, с кем он думал, будет жить. Жить счастливо. Однако, все люди умеют ошибаться. В том числе и Учихи не раш ошибались с своих намерениях.
Холодная вода полилась с крана. Налив себе воды в свои широкие ладони, Саске окунулся лицом в них. Это вызывало мурашки, которые быстро и так остро ощутимо пробегали по его спине. Ещё это бодрило: ибо, помогало более чётко сосредотачиваться на чём - либо. Взяв с крючка полотенце, Саске провёл им по своему лицу, стирая капельки воды, которые остались после процедуры.

«Место назначения: Бал; Его стиль: Маскрад.
Приписано: Не нужно, чтобы ты был узнаваем с лёгкостью. Попытайся хорошо скрыть своё лицо»
Лидер


Саске долго всматривался в эти строки, после чего безнадёжно посмотрел в окно, за которым был сильный дождь. А ведь он проходил сегодня мимо того магазине, в котором можно было вполне приобрести такую маску, в которой точно, на вряд ли бы его узнал бы кто - либо. Но нет, юная особа нарушала это, затмив своим образом все раздумья Саске в тот момент. Или она в этом не виновата... Может, Саске сам отлучился от этих мыслей?
Хотя, сейчас это было не очень то и важно. Важно было то, чтобы поскорее закончился этот дождь и Учиха побыстрее смог бы забрести в этот магазин. А с костюмом, кстати, проблем не было: в его гардеробе был один такой, который навсегда будет с Учихой. Он был немного застаревшимся, но это ничего: зато, такого ни у кого нет. Этим можно было бы даде и погордится, но это ни к чему не приведёт, хотел бы Саске того или нет.
Сейчас был шумный из - за сильного дождя вечер, который, и без того, был тёмный. На улицах, видимо по всему, даже и не собирались включать фонари: надеются, что никто из дома в такую погоду не выйдет. Ну, значит, им задницу надерут чуть попозже.

Сейчас осталось лишь окунуться в постель, забыв про то, что сон ему не приснится, хотя он и заснул. Сны этому человеку не снятся уже на протяжении нескольких лет. Саске, хотя и пытался, но никак не мог это исправить. Он даже сам не мог понять причину того, почему он не видит больше снов. Не мог понять, с чем бы это могло быть связано. Но ему пришлось смириться с этим, и перестать переживать на счёт всего этого. Если ему не сняться сны, - значит, обойдётся и без них. И на этом, можно сказать, разговор со снами был официально закончен, а на самом конце стояла точка. Точка, которая подтверждала это официальное завершение.
Саске в последний раз посмотрел в окно, за которым так и лил дождь, не переставая. После этого, он закрыл вдруг отяжелевшие веки, почувствуя после этого еле заметное удовольствие. И хотя провалиться в пелену снов он не мог, он мог забыться на какой - то промежуток времени в своих раздумьях о чём - либо. И это помогало ему. Помогало забыть обо всём, в том числе, и об этом мире.
За окном вдруг появился свет, который обволакивал всё небо. После, в одно мгновение этот свет исчез, а позже, после него, разразился гром. Гром, который, как казалось, мог услышать дале другой город. Дождь стал усиливаться. И, то, что каждого ребёнка преследовало в детстве, напомнило о себе. Саске поджал к селе одеяло, получше закутавшись в него.

Киллер на балу. Глава 5

Бал - это место, на котором могут быть как знакомые, так и не знакомые. Самое главное, о чём на вряд ли кто задумается или догадается, так это то, что под ручку с незнакомым мужчиной можно уйти в любой момент, даже не подумав о некоторых обстоятельствах, которые могут произойти в любой момент. Так это ещё и не все перечисленные качества, и вообще, факты, которые могут произойти именно на балу, также, на балу маскарадном. И, то, что является елё и самой причиной, от которой всё и происходит - так это то, что никто не застрахован ни от чего! С любым человеком, будь тот олигархом или нищим, может произойти самые неожиданные повороты и события, которые только и могут произойти в жизни.
Нищий может стать богатым, богатый - нищим. Всё в этом дела очень просто, так что, нужно в любой момент быть готовым ко всему.

А может, просто не ходить ни по каким балам маскарадам и сидеть дома? Хороший вариант, самый такой, осуществляемый.

И конечно, им воспользовалось большое количество людей, которое, в любом случае, сберегло себя от самых удачных поворотов, которые только могли произойти в их жизни. Но нет. Есть люди, которые ходят на эти балы, так ещё и тащат за собой других, даже не понимая, какую опасность может это предостеречь для них. Но никто и слушать никого не хотел. Веселуха - это главное в жизни, как говорили люди, в которых вся жизнь была во властвовании их пятой точки. Да, модно согласиться, охотно согласиться с тем, что бал маскарад - это вполне хорошее местечко, в котором люди нередко находили также и свою любовь, верно? Но, как уже было сказано и написано повыше, от всех проблем и знакомств никто не застрахован. Особенно в таких местах. От этого не застрахован даже киллер, пусть тот может вполне постоять за себя.

Маску всё же удалось раздобыть. Каким способом? На престижном рынке. Оказалось, есть маски и покрасивее. Ну, это так оказалось. Только продавщица тщётно пыталась уверить в том, что это женская маска, пыталась убрать её с прилавка, предъявила книгу, в которой якобы были все её права, и сказала, что он странный, раз носит женские маскарадные маски. Но женщину выдала маленькая белая ткань, на которой было напечатано: «Мужская Маскарадная Маска» и пошли названия фирм, которые её изготовили. В итоге, женщина всё свалила на свою забывчивость и на то, что маска слишком красивая для мужчин и что её предварительно должны носить только женщины. Скорее в его, она сама хотела эту маску.
***
Два незнакомых голоса переговаривают, разговаривают между собой. Часть их диалога:
- Он уже там?
- Да.
- Где?
-Впереди меня, смотрит подозрительно вниз. Ищет её или его.
- Смотри, чтобы он тебя не нашёл. Звони, как только заметишь что - то.
- Да.
***
Саске неспеша ходит своими ступнями, которые одеты в стильные ботинки, которые отбеливали чем - то белым от своей чёрной краски, по полу, который был украшен странным узором. На него словно бы пролили краску и даже не пытались её стереть. Разлилась, причём, как акварель. И это искусство. Это искусство, которое не то, что покупают, но и продают за миллионы.
Саске почувствовал, как на него сыпятся какие - то подозрительные взгляды разных людей, которые были в масках, в маскарадных масках, поэтому на вряд ли Саске мог бы их узнать, но они смотрели на него. Здесь то было самое время для смущения: мужчины смотрели на него так, словно бы у каждого была жена, и у каждого их этих мужчин он убил жену. Вот такие блюда - глаза смотрели на Учиху. Тот, конечно, старался делать вид, что он и вправду ничего не замечает. Подучалось плохо, кривая улыбка была и вовсе не к лицу. Но сейчас Учихе было совсем важно другое. Ему нужно было узнать, как он будет узнавать девушку, которая является дочерью того олигарха. Он был одет в строгий чёрный костьми, чёрные ботинки, только вместо «бабочки» на почти основании ключицы у парня был строгий галстук. Чёрный галстук, который, словно бы обидевшись на своего хозяина, успел замяться в некоторых местах. Пришлось поправлять его в течении каждых пять минут, что было очень неудобно как и для парня, так и для окружающих его людей. В итоге, Саске пришлось зайти в туалет, в мужской туалет, не в женский. Саске старательно посмотрел на табличку, которая висела на двери, обозначая, какому полу нужно входить в этот туалет. Просто, после одного случая, Саске теперь старательно смотрел на таблички, всегда висящие на двери по входу в туалет. Ну, почти всегда висящие.
Саске осмотрел, чтобы ни в одной кабинке не было никого. Потом подошёл к раковине, которая блестела своим блеском, притягивая к себе и шепча так соблазнительно на ушко: «Давай, помой руки с мылом, ощути, какая приятная водичка с пеной выливается из крана!» ничего личного, но раковина сама притягивала, и в этом, судя по всему, был лишь виноват только тот, кто либо создавал эту раковину, либо тот, кто так бережно моет их. Приятное мыло с ароматом, да ещё и жидкое. И так тоскливо в душе отдаётся мысль о том, что в этом туалете могут жить только уборщики, которые работают здесь и всё это моют. Саске с особой охотой, но и с малой нежностью, чтобы не разорвать этот галстук, как получилось прошлым, снял его со своей шеи. Видимо, когда он поправлял его, он слишком сильно затянул его. Поэтому, на его шеи остался мягкий след, как затяжка, так ещё и с нежным цветом красного. Саске странно посмотрел на свой галстук, держа его в руке. Интересно, получится им кого - нибудь задушить когда - нибудь? Наверное, Учижа сможет пополнить свой запас орудия этим галстуком.
Дверь начала распахиваться, в мужской туалет кто - то зашёл. Саске, заметив это, как то сам по себе решил быстро переместиться в ближайшую кабинку, закрыв дверь на защёлку, чтобы этот «кто - то» и не вздумал заходить в кабинку, в которой находился Саске. До его слуха доносились голоса. Только, какого же было его удивление, когда он не только понял, какая ситуация у этих двоих накалялось, но и понял, что слышит не два мужских голоса, а ещё и женский. Если бы было два мужских голоса, то их ситуацию можно было бы описать так: «Один гей хочет другого, тот сопротивляется, и пошло - поехало». Эта сценка, пусть была бы и не очень крестима, но её дальнейшее развитие вполне могло бы заинтересовать Саске. Он решил, что ничего плохого не делает: лишь слушает их разговор. Или диалог.
- Отпусти меня... Хватит... - возражал женский голос. Учихе он показался вполне знакомым.
- Ну что ты говоришь? Мы же только начали, - вполне мужской голос, который мог бы подойти только к негру, произнёс это выражение.
- Я... Не хочу...
- Не нудно сопротивляться. Ничего страшного...
- Хватит! - закричал женский голос. Женщина или девушка, было немного непонятно, но голос был приятным, оттолкнули мужчину. Кабинка, в которой находился Саске, была совсем недалеко. Позвоночником Мужчина ударился именно об кабинку. Раздался гром. Саске от неожиданности пришлось подпрыгнуть на месте, и не удержав равновесие, он упал прям на толчок. Ободок скинулся, туалет вдруг стал течь. Вода лилась из него. Штаны Саске промокли из - за потока воды. Прошипев «черт», Саске и не заметил, что сейчас сказал мужчина. Только сейчас он заметил, что стал слышать приближающееся шаги, которые подходили именно к этой кабинке, в которой находился Саске и сломанный туалет.

Киллер на балу. Глава 6

Толчок сломался, хуже, как казалось, быть уже и не может. Но «Негр», голос который смахивает на слишком уж грубый, решил проверить, у кого же может так толчок сломаться.
Неужто сантехник на балу?
Учиха вряд ли хочет это проверять. Толчок, просто напросто решил предать его, наверное, за то, что он воспользовался им, и сломался нарочно. И решил не только треснуть, но и запачкать Саске водой. А брюки - то хорошие... Интересно, все толчки могут так треснуть? Ну, если Учтха выберется, то он непременно сможет это проверить. И теперь, если он сможет всё это предсказать себе, то, возможно, в следующий раз он непременно постарается себя не запачкать. Но сейчас эму думать об этом было не к чему. Сейчас негр идёт к нему. Если не девушка.
Саске со всей своей силы задался в углу кабинки, придумав у себя на ремне свой пистолет. Он был тортов к схватке, потому, что больше ничего предвидеть он просто не мог. А мужчина, который сейчас подходит к кабинке, непременно спросить: «Ты подслушивал наш разговор?! Ах ты гад!!» Саске не мог продумать, по какой причине, но мужчина непременно должен хотя бы вдарить его за то, что он подслушивали его диалог с девушкой. Или, стал свидетелем чуть ли не совершившейся «Любви» так сказать. Только по этим причинам на него могли напасть и затеять с ним драку. Учиха был на готова. Вот кабинка стала открываться. А заумней и вправду стал выглядывать негр. Некоторые ожидания Саске подтвердились. Он постарался сделать на негра холодный взгляд. Это у него получилось.
- Что у вас здесь? - всё таки сантехник он. Наверное. Иначе бы на вряд ли спросил бы такое. Ну, разве что только из - за своей солидарности и джентельменства. Всё же, на балу мужчина может быть страстным, но и одновременно джентельменом, чтобы он мог завоевать, кого хочет. Если это не так, то его можно смело называть слабаком. Потому, что делать на балу ему вообще нечего. Разве что, за едой, за которую при входе он тоже должен был заплатить.
- У меня всё в порядке, - ответил Саске, гордо подняв голову. Затем, он заметил, как незнакомей загадочно опустил свою голову вниз, и смотрел прямо на штаны Саске...
- Перепугался, что ли? - спросил насмешливо незнакомей. На его лице появилась ухмылка, которая, видимо по всему, даже и не хотела спадать с его лица. На это Кчиха рассердился, но не засмущался. Он принял жестокий вид.
- Вам нужно бы сбавить обороты, мистер. Так и вас собьют мгновенно, а Ваша дама сбежит от вас, - ответил Учиха. Но со своим выражением он явно переборщил. Негра это явно не устроило, у него появилась недовольная гримаса. Было заметно, как он сжал ладони в кулаки.
- Любишь быть красноречивым, да?! - задал он вопрос, подойдя к мужчине вплотную. Сейчас очень хорошей момент для стрельбы.
- Ну, а вы нет? - спросил теперь насмешливое Саске. Может показаться удивительным, но именно в этот момент Саске хотел подшутить и просто поржать над незнакомцем. Ему всегда хотелось ржать над незнакомцем, особенно когда тот и так горячился на мужчину и пытался пригрозить ему, что сейчас же набьёт ему роду. Именно в эти моменты Саске кидал на незнакомцев разные приколы, над которыми все смеялись. Он выставлял того, кто хотел ему набить рожу, на посмешище. После, тот уходил, оставив Саске в покое. Сейчас немного другая ситуация, в которой все шансы на то, чтобы уйти отсюда с применением, были равны нулю.
- Ты хочешь подшутить надо мною? Сопляк! - воскликнул негр, и направил свой кулак прямо в лицо Саске. Тот ввернулся, но из - за тесной кабинки ему это плохо удалось. В итоге, негр ударил его в область между щекой и губами. Учиха впечатался в стену кабинки. Но заметив, как незнакомей стал подходить ему, чтобы тот получил ещё «добавки», Учиха поспешно попытался встать.
- У тебя силы появились?! Давай, я прямо здесь выведу тебя в мерам!
Это выражение Учиха не мог понять. Разве что, смог лишь сделать вывод, что незнакомец пытается ему сейчас набить рожу, и просто не собирается отступать. Этот момент был как мгновение, которое невозможно поймать. Но Саске, как самый - самый киллер, не сдавался. Ему просто нельзя показать себя слабаком, да и не хотел он этого.
Учиха встал с лежащего положение в стоящее. Стоять на ногах было немного трудно, но он не обращал на это внимание. Только, до слуха Учихи доносились лишь еле слышные всхлипы...
- Попробуй ещё раз подслушать меня!! - воскликнул незнакомец, направляясь на Саске со скоростью, которую вряд ли можно измерить. Модно только сказать, что в одно мгновение, кулак незнакомца был уже вплотную с лицом Саске. Но... Это момент он смог поймать, и увернулся от кулака. Негр промахнутся. А именно в этот момент, Учиха схватил его руку. От скорости, незнакомец поддался вперёд. И из - за этого, Учиха смог заломать ему руку за спиной, вывернув его. Послышался очень сдавленный стон. Тот стонал от боли, которую причинял ему Учиха. Сдавленные зубы жадно скрипели. Саске наклонился над ухом наглеца и прошипел ему:
- Нравится ввязываться в проблемы? Так получи это, - и наглец получил сокрушительный удар по своему позвоночнику. Боль, не отошедшая от прошлого раза, дала о себе знать. От всего этого, негр отключился, и обездвиженно грохнуося на пол челюстью, после того, как Саске отпустил его руки. Потом он развернулся и после того, как вышел из кабинки, заметил девушку, которая, сидя на полу, почти беззвучно рыдала. На её открытом запястье можно было отчётливо увидеть синий синяк. Скорее всего, он остался после того, как негр грубо схватил её, прижав и без того с холодной стене мужского туалета. Девушка, закрыв лицо руками, плакала.
«Эта сволочь напугала её» - подумал Саске, с сожалением смотря на девушку. Сейчас он испытывал самое настоящее сочувствие к ней. Чувствовал он это редко, происходило это при каких - нибудь неопределённых обстоятельствах. Такое обстоятельство - впервые раз.
Учиха тихо подошёл к девушке и коснулся запястья, на котором был синяк. Он кончиками пальцев провёл по нему, от чего девушка вздрогнула, но всё так же умело прятала лицо за своими ладонями.
- Х... Хватит, пожалуйста... - шептала тихо она, но Учиха всё равно это услышал. Приблизившись к девушке, он прошептал ей:
- Всё кончено. Вам незачем плакать, - прошептал он прямо ей в лицо. А точнее в ладони. Девушка медленно отвела их от лица и посмотреоа Учихе в глаза.
У обоих глаза расширились. Только сейчас Учиха заметил, что у девушки тоже розовые волосы, а лицо - тоже такое же, какое он видел недавно. Сомнений не было: это та девушка, с которой он недавно столкнулся. Девушка тоже узнала его, и была не менее удивлена.
- Я... - Саке запнулся, не решаясь продолжить, - Вы...
- Я, я, - проговорила девушка, всё также сидя на полу. Учиха поспешил взять себя в руки.
- Вы... Он приставал к Вам? - спросил он.
- Да... Спасибо, что заступились... Я очень благодарна Вам...
- Не стоит. - Учиха прервал её, чтобы не слышать о себе красноречивых речей. Ведь, на вряд ли она знает, кто он такой, раз начала благодарить его, не повесилась ему на шею и не завизжала. Значит, она его вообще не знает. Значит, говорить ей о нём красивых речей тоже не стоит. Учиха сглотнул, словно бы проглотил комок тяжести. Потом, посмотрев девушке в глаза, поднялся с колен и подал ей руку, как бы помогая ей встать. Девушка схватилась за эту руку и наконец рассталась с полом. Потом посмотрела в сторону кабинки, и ужаснулась: там текла кровь. Она заткнуоа себе руку рукой, чтобы не закричать от увиденного. Заметив это, Учиха постелил успокоить её.
- Это кровь из челюсти. Не волнуйтесь, с ним всё будет в порядке, - успокоил её Саске. Только, на вряд ли девушку это успокоило,
- Кровь из челюсти? Может, позовём врача? Или отнесём его в медпункт? - спросила девушка. Каждый вопрос она заоавала Учиже с Надеждой. Он загадочно посмел на неё, потом перевёл взгляд на наглееца,который неподвижно лежал на полу, отрулившись ещё пять минут назад. Отрицательно покачав головой, Саске посмотрел на девушку.
- Тогда я излечив его, - девушка только хотела подойти к человеку, лежащему на полу, как Саске преградил ей путь своей рукой.
- И после того, что он хотел с Вами сделать, Вы хотите помочь ему? - спросил он.
- Но он истекает кровью! Ему нужна медицинская помощь! - девушка теперь с испугом смотрела на Саске. Тот посмотрел ещё раз на негра, а потом произнёс:
- Уверен, Вам не о чём беспокоиться. Такой головорез, как он, ещё много сможет испытать, так ещё и не пострадать, - Саске приблизимся к девушке, обняв её за плечи, чтобы она не убежала, - а медицинскую помощь предоставлю Вам я.

Киллер на балу. Глава 7

- Уверен, Вам не о чём беспокоиться. Такой головорез, как он, ещё много сможет испытать, так ещё и не пострадать, - Саске приблизимся к девушке, обняв её за плечи, чтобы она не убежала, - а медицинскую помощь предоставлю Вам я.
- Как... Вы? Вы предоставите мне медицинскую помощь? - спросила девушка. В её голосе был полнейший испуг и удивление от слов мужчины. Она чувствовала его, как он стоит у неё за спиной и держит её за плечи, чувствовала его дыхание у себя, практически на шее. Это немного вскруживало голову.
- Да. А вы против? - от такого предложения отказаться нельзя.
- Нет, но... Ему и вправду нужно помочь, - девушка не хотела никак успокаиваться насчёт того головореза, который всего лишь пятнадцать минут назад пытался взять девушку силой.
- Згачит так, деточка моя, - Саске сделал такое лицо, которое обычно делают отцы, когда объясняют ребёнку то, что тот не только не понимает, но и не хочет понимать. - сейчас я помогу тебе "избавиться" от синяка, который на твоём плече. Потом, мы позовём помощь этому ублюдку. Ну, а чуть позже, - Саске сделал паузу в этом месте, - ты дашь мне награду за мою помощь тебе.
- Награду? - девушка немного опешила от слов мужчины. В голову лезли те мысли, которые не должны ей лезть туда вообще.
- Да.
- А что за награда? - спросила юная девушка, так недоверчиво смотрящая в глаза Учихи. В одно мгновение, Учиха понял, что эта дамочка его не так поняла под выражением «Награда». На его лице от этой мысли появилась усмешка. Девушка расширила свои глаза.
- Я имею в виду то, что ты должна мне подарить один танец на балу, - Учиха, незаметно для себя, чуть погладил плечо девушки, - возможно, даже больше.
- Я... Хорошо, - девушка согласилась на это предложение. Саске коротко улыбнулся ей, после чего, улыбка на его лице пропала. Он убрал свои руки с хрупких плеч девушки, взял её ладонь в свою, и повёл вон из мужского туалета, в котором остался лишь один человек, который там лежал.
***

Саске вёл даму через множества народа. Хорошо, что на плечах девушки была красная накидка, - её цвет был почти точно такой же, как и цвет её платья, поэтому, она сливалась вместе с ней, и из - за этого никто не мог ничего заметить, в том числе, и того синяка. Саске, в маске, вёл свою спутницу. Вёл её, можно сказать, грубо: просто тащил за собой. Девушка только задавалась вопросом, куда он её тащит, а другое ей было вряд ли важно больше, как этот загадочный брюнет. Ей хотелось увидеть его лицо, но оно было умело скрыто под его чёрной маской. Однако, по его голосу можно было подумать и узнать, что это был именно тот мужчина, с которым она столкнулась тогда. Ей было неизвестно его имя,было неизвестно и непонятно, почему он так хочет помочь ей, но всё это отложилось у особы на второй план. Сейчас безумно хотелось увидеть его внешность, не понимая того, но девушка просто хотела увидеть. Поэтому, она мысленно подбадривала себя, вроде «Ничего лишнего, подумаешь! Сам помогает, сам напрашивается».
Вскоре, они пришли к какой - то красной двери. Открыв её и войдя в неё, Саске закрыл дверь на ключ, который взял с рядом стоящей тумбочки. Пока он закрывал дверь, девушка оглядывалась по сторонам и постепенно ознокамливалась с местом. Это был кабинет, тона его обоев были красными. У Стены, практически рядом с окном, стоял письменный стол. Стеллажи, книги, какие - то пособии. Всё это было замечательно убрано и хорошо уложена, каждое было на своём законном месте.
- Нравится? - спросил Учиха, который уже закрыл дверь. Непонятно почему, но по телу девушки пробежала еле заметная дрожь. Зачем он закрыл кабинет? Немного непонятно. Девушка будет надеяться на лучшее, но смотря прямо в глаза Учихи, она понимает, что он ей вреда не причинит. Она не могла привести какие - нибудь доказательства в пользу этого, но она чувствала, что он не станет делать ей больно.
- Присаживайся на стул за столом, - указал ей Саске место. Девушка повиновалась, сев за стол на стул. Она перевернулась и стала вглядываться в окно, за которым была ночь. Ветки одного из деревьев плавно переливались своим цветом и сведением от луны, которое было направлено прямо на них. Некоторые окна в домах были уже погашены. Некоторые люди уже спали в эту ночь, вместо того, чтобы шляться по каким - то там балам.
- Дай свою руку, - отвлёк её от мыслей голос мужчины. Девушка вздрогнула, но обернулась. Перед ней сидел Саске на стуле, который он принёс, чтобы сесть рядом с девушкой. В руках у него была маленькая ватка и крем.
- Мне тебя долго спрашивать? Дай руку, - попросил ещё раз Саске, поняв, что девушка любит долго думать о своём. Она послушно дала свою руку.
- Ты какую руку мне даёшь?! Хочешь, чтобы я здоровую лечил? Дай ту, на которой у тебя синяк!
- А на какой у меня синяк? Я не вижу, - Сакура не могла видеть, на какой руке у неё был синяк. Он был практически на задней стороне её руке, да ещё и почти рядом с плечом. Синяк не болел, поэтому, она не могла понять, где он у неё вообще находится.
- Вот уж не думал, что буду такие вещи объяснять... Эх, развернись, - девушка повернулась правым боком, - да не этим, ну! ... Так, вставай.
Сакура встала со стула и чуть боясь мужчину, вообще отошла от него самого. Учиха встал со своего стала и повернул стул Сакуры так, как ему надо было и как надо было сидеть ей. Повернувшихся к ней, он указал ей рукой на стул, улыбаясь, как придурок, что ему шло, если бы он был психопатом. - присаживайтесь, тупая леди! Трон готов!
Сакура с гневом посмотреоа на него.
- Зачем сразу обзываться то?! Можно и просто, понятно обьяснить! - громко сказала девушка, заметно повысив свой тон. Видимо, ей ощутимо неприятно было то, как Учиха грубо сейчас обошёлся с ней, хотя это одновременно было и ради шутки и прикола над ней. Но для неё это было вряд ли приятно. Сейчас она полноценно показала, как она отнеслась к этой шутке Учихи.
- Ой, извиняюсь, - произнёс Учиха, всё также показывая на стул, - ты не хотела ко мне нормалтно поворачиваться. Повернулась бы ещё ко мне спиной, я бы сломал её тебе.
- А я тебе руки сломаю за мою спину! - ответила девушка, круто развернувшись к Саске, словно бы она была совсем не «неизвестной леди», а крутой девушкой, котороя скорей всего, была связана с байкерами.
- Посмотрим, в кого трамва сильнее будет. - прошептал брюнет, но девушка всё равно услышала. - присаживайся.
Она покорно села на место, которое ей предоставил брюнет. Она сидела к нему левым боком. Саске провёл ваткой по синяку, еле ощутимо нажав на него. Это действие было непонятно девушке. В это же мгновение она почувствовала неприятное ощущение в плече, где у неё располагался синяк. Потом, она услышала, как Саске вскрывает тюбик. Он выдавил от туда совсем чуть геля на свой палец и провёл им по синяку девушки. Сначала она почувствовала холодок в этом местечке, но потом ощутила нежное прикосновение пальца Саске к коже. Потом подключилась и вся ладонь. Прикосновения были совсем не болезненными, они даже предоставляли девушке мимолётную ласку.
- Как тебя зовут? - спросил Учиха, смотря Сакуое в лицо. Он давно уже хотел спросить её об этом.
- С... Сакура Харуно, - на щёчках девушки выпал еле заметный румянец. Благо, её чёлка скрывала его, так что, она надеялась и была немного уверена, что мужчина этого не заметил.
- А я Саске Учиха, - произнёс мужчина, всё также замазывая место синяка. - а что он от тебя хотел?
Сакура немного вздрогнула от слов парня. Они еле знакомы, но она была поражена тем, что он помогает ей. Поэтому, она решила рассказать ему о том, кто это был и зачем он домогался Сакуры.
- Он... Сын хорошего друга отца, Грай Сойорен, сын Кайоро Сойорена. Ты их, наверное, знаешь? - спросила девушка, смотря на Саске.
- Нет, не знаю, - ответил он, не отвлекаясь от своего дела. Но он всё также слушал девушку.
- Мой отец возлагает надежды, что мы станем парой. Оба богаты, будем управлять совместным бизнесом... Как джентельмен, он пригласил меня на бал, вместе с моим отцом. Потом мы отлучились в туалет, но... Как видишь, он слишком торопил наши события. А потом... Ты и сам знаешь. - рассказала девушка, посмотрев на Саске. В этот же момент, Учиха обратил свой взгляд на неё. Их взгляды встретились, и, Сакуре казалось, что они оба не могут оторвать глаз. Но кое - кто смог, и им оказался Учиха. Он посмотрел на синяк девушки, который был старательно замазан кремом. Потом, встав со своего места, он пошёл за накидкой Сакуры, которая осталась на диване. Он, взяв её, дал её Сакуре, чтобы та прикрыла свои плечи.
- Я сейчас пойду за полотенцем, а ты... Посиди тут, хорошо? Крем усвоится в твоей коже за это время, сказал Учиха, взяв ключи и направляясь к двери.
- Саске! - окликнула девушка его.
- Что? - Саске вопросительно посмотрел на девушку, и, как казалось, даже замер на месте.
- Ты... Возвращайся поскорее, ладно? - произнесла девушка. На лице Саске появилась еле заметная заметная улыбка.
- Я прямо сейчас вернусь, - обнадёжил Сакуру Учиха, после чего, раскрыл дверь и вышел из кабинета, закрыв её за собой. В комнате осталась лишь одна Сакура.

Киллер на балу. Глава 8

Сакура осталась в кабинете одна. Саске, закрыв за собой дверь, вышел из кабигета, направившись в неизвестном направлении. Сакура, решив осмотреться, встала со стула и стала ходить вокруг комнаты, осматриваяя всё, что ей только попадалось на глаза. Она смотреоа названия книг, хотя, всё казалось ей как - то через чур мрачным: то будет название «Смотри в туман», «Темнота - жизнь», «Жизнь в окутании темноты», «Можно ли обидеть психиатра», и тому подобное. Сакура взяла одну из книг и попыталась что - нибудь прочитать в ней. Но по её мнению, всё, что там было написано - было либо «Бредом», либо «Писаниной, которую понимают такие люди, как Саске». Сакура незамедлительно положила книгу на место, потом огляделась в поиске того, чего бы она ещё могла бы посмотреть. Ей на глаза попались некоторые папки и листы, которые, хотя и были аккуратно разложены, но всё равно напоминали бардак на столе. Девушка, мельком глянув на дверь, быстренько подошла к столу, почти на носочки. Немного помешкавших, она решилась и взяла первую папку, с любопытством рассматривая её. На ней самой ничего не было написано, но внутри неё было много бумаг. Сакура потихоньку начала оттуда всё доставать. Точнее, не всё сразу, а одну бумажку за другой.
«Так нельзя, это ведь его собственность» думала девушка, но сейчас, в такой момент, когда в её руке была бумага, которую она только вытащила из папки, было сложно. И всё же, она продолжила своё занятие. Она взяла одну из бумаг, на которой был напечатан текст.

Начало: в 20:30.
Имя и фамилия — Джон Майер.
Место: Переулок

Лидер

Читая это, Сакура не понимала, зачем это было написано на листе бумаге, точнее, напечатано. Она пока не знала, что Саске - киллер, поэтому, не понимала, с какой целью было всё это написано. У неё были лишь такие догадки, как, например, встретиться и переговорить насчёт продуктов, документов, компаний. Но это были лишь её догадки.
Таких бумаг с текстом, один за другим точно такой же, но фамилии, имена, места, время - всё было разное. И лишь одно оставалось неизменным - это Лилер. Это словечко упоминалось во всех бумагах, которые Сакура с интересом читая. Но всё по словечкам она не перебирала, как следователь - наоборот, могла всё пропустить, уловив либо начало, то есть время, либо имя и фамилию. И так продолжалось до тех пор, пока девушка не решилась отбросить все бумаги с текстом на потом, а перейти сразу к тем листам, на которых были картинки. На картинках были изображены разные лица каких - то людей, и вряд ли девушка знала их. На картинках были то мужчины, то женщины. Вместе с ними были, видимо по всему, их имена и фамилии. Сакура не читала их, но рассматривала лишь их лица. Они все стояли у разных стен, хладнокровно смотря в камеру, как их засняли. Их взгляд казался пустым, ничего не обещающим. Другими словами, безжизненным.
Больше никаких бумаг не было. Вздохнув, Сакура стала собирать все бумаги, которые она попросту раскидала по столу, обратно в папку. Потом, когда она уже всё собрала, её взгляд уставился на стопку чистых листов. И она стала перебирать теперь их. Оказалось, что это были лишь просто листы, чистые, без единой помарки.
«Наверное, для того, чтобы что - то написать» - пронеслось в мыслях девушки. Сакура перестала лазить по столу мужчины и заметив на стене картины, подмешанные на них, стала рассматривать их. На них была изображена природа, скучная, словом. То на ней дождь льётся, то одинокий человек стоит у озера, озёрцая его и думая грустно о своём. Всё это выглядело печально, очень печально. Сакура оторвала взгляд от картин ручной работы и стала слышать шаги, которые приближались к кабинету. Без сомнений - это Саске идёт к ней с полотенцем. Девушка уселась на своё место, будто бы ничего и не было. В кабинет вошёл Учиха, с полотенцем. Девушка улыбнулась ему. Саске подмигнув ей, стал подходить к ней, протягивая полотенце. Девушка непонятливо посмотрела на предмет, который держал в руках мужчина. Ничего не поняв, Саске так и протягивал его ей.
- Бери, что ты? - спросил он ничего не понимающим голосом. Сакура печально посмотреоа на него.
- Саске, я ведь могу размазать крем. Протри, пожалуйста, ты, - попросила вежливо Сакура, устроившись на стуле поудобней, чтобы Саске мог в удобстве протереть ей синяк от крема.
- Ты ничего не можешь и сама сделать? - спросил Саске, протирая её синяк нежными движениями свой ладони. Он старался еле прикасаться к коже девушки, чтобы не давить на синяк и причинять девушке боль. Ему этого не хотелось. Зато, своими нежными прикосновениями он дарил Сакуре милую ласку. Она закусила же губу, чтобы каждый раз от его прикосновений не вздыхать так часто.
- Как ощущения? - спросил Учиха.
- Очень... Хорошие, - произнесла девушка, и снова закусила губу. - спасибо, что помогаешь мне. Это очень мило с твоей стороны.
- Это всегда мило с любой стороны, какой бы она ни была, - ответил Саске, всё также протирая плечо девушки с полотенцем. Он мелким глазком взглянул на Харуно, и заметил, что она прикрыла глаза. И заметил также то, что глаза она, прикрыла как - то блаженно, что было для мужчины немного странно.
- Сакура, - начал разговор Саске, - ты имеешь свой бизнес? Или же, свою компанию?
- Если честно, то имеет мой отец, - произнесла девушка, отпустив искусанную губу, - он же бизнесмен, я говорила тебе об этом.
- Просто, решил спросить, имеешь ли ты свой бизнес.
- Пока что нет, - ответила Сакура, поджав ладони друг к другу, - но мой отец владеет. Он владеет компанией, она очень известна. Она называется Artisanat de luxe, знаешь такую?
- Что - то слышал. Рассказывай дальше. - посоветовал Учиха Харуно, всё так же протирая её синяк.
- Занятие компании - это La meilleure production de meubles et de l”equipement, - произнесла Сакура, и, отводя взгляд, продолжила, - они изобретают всё это уже несколько лет. Я не знаю, сколько компании исполнится в этом году, но... Больше тринадцати лет - точно должно быть. Но, ты понимаешь ведь, что каждый бизнес, в том или ином смысле, сокращается... Так ведь? ... И, приходится искать людей, которые его «продлят». Для полноценного союза, делают что - нибудь то, что необратимо. В нашем случае, это мой брак с кем - нибудь из семью, которая тоже владеет хорошим бизнесом, компанией.
- Бедная, - прошептал Саске, - и ты терпишь бессмысленную любовь? Ты ведь девушка, твои чувства так будоражат сейчас в тебе, но ты их не можешь выплеснуть. И как ты так?
- Я... - девушка понимала, что сейчас она раскроет одну из своих тайн, которую до этого Учихи, она никому ещё не рассказывала, - я... Просто, не показываю себя. Я, словно делаю копию: копию себя, но без чувств. Мне приходится всё это таить в себе, а меня никто и спрашивать не будет.
Сакура чувствала на себе печальный взгляд Саске.
- Но знаешь... Я привыкла. Ведь ко всему когда - то модно привыкнуть, не так ли? - спросила девушка, поворачиваясь к парню. Только сейчас она заметила, что он уже давно перестал натирать её синяк. Она только сейчас заметила, что он просто сидел и слушал её.
- С... Саске - кун, - спросила девушка, но Саске никак не среагировал на её слова. Тогда она позвала погромче:
- Саске - кун!
- Что? - только сейчас опомнился парень, вылетя из своих мыслей, в которые погрузился с головой.
- Ты... Задумался, - сказала девушка, затуманенным взглядом смотря Саске прямо в глаза. Тот смотрел в её глаза и искал себе оправдания в них. Но понимал, что ему своё оправдание всё равно нужно сказать вслух.
- Да, задумался, - отрезал Учиха, - значит, ты живёшь с этим, и ничего не можешь предпринять?
- А как мне с этим бороться? Я всего лишь та, которая будет лишним поводом для союза между семьями. И больше никем мне придётся быть в ней, - в её голосе чувствалась нотка боли, - я с этим смирилась. И привыкла к этому.
- К этому не все привыкают, - сказал Учиха, попутно вставая со своего стула.
- Ну, а я привыкла. Что в этом плохого? - спросила Сакура, следя за его движениями.
- Ничего, - произнёс Учиха, беря стул за его спинку и пошёл в дальний угол комнаты, - просто, ты ещё молода. В я жизнь впереди, и, по - моему, ты должна наоборот, дать своим чувствам свободу. Но в таком раннем возрасте... Ты их уже укорачиваешь, лишая себя веселья и удовольствия, которого ты могла бы получить.
Сакура осознательно смотрела на Учиху. Он понимал её, что удавалось кому - либо крайне редко. Удавалось это только тем, кто становился лучшим другом Сакуры.
- Спасибо, Саске.
- За что?
- За совет, который ты мне даёшь. Хотя каждый должен лохануться по своему.

Киллер на балу. Глава 9

- Спасибо тебе, за совет. Хотя каждый должен лохануться по своему.
Саске удивлённо посмотрел на девушку, сначала на его лице появилась ухмылка, а чуть позже.... Мужчина просто угадал от своего смеха. Казалось, он еле еле удержался от того, чтобы не схватиться за свой живот и не свалиться на пол. Девушка всё это время смотреоа на него, как на конченнного придурка, который посмеялся над тем, что она ответила, сколько будет семь на семь.
- Что здесь смешного? - задала наконец вопрос Сакура. А когда увидела выступившую слезинку на глазах Учихи, то и вовсе разозлилась.
- Что здесь такого, что может вызвать столько смеха?! - спросила девушка, немного повысив свой тон. Она даже поджала к своим плечам накидку. Мужичков ведь не всегда поймёшь - могут посмеяться и над плечами, которые были бы не очень хорошо скрыты.
- Я... - Саске еле сдерживался, чтобы не засмеяться снова. Пальцем он смахнул ту самую слезинку, - я... Впервые встретил девушку с таким... Юмором. У меня даже из друзей и знакомых никто не мог такое сказать.
- Вообще - то, это очевидно. Любому в голову бы пришло, - девушка отвела взгляд, чуть смутившись от «похвалы» Учихи.
- Нет, деточка, - отрезал Саске, - это юмор. А юмор - штука сильная, может любого победить, даже врага. А тебе... Так легко удалось высказать свой.
Сакура посмотреоа ему в глаза, и тут же нахмурилась. Саске вряд ли понял сейчас её поведение.
- Когда ты перестанешь называть меня «деточкой»?! Пока я тебе ещё никем не прихожусь, чтобы ты меня так называл, - сказала девушка, скрестив свои руки на груди. Этот жест был сделан для того, чтобы мужчина не подумал, что она шутит, а был уверен, что она в полном серьёзе.
- Никогда. Это тебе подходит, - произнёс Саске, - хотя ты и сердишься.
После этого он отошёл от девушки на метр, но не дал воцарится тишине в комнате. Вспомнив про одну вещь, он её немедленно сказал девушке.
- А как насчёт того головореза? Мы совсем забыли про него, - напомнил девушке мужчина. Теперь он скрестил руки на груди.
- Точно... - прошептала девушка, после чего, встав со стула, направилась к двери. - я позову ему помощь, чтобы с ним ничего там не случилось.
- А ты уверена, что хочешь ему помочь? - попытался всё - таки остановить девушку Учиха. Честно сказать, сейчас у него было желание добить этого негра, за такое его поведение к киллеру.
- Да, уверена, - Сакура, остановившись у двери, недоверчиво и немного странно посмотреоа на Учиху, - неужели ты такой бессердечный?
- Так и есть, - сказал Саске свою точность.
- Ну... Не всем везёт, - произнесла девушка, прежде чем попыталась дёрнуть ручку двери.
- В смысле, «не всем везёт»? - спросил Саске, немного не поняв девушку.
- То есть... Не все обделены добром, - ответила девушка, ещё раз дёрнув ручку, - Саске, зачем ты закрыл только дверь? Открой её, пожалуйста.
Сакура отошла от двери, давая Саске пространства для того, чтобы он открыл её. Тот быстро справился с делом, и уже распахивая дверь, пригласил девушку первой выйти из кабинета.
Сакура, выйдя из кабинета, снова очутилась на балу. Некоторые, проходя мимо неё, почему то обделяли её странным взглядом, словно она была чужая. Но девушка знала этот взгляд, и уже не раз испытывала его на себе. Наконец, Саске закрыл дверь в свой кабинет, и взяв девушку за руку, дёрнул её, не сильно, чтобы та перестала витать в своих мыслях.
- Куда нам направляться, чтобы вызвать помощь твоему petit ami? - спросил Учиха.
- Он не мой petit ami, - ответила Сакура. - отпусти мою руку и просто иди за мной.
Саске выпустил руку девушку из своей и поплёлся за Сакурой. На удивление, она шла в неизвестном для него направлении. Вскоре, они подходили к прозрачной двери, которая вела в сад. Сакура открыла дверь и впустила Саске. В носу сразу почувствался приятный аромат цветов. Сакура закрыла дверь и пошла по дорожке, а Учиха плёлся за ней. Он оглядывался вечно по сторонам, он даже не знал, что за балом есть сад. Это прекрасное место он видел а первый раз, и у него создавалась ощущение, что он сад видит в первый раз в своей жизни. Вскоре они пришли к какому - то домику. Он был маленький, словно в нём было лишь две комнаты, как квартира. Но квартира была домом.
Девушка постучала в дверь своим кулачком. Сначала не открыли, пришлось подождать около тридцати секунд. Учиха даже предложил девушке ещё раз постучать или уйти, но та отговорила его, говоря ему «Сейчас откроют, потерпи». Вскоре, дверь открыл мужчина средних лет, с седыми волосами. На голове у него была белая Шапочка. Создавалось ощущение, что он является доктором. Хотя, так и было.
- Что случилось? - спросил мужчина, недоверчиво смотря на Учиху. Как только он перевёл взгляд на Сакуру, то сразу сделался добрым дяденькой.
- Здравствуйте, Сакура - сан, - поприветствовался он с девушкой, - как поживаете?
- Более - менее, - ответила девушка холодным тоном, но с доброй мордочкой. Видимо, ей не всегда нравилось, когда ей заливали такие вопросы.
- Сакура - сан, пожалуйста, скажите мне, что случилось? Вообще появление так неожиданно... У вас что - то болит? - заоавала доктор вопросы девушке, так и не впустив в свой домик. Но он закрыл дверь и разговаривал с обоими на улице.
- Нет, Важилото - сама, у меня ничего не болит, - ответила девушка, мило улыбнувшись, - нужна помощь одному моему другу.
- Ему что ли? - спросил уже грубо доктор, указывая пальцем на Учиху. Он тоже не знал, какая работа предстоит Учихе, и что он вообще делает.
- Н... Нет, Важилото - сама, он в порядке, - ответила девушка.
- Ну, тогда я обратно, - доктор собирался уже уйти, как Сакура остановила его, взявшись ладошкой за его красную рубашку.
- Важилото - сама, па балу в туалете.... Лежит бессознания мужчина. Наверное, у него сильно повреждена челюсть... Может, даже позвоночник...
- Сакура - сан, а это не Грай - сан? - в миг догадался обо всём доктор. Девушка кивнула.
- И что же он учудил? - направляясь к балу, спросил доктор, и уже раскрывал дверь на маскарад.
- Он пытался сделать со мною непоправимую вещь, - объясняла Сакура по дороге. Она шла вместе с доктором, объясняя ему всю ситуацию. Саске же плёлся сзади них, как третий лишний.
- Ну, сообщите об этом отцу. А я вызову ему скорую помощь, - сказал доктор, направляясь в сторону туалета, - и будь лучше с отцом, а не с... Этим! - крикнул доктор, направляясь к туалету. Он был уже на далёком расстоянии от парочки, и вскоре, вовсе скрылся с их глаз. Саске проводил его злобным взглядом, поняв, что доктор будет напрочь против, если Саске надумает взять себе в «подружки» Харуно. После своих раздумий, он обратил свой взгляд на Сакуру. Та тоже о чём - то задумалась.
- Ты направишься к своему отцу? - спросил Саске, вглядываясь ей в глаза.
- Видимо, да... Мне нужно сообщить о случившемся отцу, чтобы он принял меры.
- А потом.... Что ты будешь делать потом?
- Потом, я... Просто буду находиться рядом с отцом. Не хочу, чтобы это повторилось.
Саске с сочувствием посмотрел на девушку. Нет, он посмотрел так на неё не из - за того, что ему было жаль её из - за случившегося с ней, а из - за того, что он с ней... Расстаётся. Он хотел бы ещё, чуть ближе узнать эту особу, но ей придётся сейчас быть с отцом из - за всей ситуации. Если бы он мог, он бы прямо сейчас пошёл к тому негру и надпал бы ему зад, потому что из - за него Саске не может ещё чуть побыть с девушкой. Так Саске ещё нужно найти дочь того олигарха и быстро расправиться с ней. Посмотрев на Сакуру, которая в то время смотрела на него же самого, он хотел поговорить с ней об этом, но она быстрее него начала разговор.
- Саске... Не мог бы ты... Проводить меня к отцу? Не хочу, чтобы со мною что - то случилось...
Саске немного покраснел, но в миг отвернутся, так что, девушка ничего не заметила. Вообще, это был бы шанс побыть с этой дамочкой чуть подольше, возможно, спросить, где она живёт.
- Хорошо, - сказал Саске, взяв девушку за руку, - это ещё не всё, дорогая моя.
- А что же ещё? - спросила Сакура, вопросительно посмотрев на Саске.
- Разве ты забыла? - спросил Саске немного уживлённо, - ты должна мне танец за твоё спасение.
Девушка загадочно улыбнулась.
- Хорошо, - она сдала руку Саске чуть сильнее, - но всего лишь один танец... Отец может тебе голову оторвать, если ты западёшь на меня.
- Так твой отец ещё не знает, кто я.
- А ты не знаешь, кто он?
- Пока нет, но знаю, что он бизнесмен.
- А ещё он олигарх. И если понадобиться, он вызовет того, кто отровёт тебе руки, если ты начнёшь меня лапать.
Саске сглотнул. Слова девушки эхом отозвались в его голове.

Киллер на балу. Глава 10

Саске сглотнул. Слова, словно эхом отозвались в его голове. Он пытается отогнать ненужные мысли, которые так и норовили залезть ему в голову. Он просто не мог в это поверить. Неужели, она может... Нет, этого просто не может быть. Это невозможно. Да, он может быть бизнесменом, но только не олигархом! Только не им! Неужели, этой миловидной особе придётся стать его жертвой? Ведь она ему стала казаться такой симпатичной, что начинает нравится. Неужели он позволит себе убить ту, которая еле еле затронула его сердце? Нет, просто невозможно.
- Саске? - спросила Сакура, заметив жуткие и очень заметные перемены в лице Учихи. Саске в миг оклемался от своих мыслей, и не подумав о своём выражении лица, с испугом посмотрел на девушку. Сакура немного удивилась такому внезапному удивлению и страху этого мужчины. В мыслях она задавала себе вопрос: «Что могло так сильно изменить его?»
- С тобой... Всё в порядке? - спросила Сакура. Что бы как - то изменить выражение лица Саске, она прикоснулась к его щеке своей ладонью и кончиками пальцев провела по его коже. Но это не помогло, наоборот, ещё сильнее ухудшило лицо Саске.
- Сакура, я... - пытался произнести Саске, и сам не обратив на то внимание, немного грубо схватил девушку за руку. - я...
- Ах, Саске! - пролепетала Сакура, убрав свою руку и выпустив её из руки Учихи, - сказал бы сразу: я смущён. Так ты мне тут речи неразделённые устраиваешь.
- Р... Речи? - немного не понял Учиха, смотря девушке прямо в глаза.
- Да, речи. Обычно, такие парни, как ты...
- Я не парень. Я уже взрослый мужчина. - указал Саске на себя.
- А ещё ты старик. Просто, я знаю, что все вы испытываете с девушкой смущение. Вот и всё, - с этими словами, Харуно развернулась и пошла в неизвестном для Учихи направлении. Пожав плечами, он поплёлся за девушкой, как и в прошлый раз.
Вскоре они подошли к мраморной, как казалось, лестнице, которая вела на верх. Сакура поднималась по этой лестнице, чуть подняв подол своего платья, хотя ей это совершенно было не нужно. Саске странно на неё посмотрел, потом кое - что не очень уместное прямо - таки залетело ему в голову. Хитро посмотрев на девушку, он улыбнулся, и как юный король, сказал своей «служанке»:
- Вы пытайтесь соблазнить тех, кто ниже Вас? - спросил Учиха довольно величественным голосом. Сакура разъярённо посмотрела на Учиху, словно была готова вот - вот разорвать его на куски.
- И как тебе только такие мысли в голову лезут?! - гневно спросила Сакура у него.
- Так вот почему тот мужчина требовал Вас... Отдаться ему. - Учиха, теперь ради своего юмора, холодно посмотрел Сакуре прямо в глаза. Но долго это не продолжалось. Казалось, в одно мгновение, когда Харуно глянула Учихе в глаза, через свою маску, она всё поняла... Отвернувшись, она за несколько секунд разрабатывала план, как отомстить злобному и смешному Учихе за его просто несправедливую шутку. Немного подумав, Харуно, всё так же поднимаясь по лестнице, смотрела на Учиху и говорила ему прямо в лицо, да ещё и таким голосом, что точно унижает его на глазах у всех.
- А ты, Учиха? Что же ты сделаешь? Тебе - то задирать нечего, возможно, ты не имеешь даже никакого достоинства, что с твоей стороны, ну просто не позволительно! - девушка усмехнулась. - интересно, что такой, как ты, делает на этом балу? Или ты что - то забыл?
- Знаешь... Для того, чтобы «хорошо» ответить, ты набираешь себе слишком много слов, да ещё и до такой степени, что и непонятно становится, - ответил гордым голосом Саске, который даже после слов девушки сумел сохранить в себе достойное хладнокровие.
Сакура, ступая на мраморный пол, наконец отцепила свой взгляд от Учихи. Опустив подол платья, она двинулась прямо вперёд. Но, пока Учиха не видел точно, куда она направилась. Когда он тоже смог почувствать под своей ногой не ступеньку, а нормальный пол, то посмотрел вперёд себя. Если бы только челюсть имела такую возможность, она бы непременно грохнулась на первый этаж. Перед Саске, на удивление, словно в золотом кресле сидел мужчина средних лет. Он был гораздо старше Учихи, но не являлся стариком. Он разлегся я на золотом кресле с красными подушками, смотря на танцующих людей. Веером ему махали мужчины, которые были одеты строго в чёрные костюмы. Они делали свои движения медленно, словно бы несли не ветер своему господину, а просто туда сюда опускали эти веера, то вверх, то вниз. С правого бока от этого мужчины в кресле, стоял длинный стол. На нём были различные напитки с разными закусками. Вид ему был открыт, как казалось, на весь бал. Так и было, но самая маленькая часть не была, увы, в поле зрении этого мужчины. И сад он не видел. А может, и видел - может, когда - нибудь он объедался и ему нужна была помощь доктора. Ну, конечно же...
А так, с виду, этот мужчина был миллионером... Хотя нет, олигархом! А если он олигарх, то значит, он является отцом Сакуры Харуно... Это веяло нечто нехорошее для Учихи. В своих воспоминаниях Саске увидел листок, который прислал ему Лидер. Он вспомнил его содержимое:

Место: Бал. Стиль: Маскарад
Жертва: дочь Олигарха. Олигарх: Марип Зел Оцоноке

Учихе оставалось только узнать, как зовут олигарха, который так раскрепощённо развалился в этом золотом кресле.
Учиха немного странно посмотрел на него. В его мыслях блуждали только те, которые ну прям молили этого миллионера оказаться не тем, у кого нужно убить дочь! Но если...
Если всё окажется тщётно? Если это он окажется Марипом Оцоноке? Тогда судьба говорит сама за себя... Но, ведь есть шанс, чтобы это оказался не он! Но как же? Тут ясный вариант пятьдесят на патьдесят. Учиха не застрахован от этого. Олигарх тоже не застрахован. А Харуно вообще случайная жертва. Выходит, всё зависит от того, чтобы этот мужчина оказался не им. Не Марипом Оцоноке. Это самое главное.
Перед глазами Учихи происходили следующие действия. Сакура осторожно подходит к своему отдыхающему отцу, и, тяжело вздыхая, ведает ему историю, которая случилась с ней.
- Отец, это покажется странным и в это будет трудно поверить, но... Грай - кун пытался домогаться меня, и , вряд ли у него были хорошие намерения, - произнесла девушка своему отцу. Тот вопросительно посмотрел на неё, а потом, приподнимаясь на локтях, вдруг сделал своё лицо очень серьёзным.
- Он что, лез к тебе?! - в ярости спросил мужчина. Девушка кивнула.
В это мгновение, на его лице появился самый настоящий гнев, который Саске только мог видеть. Он даже с удивлением посмотрел на него, не в силах оторвать глаз. Мужчина быстро слез со своего кресла, встав в гордую позу и поправляя свой костюм. Слуги, которые недавно только веяли ему ветерок, вопросительно посмотрели на своего господина. Мужчина зло посмотрел на них, мол, они ясные олухи.
- Что вы стоите?! Приведите мне этого наглеца!! - заорал мужчина, поправляя свой галстук. Потом он с сожалением и сочувствием посмотрел на Сакуру, и нежным и ласковым голосом спросил у неё:
- Миленькая моя, он тебя никуда не ударил?
- Нет, папа. - произнесла девушка, - лишь сильно зажал мне плечо, но...
Со стороны отца девушки послышался рык.
«Всё таки папа» - подумал Саске.
- А не в какие твои места свои руки грязные не совал? - спросил так же ласково мужчина, уже перестав поправлять свой галстук.
- Нет. Но этот мужчина... - девушка хотела только представить Саске, как её перебили два бестолковых слуги её отца.
- Господин! - точно, задание сдавали, - но Вы... Не сказали, где он...
- Вы два паршивца!! - заорал на них мужчина, - я же сказал вам, что он находится... Э... Сакура, милая моя, а где находится этот кретин?
- В туалете. Я отправила за ним доктора, Важилота - саму. - ответила девушка.
- Слышали вы, два идиота?! - спросил яростно он, - слышали, где он?! Ступайте, ослы!!
- Д... Да! - произнесли оба, чуть ли не упав по лестнице, и вскоре скрылись с глаз обоих. Троих, точнее.
- Два остолоба... - шептал себе под нос мужчина. Потом, успокоившись, посмотрел на Сакуру немного вопросительным взглядом. После, он задал вопрос:
- Сакура, а зачем ему доктор? Ты зарядила ему по его слабому месту? - спросил с Надеждой он.
- Нет, папа, но... Этот милый мужчина спас меня! - Сакура указала на немного смутившегося Учиху, - он также замазал синяк, который оставил тот выродок. Ещё раз спасибо, Саске!
- О, Саске! - воскликнул мужчина, подходя к нему, - где - то я уже слышал Ваше имя. Не помню... Но, по - моему, Вы занимаетесь каким - то авантюрным делом?
- Да... - Саске немного замялся, боясь, что этот мужчина может знать про его тёмное дело.
- А каким? Я читал о Вас в газете в другом городе, но много лет назад... Даже не помню, чем же Вы занимались... Или занимаетесь... Кем Вы сейчас работаете? - спросил мужчина у Саске. Тот немного замешкал на месте, но недолго думая, ответил:
- Продаю карты, и... Работаю в казино. Казино... Несколько раз пытались закрыть... Вот, такая опасная работа в меня... - произнёс наконец - то Учиха.
- Да? Что ж, очень даже неплохо! Позвольте представиться - Марип Оцоноке! - воскликнул мужчина, подавая свою руку для рукопожатия. Саске готов вот - вот грохнуться в обморок, если бы не стоящая сзади него Харуно.
- Саске, с тобой всё хорошо? - спросила обеспокоенно Сакура, дотрагиваясь до лба Учихи, - ты неважно выглядишь...
- А? ... Со мной, всё в порядке... Наверное, я просто переутомился... - признёс Учиха, освобождаясь от рук красавицы.
«Неужели» - подумал он, - «Как же так... Ведь она успела затронуть моё сердце до такой степени...»

Киллер на балу. Глава 11

Мысли мужчины прервал отец девушки, даже не поняв то, что он задумался.
— Спасибо огромное, что защитили мою дочь! Не представляю, чтобы произошло, если бы вы не оказались рядом, — говорил мужчина, мило улыбаясь Учихе. Тот ответил ему тем же, — Вы достойный уважения человек. Как мне Вас отблагодарить?
Саске на одну долю секунды взглянул на Сакуру. Там смотрела на него с благодарным выражением лица, и тут уж она точно не забыла, что должна своему спасителю танец. Один, медленный танец, который, если Саске постарается, вскружит обоим голову. Они словно должны утонуть в этом танце, замереть в нем раз и навсегда.
— Миледи, - Саске неторопливо взял руку девушки и поцеловал, - не одолжите ли вы мне танец, вместе с Вами? Поверьте, есть огромная гарантия на то, что он заставит Вас утонуть в нахлынувших на вас чувствах!
— Я...Сакура от слов Учихи не могла выдержать, и чуть покраснела, что было хорошо видно — Я согласна станцевать с вами, милорд.
Казалось, она готова утонуть в этом блаженстве, которое так умело доставлял этот брюнет. И если бы она забыла о том, что она является довольно таки приличной дамой, то непременно бы откинула голову назад, томно вздохнула и замерла в таком положении. При этом, она забыла бы обо всех. Лишь этот довольно непредсказуемый мужчина и она. Только они, наедине, в чёрном пространстве, а на них лишь падает и слегка освещает их тела лунный свет. Такие мысли сейчас таились в голове девушки.
— Пройдёмте? - Саске пригласил её ступить на первую ступеньку.
— Да, - охотно ответила Сакура, вмиг отбросив свою ненужную ей же самой скромность и чуть ли не бегом понеслась по лестнице, волоча за собой за руку Саске, который еле — еле бы успевал за ней. Когда они наконец ступили на первый этаж, где было столько много людей, они оба начали подыскивать себе своими глазами местечко, подходящие им обоим. Только, Учиха и предположить не мог, что они оба будут мыслить совершенно по - разному. Найдя то место, которое показалось очень даже милым именно Сакуре, она крепко взяла за руку своего партнёра по танцу и поволокла его туда. Прямо к центру всего бала, как она считала, всего в двадцати метрах от балкона, где располагался её отец. Она резко развернулась своим лицом к Саске, и медленно сцепила свои руки ему за шею. Саске смотрел на свою партнёршу так, словно в какое - то мгновение она должна его непременно съесть, словно самка паука после брачного акта. Он положил свои руки на талию девушки, еле - еле дотрагиваясь до её тела. В его душе почему - то появился страх за то, что эти минуты могут просто так взять - и испарится, ещё и так, словно бы их никогда и не было.
Саске, — девушка говорила прямо в ухо Учихе, — будь смелее, прошу тебя.
— Но... А вдруг, твой отец... Ты же сама сказала, что он со мной за моё лишнее движение может сделать всё, что угодно, — чуть ли не прошипел Саске девушке.
— Не бойся, в это нет ничего плохого, - пыталась всё же успокоить брюнета она, всё крепче прижимаясь к нему, чтобы он был просто вынужден сам обнять её, - это всего лишь танец.
— Всего лишь танец... — прошептал Саске себе под нос, но девушку всё же прижал к себе покрепче, — если что, я всё свалю на тебя.
— Посмотрим, кто будет прав, когда наябедничает моему папе, — прошептала ему в ответ девушка, после чего, напрямую посмотрела ему в глаза. Ей показалось, что он просто сверкал, а лицо было скрыто под маской... Но она надеялась, что сможет ещё раз посмотреть ему в глаза. И она надеялась, что это произойдёт, как можно скорее.
— А ты покажешь мне... Ещё какие - нибудь свои навыки в медицине? — спросила игриво девушка мужчину. Ему показалось, что она пытается неумело соблазнить его. К слову сказать, это у неё получалось и не получалось. Саске был довольно опытен в таких делах, хотя он мужчина, но разбирается он в этом конечно же, получше её самой.
— Навыки медицины? — спросил так же наиграно он, — а какие навыки тебе показать?
— Какие тебе угодно, — прошептала Сакура так же в ухо мужчины, почти обжигая его нежную кожу.
— Да? Например, как я правильно вытаскиваю органы из тела человека? — спросил насмешливо он, и готов вот - вот рассмеяться злодейским смехом, как настоящий злодей, который подшутил над своей очередной жертвой. Он не видел, но почувствал, как игривая улыбка пропала с лица девушки, и наверняка, её замене пришла некая отвращённость.
— Я... Как ты можешь говорить подобное? — уже без всякой нотки, спросила она. Её голова была на плече Учихи, который в то время, словно бы скрылся за короткими волосами дамы.
— Ну... Я так заигрываю.
— Знаешь, ты переигрываешь. «Флиртуешь» - говорят.
— А «Флирт» и «Заигрывание» — это разве не одно и тоже? По моему, я не ошибся.
— Так звучит более красиво, знаешь ли, — чуть принахмурилась девушка.
— Молодец. Схлопать в ладоши? — Учиха отстранился от неё, смотря ей прямо в глаза, словно бы он вообще с ними разговаривает, и ищёт в них самих же ответ. Но, вряд ли он сможет в них что - то найти. Она не общается так, привыкла к обществу. Не как он.
— Что ты смотришь? В них нет бриллиантов, если ты их ищешь, — ответила Сакура, сама же не в силах оторваться от этих, как уголь, глаз. Они были словно, как ураган: тёмный, всё захватывающий себе. И Сакура попала в него, не в силах выйти из этого транса, который постиг её в сию секунду.
— Я уже нашёл один драгоценный бриллиант, — ответил он, даже не заметив, что начал медленно проводить ладонью по щеке юной особы.
— Да? И где же он? Не в кармане ли у тебя или на твоём безымянном пальце? —подшутила Сакура, и наконец, улыбка зацвела на её губах, а в глазах словно огонёк загорелся.
— Знаешь, иногда мне кажется, что ты не хочешь принимать истину, — шепчет он.
— Я её уже давно принимаю, не в силах изменить. Кажется, я рассказывала тебе о своей жизни?
— Да. Тогда почему бы тебе не поверить и не принять то, что единственный бриллиант, который только может находиться на этом балу - это ты?
Сакура мгновенно отозвалась на слова Учихи своим лёгким румянцем на своих щеках. Ни один мужчина ещё не доводил её так, что заставлял краснеть её чуть ли не от каждого своего слова! С другими галантными мужчинами, которые были хотя и в сто раз милее и красивее Учихи, она надевала маску хладнокровия. А именно при нём, она резко могла зарумянить, как маленькая помидорка в огороде. Но он, словно творит чудеса! И она безотказно поддаётся его фокусам и желаниям, которые он творит с ней, в моральном смысле, конечно. Всё это и вправду заставляло голову, от избытка в ней решений и мыслей, вскружиться, а потом забить на всё и летать, как бабочка! Наверное, он первый, кто сможет её довести до такого состояния.
— Я знаю, что я бриллиант из - за одного моего достоинства: я дочь олигарха, и это решает кучу моих недостатков и проблем... — девушка в миг опустила голову. Ей не хотелось, чтобы он, тот, который только поднял её на небеса, увидел её разочарование и еле заметную слезинку, хотя на её лице находилась маска. Но он... Его взгляд поводит тонкую нить через её саму, казалось, он её не видит, но видит всё, что скрывается глубоко в её душе. Сверлит её взглядом, узнавая всё больше и больше её тайн...
— Не из - за денег и вовсе, — приблизившись, прошептал он ей, — ты сама по себе сверкаешь и без света.
После этих слов, маска девушки словно оборвалась, упала, соскочила с её лица и... Разбилась вдребезги. Нет, это не та маска, которая является предметом, скрывающий её лицо на этом бале - это была маска, которую она обычно надевала на свиданиях с кавалерами и мужчинами. Она привыкла её надевать, словно бы, эта маска являлась её скучной копией по жизни с людьми, которые окружали её. Которые всячески пытались завоевать её сердце, а через это, заключить мирный союз с её отцом и получить взамен на чувства девушки, как они считают, довольную цену. Просто так, чтобы в своё удовольствие получить за разбитие сердца дамы деньги, которые будут даже через их брюки просвечивать своим золотым блеском. Будут светить собой так, что всякий любой человек, пройдя мимо, непременно охнул, чуть бы не встав на колени перед этим наглецом и перед его грязными деньгами.
Теперь маска разбита - и это сделал тот, кто всего лишь вымолвил из своих уст довольно - таки безупречный комплимент.

Киллер на балу. Глава 12

Всё произошло лишь из - за того, что этот Учиха, хладнокровный красавец, умело вымолвил из своих уст довольно - таки безупречный комплимент. Взглянув ему в глаза, Харуно почему - то захотелось забыть обо всех окружающих её людях, расплакаться и прижаться к этому мужчине настолько, чтобы тот и не мог исчезнуть, как сон или странное видение. Он стал являться тем, кто разбил маску хладнокровия девушки, при этом, вряд ли потревожив свою. А ведь в маске столько копилось переживаний и слёз, что после того, как девушка поняла, что она исчезла с её характера, с души словно камень упал. Сакура посмотрела в глаза Учихи, и замерла, перестав двигаться в такт с ним в этом медленном танце. Но, мало кто заметил то, что пара перестала быть в атмосфере танца. Все задумывались только о своих половинках. И правильно делают!
— Почему ты перестала двигаться? — спросил Саске, склонившись над ухом девушки, — или мой комплимент взбудоражил тебя?
— Нет, мистер, — потеряв свою маску, Сакура не потеряла свой юмор, — неужели, это морковь упирается мне в бедро?
Саске понял, на что намекает девушка. И тут же понял, что в его душе пылают пока непонятные ему самому чувства, а не возбуждение при этой красавице. Врёт, значит. Саске тоже умеет врать, и делает это куда профессиональней, чем она. В этом есть его достоинство и привлекательность.
— А я чувствую набухшие ягодки, которые упираются мне в грудь, — подшутил Учиха, крепче прижимая к себе юную особу. — неужели, я так действую на тебя?
— Это я на тебя действую, самозванец, — прошипела Харуно прямо в ухо, — знаешь, это уже неприемлемое действие. Папа хорошо нас видит, задумайся о последствиях!
— Тебе что, противно моё присутствие? — Саске мгновенно отстранился от девушки, с серьёзным видом посмотрев ей в глаза, заставив ту вздрогнуть, — я помог тебе, защитил тебя. Разве я не достоин... Похвалы?
— Скажешь тоже... Твоя награда — это танец, забыл? Ты сам говорил: «Танец с милой особой — моя награда»... Или память отшибло слегка? — начала издеваться Харуно над Саске. Это было ему не по душе, но он понимал, что никаких побуждающих к любовным действиям движений он делать не то, что не должен, а не имеет права. Он понимал, что хотя его должность говорит о многом, но отец девушки был всё - таки больно влиятельным человеком. Даже слишком влиятельным, по - богаче, чем сам Учиха, целый клан. И это веяло нехорошие мысли.
— Всё, убрал руки. Не волнуйся, я всё равно ничего бы такого не сделал, — успокоил Саске даму, — это было бы неправильно. И странно. Не находишь?
— Нахожу, — девушка наконец - то сама отпустила парня, — спасибо.
— За что... ? — он даже не успел толком произнести эти слова, но поцелуй девушки, пусть и в щёчку, заставлял забыть обо всём и думать, что они находятся не на балу, а в любовном пространстве. Совершенно одни... И больше никого...
Сакура мгновенно оторвалась от щеки Саске, так же, как и прильнула к ней. Она милыми глазами посмотрела на него, как - будто это он её только что поцеловал.
— Понравилсь? — прошептала она шёпотом, сцепив ладошки вместе и любовными глазками смотря мужчине прямо в его угольные глаза. Он усмехнулся и дал свою ладонь ей. Харуно приняла её и последовала за Учихой.
— Я отведу тебя к отцу. Он должен знать, что ты отдала мне свой танец, — шептал брюнет себе под нос, пока они поднимались по лестнице. Когда эта мучительная мраморность была позади, Марип заключил девушку в свои руки с радостными и тёплыми объятиями. Потом, отец Сакуры немного странно посмотрел на Учиху... Резко отпрянув девушку от себя, он стал её быстрым взглядом осматривать, как будто, «не укусил ли клещ?»... Хотя, ситуация была такая же, только, под клещом подразумевали именно Саске.
— Всё хорошо прошло? — спросил взволнованно Оцоноке, — не стесняйся, говори всё, как есть.
— Нет, всё было очень хорошо. Даже лучше, — она посмотрела на Саске, после чего, тот немного нервно взглотнул.
— Это отлично, — Марип начала подходить к мужчине, — Саске, а как вы долго проведёте на балу? Вы не собираетесь, случаем, уходить? Это было бы печально... Я ведь надеюсь провести с Вами очень много времени...
— Конечно, — не задумавшись о своих действиях, перебил Оцоноке Саске, улыбаясь ему, — я проведу здесь долго.
— Вы никуда не спешите? Ведь мне будет очень неудобно заставлять Вас ждать!
— Нет, всё под контролем. Я могу находится с Вами и... — он посмотрел на Харуно, в миг повеселев, — Вашей дочерью столько времени, сколько нам всем будет в меру.
— Какой же Вы галантный мужчина! Знаете, среди тех, кого я знал раньше, Вы, по - поему, единственный такой...
— Это хорошие манеры, не более, - запротестовал Саске, чуть ли не замахав руками.
— Ах, какой же Вы... Скромный человек. Таких как Вы не разыскать! Хорошо прячетесь, видите ли, — продолжал Оцоноке, подходя к столу, — я так рад, что встретил Вас. Вы очень талантливый... — он начал наливать красный сок в свой бокал, — джентельмен.
— Господин Марип Оцоноке!!! — чуть ли не запищав, явились два остолоба, которые оба держали Грая за шкирку. Тот, ещё валяясь, как пьяный, бубнил себе что - то под нос. Видимо, он ещё недостаточно отошёл от того, как Саске вставил ему несколько лепёшек, — Грай - сан доставлен!! Пьяный, но доставлен...
— Мерзавцы!!! — завопил Марип, повернувшись к своим бестолковым слугам своим передом, — что ж вы так орёте - то?!! Видите, идиоты, что вы сделали?!!
А дело было в том, что на белоснежной рубашке, которая хорошо скрывалась за чёрным с отблеском пиджаком, красовалось красное пятно. Видимо по всему, связки у его слуг больно хорошие для их голоса: они заорали о своей «находке» так, что от испуга, руки их господина внезапно поперхнулись и пролили гранатовый сок прямо на его белоснежную до тех пор рубашку. Гнев Оцоноке было не описать не в книге, не в фильме: это было что - то. Что - то с чем - то. Гнев, злость, отвращённость, стыд и желание просто замучить этих обоих заживо.
— Г... Господи - и - и - н... Вы... Сами ведь... Просили его... Доставить... — заикаясь, пытались выговорить оба остолоба, что получалось у них... Не очень складно, в общем сказать. Марип надвигался на них со своими страшными шагами, которые, казалось бы, были слышны на всём балу. Но нет: никто не обратил на это внимание. Лишь малое количество людей решило всё таки проследить за сложившейся ситуацией.
— Да Вам меньше копеек платить надо!!! — орал на них их господин, тыча пальцем то в одного, до в другого, еле сдерживаясь, чтобы не кинуть их одним за другим прямо в окно в кусты.
— Г... Грай - кун... — пытался что - то высказать один из них, смущённо опустив взгляд на того, кого он держал за шкирку. Негр попытался поднять свою голову и посмотреть на всё, что его окружает, но удалось это ему с трудом. Подержав свою голову в таком положении секунд пять - семь, он опустил её обратно.
— Значит, это ты посмел прикоснуться к моей дочери... — прошипел Марип, слегка сжав кулаки.
— Я... Я не виноват, это всё вино! — пытался оправдаться негр, но его жестоко перебили:
— Не смей мне что - либо говорить! И посмей мне только на глаза попасться - я лишу тебя всего наследства твоего отца!
— Но...
— Кайор непременно узнает о случившемся. А вы, двое, — он посмотрел на своих слуг убийственным взглядом, — выкиньте его бесцеремонно в кусты на улицу. Надеюсь, вы с этим справитесь. Вон!!
Слуги вместе с пьяным негром поспешили удалиться с глаз своего господина, сбежав так, что после них и след простыл. Марип взял платок из своих брюк и вытер им свой лоб, на котором выступили капельки пота. Видно было, что ему и вправду было немного тяжко и волнующе за свою дочь, которая чуть ли не стала жертвой опасной ситуации. И он готов был благодарить Учиху за это тысячу раз, словно бы, он являлся лучшим телохранителем, хотя это было далеко не так. Бывают же люди на свете! ...
— Оцоноке - сама, я отойду ненадолго, хорошо? — предупредил Саске, отступив от мужчины в строну. Он уже собирался уйти с глаз обоих. Для своей цели.
— Да, да... Можешь идти, не торопись, — сказал Марип, всё так же глядя на танцующих людей, как ни в чём не бывало. Саске поймал на себе немного разочарованный взгляд Сакуры, но, не задумываясь о том, что её нужно успокоить, начал спускаться по лестнице.

Всё слишком затянулось. Слишком замедлилось. До конца всего торжества осталось несколько часов, а Учиха выполнит убийство намного позже, чем полагается, хотя это и не по плану. Но ему было всё равно. Саске посмотрел на себя в зеркало, ища ответ на свой вставший перед ним вопрос. Нет. Он должен. Деньги были куда важнее, чем эта зазнавшаяся девчонка из богатой и вполне обеспеченной семьи. Если задуматься, то сумма, которую Учиха получит за свою «выполненную миссию» будет куда более превосходить всё наследство этого олигарха. Может, несколько тысяч будет недостаточно, но то, какая сумма будет лежать в его руках — просто вскруживала голову. И не давало о себе покоя.
Он всё так же смотрел на себя в зеркале туалета, медленно потягиваясь к своей пояснице. Из его чёрного костюма что - то блеснуло. Мгновение - и Учиха направляет на своё отражение пистолет. Настолько он может быть ловким. Одно мгновение - и запланированные жертвы падут перед ним. Нет уж, Харуно не отвертится.
«Задание будет выполнено» пронеслось эхом.
В туалет постучались. Послышалось женское и милое «Саске - кун, ты здесь? Что случилось?» Дальше он уже и сам не слышал. Его разум был затуманен, а в душе стояла одна цель. Вот этот момент, в который будет легче всего прикончить её. Его уже ничто не остановит.
Пушка была убрана на своё законное место, а сам мужчина стал искать глазами место, где он мог бы отлично спрятаться. Открыв все двери туалета для запутывание разума девушки, он спрятался за самой дальней дверью, войдя в кабинку. С таким действием его было просто невозможно увидеть. Он не ответил девушке, но он знал, что она зайдёт. Женская наивность всегда даёт о себе знать.
Он услышал, как широкие двери в мужской туалет закрылись, хорпнув за собой. Мелкие шаги. Она здесь.
Саске - кун, я знаю, ты здесь. Я просто решила проведать тебя... Мало л... Может, я помогу тебе? — каждое слово девушка проговаривала с Надеждой, осматривая двери, иногда заходя за них, чтобы проверить, не таится ли за ними мужчина. — это не прятки, Саске!
«Это действительно не прятки» прошептал Саске себе под нос, прижимая к себе пистолет. На его лице была лукавая улыбка. Теперь ей не убежать. Он слишком хорошо знает это место, чтобы она могла от него скрыться. Он был слишком силён, чтобы она могла сопротивляться. А с другой стороны, её смерть будет куда проще и легче, чем смерти остальных его жертв. Жалко, но это не останавливает его. Он проверяет зарядку дула, чтобы не сомневаться в том, что его может заклинить. Всё хорошо, значит, он постреляет метко. Осталось дождаться, пока она дойдёт прямо до места, где находился Учиха. Тогда будет самый подходящий момент для него. Слышатся приближающиеся шаги. Пистолет на готове. Напряжённая атмосфера.
Саске - кун?...

Киллер на балу. Глава 13

Саске - кун? ...
Пожалуй, это было последним, что только мог услышать мужчина. Не задумываясь о своих действиях, он выскакивает из своего укрытия и направляет свой пистолет на девушку так метко, что трамва головы просто обеспечена. До этого она смотрела в другую сторону, но, услышав подозрительный шорох, обернулась и замерла. Прямо на неё был направлен пистолет. Направлял на неё его тот человек, которому она стала доверять, как родному. У неё и мысли не было о том, что он может причинить ей вред или боль. Наоборот, может доставить ей только радость и спокойствие. Но только не это.
Не желая верить в то, что в эту ночь она должна быть мертва, Сакура наивными глазами смотрит на Учиху. Она не думает и не подозревает о том, как плохо это действует на него. Что от одного её вида у этого мужчины всё передёргивает внутри, сердце начинает сильно колотиться, дыхание становится сбивчивым, а глаза невозможно оторвать от этого создания. Непонятные чувства наполняли Учиху. Он молил про себя «Ну прекрати так смотреть на меня! Я умоляю тебя, я должен это сделать!...» Его глаз начал в панике подёргиваться, чего раньше никогда не было. Он всё так же направлял пушку на Харуно, которая своим взглядом смотрела и умоляла его, чтобы всё это была лишь наивная, детская шутка. Она не знает о том, какие чувства при ней испытывает он. А он не знает, что она принадлежит ему. Уже принадлежит.
Саске - кун... Что ты делаешь? ... — спрашивает девушка наивным голосом, смотря на него наивными глазами, как котёнок. Губы подёргиваются от волнения, он не может вымолвить и слова.
— Я... Это... — он понимал, что ему ни к чему оправдываться перед ней. Всего одно нажатие на курок — и дело будет сделано. С девчонкой покончено, а деньги будут в руках. Это обеспеченное ему будущее. Makarov был в полной готовности выстрельнуть в любое мгновение, попав точно в цель. Он был наставлен на девушку так, как и должно быть. Но...
Руки дрожат, а Учиха не может понять, что с ним случилось, почему он не может сделать это. Из глаз упала прямо на пол единственная слеза, даже не успев скатиться по щеке. Он вытерает её след рукой, в которой находился пистолет, и опускает его. Сакура стоит в недоумении, но она не боится пошевелиться. Она просто не может, словно, что - то не давало ей этого сделать. Или, кто - то.
— Я... — он смотрит на пистолет, а потом и на Харуно, — Сакура, это... Игрушка, не более.
Он не может оправдаться чем - либо другим, в горле словно ком стоял. Он поспешно убрал пушку так, чтобы та и не посмела увидеть, куда. Посмотрев ей в глаза, он в миг понял, что той всё было ясно. От начала, до конца. Нет, не то, что он собирался её убить. А то, что пистолет был настоящим.
Неуверенными шагами она подошла к нему, и прикоснувшись к его щеке ладонью, медленно провела по ней. Шёпотом она задала ему вопрос:
— Ну и зачем это тебе? С таким не шутят... — шептала она, гладя его по щеке. Чуть позже, она почувствовала, как его рука прикоснулась к её талии и прижала её к его торсу.
Саске...
— Молчи. Просто молчи.
Его рука поднялась выше, была почти па уровне лопаток девушки. Бесцеремонно, он прижал её к себе, зарыв другую руку в её волосы. Он совсем забыл о всех последствиях и законах, но перед ним была она. Та, которая внесла в его сердце самые странные и необъяснимые изменения.
— Нам... Нельзя быть здесь долго... Папа начнёт волноваться... — шептала Сакура, но сама отстраняться от тела мужчины не собиралась, а лишь сильнее прижималась к нему сама.
— Плевать... Я хочу побыть с Вами сегодня долго, моя миледи... — он медленно провёл своими нежными губами по её шее, а потом, как только он хотел выпустить на волю свой язык, почувствовал, как его руку сжала хрупкая ладонь девушки. Ему пришлось оторваться от своего дела, и взглянуть этой особе в её изумрудные глаза.
— Что не так?
— Ты прекрасно знаешь, в чём дело. — прошипела Сакура, ещё сильнее сжимая сильную руку мужчины. Саске отвёл свой взгляд, издав лёгкий стон удивления и боли. И хотя она была наделена женственностью и красотой, то, что она обделена весьма хорошей силой, никто не отменял.
— Ты даже своему спасителю не позволишь... Узнать о тебе немного больше? — спросил Учиха заигрывающим голосом, смотря с огоньком в глазах на девушку. И хотя она пыталась скрыть это, румянец на её щеках всё же выступил и он это заметил.
— Не заходи за рамки приличия, — прошептала она себе под нос, нахмурившись.
— Я тебя спас от того пьяницы. Имею право, по - моему.
— Так это по - твоему. Моего мнения ты, почему - то, не спрашиваешь!
— А зачем мне оно?
— Я - девушка, ты должен знать, если ты истинный джентельмен.
— А ещё, я мужчина, и имею свои потребности... — после этого выражения, Учиха, заглянув девушке прямо в глаза, облизал свои губы, как тигр перед добычей. Самое главное было в том, что добычей как раз являлась Сакура, и никто иной. Для себя он отметил, что со своей «единственной» девушкой, которая хоть как - то продлила с ним любовную жизнь, он никогда так не делал. Не подстраивал голос под игривый, не облизывал губы и не церемонился с ней так, как с Сакурой. Это было что - то новое, непонятное, как для Саске, так и для Сакуры. Засмотревшись на неё, он и не заметил, как она ловко выпуталась из его объятий и была уже на расстоянии с ним, примерно, на один метр.
— Пойдём обратно? Вечер обещает быть прекрасным, — смотря на Саске, говорит Сакура, уже распахивая дверь мужского туалета. Вздохнув, ему ничего не оставалось, как не пойти за своей напарницей. Взяв ту за руку, они вышли вместе из мужского туалета.

Hilarant ! Hilarant!
Nous partageons avec toute la joie!
Amusez-vous ! Amusez-vous!
Le soir, nous devons tout!

Весь народ веселился. Все, кто находился на втором этаже, с радостным лицом смотрели вниз, на танцующих в парах людей. Казалось, в этот вечер все найдут себе пару. И все нашли её, свою вторую половинку. Все, кто находился на первом этаже, разделяли со своим партнёрами свою радость и танцевали с ними уже не в медленном танце. Они то подскакивали, хлопали в ладоши, хотя находились в строгих костюмах и бальных платьях. Но они просто веселились, и никто был не в силах приказать им перестать веселиться и разделять свою радость с другими. Они просто действовали по своим чувствам.
— Что случилось? — спросил Саске тихо, словно он никому и не задавал этот вопрос. Но Сакура услышала его и поспешила ответить, чтобы её друг не терялся в заблуждении.
— Начался «Весёлый танец», — ответила она, — не хочешь попробовать закружиться в нём?
— Пожалуй, нет, — ответил тот скромно, — не люблю шумные вечеринки.
— Ха, — ухмыльнулась девушка, посмотрев на мужчину, как на мальчика, — тогда зачем ты пришёл сюда, если не любишь места, в которых полно людей? Разве это не глупо?
— Глупо, но... Я просто буду чувствовать себя не в своей тарелке, — ответил Учиха, смотря вниз, на первый этаж, — да и такие быстрые движения мне не очень - то удаются...
— Знаешь, что? — спросила девушка, взяв его за руку. Тот обратил на неё свой взор, ожидая, что она скажет.
— Если ты не любишь шумные места, то, может, тебе понравится... Это... - она немного грубо взяла Учиха за руку и повела за собой, среди множества людей, с которыми они, то и дело, сталкивались. Шли они долго, пока не дошли до бежевых дверей с узорами, покрашенных в золотую краску. Девушка дёрнула ручку и толкнула Саске, чтобы тот прошёл незамедлительно первым. Повернувшись, он лицезрел захлопывание двери и то, что она... Закрывается на ключ. Сакура пару раз повернула её вправую сторону, и кинув куда - то на рядом стоящую тумбочку, развернулась к Учихе. Постояв с непонятливым видом несколько секунд, она еле удержалась, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Потом, выдавила из себя:
— Развернись.
Саске послушно выполнил просьбу девушки и повернувшись, был готов уронить на пол свою челюсть. Перед ним был огромный балкон с видом на тёмное ночное небо со звёздами и городом внизу. Подойдя к самому концу, он, оперевшись об перила, стал смотреть на всю эту красоту. Потом, услышав приближающиеся шаги сзади, он поспешил было обернуться, но не смог, поскольку женские руки обвили его поясницу, а милое создание прижалось к нему со спины, вздохнув. По тему мужчины пробежала дрожь.
— Тебе нравится? Здесь бываю только я... — прошептала она.
— А теперь, здесь будем только мы... — развернувшись, ответил брюнет. Сакура взглянула на Саске непонятливыми глазами, не понимая, почему он не стал осматривать весь вид с балкона. Она почувствовала лишь то, что его руки безпроизвольно опустились на её плечи, а на губах она почувствовала горячее дыхание. Не выдержав, она сама прижала к себе Учиху и впилась в его губы своими.

Киллер на балу. Глава 14

Он удивлённо посмотрел на эту девушку. Уже на свою «вторую половинку». Она обхватила своими руками шею мужчины и прижалась к нему всем своим телом настолько, насколько могла она сама. Она целовала его так неумело, хотя и уверенно. Хотела казаться ему опытной в таких делах, но он понял, что она ни с кем давно не целовалась. А может, и вообще не целовалась. Хотя, если её отец каждый день намечает ей свидания с какими - нибудь «джентельменами», то... Но всё равно, поцелуй девушки, такой неуверенный и мимолётный, заставлял его мысли смешаться в кучу. Можно было подумать, что она всего лишь прижимается своими губами к его губам, считает, что это поцелуй. Наверное, не решается даже выпустить свой язычок наружу и продолжить это дело под более страстными действиями. Его руки невольно опустились на талию девушки, и сам того не осознавая, он прижал юную особу к себе так, как будто не хотел отпускать её. Пришлось даже немного опереться об перила поясницей, но вскоре, Учихе придётся с ними расстаться. Подойдя к кровати, которая стояла рядом, и всё ещё прижимая к себе Сакуру, Саске оторвался от этих желанных губ и посмотрел ей в глаза. Посмотрел он ей причём так, словно спрашивая у неё разрешения на продолжение. Она посмотреоа ему тоже в глаза, но с неким для Саске, сожалением. Сакура опустила голову.
— Что - то не так? — спросил немного обеспокоенно Саске, чувствуя по прежнему тело девицы. В это время он поглаживал медленно её волосы, нежно и трепетно.
— Н... Нет, ты здесь... Не причём, — прошептала Сакура, но Саске всё равно это услышал, — просто, я...
— Я... Нет, всё же, я должен был додуматься, что всё проходит слишком быстро. Ты ведь... Не готова к этому. — произнёс Учиха, поднимая голову девушки за её подбородок. Ему почему - то захотелось взглянуть ей в глаза.
— Нет, ты к этому не причастен! — с Надеждой уверяла его девушка, схватившись за его костюм и сжав кулак.
— Нет, ты юна, и мы... Еле знакомы... — пролепетал Учиха, отворачивая голову от лица девушки. Видимо, жарких поцелуев им пока не испытывать.
— Ну... С этим ты прав, конечно...Сакура сказала это так, что любому человеку за километр на расстоянии было бы понятно, что она произнесла это с таким сожалением.
— Знаешь... Я не желаю испытывать это на тебе, — Саске повернулся к Сакуре и снова заключил её в объятья. Его нос почти соприкасался с носом девушки, — я могу подождать. Но, если ты против этого, и вообще, не хочешь думать о том, что было между нами... Сейчас...
— Нет, нет, Саске! Я не желаю забывать об этом! И мне было совсем не противно от этого! Наоборот... Это было... Прекрасно, — всё же созналась она, с румянцем на щеках опустив взгляд. Немного, но она смутилась от своих слов. Она призналась в том, что у неё появились далеко не «простодушные» и «дружеские» чувства к этому мужчине. К мужчине... Он далеко не выглядит, как парень, возраста к примеру, такого, как и она сама. У него уже сформировавшиеся черты лица, да и... Слишком уж он красивый для паренька. Создаётся ощущение, что он во всём опытен, во всём имеет свои навыки, и, к слову, навыков не мало. А ведь она даже не знает, сколько ему лет... Лишь знает о том, что вряд ли он к ней ровно дышит, что он хороший человек, и что он Саске Учиха. Всего - то...
— Сколько тебе... Лет? — спросила она, так наивно.
— Тридцать пять, — ответил он заинтересовано, — а сколько тебе, моя юная леди?
— Двадцать четыре, — после своих слов, она еле слышно охнула, — даже не думала...
— О чём не думала?
— О том, что когда - нибудь поцелуюсь с мужчиной, который старше меня настолько... Это же... Так много...
— Согласен. Но по - моему, любви все возрасты покорны... Или это неправда? Я думал об этом, но... Так и не пришёл к общему для меня выводу. Теперь я даже не знаю, как на это реагировать. Хотя... С тобой у меня всё по - другому. — ответил он, зарываясь свободной рукой в волосы Сакуры.
Она не хотела думать о значении слов Саске «Всё по - другому», постаралась забыть об этом. Вскоре, это улетучилось у неё из головы. Она уперлась лбом об его грудь и шумно вздохнула. Пронеслась минута молчания, а они оба не знали, о чём заговорить. Стояли, думали о своём. И снова наедине.
Как хорошо, что им никто не помешает. Дверь заперта. А тут такая романтичная атмосфера, что аж мурашки по коже бегают до такой степени, что загорать готовы.
— Что ты чувствуешь ко мне? — спросила Сакура, оторвавшись от груди Учихи и посмотрев ему в глаза. Тот с замешательством посмотрел на неё.
— О чём ты? — спросил непонятливо он, чем немного озадачил её. На самом деле, он искренне не понимал, о чём она.
— После... Этой страсти... — она не смогла договорить, так как Саске перебил её. Он прижал её к себе ещё сильнее и положил свою голову на плечо девушки, а одной рукой начал поглаживать её по спине.
— Ты ведь понимаешь, да, милая моя, что я дышу к тебе неровно? Да, я чувствую к тебе просто необъяснимые чувства... Я не могу объяснить эту страсть... Надеюсь, я тебя не слишком зацепил этим? — спросил он с Надеждой.
— Нет. Знаешь, я тоже не могу понять, что со мной, — пролепетала Сакура, не в силах оторвать глаз от него, — я чувствую какое - то странное чувство внутри себя...
— Не волнуйся, ты молода, и в тебе столько эмоций бурлит. Бурлят настолько, что ты, возможно, порой не можешь их удержать.
— Откуда ты знаешь, что я могу испытывать что — то подобное?
— Я ведь тоже был молодым, хотя и мужчина. Но я знаю, что такое молодость и чувства, которые тяжело скрывать в этом возрасте.
— Ты такой умный... — пролепетала она.
— Поумнее тебя.
— Знаешь, иногда нужно объяснять некоторые вещи.
— Например, где правое, а где левое? — спросил насмешливо Саске. Сакура всё - таки выпуталась из объятий Саске и теперь стояла прямо напротив него. И хотя она почувствовала, что ей стало холодно, она пытается это скрыть, что получается очень хорошо.
— Это не смешно. Я говорила тебе об этом, — прошептала она угрожающе.
— Ну, хорошо. Но это было весело. «Моя вторая половинка - глупенькая», — на этом моменте Учиха рассмеялся. Это было сделано и от души, и на зло девушке. Всё же, было приятно наблюдать, как она сердится на него, сжимая свои ладошки в кулачки. И всё же, это было забавно видеть и наблюдать за реакцией. Особенно, если эта реакция шла от девушки. И хотя, она кажется ему немного странной, он надеется, что нашёл себе родную душу. Пока он не считает её своей второй половинкой. Но он понимает, что она ему так близка.

Киллер на балу. Глава 15

Они заговорились, даже слишком. Сейчас было около четырёх часов ночи, а это значило, что бал должен отпустить всех по своим домам, торжественно и мило распрощавшись. Но как же иногда тяжело это осознавать. А ведь этим двоим так не хочется прощаться друг с другом. Поэтому, они стараются оттянуть время, как можно дольше. Чтобы ещё лучше запомнить эти моменты.
В дверь постучали, а стук раздался в ушах Учихи. Он недовольно глянул на дверь, желая собственными руками расправиться с тем, кто нарушил их покои с Сакурой. С тем, кто, в конце концов, оборвал их разговор и атмосферу.
Сакура - сан?! — произнесли за дверью. Наверное, это был кто - то из слуг отца девушки, — Марип Оцоноке хочет Вас видеть и просил, чтобы Вы пришли к нему, и... Немедленно!
— Немедленно? — прошептала Сакура, вставая с кровати, — надеюсь, ничего не случилось?
— Я больше чем уверен, что твой отец просто меня недолюбливает, — сказал Саске, точно также, как и девушка, вставая с кровати, — и это очевидно.
— Да, но не до такой же степени.
— Ты просто многого не знаешь о «Семейной жизни».
— Хм... Кстати, ты не мог бы сказать, сколько сейчас времени? Может быть, пора идти, — произнесла Харуно, попутно направляясь к двери.
— Время? Я не ношу часы, увы, — произнёс Саске немного с разочарованием.
— Значит, нужно и вправду идти, — прошептала Сакура, и дёрнула ручку двери. Та не открылась, — сеньор, прошу открыть!
— Сейчас же, сию минуту, — Саске взял ключи от двери с тумбочки, сделал ловкое движение пальцами, и подошёл к двери. Прижавшись к ней, он сделал два оборота. Потом нажал на дверь ладонью, после чего та отворилась перед леди. Но та никак не отреагировала на это: лишь прошла вперёд и двинулась по дорожке ко второму этажу и своему отцу. Кстати сказать, народ заметно уменьшился за всё это время: можно подметить, что сейчас на балу было меньше ста человек. Ну, это конечно. Ведь сейчас было около четырёх часов ночи, а то и вообще четыре: в это время все уже должны расходиться по своим домам. И лишь некоторые уборщики и уборщицы останутся, чтобы промыть мраморный пол от грязной обуви и убрать некоторые объедки каких - либо блюд.
Сакура поднялась по лестнице, и, увидев отца, который стоял к ней спиной, подошла к нему и дотронулась до его плеча. Тот, чуть вздрогнув, развернулся в девушке, ожидая, что увидит своих слуг. Но поняв, что перед ним стоит его дочь, успокоился.
— Нужно идти домой. Веселье закончилось, а радостного народа и не слышно, — сказал Марип с печальным видом.
— Ну... Тогда идём. — сказала Сакура, заметно опечалившись. В это время по лестнице поднимался сам Саске, заметно выдохнувшими. Он боялся, что потеряет из виду эту девушку, поэтому, со всем своим стремлением пытался её догнать. Но как только он увидел её, его желание пошутить и весело заговорить с ней заметно улетучилось. Ему хотелось подойти к ней и успокоить её. Но сейчас... Вряд ли он сможет это сделать действие при её отце.
— И ты... Думала даже не попрощаться со мной? — произнёс Саске, приблизившись к девушке. Та с испугом развернулась к мужчине, не ожидав такого действия с его стороны. Потом на её лице отразилась улыбка.
— Ты... Как всегда. Я же думала, что ты домой к себе ушёл, — произнесла девушка, почувствовав, как медленно прижимаемся к мужчине, не заметно для Марипа. Тот это всё же заметил, но виду не подал. Лишь улыбнулся, и протяжно сказал:
Сакура, идём. Мои слуги всё захватят. А вы, мистер Учиха, — Марип кокетливо указал пальцем на Саске, — записывайте куда - нибудь наш адрес и встретимся как - нибудь. Вы очень интересны мне...
Саске оглянулся, а потом вопросительно посмотрел на Оцоноке, давая понять, что ни листка, ни ручки у него нет. Марип тяжко вздохнув, потом, вытащив из кармана короткую ручку на удивление Саске, в которой, скорее всего, было мало чернил, подал её Учихе.
— А листок найдите сами.
Саске оглянутся по сторонам, пока не заметил на длинном столе салфетки. Взяв их, он приготовил ручку и начал записывать на ней адрес дома Олигарха, в том числе, адрес того дома, в котором жила Сакура. Оцоноке объяснил ему, что они живут в очень огромном особняке, подобному замку. Замку красивому, с различными узорами на двери снаружи. Саске постарался запомнить все детали.
— Встретимся, как сможем. — произнёс Марип, выйдя из бала. Сакура следовала за Рим, а Саске шёл сзади неё. Отец девушки в последний раз обернулся к Саске, и, помахав ему прощальным жестом, пошёл к карете, которой управляли его слуги. При его виде, они сразу затряслись, испуганными. Он сел в карету и стал ждать, пока в неё не сядет Харуно.
Сакура засмотрелась на Саске, а тот засмотрелся на неё. Она, как будто виноватая, опустила голову. Но мужчина поднял её лицо за подбородок, чтобы ещё раз взглянуть ей в глаза. Они сверкали, как ему казалось. А может, и не казалось. Наклонившись к её уху, он прошептал:
— Завтра я приду.
Девушка улыбнулась, а потом, развернувшись, пошла медленными шагами к карете, в которой сидели её отец и две бестолковые его слуги. Саске провожал её взглядом. Наконец, Сакура села в карету, и та тронулась. Учиха провожает взглядом уезжающую карету, и не спеша, идёт домой. Медленно начинает лить дождь.

Киллер на балу. Глава 16

За окном особняка лил дождь. Гроза иногда проявляла себя своей мощью и громом во всей своей красоте, не оставляя без внимания и куста.
В огромном особняке свет был включён лишь в одной комнате. В спальне.
Брюнет ходил из угла в угол, просто не зная, что ему ещё делать. Иногда он таскал себя за волосы от безделья, причиняя себе этим самым боль. Но он старался не обращать на это внимание, так как его голова, на данный момент, была забита немного другими вещами.
«Если Лидер узнает об этом... И что будет?» думал Саске, не находя всё так же себе места «будет так неприятно... Хотя, что он может мне сделать? По сути, ничего... Однако, от этого сумасшедшего можно ожидать всё, что угодно...» именно на этом моменте он вспомнил «Прошлое» и «некоторые воспоминания» о когда - то бывавшей криминалистике Лидера, без которой тот словно не мог больше ничем заниматься. А какогo в заголовках газет было видеть эти надписи о его отправлении в псих - дом или отправление к копам... Это надо было прочитать и почувствовать.
Но Лидер, после нескольких больниц, всё таки нашёл себе другое, более ему же интересней занятие. И оно было лишь немного лучше прежнего. Однако, что изменилось? Ведь он по - прежнему безжалостно восхищался смертью некоторых людей, или просто знал, когда их убьют, и просто наслаждался этими моментами. А мог и вовсе присутствовать на их убийствах, и безжалостно, с глазами, полные крови и гнева, смотреть на невинных жертв и мучить их своим взглядом. Но, теперь убивал не он. Убивали теперь либо его слуги и друзья, либо киллеры, которых он просил в этом. В том числе, пока что лучшим его киллером был Саске Учиха. И именно ему доставалось больше всего зарплаты, которая, в редких случаях, заходила за рамки миллиона.
Но даже если Саске и обладал такими деньгами, то откуда они могли появиться в руках Лидера? Выходит, он получше олигарха, и что в его руках находится сумма, которая выходит за рамки нескольких миллиардов, нежели миллионов. Выходит, что он не только подкупит, но и убьёт, и ему за это ничего не будет...
Саске посмотрел в окно своей комнаты, взирая дождь, который был по стёклам окна. Было невыносимо смотреть на это, ведь именно в эти моменты, на человека нахватывает одиночество, тоска и грусть. А некоторые видят в этом утешение... Или что - то вроде того. Кому как приходиться на это смотреть, ибо не зря каждый человек индивидуален.
Взгляд молодого мужчины перешёл на маленькую, исписанную синей ручкой, салфетку. На ней был написан адрес той, которая должна была в это роковую для себя ночь стать его жертвой, с быстрой для себя смертью.
Но её смерти не было. Она по - прежнему жива и цела.
Так чего же ожидать Саске? С этим вопросом, ему приходиться чуть ли головой об стенку не биться. И всё из - за того, что в нём, в этом хладнокровном киллере, вдруг, ни с того ни с сего, появились какие - то странные чувства, которые он не испытывал на протяжении нескольких лет в присутствии какой - либо его очередной жертвы. Он не понимал самого себя, как он мог так поступить? И что скажет, в конце концов, Лидер, когда узнает, что его запланированная жертва - жива?
Он может сделать что - то неправильное, непоправимое. Саске чувствует это. И помнит это, словно это было несколько минут назад. Учиху будто что - то гложет изнутри, он не может совладать с собой в правильном порядке, к которому он так привык.
Но он не может, одновременно, забыть о той красавице. Она покорила его сердце, но он в неё не влюблён. «Она мне просто интересна» говорит он сам себе, начиная думать, что «мысли сумасшедшего» начинают медленно постигать его голову, захватывая её всю. Он пытается избавиться от этих мыслей, но безуспешно.
«Саске - кун?» ему невообразимо вспоминать, как его красивое имя так мило сорвалось с её уст в тот момент, когда он был точно готов пристрелить её. Лишить её жизни, а та и не подозревала о том, что тот, кто её спас, может её и убить. Она ему показалась такой невинной и хрупкой, что с ней можно сделать всё, что угодно, а она не сможет и ответить, поскольку боль будет заполнять её тело на тот момент.
Он должен проспать эту грозу, чтобы не свихнуться со своии мыслями окончательным способом. Возможно, завтра утром, он решит вместе с Сакурой все вопросы, если ему не помешает Лидер. Возможно, этим утром, девушка будет мертва. А смерть перезапишется на ранее утро от яда завтрака, а убийцей сочтут служанку. Выйдёт ли это, или нет, — Саске уже всё равно. Раньше всё обходилось, раньше всё получалось. Значит, получится и сейчас. Нужно только всё правильно распределить, однако, это не проблема.
«Харуно, жди меня».

Киллер на балу. Глава 17

Птицы уже давно проснулись и пели свои песни, желая занять место уже привычного для всех петушка и будить всех только своим пением. Но кое - кто проснулся уже раньше них.
Учиха вышел из своего дома и немного с опаской и неким испугом огляделся по сторонам: никого. Значит, можно свободно продолжать путь. Если говорить приблизительно, то сейчас было где - то около девяти часов утра, не менее. Обычно, на улице никого, кроме уборщиков, в такое время нет. Да и не должно быть. Кому, кроме как, киллера, уборщиков, в такое время что - то нужно? Девятнадцатый век, с этим не поспоришь. Разве что, магазины открывают с хлебом по утру, но это было лишь на тот случай, если кому - то вдруг не хватит хлеба на завтрак.
Учиха достал из кармана своего костюма белую, уже успевшую помяться, салфетку, и внимательно вглядывался в её содержимое. Нужно признать, адресок он явно недооценил. Если уж говорить об этом адресе, то Саске сразу отметил для себя, что дом его «родной души» находится на той улице, где он редко ходит. И где он совершал два убийства за несколькими домами, но не нужно вдаваться в подробности. Однако, точный адрес того, где этот дом находится, Саске не дали. Дали только описание. И ему оставалось только ходить и догадываться: где же находится этот здоровенный дом с яркими на всю округу узорами, с разновидными загогулинами?
Он перешёл границу между двумя улицами и пошёл по гладкому асфальту, особо и не смотря на дорогу. Но он не сможет ни разу удариться об столб своим лбом или упасть, поскольку, это было бы просто невозможным. Нет, Саске слишком хорошо знает этот квартал, эту улицу, этот город, чтобы хоть как - то не так что - то сделать в нём или перепутать какую - нибудь местность.
Наконец - то, по его мнению, он проходит именно мимо тех домов, в которых, безусловно, должна жить та красавица с розовыми волосами. Он проходит мимо первых двух домов, и вот... Его взору открывается дом, который заметно отличается ото всех других и остальных своим размером. Он был расписан внешне разными сложными узорами, словно, кремом намазанные. Он был больше остальных, поэтому, в голове Саске пролетает упорная сама по себе мысль: «Это должен быть он...» он подходит к прекрасной калитке, и, нажав ручку, раскрывает её перед собой. Но, как мужчина с истинными и правильными манерами, закрывает её за собой, уже перейдя через неё. Потом, он не спеша подходит к двери, и, кашлянув, взял в ладонь крепкий камень в форме огромной золотой монеты, и стукнул им по двери. Раздался гул. Но, даже прислушавшись, Саске не услышал и шороха по ту сторону двери. Он повторил движение, но безуспешно. За дверью не только было тихо, но и открывать не собирались: наверное, дома никого не было. Вздохнув, Учиха поспешил удалиться, поняв, что попытка попасть домой к этой девушке не удалась.
Только он подошёл к калитке, и хотел дёрнуть ручку, чтобы уже выйти за порог этого огромного особняка, он в последний раз бросает взор на дом, окутывая его своим взглядом. Но мимо его глаз, в окне с правого крыла, проскочила мимолётно хрупкая, женская фигура в белой маечке. Она мгновенно скрылась из окна, собственно, также, как и появилась.
«Значит, дома всё же кто - то есть» решил Саске, думая об этом мимолётном «видении». Он посчитал, что раз уж ему нужно избавиться от существования Харуно, значит, проникнуть в дом ему всё таки стоит. Он подошёл к месту, которое было прямо под окном той фигуры, то есть, к кусту. Он стал рассматривать окно и думать над тем, сможет ли он попасть через него в дом. Он уже не семнадцатилетний парень, который был импульсивным и молодым для многих подвигов. Но... Что не сделаешь ради работы?
Саске, зацепившись за ветку дерева, попытался немного раскачаться на ней, и кое - как зацепиться за трубу, которая вела прямо к окну. Не напрямую, но к окну. Ему это удалось, хотя и со второй попытки. Получив маленький удар подбородоком, Саске попытался мелко отойти от этого, что ему не очень - то и удалось. В итоге, решив не обращать на это внимание, он начал взбираться по этой трубе, всё ближе и ближе приближаясь к окну. Положив правую руку на еле выступающий подоконник, он, удостоверившись, что вполне хорошо схватился за него, попытался подняться уже на выступающем локте. Ему это удалось, но держаться было немного тяжело. Он посмотрел в окно, и немного удивился: комната явно была девчачья. Нет, не в том плане, была ли она розового цвета или что - то подобное, но в ней было всё аккуратно расставлено, всё было на своём месте, как впрочем, подобает лишь юной леди.
«Возможно, это комната Сакуры» пронеслась мысль в голове Учихи. «Я на правильном пути».
Он попытался ладонью открыть окно, но ничего не выходило, оно даже не поднялось на пару сантиметров. Поэтому, никаким действием его нельзя было открыть.
«И как же я попаду туда?!» с неким для себя волнением думал Саске. Потом, он с опаской посмотрел вниз, и понял, что забрался на немаленькую высоту. И в конце - концов, это всё - таки, особняк.
«И как мне потом слезать?» дерево теперь ему казалось на расстоянии от него самого в метре. До какой - либо самой близкой ветки ему было и без того трудно дотянуться. Поэтому, он решил, что любым способом должен попасть в этот дом или в эту комнату. Он ведь не собирался висеть здесь до вечера, пока его «висящее» присутствие у окна не заметит какой - нибудь прохожий. Нет, это слишком долго бы затянулось.
И вдруг, он увидел, как тело, судя по всему, женское, передвигается по комнатке, собирая некоторые вещички себе на ладошки, бережно складывая их. От внимания Саске не ушло и то, что у этой девицы, которая расхаживала по своей уютненький комнате в одних трусиках и маечке, были розовые волосы. Без сомнений, это Сакура. Иначе и быть не может.
«Это она» пронеслась мысль в голове мужчины. Особо не задумываясь, он постучал по пластиковому окну комнаты. Не ожидав чего - то подобного, девушка медленно развернулась к окну, а после, широко раскрыла свои глаза. Кого как, а вот такого появления Саске в такой ранний час у себя под окном, она уж точно не ожидала. Охнув, она принялась чуть ли не бегать по комнате, чтобы найти, чем бы ей укрыться. Поняв, что нужно несколько набраться терпения, он ещё раз постучал по окну, отвернув свою голову в другую сторону.
Наконец - то, Сакура нашла маленький короткий плед, который вполне скрыл некоторые прелести её тела. Подойдя к окну, она поспешила открыть его.
— Что ты здесь делаешь в столь ранний час? — спросила она слегка прерывающимся голосом мужчину. Саске наконец - то посмотрел на Сакуру, и, забыв о себе в эту секунду, улыбнулся.
— Я же не извращенец, не стал бы я тебя трогать. — попытался он успокоить Сакуру своими словами, залезая в комнату.
— Ну... Я на всякий случай. — произнесла девушка, уже отойдя от окна.
Саске, наконец - то почувствовав под своими ступнями ровный пол, вздохнул, и уже вполне оглядел комнату своим взглядом. Она ему казалось очень красивой и просторной.
— У тебя здесь уютненько, — оценил комнату Учиха, проходясь по ней оценивающим взглядом.
— Да, здесь хорошо. Поэтому, дома лучше, чем везде. — пролепетала Сакура, и взяв плед, скинула его с себя. Заметив это, Саске вопросительно и немного испуганно посмотрел на неё.
— Что ты делаешь? — спросил он, боясь самых ужасных последствий, которые могут только возникнуть.
— Я... Саске, мы не такие уж и далёкие люди... — начала было девушка, но мужчина перебил её.
— Послушай, я не хочу делать с тобою что - либо подобное, я просто...
— Нет, я не об этом.
— А о чём же?
— Я конечно понимаю, что мы были более близки, но... Мог бы ты отвернуться? — спросила Сакура, смотря прямо на него. Тот немного покраснел, но в миг отвернулся.
— Я и не собирался смотреть... Не волнуйся, переодевайся. — сказал Саске, полностью уверив девушку в своей верности. Та, улыбнувшись, всё же отвернулась от него, но начала переодеваться.
Любопытство по тому, какие могут быть прелести у этой девушки, конечно, распирало Учиху. Он с трудом сдерживался, чтобы глазком не глянуть на хрупкое и милое тельце, но он сдерживался, ведь пугать ему её не хотелось. И убивать не хотелось. «Всё же, должен быть план» — думал он, рассуждая, — я не могу её убить, она слишком хороша для этого. Но если я должен это сделать... То позже. Я не могу так торопить события».
— Я готова, можешь повернуться. — позвала мужчину Сакура, развернувшись к нему.
Повернувшись к красавице, Саске оглядел её с ног до головы. Она была одета в скромное платье, которое теперь прикрывало всё, что только можно было увидеть у неё в качестве «прелестей». И это немного огорчало. Но в душе, у него зародилось чувство спокойности и гордости за Сакуру, Саске не мог понять, почему. Ему было спокойно, что на эту особу никто не будет разивать рот, и ему было гордо то, что она была не показухой перед кем - либо, а очень даже скромной и правильной леди.
— Что - то не так? — спросила Сакура, немного взволнованно смотря на Саске.
— Нет, всё хорошо, — прошептала он, — даже лучше.

Киллер на балу. Глава 18

Саске прошёлся взглядом по платью Сакуры, даже не предполагая, о чём им ещё нужно заговорить. План о том, что она должна быть им убита - отложен. И с этим ничего не поделаешь.
— Я... Хотел навестить тебя, — начал Саске, желая нарушить эту тёмную атмосферу тишины и скукоты.
— А почему через окно? — спросила Сакура, удивлённо смотря на мужчину, — почему не позвонил в дверь?
— Мне никто не открывал.
— А ты звонил?
— Звонил.
Сакура как - то по - дурацки посмотрела на Учиху, словно, осмысливая что - то. Она простояла так пол минуты, но потом, выражение её лица изменилось на радостное и хитрое, нежели что - то обдумывающее.
— Я поняла, — сказала она, — ты хотел напугать меня.
— Да нет же! — запротестовал он, — я правда звонил!
— Не пытайся изменить мою точку зрения. Я знаю какими вы, мужчины, бываете. — закончила Сакура, и круто развернувшись к двери своей комнаты, направилась к ней. Открыв её, она пригласила Саске выйти. Тот исполнил её желание, и чуть ли не присвистывая, начал разглядывать коридор. На полу была расстелена мягкая ковровая дорожка, на стенах то и дело, висели различные картины с разными изображениями. Учихе встречались то ли пейзажи, то ли портреты. Скорее всего, на портретах изображались поколения семьи Харуно. Их было наглядно больше, чем пейзажов.
В ушах прозвенел хлопок входной двери. Именно он отвлёк Саске от дальнейшего изучения картин. Нехотя, он повернутся к Сакуре и уставился на неё, ждя чего - то необычного.
— Всё в порядке, это папа пришёл. — осведомила Харуно Учиху, пожав плечами. — ты как - будто испугался чего - то. Всё хорошо?
— Да, — ответил тот, вытерев со лба выступивший пот, — однако, я всему могу удивиться.
— Не спорю с тобой, — ответила Сакура, и посмотрев в левую сторону от себя, пошла в неизвестном пока Саске направлении. Тот, недолго думая, пошёл за ней. Он считал, что ему было бы просто ни к чему оставаться здесь в коридоре, совсем одинёшенькой. Когда он был на расстоянии по один метр от девушки, то заметил, что та начала спускаться на первый этаж по широкой лестнице, держась левой рукой за перила. Саске тоже начал спускаться, но за перила он не держался. И лишь в спешке желал достигнуть первого этажа.
Заметив своего друга, который спешил по лестнице, Сакура улыбнулась и сказала ему:
— И куда ты так?
— Просто, так быстрей. — возразил Учиха, не сбавив темп.
— Что быстрей? Ты даже за перила не держишься!
— Ну и что?
— А ничего! — повысила тон Сакура, остановившись, — хватит так спускаться, живо схватись за перила!
Саске удивлённо посмотрел на девушку, но возражать не стал, поскольку не хотел портить настроение ни ей, ни себе. Он знал, что их возражения к друг другу закончились бы скандалом. Он подошёл к правой стороне лестнице, и, схватившись рукой за перила ладонью правой руки, начал в медленном темпе спускаться вниз. Его удивило такое неожиданное поведение с её стороны. К тому же, с чего бы ей так меняться из - за того, схватился ли ты за перила лестницы или нет?
«Возможно, на то есть причины» успокоил он себя, и наконец, достигнув первого этажа, отстранился на расстояние от этой лестницы. Сакура же, спустившись вместе с ним, сразу изменила своё настроение. Она улыбалась Учихе, и вдруг, направилась в широкому проёму двери. Он уже не стал следовать за ней, а начал терпеливо ждать её возвращения. Он догадывался, куда она пошла и зачем.
— Папа, у нас гости...
— Кто? Зачем?
— Чтобы увидеть меня.
— Новый маркиз?
Услышав эти слова, но не подслушав, Саске почувствовал какую - то до сих пор никогда не чувствуемую тяжесть в груди. «Новый маркиз?» Значит ли это, что отец Сакуры имеет в виду тех, с которыми она должна была когда - то соединить свою жизнь навсегда? Возможно, как же иначе? Иначе бы, он не заикнулся про них. Но почему в груди присутствует такая сжатость? Словно, что - то прикасается к его сердцу и сжимает его, выплёскивая из его лёгких кислород вместе с этим. Мужчина прикоснулся к своей грудной клетке, но боль не уходила, лишь немного слабее начала сжимать его сердце.
«И что же это?» спросил мысленно Учижа сам себя, но ответ ему никто не дал.
— Папа! Это Саске Учиха! Тот, что вчера на балу помог мне! — попривествовала Сакура Саске своему отцу, — ты ведь помнишь его?
— Я и не забывал, — произнёс Марип, и подойдя к Саске, пожал ему руку, — ещё раз спасибо Вам. Но что Вам здесь надо?
— Понимаете, я... — Учиха немного замешкался, — я... Я просто очень хотел увидеть Вашу дочь.
Саске посмотрел на Сакуру влюблёнными глазками, и захлопал ресницами.
— Она у Вас такая красавица!
Саске... — прошептала девушка, и хотела было уже что - то возразить, но отец вышел вперёд неё.
— Вы как всегда, льстите мне своими комплиментами. Что ж, меня успокаивает только то, что это правда.
«Это действительно правда» подумал Учиха.

Киллер на балу. Глава 19

Отец Сакуры довольно смотрел на Учиху. Его удивило то, что тот так внезапно оказался в его доме. И хотя он сказал ему причину, Марипу до сих пор было не понятно, с какими целями пришёл Саске. Ему казалось слишком простым то, что тот хотел просто увидеть его дочь. Но, отбросив ненужные сомнения и мысли, он мотнул головой, и улыбнувшись, предложил:
— Чай или кофе?
— Чай. После кофе у меня излишняя бодрость, — Саске скрыл своё лицо за ладонью так, чтобы всем казалось, что он просто вытерает ладонью пот. Но на самом деле, он лишь лукаво улыбнулся за своей ладонью, и просто не желал, чтобы это кто - то увидел.
— Комсуната! — воскликнул Марип, обратив свой взор на лестницу. Через несколько секунд по ней спустилась женщина лет тридцати с чем - то лет. Она была одета в чёрную одежду и белый фартук. Приходилась она по дому как служанка, не иначе.
— Да, Марип — сама? — вежливо спросила женщина, подойдя к Оцоноке.
— Приготовь нашему гостю чай. И пожалуйста, не пролей его, как в прошлый раз, — насторожил он служаку немного строгим и устрашающим голосом. Та удивлённо посмотрела на него, и, кивнув, направилась в левый от Саске проём двери. В сию минуту Учиха услышал, как служанка доставала чашку откуда - то из ящика. Ему было неприятно то, что ему придётся пить из какой - нибудь давно запылившееся чашки. Но его успокаивало только то, что из этой неё мало кто пил. Значит, будет не так уж и противно.
Сакура, проводи его, пожалуйста, в гостиную, — попросил отец дочери вежливым тоном. Та кивнув ему, взяла Саске за руку и направила в прихожую, а от туда и в гостиную. Она была просторной, и уютной: в середине комнаты стоял мягкий диван, у стены был красивый бордовый камин, стены были бежевыми с нежным цветом розами и их лепестками. Рядом с диваном располагался столик, на котором лежали всякие нужные принадлежности: книги, романы, и ваза с цветком. Всё это создавало атмосферу теплоты и милости. И это заставило улыбку появиться без всякого повода на лице Саске. Заметив это, Сакура улыбнулась.
— Нравится? Если хочешь, можешь каждый день сюда приходить, — Сакура тяжело вздохнула, — только не так, как этим утром.
— Если я тебя так сильно напугал, то обещаю: больше я так делать не буду, — Саске повернул лицо Сакуры к себе и положил свои ладони на её щеки, — неужели я так напугал тебя, такую лапочку?
— Прекрати... Пожалуйста, — просила Харуно, — уже больно...
— Всем больно. А тебя это делает такой смешной, — Саске принялся ещё сильнее сжимать щёки Харуно, доводя их до покраснения, — я могу так делать хотя бы вечность.
— Не... Не надо, — всё также просила Сакура, пока не взяла Саске за его ладони и не остановила их движения, заглянув ему в глаза.
— Может, надо?
— Нет, не надо.
Так они простояли около минуты, не желая отрываться друг от друга. Им казалось, что время застыло. Застыло, пока не вскипел чайник и женский голос не прозвенел из столовой: «Чай готов!». Именно это заставило Саске оторваться от Сакуры, а ту прийти в себя после того, что было здесь между ними. Они недоумённо взглянули друг на друга, а после, поправив одежду, соизволили прийти в столовую. Она была очень длинной и огромной, казалось, эта была самая большая комната в этом особняке. Но Саске придётся ещё удивляться и удивляться, сколько в этом особняке есть комнат. За длинным столом, где — то в его середине, сидел Марип. Рядом с ним стояла Комсуната, держа в руках кружку с чаем.
— Присаживайтесь, — предложил отец Сакуры. Двое послушно сели, не зная, как весело и нормально начать разговор между ними и Оцоноке. Но, обстановку пришлось разгружать лишь отцу девушки, так как оба вдруг, ни с того ни с сего, потеряли всю свою уверенность в себе. Сакура уткнулась в свою чашку с чаем, Саске - в свою.
— Итак, — начал Марип, покручивая чайную ложку в чае, — Саске, как Вы провели вчера время на балу?
— Отлично, — Саске еле удержался, чтобы не почесать свой затылок.
— А я волшебно. Скажите, моя дочь привлекает Вас?
Этот вопрос заставил обоих подавиться чаем. Точнее, Сакура сдержалась, ну а Саске пришлось стучать по спине, чтобы тот откашлялся.
— В смысле, привлекает? — спросил он, — что это значит?
— Это значит, что я подумываю о вашей свадьбе, — ответил Оцоноке, сделав глоток.
У Саске начала подёргиваться бровь, Сакура всем лицом чуть ли не окунулась в ещё не остывший чай.
— О какой свадьбе?! Мы еле знакомы, — начал Учиха.
— Я знаю. Так романтично, — мечтательно ответил Марип, сложив свои ладошки вместе.
— Но... Сакура, ты хочешь этого?! — спросил Саске с надеждой у девушки. Но та и не думала отвечать, окунув свою мордашку в чай и мысленно болтая с ним. Поняв, что помощи не от кого дождаться, Саске, потянув свою бабочку, растерянно опустил взгляд в чай. Ответить ему было пока нечего.
Комсуната с растерянностью и маленьким гневом в своём взгляде посмотрела на Марипа. Увидев, как он ей подмигнул, она потеряла дар речи.

Киллер на балу. Глава 20

Марип смотрел на лица обоих. Но, не сдержавшись, он схватился за живот и громко засмеялся.
— Это была шутка! А вы и вправду поверили? — всё ещё смеясь, говорил он, всё так же держась за живот. Саске и Сакура переглянулись между собой, точно, перед ними сидел сумасшедший.
— Ш... Шутка? — спросил Саске, у которого, вопреки всему, перестал дёргаться глаз. Да уж, кто - кто, а вот он - уж точно не думал, что Марип Оцоноке, известный во всём городе олигарх, может так широко блеснуть своей странной харизматичностью и юмором. А когда Саске в последний раз смеялся? На этот вопрос не мог ответить ни он, и никто другой. С того момента, как он выбрал в своей жизни профессию киллера, смех пропал из его жизни. Никто больше не мог услышать, как Учиха радовался бы чему - то или смеялся. Смеялся хотя бы без причины...
— Ну, ладно: если я уж такой скучный дядька, то не буду больше вводить Вас в замешательство, — произнёс отец Сакуры, отодвинувшись от стола и разглядывая какую - то зубочистку, которую он, не пойми откуда, взял и достал, — может, расскажите о себе?
— Не думаю, что Вам будет это интересно, — ответил Учиха, который находился сейчас в замешательстве. А этот Оцоноке не так уж и прост: всё хочет и хочет узнать о нём побольше, словно, эта информация была бы ему полезной. «Ну уж он в этом ошибается» подумал Саске.
Он и не заметил того, как Сакура начала на него как - то странно смотреть. Она и не замечала ничего, кроме него. Как - будто между ней и Саске появилась какая - то атмосфера, только он об этом не догадывался.
Саске - кун? — позвала его Харуно. Саске наконец - то обратил на неё внимание.
— Папа, можем ли мы отлучиться? — спросила она у Марипа. Тот, посмотрев на них обоих, кивнул ей. Видимо, он догадался, что хочет его дочь, и решил не мешать им... Уединиться...
— Я даже и не думала, что у Вас могут быть подобные мысли! — строго сказала Комсуната, точно, мать ругает своего ребёнка. Но Марип был как всегда, неподвластен её словам и возражениям. Можно было подумать, что ему глубоко плевать на всё, что пытается ему так открыто вразумить эта женщина. Вообще, так и было. Просто, Комсуната слишком хорошо убиралась в их доме, поэтому было даже жаль её увольнять. Как говориться, женщины — удивительные существа!
— Я слишком хорошо знаю свою дочь, чтобы запрещать ей что - то, — отвечает он, и делает очередной глоток своего чая. Служанка закатила глаза. Она ведь как никто другой, знала, что этого Оцоноке слишком трудно переубедить в чём - либо...
***
Сакура бесцеремонно кинула мужчину на кровать. Тот не мог ожидать чего - то подобного, поэтому, в его голове пока не было и мысли о том, чтобы сопротивляться. Сакура, оставив того в недоразумении, поспешила закрыть дверь в свою комнату на ключ. Только поднявшись с кровати, Учиха почувствовал, как его толкают в грудь. Не удержав равновесия, он снова падает на простынь. Сакура в этот момент садиться на него сверху, и держит за руки, лишая его любой возможности движения. Он смотрит на неё из полу — прикрытых век, не желая понимать, в чём дело. Он был готов наплевать на всё, лишь бы отдаться чувствам. Он забыл про весь мир, он видит только её и себя. Это их атмосфера. А вместе с тем, что она закрыла дверь, её ещё и вряд ли кто разрушит.
Сакура... Что ты делаешь? Я ведь... — пытался сказать он, его дыхание иногда прерывалось от нарастающего возбуждения.
— Мне плевать... Мне хочется быть с тобой... — тоже прерывающимся голосом, говорит она, и припадает к его губам, жадно впиваясь в них. Не в силах больше терпеть и сдерживать себя, он со всей силы прижимает к себе красавицу, и, давая ей лидировать, лишь поглаживает её по талии. С губ девушки срывается еле слышный стон, и его было достаточно для того, чтобы Саске продолжил. Он медленно перешёл от её губ к шее, и начал осыпать ту мимолётными поцелуями, иногда водить по ней языком. Сакура уже не сдерживала стоны, лишь цеплялась за волосы Учихи и трепала их своими пальчиками. И только в мыслях Учихи появилась мысль о том, чтобы поставить на шее этой особы засос, он захотел осуществить её. Потянувшись губами к удобному местечку, он только хотел прижаться к нему губами, как... Раздался стук в дверь.
Неужели Оцоноке - сволочь, захотел прервать их уединение?! Ну зачем же?! Зачем прерывать их милое, любовное гнёздышко? А может быть, это...
Сакура - сан, у Вас всё в порядке? — раздался за дверью звонкий голос служанки. Но два человека, которые полностью наполнены страстью, не делали отстраняться друг от друга. Они лишь прервали то, что делали перед этим звонким «Fall». И смотрели друг другу в глаза. Опомнившись, девушка немного отодвинулась от Саске, выпрямилась, всё ещё сидя на его груди, и громко произнесла:
— Да, не волнуйтесь, Комсуната - сама! — произнесла Сакура, заглянув Саске в глаза. Тот смотрел на неё с сожалением.
И всё же, страстная любовь прервана, а интригующее продолжение придётся придержать...

Киллер на балу. Глава 21

Сакура слезла с Саске и тяжко вздохнув, обратила на него свой печальный взор. Тот поднялся на локтях, и уставился на Харуно, ожидая от неё чего - то. Но она никак не могла найти ответа на то, что она делала примерно несколько секунд назад.
— Я... Извини, если что. Просто, я подумала, что ты за... — на этом месте она замешкалась, и всхлипнула. Сжатость окутала сердце Саске. Он пододвинулся к девушке, и обняв её за плечи, принялся успокаивать её. Кого - кого, а её слёзы его просто выбешивают из себя. При том, что сейчас она не являлась его жертвой. Это будет совершено чуть позже, для её же блага.
— Нет... Я не такой уж, и при том, я не за этим, — ответил он, поглаживая юную особу по плечам.
— А зачем? — наивно спросила она, заглянув Саске в глаза.
— За тем, чтобы увидеть тебя, — ответил он, перестав её поглаживать по плечам. В комнате воцарилась тишина, и никто не осмеливался прервать её.
«Неужели, я её взял за душу? Или привлёк её внимание? Хотя, быть того не может... Но как иначе объяснить её поведение?» раздумывал Саске, поглядывая на Сакуру, которая уже стояла у подоконника и смотрела в распахнутое окно своей комнаты. Иногда слышалось пение птичек, что, в некотором роде, улучшало атмосферу этих двоих. Саске пытался осмотреть комнату взглядом, пока не заметил старые, бежевые часы, висящие на стене. Они показывали время около двух часов. «Нужно бы уже возвращаться», решил он, и встав с кровати, подошёл к Сакуре. Заметив то, как она облокотилась об подоконник, стоя к нему спиной, от внимания Учихи не ускользнула талия и попка девушки, которая показалось ему вдруг такой аппетитной... Он провёл ладонью по лицу, желая стряхнуть с себя таким образом нарастающее возбуждение. С чего бы ему позволять себе такие мысли? Возможно, это было от того, что он долгое время не находился в близкой связи с женщиной. А может, ностальгия о его детстве, когда он был совсем ещё юным, даёт о себе знать. И об этом остаётся только догадываться.
Он положил свою ладонь на плечо Сакуры, и та обернулась на него.. Тут - то, Саске как горло спёрло, как - будто связки застыли: её взгляд словно затуманенный, а губы, двигаясь, представляют себя во всей красе и в такой сексуальности... Ну уж нет, с ним и вправду что - то происходит при этой даме. Но он же не будет сейчас с ней это решать? Сперва, ему нужно бы как - нибудь побыстрей выйти из её дома, ну, а там он уж посмотрит...
— С... Сакура, я... Пойду, наверное? — произнёс он, и готов был уже развернуться, как почувствовал, что его руку схватила и сжала нежная ладошка леди. Он обернулся и вопросительно посмотрел на неё. Она же, в свою очередь, смотрела на него грустными глазками, которые вызывали в Саске некую жалость. Жалость, которой он не чувствовал вот уже несколько лет...
— Ты уходишь? — спрашивает она, чуть ли не плача, — вот так вот, скоро? И совсем без прощания?
Саске тяжело вздохнул. Он знает, что женщины бывают такими наивными и многопросящими, но не до такой же степени. Хотя, он уже начинает подозревать, что у Харуно есть свои чувства к нему. Тёплые чувства, и что он просто знает, что она к нему неравнодушна. И это было многообещающе.
Но что она хочет от него? Чтобы он попрощался с ней? Ну, тогда...
— Прощай. Я домой, — развернувшись, он только хотел сделать шаг, как рука Сакуры сжала его руку ещё сильнее, не дав этого сделать. Удержавшись, чтобы не зарычать, он посмотрел на Харуно. Но, неожиданно для него, она закрыла глаза и прижалась к нему, трясь своей головой об его сильную мужскую грудь, и чуть ли не мурлыкала. Саске посмотрел по сторонам, точно, за ними будто бы было кому следить. Посмотрев на Сакуру, ему не оставалось ничего, как просто, в ответ, самому прижать её к себе. Он опустил ладони на её лопатки и прижав к себе, стал просто наслаждаться моментом. Он не мог предположить, было ли это к удивлению Харуно или нет, хотя, скорее всего, но он просто надеялся на то, что она будет непротив. И она была непротив. Она не сопротивлялась или что - то в этом роде, а наоборот, сама прижалась к нему.
Этот пикантный момент продлился около двух минут, а после, они выпустили друг друга из своих объятий. Но девушка не отпустила его руки. Посмотрев ему в глаза, она тихо произнесла, но Саске всё равно услышал её:
— Ты мой Belle amie.
— Навеки. — сказал он. И поняв, что Харуно может на него легко обидеться, взял её ладонь, так крепко сжимающую его, и поцеловал. Она была польщена и смущена этим, и её выдал лёгкий румянец на щеках, который сделал её только милее для Саске. Отпустив красавицу, он развернулся к двери, и, впоследний раз бросив доброжелающий взгляд на Сакуру, вышел из её комнаты.

Киллер на балу. Глава 22

Выйдя из дома девушки, попрощавшись заранее с её отцом и не обратив никакого внимания на служанку, Саске направился к своему дому. На губах ещё остался сладкий вкус губ девушки. Прикоснувшись пальцами к ним, Саске захотелось ещё раз поцеловать девушку, крепко обнять её и ласкать, слыша, как из груди той срываются мимолётные стоны...
И всё же, что - то эта дамочка делает с Учихой. Он не испытывал таких чувств с первой в своей жизни девушкой, хотя и был в ту влюблённым по уши. Но... Он же не влюблён в Сакуру, верно? Он ещё не испытывает к ней никаких чувств, кроме моментального возбуждения при ней. И ничего больше, ведь так?..
Учиха подходил к своему дому, и, по своей старой привычке, заглянул в окно, которое было рядом с дверью. Он не увидел там никого, но лишь понял то, что в его гостиной включён свет. Это было видно через проём в неё.
«Я не мог его оставить... Или мог?» думает он, всовывая в замок входной двери ключ. Дверь с малым скрипом отворяется, и Саске входит в свой дом. Вместе с этим, разувшись, он поспешно направляется в гостиную, которая находилась через комнату от него.
Раскрыв дверь, Саске всматривается в проём гостиной, и теперь уверен, что свет всё - таки включён. Он идёт туда, и видит Лидера, который удобно разлёгся на его сером диване с бокалом вина. Рядом с ним стояли двое его друзей, или же, подчинённых. Они заметили вошедшего в свой дом Саске и намекнули Лидеру на это. Тот, обернувшись, сразу лукаво заулыбался Учихе, и делает глоток своего вина.
— Что ты здесь делаешь? — спрашивает далеко не радостно и приветливо Лидеру, он, чуть сжав кулаки. Ему было не очень приятно такое внезапное появление Лидера в его доме, при том, что тот такого ещё ни раз не позволял себе. Хотя, есть догадки, что Лидеру что - то не понравилось... Обычно, он мог заявиться так в дом своим жертвам. И смотреть на их мучения. Или же, он знает про то, что Харуно не мертва? Что она не была пристрелена на том балу, и что она до сих пор жива? А ведь Лидер не любит запоздалые убийства жертв...
— Что я здесь делаю? — спрашивает он, сделав очередной глоток вина, — Саске, а что здесь делаешь ты? Не забывай, что я могу выселить тебя отсюда в любой момент...
Пришлось вспомнить про то, что Лидер является человеком получше Олигарха. И это внесло некоторые сомнения в мысли Саске.
— Сядь, пожалуйста, — приговаривает Лидер, хлопая по соседнему сидению на диване, приглашая Саске сесть на него, — поболтаем с тобой... Может, вспомним что - нибудь...
— А как же они? — Саске указал пальцем на двух друзей Лидера. И это им не понравилось, что было видно по их в миг скорчившемся рожам.
— А они сейчас уйдут, — Лидер сделал жест пальцами, который словно бы, давал этим двоим его подчиненным пинок под зад, дабы те смылись побыстрей из гостиной. Саске и не особо переживал за то, возьмут ли они что - то себе из его дома или нет: они хорошо знали о том, что за малейшую кражу им мало не покажется. А вместе с этим, рисковать они не решались.
Когда они ушли, Саске неторопливо сел рядом с Лидером. Он был, мягко сказать, как смущённая девушка перед парнем, в которого она влюблена. Да только Учиха не был влюблён, и был просто сжат рядом с Лидером. Ему в голову лезли самые разные мысли о том, какая будет его смерть от его рук, если тот узнает, что жертвы нет. Ведь он имеет в своих руках власть куда лучше, чем у Саске.
— Ну, рассказывай: как дела, как прошло? — ставя бокал на ближайшую тумбочку, предлагает Лидер, всаживаясь как можно ближе к Саске, — а особенно, расскажи мне про бал.
Про бал Саске и говорить - то и не хотелось: жертвы нет, так о чём разговаривать? Разве что, он может попытаться придумать краткую историю о мучительной смерти Харуно, но... Это будет являться ложью. И даже если он соврёт, и Лидер поверит ему, то что будет? Вдруг, тот узнает о том, что Учиха попытался соврать ему? Если будет так, то мучительной смерти Учихе самому не избежать, как бы он не пытался.
Но нужно было что - то придумать. Что - то такое, что, может быть, отвлечёт Лидера от бала...
— А как у тебя дела? Твои слуги много косячат? — глупо попытался отвести разговор от темы Саске, положив локоть на спинку его серого дивана. Лидер посмотрел недовольно на его локоть, но потом перевёл взгляд на Учиху. Сначала он казался каким - то серьёзным, но тут же, вмиг повеселев, решил ответить Саске взаимностью.
— У меня всё в лучшем деле, как знаешь. Слуги косячат, но редко, - он сделал небольшую паузу, — я их могу пощадить, а могу и кое - что другое...
— Не сомневаюсь в этом.
— А с чего ты об этом спросил? — опомнился он, — раньше ты и не особо интересовался моей жизнью, а особенно, про моих слуг.
Его взгляд стал подозрительным, он сверлил Саске им. Но, к его высокому сожалению, он вспомнил про вещь, которая его так давно интересовала. Он пододвинулся к Саске ближе, точно, готов был схватить его за этот дранный локоть. И чуть ли не шепча, напомнил:
— Как всё прошло на балу?
Эхом отозвалось каждое слово Лидера. Соврать или сказать правду? Вряд ли тот сможет понять по - хорошему, но перед Саске, в конце - концов, стоит очень важный выбор.

Киллер на балу. Глава 23

Перед Саске стоит очень серьёзный выбор. Выбор, который, возможно, решит и перевернёт его судьбу...

— Она мертва. — ответил он, коротко и ясно. Ясно и понятно для Лидера, чтобы тот и не вздумал задавать какие - либо вопросы ещё. Но Саске, как бы того ему не хотелось, плохо знает его, как никак. И поэтому, ему придётся перетерпеть весь допрос, который встанет перед его лицом.
— И как? Не сопротивлялась, или ты из угла подстроился? — спрашивает любопытный Лидер, который, зная Саске, не хочет от него отставать. А ведь он знает его, и, для себя же, очень даже хорошо: а кому ж ещё нужно так хорошо знать его? Ведь он — пока что единственный человек, который нанимал Учиху чаще всего, чем остальные. И он поручал ему самые мучительные и развратные убийства, например, они были такими, что никому другому такая фантазия и в голову не могла залезть. Поэтому - то, он его и допрашивал. И не только поэтому. У него были и собственные догадки обо всём, однако, он не спешил о них рассказывать «кому попало». И ведь не зря Лидера звали крысой в городе...
— Да. Из угла, в туалете, — Учиха еле слышно вздохнул, потому что понимает, что ему сейчас придётся нагло врать. Врать каждому, возможно, — она не успела ничего сообразить, как... Получила пулю в лоб.
— А почему ничего по ящику не сообщили? — Лидер выразил полное негодование, и был готов пристрелить сам Учиху за его ложь. Но он пока догадывается об этом, — сейчас вся полиция бы рыскала по городу и спрашивала каждого о любой информации о девушке. Ты так не думаешь?
— Её отец не хотел, чтобы об этом шептались. — коротко ответил мужчина.
— Да? — услышав короткий ответ Саске, Лидер немного замешкался, — и что, даже и пылинки не сказали?
— Нет.
Саске отодвинутся от него, потому что ему стало противно находиться рядом с ним. И вообще, ему стало казаться всё противным: даже самому себе он стал казаться противным. И с чего бы это? Ему было непонятно. Возможно, это было от того, что он врёт, а возможно, и от другого...

Лидер сидел несколько минут в молчании. Он глубоко задумался и вникал в свои мысли, а также в этот разговор, который был несколько минут назад. Сам Саске облокотился об спинку дивана и просто смотрел в потолок.
Он соврал. И что будет? Хотя, ему ничего не будет... Но, кто знает этого Лидера лично? Никто, а то и дело, что у того нет даже ни жены, не семьи. Он был один на один с самим собой, а из - за своей высокой успеваемости в криминальной жизни потерял голову. Он мог бы стать неплохим парнем, но решил по - другому.
И его уже никто не остановит.
А если он узнает, что Харуно жива? Что, если ранним утром пройдётся по кварталам улицы, и случайно заметит её? Её присутствие, где - либо? Тогда никому не поздоровиться... А из своих переговоров с Лидером, Саске может сделать лишь один полноценный вывод; он мечтал быть самым самым. И он, Лидер, нередко употреблял имя Марипа в своих бесконечных разговорах с Саске. И всегда мечтал убрать его из этого света, хотя высшие силы и не подвластны ему. Но ему просто хотелось, чтобы этот человек перестал существовать, иметь место рядом с ним. Однако, сам понимает, что для него же самого это было бы мало, и решает принести ему великое мучение: прикончить его дочь. И не от своих рук, а от рук мастера. А дальше, всё пойдёт своим руслом: запой, деньги уйдут на вечные поиски убийцы, хотя, он этим ничего не добьётся. Полиция слишком глупа в этом городе, чтобы найти такого специалиста, как Саске. Он потеряет свою компанию, и тогда... Лидер почувствует себя на вершине своего блаженства. Блаженства, познания которого больше никому не дано, кроме него.
— Я... Пойду, — Лидер неуверенно встал с дивана, и отряхнулся, точно, какой - то песок окутал его чёрные брюки. Неуверенными шагами он ступил к проёму гостиной, и, кинув взгляд на Саске, произнёс лишь единственное слово: «Молодец».
Он никогда и никому не говорил этого. Ни разу. Но, видимо, Саске был достоин этого. Ведь он смог достичь того, чтобы величайший враг Лидера начал «страдать». Но это так думает Лидер.
И он удаляется из особняка, оставив Учиху раздумывать над всем этим. И как бы он не хотел этого, ему не выкрутиться из своих же слов, которых он сказал Лидеру.

Он хватает себя за волосы и ворошит их, не в силах совладать с самим собой. Что он наделал?! Он не сможет спасти собственную шкуру, никаким боком! Ему остаётся только ждать, пока Лидер не придёт к нему и не покончит с ним...
У него нет надежды на спасение. Ему суждено только принять всё, что только может произойти с ним. Либо он падёт перед всем, либо сделает всё возможное для себя...

Киллер на балу. Глава 24

Этой ночью Саске, так сказать, выпустил свой дух. Своё раздражение и дал волю своим нервам и эмоциям, которые накопились за весь сегодняшний день. Которые накопились после разговора с Лидером, которые накопились с этой сексуальной девчонкой Сакурой, и которые нашли своё место в его душе и накапливались там, воображая себя в неограниченном количестве.
Посуда была разбита и раскинута по всей кухни Учихи. Все возможные простыни, которые только могли быть во всём особняке, были разбросаны по всему полу. Не осталась без внимания и хрустальная ваза, которая блескала своей редкостью. Однако, после всего этого разгрома, она была склеена по кусочкам. И хотя теперь она была кривой, но она стояла на своём законном месте. На тумбочке в гостиной.
Картины были свешены по боку, а ведь некоторым удалось остаться целыми и невредимыми. Не то, что некоторым. Например, первое место в испорченности занимала картина кораблика на море, якобы предназначенная для вдохновения: на парусах располагалось нарисованное маркером лицо с красивыми усами...
Мужчина смог успокоиться только под утро. А невысыпание обещает быть с ним до самого вечера, несмотря на то, как он этого не хочет. Но его нервная система просто не хочет успокаиваться, и вечно ищет себе место в его теле, не желая отпускать. И хочет навсегда остаться с ним.

Утро было хорошее и солнечное. Птицы, вместо привычного для всех петуха, нашли для себя место и теперь, пели уже они. И будили всех тоже они.
Учиха заворочался в кровати, пряча своё лицо под подушку от прямых солнечных лучей. Само солнце, несмотря на то, чем занимался брюнет этой ночью, хотело, чтобы он встал. Ей было абсолютно плевать на то, что он не выспался, что он хочет ещё немного поспать. Хотя бы немного. Но нет, оно, точно напрашиваясь, твердит своё: «Вставай! Харуно ждёт!» Время было около двенадцати часов. А зачем же Сакуре надо ждать Саске? Брюнет этого не помнил, и не хотел вспоминать. Ему казалось, что с каждым последующим днём в его жизни, его терпение медленно истощается и подходит к концу... Но мысль, напрашиваясь, как незваный гость, всё же приходит в голову Саске, и рассказывает ему, а точнее, даёт ему воспоминание и понятие о том, почему его ждёт Харуно: он ведь обещал к ней прийти, и обещал, что приходить сможет каждый день, мол, дел у него нет, да и они не намечаются.
Тут - то он был готов всё сплюнуть на то, что он точно выпил перед приходом к Сакуре целую бутылку Rariie, которое даёт обещание: «Всё будет O”k!», но нет. Единственное моральное понятие о том, что в дом к девушке его не впустили бы, служанка или отец, который выгнал бы его, в связи с его обстоятельствами, давало о себе знать. И Саске от этого становилось ни капли лучше.
Он медленно встаёт с кровати, и проходит сразу же в ванную. Опирается ладонями об раковину, и вглядывается в своё усталое выражение лица. Он только сейчас, именно в такие моменты может побыть с самим собой. Только сейчас, именно в это время собирается со всеми мыслями. Это, словно бы, была защита от того, чтобы его не стошнило на очередном убийстве своей жертвы.
И когда он стал таким монстром?..
Он медленно преподносит свою руку к лицо и проводит по потрескавшимся губам тонкими пальцами. Только сейчас к нему приходит осознание того, что он является одним из многих чудовищных людей в мире. Нет, к нему и раньше приходила эта мысль, но сейчас... Он осознаёт её по особенному, по своему. Словно ощущает каждую частицу этого осознания...
Когда он стал таким чудовищен? Неполадки в семье? Гнусное прошлое? Остался без работы? Ни одно не верное... И только он может ответить на этот вопрос...
Никто к нему никогда не был близко настолько, как эти три женщины: его мать, первая любовь и Сакура Харуно, появившееся из неоткуда. А ведь так и есть: она распустилась на поляне, окружённая другими прекрасными цветами. И всё равно выделяется среди них... Поэтому - то он её и заметил. Поэтому ли помог ей? И хотя он киллер, он просто хотел помочь ей, потому что знал, как ей было противно и тяжело тогда. Но её глаза... Что он увидел в них? Как, чем они окутали его сердце? Страстью, сексуальным влечением, возбуждением, которое всячески окутывает тело Учихи при откровенных действиях той? Да, но... Есть что - то ещё. Что - то такое, что дано почувствовать не каждому.
Мужчина уже давно осознал, что он чудовище. Стал им, по крайней мере, а значит, он не должен ничего чувствовать. Чувствовать к своей жертве... Это ведь его жертва! Харуно — является его жертвой, которая должна быть убита им! Но... Он чувствует. Он осознаёт, что чувствует к ней тёплые чувства. Не может сказать, влюбился ли он в неё или нет, но она симпатична ему. Не как тело, а как душа...

Его мать — единственная, которая поддерживала его на протяжении тех времён, когда Саске было особенно тяжело. Когда ему действительно нужна была поддержка, любовь, ласка, забота.
Его первая любовь — стала его ложной поддержкой. Сначала она являлась его фанаткой, хотя, потом всё пошло кругом: они стали друг для друга, как опора. Пока не осознали, что значат друг для друга больше, чем просто... А потом, они поняли, что той искры, что когда - то пролетала между ними, исчезла. Что её нет. И плотские утехи дали о себе знать: они стали единственной пользой в их отношениях. Пока обстоятельства, сложившееся с той девушкой, не проявили себя: они заставили навсегда её покинуть этот город, а также, и страну. Но Учижа не отправился за ней.
Тогда он уже понял, что в их отношениях нет никакого смысла. И уже тогда понимал, какая профессия будет главной в его жизни.
Сакура — девушка с невообразимой красотой. Она же, впервой поразила Саске: этим она ему и запомнилась. Сначала всё шло, как слишком тесные дружеские отношения: но потом, между ними становилось всё теснее, а фантазии так и норовили залезть в голову и устроить там беспорядок... Они не могут сдерживать себя рядом друг с другом, но... Может ли это позволить себе Саске? Может ли?
Он Киллер, с большой буквы. Таков закон в его жуткой профессии, которая окутала его жизнь: не поддаваться соблазну. Но разве... Саске послушает?

Киллер на балу. Глава 25

Учиха неспеша шёл к дому Харуно. Он уже знал, по какой улице надо идти, к какому кварталу свернуть, а к каким домам нужно особенно приглядеться, чтобы не сбиться со всего пути и просто не заблудиться, или не перепутать дома.
Подходя к заветной двери, он берёт камень в форме золотой монеты и стучит им по ней. Дважды. Чтобы теперь никто не сомневался в том, что он пришёл. Чтобы ему и не смели не открывать. Но...
Никто не открывал. «В таком случае...» пронеслась в голове мысль, и Саске без угрызения совести просто бьёт этой тяжёлой монетой по широким дверям, надеясь на то, что дома сейчас кто - то есть. Он не хотел снова лезть в окно, потому что, он уже не парень, а мужчина.
Кто - нибудь видел мужчину, который лезет по стене к окну дома? Такое делать может только Слендер, да и тот воспользуется щупальцами. А у Саске ведь нет чего - то подобного: поэтому, он по - прежнему надеется, что сейчас ему откроют. Проходит секунда, две... Дверь отворяется, а Учиха чуть ли не дал тяжёлой монетой по носу Сакуры. Та смотрит сначала на монету, а потом одаривает Саске таким взглядом, будто он сумасшедший. И она была, в некотором роде, права...
— Здравствуй, Саске - кун... Входи, пожалуйста, — она даёт ему пройти. Тот проходит через порог и разувается, снимая чёрные, как уголь, ботинки. Сакура закрывает за ним дверь и проходит на кухню. Саске провожает её взглядом, и, когда девушка полностью испарилась из его поля зрения, осматривает всю прихожую. Ничего не изменилось, всё как обычно. Да и что могло измениться? Его не было всего лишь... Несколько часов.
Сакура выходит из кухни с блюдцем и чашкой, из которой шёл тонкий пар. Проглядывая на Саске, она предлагает:
— Чай? Ты говорил, что кофе не пьёшь с одного случая.
— Так и есть, — отвечает он, но от чая не откажется. К тому же, в горле ощутимо пересохло, и хотелось чего - нибудь тёплого испить, — спасибо.
Он берёт из рук девицы чашку и делает глоток. Но, заметив это, Сакура произнесла таким тоном, точно, наказывает или делает замечание:
— Чай не пьют в прихожей. В комнату! — она указывает указательным пальцем в сторону. Обратив взор, куда она показывает, Саске понял, что она указывает в гостиную. И, недоверчиво смотря на неё, спрашивает:
— В комнату?
— Нет, в гостиную. — девушка, не обратив никакого внимания на мужчину, идёт в обширную комнату. Мужчина решил не спорить с ней, ведь ему не нужна была ссора. Он просто хорошо проводит время с той, к которой у него есть тёплые чувства. Да и почему бы нет? Всё равно, его жертва... Он просто дружит с ней, не более. Но вот, что делать с Лидером? Что делать с тем, что она жива? Неужели её когда - то придётся убить? Нет, надо что - то придумать...
— Чего застыл? — спрашивает Харуно, облокотившись об стену. И только сейчас он смотрит на неё с макушки до ног: и только сейчас обратил внимание на то, что на ней, на сей раз, серое платье. Платье, которое ей не очень то и подходит...
«Тебе бы другие тона носить» думает он, совершенно забыв обо всём его окружающем. Совсем забыв о том, что здесь находится девушка... И забыв про свой длинный язык.
— Согласна с тобой. Папа настоял на этом, потому что думает, что я на тебя слишком уж влияю, — она разворачивается, и взору мужчины открывается её до поясницы оголённая спина, — он совсем забыл про это. Как тебе?
Он не знает, что ответить. Да кем она себя возомнила?..
— Когда ты стала такой? — спрашивает он, боясь самого жуткого ответа.
— Какой?
— Я не ожидал от тебя такого...
Лицо девушки вдруг стало грустным и печальным. Вместе с этим, Учиха начал думать, что девушка расстроилась из - за его слов. Немедленно, он подходит к ней, и заключает её щёки в свои ладони, заставляя её заглянуть ему в глаза. Он ищет в них причину её резкой перемены в настроении девушки.
— Что ты... Делаешь? — не понимая, зачем он это сделал, особа решается отстраняться, но мужчина слишком крепко её держит. Да и тем более, он прижал её к стене. И сейчас, она вряд ли сможет выкрутиться или сбежать от него. Сейчас, она была полностью в его власти...
— Эм... Саске?
— Что?
— А что ты делаешь?
— Я? Ничего, — не понимая, о чём говорит девушка, да и к чему она клонит, спрашивает мужчина, отстраняясь от Сакуры. Он был по прежнему близко к ней, просто руки убрал.
Девушка опустила свой взгляд на своё платье, и... Ужаснулась. По крайней мере, Саске заметил это, и тоже посмотрел вместе с леди на её серое, пышное платье.
Девушка пытается оглядеть своё платье, перебирает пальцами каждый миллиметр, пока не замечает горячую струйку, которая стремительно шла по серому платью вниз. Она смотрит, откуда текла эта струйка и... Визг раздаётся по всему дому. Учихе кажется, что вместо нормальной челюсти, у Харуно образовалась пасть монстра, а зрачки её стали тонкими, как у злой дикой кошки. Он обратил внимание на свою руку, и понял, что наклонил чашку с горячим чаем, который неспеша проливался на одежду леди...

Киллер на балу. Глава 26

— Прости, пожалуйста... Я же не знал, что сделал это, — пытался оправдаться мужчина, но у него это выходило не так уж и хорошо. Сакура же, в свою очередь, стояла к сидящему на её кровати Учихе спиной, у окна, и пыталась оттереть грубой мокрой губкой огромное пятно, которое образовалось на её платье несколько минут назад. Она была сердита и зла на парня, всё же, платье это было ей по вкусу. И терять его она не хотела. Например, она бы с удовольствием ходила в этом платье по магазинам, и ей было бы всё равно на то, что продавцы считали бы её «девчонкой без вкуса». Но что управляло Саске в тот момент, что он совершенно не обратил внимание на свои кривые руки? О чём тот думал в тот момент?
За это она была на него очень зла. А особенно, ей было очень жалко своё платье, которое, хотя и выглядело безвкусным, но было ей как старая, родная вещица. Вещица, на которую Учиха пролил этот горячий чай, из которого сделал всего лишь один глоток!
Теперь - то девушка знает, что Саске лучше не носить больше чай куда - то, а лучше, пусть сам идёт и пьёт в их столовой, если дело уж на то пошло. Но, несмотря на свои мысли, дама по прежнему оттерала пятно на своём сером платье, которое она ещё и не сняла. Она понимала, что его лучше снять и повесить куда - нибудь, но уж больно ей надо доверять Учихе! Хотя, что он можно сделать в коридоре? Правильно, ничего, если у него нет маркера, конечно, и он не подрисует портретам усы. Тогда можно будет не только посмеяться, но и получить. Но... Что остаётся? Она не собирается перед ним раздеваться, чтобы он ещё и в неправильные места смотрел.
Сакура мило и медленно поворачивается к Саске, боясь увидеть, что он ещё может сделать худого. Но, к её счастью, он просто смирно сидел на кровати и ждал, пока она избавиться от этого злосчастного пятна, которое просто так не оттиралось. Нет, тут нужна ручная стирка. Служанка Комсуната, конечно, может ляпнуть Оцоноке про эту «неприятность», но что делать? В комнату для таких, как Комсуната, Харуно просто не подпустят, мол: «Девушки отдыхать только должны! А мы, в жизни нашей, работать».
Хорошая была идея на счёт того, чтобы переодеться в служанку, напялить на себя чистую противно - бирюзовую одежду, грязный фартук, чем - нибудь скрыть лицо да пойти со шваброй, подобрав ту по пути. Но, слишком любопытные служанки это наверняка заметят: поэтому, это был тоже не вариант.
Саске - кун... Выйди, пожалуйста, — произнесла милым голосом девушка, разворачиваясь обратно к окну. Поняв, что это нужно сделать, Саске неспеша встаёт с кровати и направляется вон из комнаты, взглянув в последние моменты на Сакуру. Та принялась развязывать пояс спереди. Вздохнув, Учиха покинул комнату, бесшумно закрыв за собой дверь.
«Интересно, я должен буду купить ей новое платье? Наверняка, она так из - за него переживает...» думал Саске про себя, уткнув свой взгляд в один из портретов, который висел на стене коридора. На картине был изображён престарелый мужчина, который чем - то напоминал Марипа Оцоноке. Да и вообще, он был на него сильно похож. А присмотревшись к следующему портрету, Саске увидел самого Марипа. И тут - то он обратил внимание на то, на что облокачиваются два человека своей спиной. Оба облокотились обо что - то красное, видимо по всему, это кресло. И создавалось ощущение, что оба сидят на одном и том же кресле, что и не слишком удивило Учиху.
«А чего стоило ожидать? Поколение за поколением...» подумал он, проходясь по коридору. Из комнаты девушки только и слышались какие - то шорохи. Это веяло некоторые подозрения, но Саске и не думал о том, чтобы войти «в тихоря». Ему не хотелось пугать девушку. Пока не хотелось...
— Можешь войти! — девушка выглянула из своей комнаты, застыв в проёме своей двери. Она вертела головой, оглядываясь и ища глазами Саске, пока не поняла, что тот и вовсе стоит за её дверью. Она закрыла её и посмотрев на Учиху, поняла, что дала ему дверью по носу. Он смотрел на неё, как обиженный младенец, и уже заметил, что на ней старое бордовое платье, которое служило заменой серому.
— И... Извини, — виновато произнесла леди, дотрагиваясь до в миг покрасневшего носа мужчины, — больно?
— Нет, приятно, — отвязчиво и грубо ответил брюнет, обойдя девушку и войдя в комнату. Облитое серое платье располагалось теперь на спинке стула, который, казалось, вот вот может развалиться. Но он не разваливался.
— Я отнесу его служанке Комсунате, — последовала небольшая пауза, — побудешь здесь? Не хотелось бы, чтобы кто - то упал в обморок.
Саске ухмыльнулся. Повернувшись к девушке, он круто ответил:
— Не думал, что ты считаешь меня красивым, — Сакура смутилась от слов Саске, и попыталась спрятать своё покрасневшее лицо за платьем, которое держала уже в руках. Вместе с этим, она незамедлительно покинула комнату, оставив Учиху в комнате наедине со своими мыслями.

Киллер на балу. Глава 27

Девушка ходила недолго, поэтому, Саске смог лишь на немногое время задуматься о своём. Дверь в комнату раскрылась, и в неё входит Сакура. В руках у неё было лишь пару книг, видимо, обе были старые. Саске не успел взглянуть на их названия, но, когда красавица присела рядом с ним на кровать, он понял, что они сейчас будут читать их.
Присев рядом, Харуно вздохнула, а потом обратила свой взор на мужчину. Взгляд у неё был такой, будто она ждала чего - то. Но чего именно хотела девушка, Учиха не знал, да и предполагать не мог.
— Карко Тунне, «Верь и смотри сам», — продиктовала она, прочитав название книги, — роман.
Саске изогнул бровь, поняв, что они сейчас и вправду будут заниматься чтением этой книги, про которую только что сказала Сакура. Или она будет рассказывать про её содержание... Он этого предугадать не мог. Или ему следует спросить, про что эта книга? Или девушка сама обо всём догадается?
— В этой книге рассказывается об одной особе. Она была самой обычной, и ничем не выделялась среди других, пока она вдруг... Не влюбилась, — сделала заключение она, дав понять ему, что с того момента жизнь той девушки полностью переменилась. Учиха лишь покачал головой вверх - вниз, точно, он что - то понимает. И хотя, он был взрослым, созревшим мужчиной, но некоторые интересы или рассказы противоположного пола ему было не в силах понять. Ведь он, всё таки, мальчик. Сколько бы ему не было лет, он всё равно будет оставаться своим характером в этом юном возрасте. А если, он и будет взрослым и серьёзным, то это будет являться лишь его маской. В душе человек навсегда остаётся младенцем... Ибо душа иной быть не может, если только она не будет являться испорченной.
— Как думаешь: суждено ли когда - то и мне познать это чувство — любовь? — мечтательно проговорила девушка, положив лицо на ладошку, и витая в облаках. Ну, а чего стоило ожидать от такой, как Харуно? Естественно, она будет мечтательницей и фантазёркой. Хотя, разве это плохо? Эта девушка лишь хочет попытаться вкусить сладкий плод, которому не дано быть в этом мире. Она пытается попасть в тот мир, который она построила сама, хочет жить в нём, хотя это и невозможно. Но... Саске понимает её. Ведь он тоже был в её юном возрасте, когда он был тем ещё парнишкой. Неиспорченным, чистым. И по уши влюблённым... Он тоже обо многом мечтал, хотя и рано понял, что мечты — это не то, о чём он должен задумываться. Но сам ли он пришёл к этому выводу? Нет, его привели к этому выводу. К этому заключению. А он был просто не в праве возразить тогда...
— Да, — коротко отвечает он, чуть пододвигаясь к ней, чтобы быть немножко рядом. И в этот момент, в груди просыпается тёплое чувство... Обычно, это тёплое чувство появлялось, когда он был влюблённым, но... Сейчас, оно было не только тёплым: оно было родным.
— А когда это пройзойдёт, Саске? — наивно спросила она, всё также не отрываясь от точки, в которую она вцепилась своим взглядом. Сейчас, Саске нутром почувствовал, что он — дедушка, а Сакура — его внучка. Она ведь так сейчас разговаривает с ним, будто бы она невинный младенец. Хотя, почему «будто бы»? Она и есть, — невинный младенец... А он является дедушкой, который рассказывает этому невинному младенцу про чувство любви и радости в счастливой жизни, которая только может быть.
— Когда - нибудь... Всему своё время, однако, — Саске пододвинулся к девушке ещё ближе, — и ты это время не сможешь поторопить.
— Никак - никак? — убеждаясь в этом, спрашивала всё та, медленно поворачиваясь к Саске своим лицом. Тот этого пока не заметил.
— Увы... — это были его последние слова, которые он только мог сейчас выпалить из своих уст. Он не ожидал того, что Сакура повернёт свою голову к нему, а он и так был к ней близко, слишком близко. Они оба повернули свои головы к друг другу, а не ожидав такого, встретились глазами.
Казалось бы, они просто встретились взглядами, но это была непросто встреча: это была передача чувств, мыслей в данный момент. Они пытаются общаться таким образом, знают, что слов в такой ситуации не нужно. От их губ расстоянии составляло какого - то одного сантиметра. Оба чувствовали и осознавали то, что они начинают медленно приближаться друг к другу, желая прижаться, впиться губами, и остаться в этом мгновении на вечно.
И вот, между ними уже и миллиметра не остаётся, они уже соприкасаются кончиками своих носиков. В самый момент, они ещё раз заглядывают друг другу в глаза, словно спрашивая у друг друга разрешения. Они понимают всё без слов, и мужчина первый прикасается к девушке, еле коснувшись своими губами её губ. Они целовались недавно, но Учиха успел соскучиться по этому сладкому вкусу её нежных уст.
Их нежный поцелуй перерастает в более страстный, ничем не контролируемый. Они просто забыли обо всём на свете, они хотят отдаться друг другу без остатка. Учиха непроизвольно прижимает к себе красавицу, не хочет её отпускать. Та не сопротивляется, и сама хочет быть лишь в его объятьях. Её чувства слишком горячи для того, чтобы она сумела их скрыть. И она хочет, чтобы он знал о них.
Он осторожно кладёт её на кровать, стараясь не разрывать этого страстного поцелуя. Вместе с этим, он нависает над ней. Кровать немного прогнулась под ними, но не заскрипела. Это не веяло чувства омерзительности, наоборот, заставило Саске углубить поцелуй, а Сакуру обхватить его за шею.
Проходит ещё некоторое время, и чувствуя, как в лёгких уже недостаточно кислорода, Учиха нехотя отстраняется от девушки, заглядывая ей в глаза. Её взгляд был затуманенным, а его обладательница была наполнена сильным желанием. Но она кивает ему, прося о продолжении. Тот медлит секунду, но всё же, целует свою партнёршу в шею, попутно развязывая красный пояс на её пояснице. А когда он, приступая к ласкам, слышит её стон, то наклоняясь к её уху, прикусывает мочку, вместе с этим пришёптывая: «Я люблю тебя»

Киллер на балу. Глава 28

За окном уже немного стемнело, а солнце было на горизонте. Небо было оранжевым, с переливом фиолетового или синего.
Саске с трудом открыл глаза, а во всём теле сразу же почувствовалась некая усталость. А также, мужчина даже испугался, поняв, что он абсолютно голый. Он задался вопросом, почему он в таком состоянии лежит в какой - то кровати, ведь он не у себя дома... Но, обратив свой взгляд на соседнее место, он улыбнулся.
Привстав на локтях, он придвинулся к мирно спящей девушке, и еле - еле дотронулся губами до её виска. Ему было очень приятно смотреть на спящую Харуно. Он даже никогда не смотрел так на ту, которая была его детской любовью. А с Сакурой всё далеко не так, как было в юности. С ней он чувствует ласку, теплоту и родную любовь.
Девушка немного заворочалась, а потом открыла свои глаза. Увидев Саске, который почти целовал её губы, она обхватила его шею и подарила ему нежный поцелуй. Ей хотелось остаться в этом мгновении на вечно, никогда его не отпускать. Но когда в лёгких кончается воздух, ничего не можешь с собой поделать.
Красавица прилегла мужчине на грудь и стала водить по ней пальчиком, вырисовывая на ней, так сказать, сложные узоры. Учиха наслаждался этим моментом, иногда целуя свою спутницу в лоб или в губы, признаваясь ей в своей любви. Теперь он знает, что никогда не сможет ей причинить вреда или боли. Он не сможет её никогда отпустить, и будет всегда стараться быть рядом. А на остальное он просто закроет глаза...
— Это было... Великолепно, — прошептала она, приподнимаясь к лицу возлюбленного, чтобы одарить того поцелуем в очередной раз, — Я люблю тебя.
— Не сомневайся в моих чувствах, — шепчет он ей в ответ, зарываясь рукой в её короткие волосы, и иногда вдыхая их сладкий аромат чего - то вкусного и лёгкого, — мне так приятно находиться рядом с тобой... Вот бы...
— Это мгновение длилось вечно, — заканчивает за него фразу она, заглядывая ему в глаза. Тот усмехается и снова чмокает ту в губы.
Они пролежали так некоторое время, пока оба не насладились лежачим положением полностью и не начали по - тихоньку одеваться. Также, и отец Сакуры не заставил себя долго ждать: он пришёл в свой дом. Влюблённые, услышав, как хлопнула дверь в дом и как Комсуната приветствует Марипа, поспешили одеться. Они не могли предполагать, как Оцоноке отреагирует на их «времяпровождение в любовном гнёздышке». Одевшись первым, Саске вышел из комнаты, оглядываясь по сторонам и удостоверяясь в том, что Марип ещё не спешил подниматься к своей дочери.
Не вытерпев того, что девушка одевала своё платье по пол часа, Саске только стукнул кулаком по двери, как красавица открыла её, снова одарив Саске ударом по его носу, который, к счастью своему, каким - то образом не ломался. Тихо закрыв дверь, девушка принялась успокаивать взбесившегося парня, который шёпотом ругал все двери в их доме. Наконец - то, усмирив мелкую боль в носу, Саске подхватил Харуно под руку и начал спускаться по лестнице, чуть ли не обоими руками схватившись за перила. На это Сакура рассмеялась, но намёк её возлюбленного на присутствие её отца заставил девушку прижать ладонь ко рту. Ведь иногда Учиха - кун заставлял её живот разрываться от взрывного смеха...
Спустившись, они увидели перед собой отца юной особы и служанку Комсунату, которые мило разговаривали между собой. Заметив их, Марип поспешил начать милый разговор «хорошего отца».
— Здравствуй, доченька... Саске? — спросил Марип, увидев то, как мужчина крепко сжимает руку невинной девушки, нарываясь её сломать. Почувствовав боль в сложенных пальцах, Харуно попыталась высвободиться от железной хватки Саске другой рукой, а то и всеми двумя, но у неё ничего не получилось: и это было подтверждением того, что он любит её и точно никогда не отпустит.
— Здравствуй, папа, — произносит милая особа, пытаясь стукнуть сильную мужскую ладонь, так сильно сжимавшую её хрупкую ладошку.
— Здравствуйте, Марип — сама, — поздоровался мужчина, стараясь на обращать внимание на сопротивление девушки, в то время, как на это уже все обратили внимание.
— Всё... Хорошо? — спросил сомнительно Оцоноке, видя, как его дочь норовит достать сковородку из их кухни, но ей остаётся только двигаться вместе с Учихой, — а то, Вы... Так хорошо проявляете свою силу...
— Да всё просто отлично, — Саске норовил достать скотч из кабинета Марипа, чтобы привязать Сакуру к себе навсегда, — а как Вы?
— Куда более лучше, чем она... — ответил отец Харуно, отвернув свою голову, в попытке не засмеяться как лошадь. А Комсуната уже давно отлучилась от всего этого, смеясь вместе со своими подругами - служанками в их «уборной». Хозяин дома отчётливо слышал их смех, и хотел в миг очутиться рядом с ними, чтобы посмеяться за компанию.
— Ну, я тогда пойду, — Оцоноке сделал шаг к лестнице, которая напрямую вела к укрытию служанок...
— Папа! — воскликнула девушка, остановив отца. И если бы она могла, она бы и за одежду его ещё дёрнула.
— Да? Что такое? — немного обеспокоенно спрашивает тот.
— Я... Могу ли я отправиться к Саске - куну домой? — спрашивает голосом чистой невинности девушка, указывая на смутившегося Учиху свободной рукой и её указательным пальцем.
— Да, — не в силах сдерживать свой смех, говорит Марип, зажимая рот рукой, точно, обкурился, — когда... Вернёшься?
— А я на всю ночь! — кричит красавица, спеша за Саске, который тащит её за руку из этого огромного дома, — до свидания!
Марип не обращает внимания на двоих, но услышав слово «ночь» готов был поперхнуться чаем, если бы он его пил, конечно. Оборачиваясь, он лишь видит и слышит, как захлопывается входная дверь. Хмыкнув, он направляется у служанкам, чтобы поржать вместе с ними.
«А из Учихи вышел бы неплохой охранник»

Киллер на балу. Глава 29

Они не спеша бежали к особняку Учихи, держась за руки. Для обоих это были просто счастливые минуты, раньше они не радовались так. Они просто проводили время вместе, и у обоих на сердце становилось тепло на мысли, что они рядом с друг другом, и что они никогда не расстанутся. И они просто хотят больше проводить время, чем когда - либо это было.
Сакура громко смеялась, совершенно не обращая внимания на то, как странно на неё оглядываются окружающие их люди. Она бежала, чувствуя, как Саске крепко держит её за руку, словно никогда не отпустит. Иногда, она взглядывала на их ладони, так сильно сжимавшие друг друга. И она знала, что Саске оказался верным и преданным ей: больше она такого нигде не сможет найти. Да и где гарантия, что такие вообще остались? Нет, такие люди есть, конечно, но их очень трудно найти. Да и их осталось лишь единицы. Но девушка нашла своё счастье, и она знает, что это счастье никогда её не бросит или не уйдёт куда - нибудь. Теперь, она просто знает, что может радоваться жизни.
Вдруг, Саске резко остановился. А из - за этого пришлось остановиться и девушке, да и всё получилось так, что она чуть ли не упала. Она могла бы упасть, если за руку её не держал Учиха и вовремя не подхватил бы её за живот, чуть приподняв даже над землёй. Красавица громко засмеялась, забыв про всё. Мужчина поставил её в нормальное положение и прижался носом к её щеке, тоже смеясь. Но он, по крайней мере, старался сдерживать этот смех, не то, что особа, которую он прижимал к себе.
Сакура, — мужчина пытался восстановить сбившееся в бегу дыхание, — хватит... Кругом люди...
— Ну и что... Саске - кун? Пусть они смотрят... Это же весело... — лепетала розоволосая, отказываясь возвращаться в этот мир. Она просто хотела остаться в вечном веселье, который окутал её сердце и живот.
— Да? Я посмотрю на твоё веселье... В рамках моего дома, — он пронзительно одарил её своим взглядом, пытаясь удостоверить девушку в полной серьёзности своих слов. Сакура сначала подумала, что тот всё сводит в шутку, но посмотрев в его угольные глаза, поняла, что он вовсе не шутит. Учиха посмотрел куда - то в сторону от них. Любопытствуя, юная особа взглянула, куда смотрит её возлюбленный. Это был огромный на вид особняк, окрашенный не в самые радостные тона для неё. Он был каким - то серым, и ей самой он казался через чур скучным. Но сама мысль, которая твердила о том, что это дом Саске - куна, заставляла забыть обо всех его недостатках.
Учиха повёл девушку за руку, открывая при этом калитку. Странно, но перейдя тот порог, он её даже не закрыл. Однако, разум слишком затуманенный любовью, чтобы думать о каких - либо последствиях.
Он неспеша пытается открыть дверь окрашенным в золотой цвет ключом, поворачивая тот на два оборота влево. Дверь отворяется перед ними, как тогда. Сакура переходит порог дома, и совсем забыв про то, что ей следовало бы разуться, оглядывается по обширному пространству прихожей, которая, хотя и была мрачной для неё, но она казалась ей одновременно такой красивой и элегантно ощутимой. Никогда она не видела подобного вкуса, тем более, что такой вкус имеется именно у такого мужчины, как Саске... Ох, он действительно вскруживает ей голову!
— Как тебе? — сильные мускулистые руки ложатся на хрупкие плечи девицы. Спину девушки обволакивает тепло мужчины от ощущения того, как тот прижимаемся к ней, — нравится?
— Даже не знала, что ты обладаешь таким изысканным вкусом, — девушка чуть ли не простонала эту фразу, и у неё не получилось сдержать это «порхание из груди». Услышав стон возлюбленной, Саске ухмыляется, и лишь сильнее прижимается к своей родной душе.
— Ты ещё мало знаешь обо мне, — он проводит рукой по её розовым волосам, и прижимается к макушке, вдыхая их аромат. Она пахла, как светло - нежная роза. Это было весьма необычным.
— Чего я ещё не знаю о своей любви? — девица разворачивается к нему со своим невинным видом: её глаза вот - вот готовы были выпустить единственную слезинку, хотя они и выглядели очень красиво, — ты не верен мне?
— Что? — Саске резко разворачивает к себе Харуно, и поднимает над собой, заставляя ту забыться в маленьком испуге и громко - громко засмеяться, — думаешь, что я не люблю тебя? Не верен тебе?
— Я... Ха - Ха... Я просто... Пошутила... — пыталась вымолвить из своих уст Сакура, стараясь перетерпеть то, как Учиха подбрасывает её в воздухе и ловит, — я... Люблю тебя... Перестань...
— А я люблю тебя ещё больше, слышишь? — произносит он громко, не боясь того, что его слова могут быть слышны и на улице, — ты дорога мне больше, чем я сам себе, слышишь?!
— Ах... Ха - Ха... Да я, вроде бы, не глухая, Саске - кун, — девушка почувствовала, как умиротворённо опускается на землю, и облегчённо вздохнула. Но полной грудью она не смогла сделать этот вздох, т. к. её губы были заняты губами мужчины, которые дарили ей нежный поцелуй, наполненный любовью. Юная девица и не думала отстраняться, а лишь крепче прижалась к возлюбленному. Они просто стояли и разделяли свою любовь вот таким милым образом.

А на них, на улице через окно особняка, смотрел Лидер с ухмылкой... А двое его подчинённых сидели на корточках, и грызли фисташки.

Киллер на балу. Глава 30

Лидер с ухмылкой наблюдал за всей этой сценой. После, он сделал жест рукой, который приказывал его подчиненным встать с корточек. Те, заметив резкую перемену в лице их господина, поспешили исполнить то, что он хотел. Они в недоумении уставились на него, ожидая от него чего - то. Но тот лишь молча подходил к калитке, опустив свою голову и задумываясь о чём - то...
***
Возлюбленные весело проводили время вместе. Они просто не представляли то, как они были друг без друга всё то время, пока они ещё не встретились. Они не могли представить своей жизни без друг друга, так сильно им хотелось быть вместе.
***
Лидер ехал в чёрной маршрутке, облокотившись об свою руку. В душе было какое - то невесомое и печальное чувство, которое прямо - таки давило на душу в грудной клетке. Глаза иногда закатывались, а голова кружилась. Помутившееся состояние главаря заметил один из его подчинённых. Тихо пододвинувшись к нему, подчинённый спросил:
— Лидер — сама, с Вами всё в порядке? — он сделал сочувственное лицо. В глазах главного помутилось, он уже с трудом различал то, что видел. Даже говорить ему было трудно, в лёгкие медленно поступал кислород.
— Non, je suis pret maintenant - voici a perdre conscience ... — смутно проговорил Лидер, положив свою руку на плечо слуги. Тот посмотрел на то, что он сделал, а потом оторвав взгляд, сомнительно ответил:
— Господин, я плохо понимаю иностранный язык...
— Так не общайся со мной вообще! Позови Второго, пусть даст мне что - нибудь успокаивающее, — приказал Лидер, перестав держать своего слугу.
— Так точно, Лидер - сама, — коротко ответил парень и ринулся к водительскому месту машины. Он просунул голову между самим водителем и тем, кто сидел рядом, и принялся тому всё разъяснять, мол, главному нехорошо. После, он отошёл, а из пассажирского кресла рядом с водительским вылез через сиденья русый парень. И хотя он был тоже одет во всё чёрное, его прикид был немного другим: кожаная куртка красовалась на спинке сидения, а на самом парне лишь чёрный реглан и брюки. Вся эта красота скрывалась за тёмной длинной туникой, которая хотя и была немного прозрачной, но всё равно хорошо сочеталась со всей одеждой парня и прикрывала её. Юноша подошёл к Лидеру, и положив свою ладонь ему на лоб, с сожалением посмотрел тому в глаза. У мужчины появились самые жуткие предположения на счёт своего состояния.
— Второй... Что со мной? — решил он всё - таки спросить своего самого верного слугу. Тот опомнился и с добрыми глазами взглянул на мужчину.
— Всё хорошо, предполагаю, слегка повысилось давление, — он сделал небольшую паузу, — как Вы себя чувствуете?
— Головокружение, и... Давит в груди, — рассказал он, и выжидательно уставился на Второго, — что это?
— Я даже не знаю... А тошнота? Тошноту чувствуете? — обеспокоенно спрашивает он, с Надеждой смотря тому в глаза.
— Да вроде бы нет... Такое гнусное чувство, что до тошноты — зашкаливает.
— Не волнуйтесь, — Второй заботливо уложил Лидера на сидение, чтобы тот облокотился на спинку, — попытайтесь заснуть.
Лидер закрыл глаза, считая овец. Все подчинённые, что были рядом, считали вместе с главным овечек, иногда даже хором шептали. Подчинённый в это время подошёл к водителю и тронул того за плечо. Парень чуть старше Второго вздрогнул и медленно повернулся к нему, но поняв, что перед ним его товарищ, успокоился.
— Главному плохо, — шепчет он, — езжай быстрей.
— Насколько?
— На все четыре! Быстрей, я сомневаюсь, что смогу справиться с его состоянием в маршрутке...

Мужчина с трудом разлепил свои глаза. Перед ним был серый потолок, который бесил своим цветом. Попытавшись встать с мягкой кровати, Лидер сразу почувствовал боль во всём теле, а из - за этого ему пришлось рухнуть обратно. Он глухо застонал, во всём теле ноющая до невыносимости боль давала о себе знать.
«Почему же так? — задавал он вопрос сам себе, — вроде бы я у себя... Где остальные?»
Он огляделся по сторонам: в обширной комнате не было ни души. А во всём замке было тихо, как ночью на тёмной улице. Создавалось впечатление, что все куда - то исчезли, испарились.
Попытаясь не обращать внимание на неприятные ощущения в себе, мужчина со стонами боли встал с широкой кровати. Сев на краю, он скинул с себя толстое, чёрное одеяло, и попытался встать. Странно, но с состоянием Лидера было что - то не то: он чувствовал себя легко, несмотря на то, что судорога в перемешку с болью иногда окутывала его тело полностью, заставляя того чуть ли на пол не повалиться. Он подошёл к огромному тонкому окну, которое было скрыто за тёмными шторами. В саду стоял мужчина с зелёным фартуком на себе и срезал завядшие цветы или лепестки с растений.
Тут, огромная дверь в комнату тихо раскрывается, слышится хлопок. Мужчина с трудом оборачивается на гостя. Перед собой он видит Второго, в руках которого был поднос с бульоном и чаем с мёдом. Заметив то, как главарь прервал режим сна, Второй готов был уронить весь поднос на пол. Но, учитывая то, что главный будет того гонять по всему замку, решил этого не делать.
Поставив поднос на столик у кровати, Второй подошёл к Лидеру и слегка приобняв его за плечи, повёл к кровати.
— Что же Вы делаете... — бормотал он себе под нос, — Вам нельзя нарушать режим! У Вас же тяжёлое состояние!
— Не смей на меня кричать!! — повысил мужчина тон на слугу, не обращая внимание на подступающий к горлу кашель, — разговорился он мне тут! Делать тебе больше нечего!
— Простите, — виновато произнёс он, — просто, я беспокоюсь за Вас.
Лидер улёгся обратно на кровать, укутавшись одеялом. Второй подошёл ко столику, и взяв поднос, стал подходить к главарю.
— Это просто нехорошо, что в дороге Вы впали в такое состояние, — объясняет он, беря в правую руку серебряную ложку, — с Вами могло случиться всё, что угодно, а я мог бы Вас не спасти...
— Не спасёшь меня — люлей будешь получать, — подшутил Лидер над своей слугой, хохотнув. Парень, засмущавшись, покраснел, но дело не прервал. Он окунул ложку в бульон и, набирая туда воды, поднёс его ко рту своего господина. Тот разинул челюсть, а Второй, не раздумывая, со всей силы запихнул туда ложку с содержимым. Почувствовав кислый вкус с привкусом какого - то супа, мужчина сделал рожу, испытывающую просто нереальные эмоции: но, проглотив эту воду, он смог лишь плеваться слюнями и кашлять, пытаясь прервать этот вкус у себя во рту.
— Простите, — подчинённый улыбнулся, — это Dut Marlo.
Dut Marlo?! — опешил главарь, готовый лезть на стену, — нет, нет нет нет!!
— Да, — вздохнул слуга.
— Как хочешь: я это пить не стану!! — воскликнул Лидер, забравшись в одеяло, как гусеница в кокон. Второй пододвинулся к нему поближе и шепнул тому:
— После, Вы сможетесь насладиться клубничным мороженным.
— А шоколадное есть?
— Да.
— Ты меня уговорил, — сказал главный и выпутался из под одеяла, чтобы ещё раз попробовать Dut Marlo.

А Учиха и Харуно в это время хорошо веселились в особняке, хохоча над оператором банка через старый телефон...

Киллер на балу. Глава 31

Так прошло пару дней. Лидер пытался выйти из своего слегка тяжёлого состояния, а Саске и Сакура весело проводили время, наслаждаясь друг другом в своей атмосфере, которая многим была непонятна. Нет, дело было не в плотской любви: они просто знали, что нашли свою любовь. Своё солнце. Свою частичку. Частичку, которую они хотели всегда оберегать и любить...
То ли они были в особняке Учихи, то ли в доме Харуно. Марип и Комсуната иногда наблюдали за ними, чуть ли не из - за кустов: они не могли нарадоваться счастью этих двоих. И они понимали их, знали, что они созданы друг для друга. Просто, пока они не знали личность Саске... Скрытую от них личность...

Влюблённые находились с огромном особняке клана Харуно. Марип сидел в своём кабинете, и Учиха мог только догадываться, чем тот занимается в своём одиночестве. Но девушка, что было рядом, заметила его задумчивый вид. И решила, что раз уж этот горячий мужчина теперь её вторая половинка, которую она так долго искала, то не за что не даст ему грустить.
Саске - кун, чего такой задумчивый? — спросила девица, подойдя к Учихе как можно ближе.
— Да так, просто... — вздохнув, ответил он, — просто думаю, чем может заниматься твой отец. Он ведь богатый, да? Значит...
— Ну, богатый - это конечно, — девушка прошла сзади Саске, и теперь была прямо сзади него, — а что значит «Значит»?
Саске недоумённо посмотрел на красавицу, немного не понимая смысл только что сказанных ею слов. Но, вспомнив свои прошлые фразы, он понял, о чём спросила Сакура.
— Ну, значит... — протянул он, — он должен быть на необитаемом острове каком - нибудь... Махать веером ему там должны...
Девушка нагнулась, и положив свои руки на плечи мужчины, посмотрела на него своими глазами вверх — тормашками.
— Уж поверь: даже у олигарха есть дела, которые он должен выполнить.
— Верю, — он потянулся вперёд, и заключив лицо красавицы в свои ладони, чмокнул её в губы. На щеках той мгновенно выступил еле заметный румянец, делая ту ещё милее. И хотя её голова была опущена вниз, она решила просто не обращать внимание на некоторые неудобства в их поцелуе. И отбросив все ненужные мысли, она просто поддалась этому наслаждению, окунувшись с головой в удовольствие и охотно отвечая на поцелуй. Впервые она целовалась так необычно: мужчины, которые претендовали на её мужа, никогда не совершали чего - то подобного, хотя она над каждым так сто раз наклонялась: и никто не совершал такого поступка со своей стороны. И это было лишь подтверждением тому, что Саске — особенный. И что он оказался именно тем, с кем она готова разделить всю свою оставшуюся жизнь: радость, любовь, горе. Он оказался тем, кто успокоит её в трудной ситуации; тем, кто поможет ей не чувствовать себя одинокой.
— Необычно, правда? — спросил он, почувствовав, как она отстранилась.
— И вправду... — она провела пальчиком по влажным губам, которые чуть припухли после их нежного поцелуя, — никогда так не пробовала...
— И ты не пробовала целоваться, прыгая с высокой крыши? — удивлённо спросил он, вставая со ступенек лестницы. Сакура отрицательно покачала головой. Да уж, выходит, сколько бы за ней не ухаживали маркизы или претенденты, стараясь завоевать её сердце, — она так и осталась: неопытной и робкой в поцелуях. Хотя, Учиха ведь уже далеко не парень: он мужчина. Мужчина, который наверняка поведал на этом свете многого. А что она? Она ещё слишком юна, чтобы быть опытной в чём - то подобном. Но, разве это плохо? И хотя она девушка, но она молода: а всем известно, что у молодых людей много всяких весёлых игр...
Саске, — позвала она, дёрнув того за рукав рубашки. Он вопросительно посмотрел на неё, ожидая какого - нибудь ещё вопроса со стороны его любимой. Но Сакура, ничего не говоря, лишь ещё грубее хватает его руку и тянет к лестнице, поднимаясь по ней. Еле перебирая ногами, чтобы не скатиться по этой лестнице прямиком к мраморному полу, Саске на бегу спрашивает:
— Что случилось? Куда мы? — мужчина замечает, как девушка чуть не поскользнулась, — будь осторожней! Не надо...
— Да помолчи ты уже, — затыкает она его, и направляется в сторону своей комнаты. Саске, замечая это, краснеет: неужели, эта девица никак не насытится им? Он конечно понимает, гормоны и всё такое, но чтобы у дам... Он пытается остановиться, но тщётно. Приняв решение, он решает вернуть свою подругу к разуму словами:
— Дорогая моя, я немного устал... Давай сделаем перерыв хотя бы? — она ещё сильнее сжимает его руку. В итоге, всё доходит до того, что боль начала ныть в самых чувствительных точках плечевого сустава, что было просто невыносимо терпеть. И они поменялись местами: вот как Харуно решила отомстить Учихе за то, что он так сильно сжимал её хрупкую ладошку тогда.
Но они проходят мимо комнаты красавицы. Он вопросительно смотрит на неё, следуя туда, куда нужно было девушке. Тут, они остановились. Мужчина чуть поддался вперёд, и посмотрел на чёрную дверь, уставившись на неё, как младенец перед неизведанной игрушкой.
— Мы пришли... Сейчас начнётся само веселье.

Киллер на балу. Глава 32

Эта чёрная дверь раскрылась перед ними, как в сказке, хотя и отворила её девушка. Учиха раскрыл рот от увиденного: перед ним была не какая - то там комната или уборная. Нет, это был целый отдел какого - нибудь завода.
В самом «отделе», как считал Саске, было много стиральных досок, которые висели прямо на стене. Женщины в грязных фартуках, зато в чистых белоснежных шапочках, железные тазы, старые на вид стулья; всё это создавало атмосферу полноценной уборки, скажем так, «по полной программе» которую мужчина мог только себе представить. Он не успел ещё наглядеться всем, что видел, как Сакура резко дёрнула его за руку и присела. Саске только хотел спросить, в чём дело, как Харуно приложила палец к губам: «Тшшш!» это было настолько быстро сработано, что Учиха просто не хотел верить в происходящие. Что делает эта юная девчонка? С кем — с кем, а вот с ней у него таких приключений давно не было...
— Просто сиди тихо, — предупредила она, выглядывая из их укрытия: она чуть отодвинула от себя широкий комод, который был от стены в расстоянии одного метра.
«Неужели они для пауков оставили место?» подумал он, и тут же почувствовал лёгкие прикосновения чего - то тонкого в области поясницы. Его колени были плотно прижаты к груди, а сам мужчина думал, что сломается, как палочка. Зато красавице легко как! Небось йогой занимается каждый день, не то, что Учиха.
Саске попытался достать рукой до своей поясницы, и узнать, почему ему там стало ни с того, ни с сего так щекотно: зацепившись за что - то, он вытянул это из - под своей белоснежной рубашки и посмотрел на это «чудо»; оказалось, это был паук. Кругленький, большой паучок с длинными и тонкими лапками, которыми он так активно пытался шевелить.
— Горизонт чист, — произнесла розоволосая, наконец - то развернувшись к возлюбленному. Но то, что она увидела, повергло ту в невообразимый шок: перед ней была такая картина, что Учиха держит перед собой паука с длиннющими лапами, и разглядывает. Но откуда ж ему было знать, что Харуно не то, что терпеть пауков не может, так ещё и боиться их до жути и видеть не может...
Он повернул свою голову к ней и узрел нечто: кожа нормального цвета в девушки поменялась к резкому побледнению, точно, она находилась в морозе в градусах минус пятьдесят; зрачки ещё сначала были просто огромными и изумрудными, а сейчас стали маленькими и еле заметными, точно, зелёным карандашом поставили точку; руки особы, на которых она держала равновесие, дрожали. Создавалось впечатление: как она их ещё себе не сломала? Ну, а что насчёт причёски... Заколочка её сползла от в миг поднявшейся чёлки к верху, а остальные волосы встали дыбом, точно, увидела тайну вселенной. А выражение лица? Оно было такое, словно девушка видела не безобидного паука, который даже не кусается, а каракурта: причём даже не самца, а самку, которая не насытилась им полностью.
— С - Сакура... Т - ты чего? — состояние его любимой сильно пугало Саске. Он не знал, что такая реакция будет у его девушки, да и к тому же, такая неожиданная...
— Аааа! — девица, безрассудствуя, махает руками, пару раз уже дав лёгких пощёчин мужчине, — уберите, уберите... Помогите! Мучают!! Паук мутировал и гипнотизировал Саске! На помощь!!
Свободной рукой, Учиха попытался заткнуть девушке рот, дабы она не подняла шум.
— Милая, успокойся, — он не умеет успокаивать, но пытается, — это просто паук, в этом нет ничего страшного.
И у него это плохо получается.
— П - паук? — плача, спросила она.
— Да, — коротко ответил он.
И все надежды юной особы, которые только могли быть у неё, испарились: а она - то надеялась, что этим чудовищем с лапками окажется какой - нибудь шарик, но нет. Её возлюбленный только что подтвердил её жуткие опасения.
— Ох ты ж... Это ещё и полноценный паук, — с сожалением простонала она, находясь в ужасе.
— Да уж, второй половинки у него нет, — с сочувствием произнёс Саске, разглядывая маленькое чудо, которое давно ржал про себя над девушкой, и который давно бы хотел куда - нибудь свалить от этих двоих.
— Спасите... Меня пытают пауком... — бормотала девица, по щекам которой беспрерывно текли слёзы. Глаза её были блюдцами. Учиха, наконец - то заметив это, почувствовал, как внутри него что - то сжалось. Убрав руку со рта красавицы, он принялся пальцами стрирать её слёзы, а также дорожки, которые остались после них. Вспомнив про то, что вызвало эти слёзы, Учиха взглянул на паука, и протянув руку к щели в стене, отпустил его. Тот с охотой слез с его руки, и обрадовался. А ведь сколько времени он плёл эту паутину, чтобы добраться до той вершины... А дяденька взял — и предоставил ему новое жильё, к тому же, без ипотеки.
Пододвинувшись к ещё не успокоившееся девушке, он принялся нежно покрывать всё её лицо многочисленными поцелуями, шепча при этом нежные слова. Сакура, почувствовав теплоту и ласку, стала постепенно приходить в себя.
Убедившись, что Харуно перестала дрожать и реветь, мужчина медленно отстранился от неё и взглянул той в глаза. Именно в этот момент в его груди что - то щелкнуло. Взгляд той был как у невинного младенца, которого всегда надо защищать, или... Как у его матери.
— Что такое? — спросила девушка, этим самым прервав мысли Учихи. Тот, вернувшись в реальность, решил, что его любимая больше не должна пролить и слезинки в их «путешествии по уборному отделу служанок».
Затаив дыхание, он прикоснулся своим носом к кончику её, и прошептал:
— А ведь веселье на этом не заканчивается...

Киллер на балу. Глава 33

Девушка, всё же успокоившись, улыбнулась мужчине для его полной уверенности. Но она смогла успокоиться не от того, как тот её успокаивал, а от его тёплых и добрых глаз: когда он взглянул в её, то Сакура почувствовала раннее никогда не ощутимую теплоту и ласку, хотя она уже много времени проводит с Учихой вместе. И всё же, ей по - прежнему думается, что он — особенный человек в её жизни. Никто и никогда раньше не мог успокоить её лишь одним взглядом.
— И что ты теперь хочешь делать, моя любопытная девочка? — спросил Саске, наконец - то освободив немного покрасневшие щёки Харуно от своих ладоней. Та, вместо ответа, лишь ещё раз выглянула из их укрытия, под которым подразумевается комод, стоявший в одном метре от стены.
Взгляд девицы медленно прошёлся по всему, что она видела: несколько стиральных досок впереди, пару тазиков, ящик, заполненный тряпками... И лишь тонкая невидимая дорожка, которая ведёт обоих к тому, чего те ещё не видели...
Сакуре никогда не разрешали входить в «Уборный отдел». Её вечно упрекали в том, что в этом нет ничего интересного, познавательного и красивого для такой девочки, как она. Но как же? Ведь здесь целый отдел заполнен новыми штуками, раньше которыми красавица просто не имела право пользоваться, поскольку что - либо на подобие этого от неё старались спрятать. Она не понимала, в чём смысл этих «пряток», и не могла понять, почему взрослые не могли просто быть рядом, следить за ней и показывать, для чего предназначена та или иная штука. Времени у всех было много на это, но никто не брался за дело. И маленькой девочке приходилось самой развлекать себя...
Ещё раз осмотрев взглядом новые для себя достопримечательности, она уверенно сказала:
— Горизонт по прежнему чист. Выдвигаемся.
Кому - кому, а Саске чуть ли не впервые слышалось это многообещающее «Выдвигаемся». Готовый одарить свою возлюбленную пофигистным взглядом, он не обнаружил её рядом с собой. Пододвинувшись, он выглянул из комода и понял, что Сакура прячется уже за огромной стиральной доской, облокотившись об неё. Челюсть мужчины упала на пол, глаза стали шариками.
— Харуно!! — угрожающе прошептал он, махая девице. Заметив это, Сакура кивнула, и помахала ему, чтобы Саске подходил к ней.
— Ты куда убежала? — стараясь не упасть, на согнутых коленях доходя до девушки прошептал он, устраиваясь с ней под одной стиральной доской. Лицо у красавицы в миг стало опустевшим и до ужаса на всё наплевающим.
— Что случилось? — ничего не понимающе, спросил Саске, сделав вопросительное лицо.
— Ну, прикинь: По моему, одной доски для нас мало, — она чмокнула губами, — придётся разделиться.
Глаза Учихи стали блюдцами.
— Ты шутишь? И таким образом, ты хочешь покинуть меня? — он готов был прослезиться, — ты сама меня сюда привела, а я ничего здесь не знаю!
— Да я сама не в курсе, где и что здесь, — она сделала небольшую паузу, обратив свой взгляд в другую сторону, — нужна вторая доска. Твою спину видно.
— Да? А я вообще, только сейчас заметил! — ответил он.
Немного помыслив, Сакура посмотрела на мужчину странным взглядом, но что - то осмысливающим. Если они продолжать путь так и дальше, то могут быстро спалиться. А если они попадуться служанкам на глаза, или Комсунате, то им обоим мало не покажется! Нужно бы чем - нибудь прикрыть возлюбленного, а то уж слишком видно...
— Послушай, — Харуно развернулась к парню лицом, ещё воздержавшись от того, чтобы не взять лицо того в свою хрупкие ладошки, — справа от меня, чуть подальше, есть стол. За ним ты сможешь спрятаться...
— Ты меня подкидываешь? — сомнительно спрашивает её Учиха, пододвигаясь как можно ближе.
— Нет, — юная особа отстранилась, — вспомни: зачем мы здесь?
Саске виновато опустил голову. Ну, зачем она так? Сначала сама приводит в неизведанное место, а теперь в открытую говорит, что им пора разделиться... Чтобы они пошли по разным путям в этом жестоком мире...
Саске - кун? — озадаченно спрашивает девица, коснувшись ладонью его щеки. Тот опомнился, поняв, что снова окунулся в свои мысли с головой.
Саске - кун? Всё хорошо? — всё также произносит она, боясь самых жутких последствий, — что с тобой?
Она медленно проводит по его щеке своей нежной ладонью. И тут же, мужчина резко перехватывает её руку и осыпает своими многочисленными поцелуями. На щеках Сакуры выступает еле заметный румянец. Девица не ожидала такого поступка со стороны любимого, но в очередной раз понимает, что он непредсказуем. И что он знает, как её смутить...
— Прости, — шепчет он, всё также целуя её ладошку, — но я остаюсь с тобой.

Киллер на балу. Глава 34

— Ну, оставайся, — отвечает она, мило улыбнувшись, — но если спалимся, я всё свалю на тебя.
— А чего так сразу - то? — недоумённо спрашивает он, вставая из их временного укрытия, — вроде бы, вместе спалимся.
— По крайней мере, ты будешь виноват в этом, — она одаривает его миловидным и красивым взглядом, и, разворачиваясь, на корточках ползёт к широкому столу. Достигнув своей цели, она тут же прижалась к нему спиной. Прочесав горизонт взглядом, она дала Саске знак, чтобы тот выдвигался, да и просто намекнула, что горизонт вполне чист, и никакой «опасности» нет.
Тоже встав на корточки, мужчина попытался еле слышно доползти до девушки. Та, ещё раз взглянув из своего укрытия, вдруг ужаснулась, и тут же стала махать Саске рукой так, чтобы тот немедленно вернулся в своё убежище. Посмотрев вправо от себя, Учиха сам пришёл в помрачнейший ужас: какая - то служанка, с грязным фартуком который был прямо ей до пола, направлялась прямо по курсу. Отползая назад, мужчина прижался к стиральной доске настолько, насколько сам мог. Но та протяжно заскрипела, поддавшись вперёд, и... С грохотом упала. Раздался ноющий звон с переворотами. Хорошо, что сзади была табуретка с тазиком, которая хотя бы как - то прикрывала тело Саске.
— М? — послышалось за спиной. Видимо, так задумчиво протянула именно какая - то там из служанок, — что это за шум?
Послышались шаги, которые быстро приближались. Он понял, что сейчас его застукают. Нет, он не может сдаться! Он слишком крутой мужик для этого! Нужно что - то придумать, и быстро!
Взглянув левее от себя, он узрел тумбочку, которая была с пару выдвинутыми ящиками, набитые тряпками и принадлежностями для уборки. Чуть приподнявшись и согнувшись, он попытался незаметно подкрасться к тумбе. Шаги служанки усиливались и приближались, так и отдавались эхом в ушах.
Прижавшись к стороне, Учиха попытался отвернуть даже голову, чтобы не быть замеченным. Всё затихло...
— Странно, - прошептала женщина, ставя доску на место, — надо бы Рурутe вызвать, и так всё охраняет вечно... Так тут ещё и это...
Она пошла вперёд, так ничего и не заметив. Вскоре, послышался негромкий хлопок двери, и создалось ощущение, что парочка осталась единственной оставшейся во всём отделе. Выглянув из своего укрытия, Саске заметил, что сама девушка вытянулась в свою очередь во весь рост, сладко потянувшись. Подойдя к возлюбленному, она произнесла:
— Чуть ли не попались... Зато так захватывающе, не правда ли? — она развернулась, чтобы идти куда - то дальше, но он её останавил, схватив за руку.
— Любопытная девочка, скажи мне: что нам будет, если мы попадёмся? — спросил он, заглянув ей в глаза. По той было видно, что она находилась в некотором смятении, но свой ответ решила не задерживать.
— Ну, служанка Комсуната предъявит только мне претензии... А отец будет разговаривать с нами обоими, — она снова развернулась, и её рука выскользнула из его хватки, — я не знаю, но не хотелось бы его разочаровывать...
Он промолчал. И сейчас жалеет о том, что вообще согласился на эту идею «разгадывать новые тайны и местности». Хотя, он разве соглашался? Его любимая девочка ему даже ничего и не объясняла, взяла да повела, ничего не спрашивая. А он и спросить не додумался. Вот тебе, киллер называется!...
— Мы одни, — осмотревшись, произнесла Сакура, — можно идти дальше, чем я думала.
— А может, нам вернуться? — надеясь на лучшее, спрашивает с надеждой Учиха, указывая ей путь рукой на чёрную дверь, — и не спалимся, и не получим. По - моему, мы многое видели.
— А по - моему, это ты много видел, — она упёрла руки в бока, делая из себя деловую женщину, — а я даже не могу предполагать, что такое ручная стирка...
— Ну, как не можешь? — спросил он, разведя руками, — хотя, тебе лучше и не знать. Для тебя же лучше делают, а ты: стирка, стирка...
— Но я же знаю, что это является основой жизни, — она сделала небольшую паузу, — так в каких - либо случаях делают...
— Да они всё что хочешь сделают, лишь бы Ты сделала! — немного повысив тон, произнёс Саске.
— Не поднимай шум, — строго посоветовала она, сделав грозное лицо, — а тебе говорила, что в случае чего, будешь виноват ты?
— И не сомневался в этом, — они стали медленно идти по тонкой дорожке, которая была просто заставлена и окружена всякими тазиками, тряпками на полу, тумбочками, столами, комодами. Всё это не только делало атмосферу полноценной уборки по полной программе, но иногда и раздражало. Пару раз Саске посчастливилось удариться мизинцем об эти железные тазы, а в следующие мгновения, на них летели моря руганий и претензий в адрес этих бедных тазов. И лишь пару оплеух от любимой Учихи заставляло того вразумиться и заткнуться, чтобы не привести в отдел хотя бы парочку служанок. А сам отдел, действительно являлся каким - то фабричным: тонкая дорога, которая заставлена тазами и тряпками, была просто не предоставлена для того, чтобы по ней ходили. Именно в этот момент Саске со всем своим ноющим сердцем сжалился над бедными служанками в доме Харуно, которые небось ходят по этой дорожке каждый день. Вот бабы - умницы...
Они снова стоят у двери, к которой они наконец - то дошли. Только она имела коричневый цвет, что и не слишком удивляло. Чувствовался запах чего - то вкусного... В желудке Саске сразу же заурчало. Нет сомнений: столовая.

Киллер на балу. Глава 35

В животе предательским заурчало от столь вкусного запаха, который исходил из той комнаты. Нет сомнений: перед ними столовая. Приятный аромат пробуждал в животе Учихи немыслимый аппетит, и вряд ли он сможет сдержать это. Девушка непонятно уставилась на Саске, ожидая от того ответа, но его не последовало. Тот одарил ту лишь взглядом невинного младенца, который просто хотел вкусняшку.
— Хочешь сладко покушать? — он кивнул, — что ж, не буду заставлять и себя ждать.
Она подошла вплотную к двери, рискуя получить по своему маленькому носику ею, потому что кое - кто может внезапно её открыть. Но незванного гостя не было. Она её чуть отворила, и взглянула внутрь: это и вправду была столовая. Столовая, предназначенная лишь для служанок, и для того, чтобы те усмерили свой желудок. На удивление, оттуда очень вкусно пахло, при том, запах был сладкий. Хотя, чего нужно было ещё ожидать, как не этого? Всё — таки, они приходятся по работе у самого Марипа Оцоноке, великого олигарха во всём городе... И это тоже неудивительно. Но есть одна маленькая заморочка, которая была непонятна многим: почему служанки ходят по пятьдесят лет? Не молодые там... Не раз об этом спрашивали самого Марипа. Но тот сложно отвечал, не всем в голову хорошо вбивалось.
Кроме того, в самой столовой присутствовало пару служанок, и они о чём - то болтали, не заметив слегка открывшуюся дверь. Выглянула голова Сакуры, и она попыталась хорошо рассмотреть всю местность, что предстала её взору.
Развернувшись к возлюбленному, она стала шептать ему:
— Будь здесь, хорошо? — она указала пальчиком в сторону прохода, — я достану тебе что - нибудь.
Саске кивнул. Вообще - то, с утра он не очень - то и хорошо смог удовольствиться своим завтраком: хлеб с маслом, да чай — ему было мало этого, как бы он этого не съел. И поэтому, голод с утра не заставил себя долго ждать.
Девушка вышла из проёма двери, и закрыв её за собой, направилась в неизвестном направлении для мужчины. Сам Учиха, в свою очередь, стал терпеливо ждать прихода возлюбленной.
Прошла минута, две, три... Казалось, такой маленький промежуток времени. Но чувствуется, что он длится целую вечность. И эта вечность, была для Саске разрывной до истерики. Он не мог больше ждать, и даже чуть ли сам не направился за ней. Но его остановила мысль о том, что Сакура советовала ему быть здесь, то есть, оставаться на своём месте.
А если с ней что - то случилось? Вдруг, её поймали служанки, схватили, и заставили убираться? Непрошеные мысли лезли в голову сами, заставляя того теряться среди них. Он не на шутку начал волноваться за эту девчонку, которая постоянно ищет себе приключений на свою катушку...
И эти мысли по - прежнему не давали ему покоя. Решив проведать обстановку, он коснулся пальцами дверной ручки, и... Заметил, что она начала опускаться вниз. Зрачки расширились, ведь это мог быть кто угодно.
Со скоростью молнии, он метнутся за саму дверь, чуть толкнув железный таз в сторону, от чего раздался некий звон. Хлопок, недоумённый взгляд в сторону Саске. Он пытается открыть один глаз, и видя радостное выражение лица Харуно, успокаивается. Это оказалась она, а не «противник». В руках у неё был прозрачный пакет с пирожными, на вершине каждой располагалась сытная вишенка, которая так и просилась в рот.
— Ты никуда не уходил? — руки Учихи, которые потянулись к пакету, не достигли свои цели: юная особа поспешила убрать пакет от этих «жадных веток».
— Н - нет... — протяжно ответил тот, глаза у которого просто сверкали от аппетитных пирожных.
— Ну, получай, Кеша, — она отдала Саске пакет, довольно усмехнувшись. Только он раскрыл его, как непонятливо вставился на девицу.
— Кто я?
— А кто захотел покушать? — она состроила милые глазки, намекая тому на его желудок, который так и просил этой вкусной еды, урча при этом. Решив не терпеть, мужчина принялся жестоко и быстро уминать эти пирожные. Красавица, в свою очередь, лишь наблюдала за этим зрелищем: хотя её возлюбленный и не предоставлен для этого, но он выглядит иногда таким милым, сам того же не замечая. И ничего при этом и не делая, просто, так складывались обстоятельства, что он получался таким... Неприкосновенным и невинным, хотя у него и такая жестокая профессия.

Оба забыли о времени, пространстве, последствиях. Мужчина просто жрал пирожные, а она наблюдала за этим. Казалось бы, эта простая картина так много значит для обоих. И не всем это понять...
Раздаётся хлопок, который нарушает всё это пространство. Оба устремили свой взгляд, и оба похолодели до ужаса, как трупы. И лишь Комсуната осталась при нормальном цвете кожи, но её выражение лица резко изменилось к удивлённому и гневному.
— Gateaux Eater! — раздаётся визг служанки.

Киллер на балу. Глава 36

Девушка и мужчина смирно сидели в кабинете Оцоноке. На стенах, то и дело висели портреты, картины. Они все давили на душевное состояние, докучая мозгу, что этой комнатой всё - таки является кабинет. Кабинет Марипа, который в коридоре слушает все претензии и объяснения Комсунаты. Некоторые возгласы даже слышаться, иногда, Комсуната норовила ворваться в комнату и придушить Саске собственной верёвочкой из пирожных, чтоб знал. Но Оцоноке как - то удавалось задержать разъярённую женщину.
— Всё будет улажено, — заходя в кабинет, обещает он служанке, — такого больше не повторится.
Дверь захлопнулась, что заставило Сакуру просто сжаться в комочек, сцепив руки вместе, и ждать. Сильная мужская рука легла на хрупкую ладошку, чуть сжав её. Девица обратила свой невинный взгляд на мужчину.
— Ну что ты? — нежным голосом спрашивает он, пытаясь её утешить, — я поговорю. Всё будет хорошо.
Его сильная ладонь начала медленно поглаживать ручку красавице, иногда доходя до её самого плеча, и иногда касаясь её короткого рукава белоснежной рубашки. Кстати, сейчас они были почти одинаково одеты: после того, как Комсуната застукала возлюбленного Харуно, жрущего пирожные, приготовленные ею, она заставила Сакуру немедленно переодеться, а само платье отправилось на немедленный осмотр по поводу того, не испачкалось ли оно или ещё чего не случилось ли с ним. В любом случае, сейчас девица сидела в чёрных тонких брюках и белоснежной рубашке. У Учихи был тот же вид, но он имел при себе хотя бы пиджак. И это, пожалуй, было их единственным различием.
Саске, — Марип загадочно подошёл к своему широкому окну кабинета, и отодвинув красную штору, стал рассматривать пейзаж, открывшийся ему, — что ты делал в комнате для служанок? И тем более, почему ты ел пирожное, которое Комсуната приготовила для своих коллег?
Он замялся. Нудно было придумать быструю отговорку для этого, или сознаться. Хотя, можно использовать половину этого и того. Интересная картина получится...
Оцоноке развернулся к Учихе и Харуно, и стал терпеливо ждать от них ответа.
— Я... — он делал в своих речах немаленькие паузы, иногда пытался перевести тему, но это не очень хорошо получалось, — Эм...
— В этом нет ничего постыдного, Саске, — облокотившись об стол, произнёс Марип, — стыд чувствует человек. А так... Это обычная процедура.
Конечно, обычная. Процедура, которая пытается мгновенно высосать правду из человека. Или ложь, сама того не понимая.
— Прости, папа! — начала оправдываться девица, сжав кулаки, — я сама его туда повела... Я...
— Ты ни в чём не виновата, уж поверь, — неожиданно для двоих, Оцоноке улыбнулся, — ты должна знать принципы уборки, так что, не переживай.
Оба облегчённо вздохнули, словно у обоих камень с души упал.
— Меня волнует совершенно другое, — он облокотился на спинку своего кресла, тяжело вздохнув, — Саске, как ты сумел достать пирожное Комсунаты?
— Вот - вот!! Как, встаёт вопрос?! — в кабинет, чуть ли не сломав дверь, ворвалась сама служанка, махая кулаком, — да ты знаешь, какая там глазурь была?!!
Отец девушки встал из - за стола и стал медленно подходить к Комсунате. Взяв её руки в свои, он повёл её из своего кабинета, успокаивая при этом.
— Ну, ну... Это всего лишь глазурь... Такая мелочь...
— А какая вкусная мелочь... — через слёзы твердила своё женщина, мысленно убивая Учиху несколько раз. Ей было жалко то пирожное, как - никак, но она старалась над ним. А глазурь занимала в этом сладком десерте такую роль, что пальчики оближешь. И из - за этого, Саске оставалось только прибить по её мнению.
Наконец - то, усмирив неугомонный гнев Комсунаты, мужчина попытался кое - как выгнать её из своего кабинета. Той, хотя и не хотелось, но пришлось это сделать, иначе она встретила бы пинок под зад.
— Марип - сама, я... Дело в том, что... — Учиха никак не находил слов, и поэтому, у него плохо получалось их связать, — я... Проголодался!
Встав со стула, он указал двумя руками на ничего не понимающую особу.
— А она... Как герой! Дала мне покушать...
— Ни для кого не новость, — прошептал Оцоноке, снова усевшись за свой стол, — ни для кого.
— Но... — запнулась красавица, — это я всё начала, Саске - кун. Ты ведь ни в чём не виноват, виновата я. Мне нужно было достать что - нибудь из нашей кухни... Да и вообще, мне не следовало тебя туда водить, любимый. Прости меня...
Она встала со стула, и подойдя к столу, виновато опустила голову.
— Я взяла то пирожное с полки тайком. Прости, папа. Я готова понести любое наказание, — прикусив губу, она зажмурила глаза, готовясь к своей участи.
В кабинете повисла тишина. Мужчина, сложив пальцы вместе перед своим лицом, что - то старательно обдумывал. Верно, он думал над наказанием своей дочери. Это, конечно, плохо, что она сделала это, и не подумала о последствиях. Нет, она конечно думала о своём возлюбленном, но и в их кухни было не мало чего. Однако, она просто не хотела покидать то место...
Сакура, — прошептал Оцоноке, вставая со стола. Девушка вся сжалась, ожидая самого наихудшего. Но, в следующие мгновения, она почувствовала, как её крепко прижали к себе. Сначала она подумала, что это действие сделал Саске, но... Потом поняла, что это её отец прижал к себе и обнял. На взаимность, она сделала тоже самое, просто закрыв глаза и наслаждаясь этим родным и тёплым моментом. На ухо она ему пролепетала ещё раз: «Прости меня», а в следующие мгновение он ей ответил: «Ты не виновата. Я понимаю тебя».
Самому Учихе лишь приходилось наблюдать за этой сценой. В груди что - то сжималось... А родное чувство обволакивало сердце Саске. Из глаза невольно потекла одна единственная слезинка...

Этот день они провели вместе, в гостиной за чашкой чая и разговорами. А когда время подступило к вечеру, Саске нужно было уже возвращаться домой.
Попрощавшись с Марипом, и поцеловав свою возлюбленную на прощание, Учиха направился по аллее в сторону своего особняка. В его голове стоял образ Сакуры. А на губах остался сладкий вкус её губ.

Киллер на балу. Глава 37

Яркие лучи солнца пробивались в каждое окно этого опасного и до боли романтического города, будя всех жителей своим появлением. Без внимания они и не оставили мирно спящего Учиху, которому за всё время именно в этот единственный раз удалось крепко и хорошо подремать. Но всему есть конец на этом свете.
Немного поёжившись, он с неохотой раскрывает свои глаза навстречу этому бессовестному утру, которое у всех отнимает эти сладкие сны и мгновения, оставляя после них лишь воспоминания...

Зевнув, он замер в таком положении. Сладостная судорога окутала тело, и не хотелось разрываться с этим мгновением.

«Но всему есть свой конец»

«Что за мысли?» проносится в голове Саске этот вопрос. Он не может понять, почему с самого утра ему так докучает эта мысль о том, что всему приходит свой нескончаемый, иногда даже мучительный конец. Почему всё имеет и начало, и заканчивание? Окончание? Почему вечностью никто не наделён на этом свете?
Встав с кровати, он первым делом решил подойти к окну. Чуть отодвинув чёрную штору, которая и без того докучала ему своим цветом, он взглянул на всю природу, что была только доступна ему.
Взгляд упал чуть ниже... Мужчина лет сорока, с седыми волосами и усами и синей шапочкой на голове, не спеша подходил к почтовому ящику Учихи. Это Гарaцу Токaйе — известный по своей профессии старичок. Да да, именно старичок. Никто уже давно не смотрит на то, сколько ему сейчас лет, или сколько ему только стукнуло, — его седые усы и оставшиеся волосы на голове говорят сами за себя. На него уже никто не посмотрит, как на молодого мужчину, хотя он этого и не требовал. Его работа — это доставлять письма, возможно, какие - нибудь документы в своё законное место доставки. Этим он подрабатывает немного, ну а так он известен, как почтальон.
Почтальон со сниженной скоростью — все в этом небольшом городке помнят, как тот в свою молодость во всю рулил на велосипеде. Он даже не подходил тогда к почтовым ящикам, — а просто бросал документы на свежий газон владельца. Были и такие случаи, что ему иногда удавалось запустить письма кому - нибудь в морду...
Велосипед сейчас имеет место где - то на лоджии дома Гарацу. Сам же он пристрастился к физическому бегу и просто к ходьбе, — ведь он уже не тот импульсивный парень на велосипеде. Но кто его знает? Возможно, велосипеду не скоро осталось скучать на той лоджии. Возможно, хозяин его одумается, и снова начнёт ездить на нём, как в былые времена. Да, возможно... Ведь некоторые вещи просто нельзя забыть...
Старичок подошёл к почтовому ящику, и потянулся к своё кожаной сумке, из которой так и торчали в разные стороны письма, документы, и всякие другие разные бумажки. Ну как без них почтальону? Без них никак любому работнику.
На высоком расстоянии Саске различил, что сначала Гарацу достаёт счета, налоги. Все они были помещены в тёплые цвета бумаги, такие как оранжевые или жёлтые. Это значило, что нужно выйти на улицу и, достав всё, расплатиться так сказать, по счётам! За намотанный свет, электричество, налоги за проживание...
Всё это слишком повседневно. Давно уже киллеру хотелось перестрелять всех этих людей, которые придумали подобную чушь. Зачем делать что - то подобное этому? Разве люди созданы не для того, чтобы жить свободно, в гармонии и мире, где царит любовь, ласка? Нет. Этот мир слишком жесток для этого, для того, чтобы такое проживание здесь было. Ведь есть люди, которые ничего не делают. Ни капельки не производят, а лишь издают удобные для себя законы, по которым будут жить Все. И этому никто не сможет помешать... После этого, появилась такая жизнь. Жизнь взаперти.
Но Учиха смог чего - то достичь. Нет, он не стал жить и учится по их мнению и уму. Он выбрал для себя другой путь выживания...

Из - за своих раздумий и мыслей, Саске и не заметил того, что Такайе уже направился к следующему дому. Можно выходить на улицу и забирать документы.
На природе было тепло, много одежды нацепливать на себя не требовалось. Медленно подойдя к ящику, он иногда оборачивался, нет ли поблизости «лишних глаз». Но за ним никто и не собирался наблюдать, у людей есть и свои дела.
Открыв его, мужчина даже не смотря туда вытащил всё его содержимое. Перебирая письма и налоги, он неспеша направлялся к крыльцу своего особняка. Вдруг, попалось письмо, на лицевой стороне которого было написано:

От кого: Сакура Харуно
Кому: Учихе Саске
Тема: / (не учтено)

Он остановился в одном шаге от двери. Пришлось развернуть конверт, чтобы прочитать то, что там было написано. От волнения и одновременного любопытства, которое не пойми откуда пришло, Саске немедленно разорвал эту мешающую бумагу и, достигнув цели, стал медленно читать про себя:

Здравствуй, Саске - кун. Это я, Сакура. Наверное, ты не ожидал получить от меня письма. Представляю твою реакцию на это...
Думаю, что мне не нужно медлить. Как насчёт того, чтобы встретиться на мосту Тaйо — Нaмэ? Просто, так скучно разделять свою любовь с тобой за рамками наших домов. Я подумала, что было бы неплохо развеяться на свежем воздухе. К тому же, это было бы даже романтично. Ты и я... Предлагаю завтра, ближе к вечеру. Я буду тебя с нетерпением ждать...
С любовью, твоя любимая.


— Что ж, — прошептал киллер, лукаво улыбаясь, — прогулка нам не помешает.

Киллер на балу. Глава 38

Прошлым днём Саске не увидился с Сакурой. Он решил оставить эту встречу на ту прогулку, в которой они должны будут встретиться на старом мосте Тайо - Намэ. Правда, что они будут делать дальше, Учиха и предполагать не мог: может быть, они заглянуть в ресторан FojiTo, а может быть, просто расслабятся на свежем воздухе, как истинная пара, проста наслаждаясь этими прекрасными моментами. Может быть, они заглянут на детскую площадку, если такая будет: в данный момент их строят мало, дети давно придумали свои игры для развлечений.
В итоге, весь тот день он провёл в своём доме. Повесил старую картину, которая лежала в коробке на чердаке. Сложно поверить, но она веет мужчине вдохновение.
Пейзаж. Это была зима.
Для некоторых она кажется мучительной, долгой. Не веющая о себе ничего хорошего. Это нормально, но... В каждом есть свои плюсы и минусы. В зиме есть минусы, но также есть и плюсы. Как и все остальные времена года, она красива. Тонка. Прелестна. Легка. Но по своему.
Это не всем должным образом дано понять. Но есть люди, которые чувствует тонкость, прелестность, легкость и красоту зимы.
Саске понимает и чувствует. Эта картина, этот пейзаж хотя и даёт ему вдохновение, но мужчине не понятно, для чего. На что он вдохновляется? Он просто чувствует себя в эти моменты легко...

Неужели, на убийство?..

Немного прибрался в особняке. Пыли не было, лишь пару раскиданных вещичек наконец - то вернулись на своё законное место. Без внимания не остался и холодильник: чтобы с утра не парить себе мозги о завтраке, он заранее приготовил свои фирменные оладьи. Но он ведь мужчина! А какая в этом разница? Он живёт один, ну, пока один. Он вспоминает, как его любимая мама учила его готовить с самого начала просто блины. А когда маленький Саске - кун попробовал это вкусное блюдо, автор которого являлась его мать, то слизал пальчики сразу же. Это оказалось настолько вкусно и аппетитно, что он каждый раз, когда она готовила, просил её научить его приготовить что - то подобное. В итоге, каждый вечер отдавался их совместному времяпровождению на кухне: они готовили, пекли, жарили, варили. Много чудес тогда происходило, много великолепных блюд тогда Саске пробовал и готовил сам.
С того момента, он понял, что даже если в его жизни появится девушка, которая будет готовить сама, то он тоже непременно будет готовить: это оказалось тайным хобби киллера.
Вечернее время. Оранжевое небо в который раз напоминает об этом мужчине, который понимает, что уже давно пора выйти из дома. Одевая лёгкий пиджак, Саске в самый последний момент решает взглянуть на себя в зеркало. «Красавчик!» мелькнула мысль. И хотя Учиха старался быть скромным, но никто не отменял самооценку о себе. В последний раз он взглядывает на прихожую, и дверь захлопывается за ним.

И хотя время было весьма вечерним, сама погода давала о себе знать только хорошее: лёгкий ветерок иногда развивал немного обросшие волосы брюнета, и просто заставлял тело иногда биться в волне дрожи, иногда даже испытывать неизведанные раньше ощущения. Сам этот мост, Тайо - Намэ, — является очень древним и старым. Он считается уже как заброшенным, и встречу назначают там редко. Но видимо, девушка сама захотела такое место, чтобы найти пару каких - нибудь развлекух на нём. А ей это, непременно, удастся.
Саске пришлось переходить целый квартал, т. к. мост находился очень далеко от его дома, даже слишком далёко. И кстати; хотя он и являлся киллером, но никогда его жертва и он сам не были на этом мосту. Он никогда не назначал туда встречу, или не приходил туда убивать. Для этого были предназначены другие места. Но это... Можно сказать, за всю свою жизнь он явится туда лишь во второй раз. Первый раз был в его глубоком детстве.
Наконец — то и сам Тайо — Намэ. Надо признаться, когда мужчина приходил сюда в детстве, мост был, ну... Более — менее. Он лишь немного отличался от себя в данный момент. Но в то время он был как живой: на него тогда ещё можно было приходить и стоять на нём, вглядываясь в реку.. Но сейчас, это было тухлое место. Вода загрязнилась, любоваться больше не на что.
Он аккуратно восходит на него. Предательски слышится скрип, даже не хочется идти дальше. Сразу же в душе появилось некое отвращение ко всему этому. Даже непонятно, почему девица запланировала встречу именно здесь... А вдруг она не придёт? Оглядываясь, он не видит какого - либо присутствия. Лишь силуэт далеко в тумане замечен... Что - то розовое... Нет сомнений, это она.
«Нужно бы спросить, почему именно это место» подумал мужчина, махая рукой еле заметному силуэту.

Киллер на балу. Глава 39

«А интересно получается... Такая милая и красочная особа, и в таком тухлом месте, — раздумывал Учиха, видя, как девушка подбегает к нему, по - прежнему махая рукой, — нужно бы спросить, почему именно это место...»
Но юная девица, не давая тому собраться с мыслями, кидается со всего размаху Саске на шею, целуя его при этом. Прижав её к себе, Саске целует её в висок, и немного отстраняясь,, спрашивает:
Сакура, я...
— Да, что такое? — невинно спрашивает Харуно, смотря в угольные глаза мужчины.
— Ты... Зачем в таком месте? — он пытается не обидеть свою вторую половинку, мало ли что, — в письме... Просто... Нет, это конечно, хорошо, что ты любишь природу, но почему...
— В каком письме? — снова спрашивает Сакура, не отвечая этим самым на поставленный к ней вопрос, но наоборот, она вводит того в замешательство. Застыв на месте, Саске медленно переводит на неё взгляд, пытаясь хорошенько осмыслить то, что она только что произнесла. В каком письме? Что за шутки, Харуно? Нет, может быть, это розыгрыш? Но зачем ей это?
— Ты... — дотрагиваясь до её плеча и ощущая неимоверную мягкость, пытается выговорить Учиха, — но ты ведь... Прислала мне по почте... Письмо...
Саске - кун, — веселье и невинность девушки мгновенно пропали, и на замену им пришли серьёзность и недопонимание, — это Ты прислал мне письмо вчера... Не помнишь?
Так дело и в том, что он не помнил. Не помнил, как писал, и как отправлял. Нет, с памятью - то у него всё нормально, он же киллер... Нельзя киллеру без железной памяти! Но как же так? Ведь он не отправлял никакого письма, а это точно. Весь день сидел дома, делал вещи только по хозяйству... Да и какое письмо он отправлял, если ему отправила Сакура? Что - то уж не складывается...
— Но это ты прислала его мне! — пытается он вразумить её.
Саске, — она серьёзна в этом, — я говорю тебе чистейшую правду: мне прислали письмо от тебя, от твоего имени, правда.
— Но я не присылал ничего... — немного опустив голову, прошептал он. Заметив это, девушка ладонями подняла его лицо и посмотрела в его глаза, пытаясь успокоить его этим.
— Так и я ничего не присылала...
Тишина. Выходит, они одновременно прислали друг другу письма, и не присылали? Странно как - то... Но ведь адрес, имена, всё было учтено, и всё вроде бы точно. А на почте таких ошибок, в прямом смысле слова, вообще не должно быть. Выходит, это чья - то шутка? Розыгрыш? Но, тогда встаёт вопрос... Зачем? А главное, кто это сделал?

Оглядываясь по сторонам, Учиха решил, что им лучше побыстрее уйти с этого места. Оно обоим казалось очень жутким, а вся атмосфера, которая только могла здесь быть, сильно давила на душу и на мозг. Взяв хрупкую ладошку красавицы в своими крепкую и сильную, Саске поспешил сойти с этого моста. Сакура лишь повиновалась, ей тоже было непривычно здесь находиться...
На конце моста, по левой стороне, стоял дуб. Из - за него местность казалось более мрачной. И только мужчина проходил мимо него, то почувствовал боль в виске. Сначала слабую, потом сильную, которая прямо давила на голову. Обернувшись к девице, он почувствовал, как она прижалась к нему и закричала.
Саске - кун!!! — этот визг, казалось, раздался по всей местности. Повернув свою голову назад, боль пришлась теперь в очень чувствительной точке плеча, из - за чего тот больше не смог нормально двигать конечностью. Отряпнув красавицу от себя, и поняв, что это засада, он что есть силы крикнул:
— Беги отсюда!! — глаза зажмурились от невыносимой боли, его стали окружать тёмные силуэты. Этими силуэтами были мужчины, из - за головных уборов которых нельзя было разглядеть их лицо, - чего встала? Уходи...
Удар пришёлся по боку киллера, что заставило того рухнуть на землю. Перед лицом возник чёрный и до боли знакомый силуэт... Был слышен плач его возлюбленной... В следующую секунду, он почувствовал тепло. С трудом повернув голову, Саске увидел заплаканные глаза и покрасневшее от них щёки Харуно. Она рыдала, склонившись над ним. Изо всех сил, что от него осталось, он сжал её ладошку, — беги...
Из его рта потекла струйка крови. Появилась невыносимая боль в боку.
— Нет... — шепчет она через слёзы. В следующие мгновения, она вскрикнула, — отстаньте!! Саске - кун!!
Молодую особу насильно отодрали от её любимого, прижав ко рту старую тряпку. Незнакомцы надеялись хотя бы этим заткнуть ей рот, и лишь мычание со стороны той не давало им покоя. Кто - то на подобие того парня, подошёл к красавице, и начал со всей силы чем - то нажимать на её полечи, руки, бока. Но Сакура пыталась освободиться, и дрыгалась во все стороны, хотя это было и бесполезно.
Последним воспоминанием мужчины было то, как глаза девицы медленно закрылись, и она ослабла в руках наглеца. После, тьма заполнила разум киллера...

Киллер на балу. Глава 40

Мужчина с трудом разлепил глаза. Всё было мутно, ничего различить не мог. Лишь тусклый свет дал понять, что он находится в каком - то тёмном помещении.
«Где я?» разум отказывался здраво рассуждать, явно, было не до этого. С трудом всё же открыв глаза, он пытается осмотреться, но ничего по - прежнему не мог различить. Попробовав пошевелить руками и ногами, он понял, что они крепко связаны жёсткими верёвками, да и к тому же, сильно болели в особо чувствительных точках. В сознании мелькают картинки всего, что произошло, и это разрывает голову на части. Словно, он выпил несколько бутылок водки. Но это было не так, ибо виной всему было то, что Саске беспощадно избили по - мастерски.
Тошнота подступала к горлу, но вместо этого, Саске мог лишь кашлять сгустками крови. И чем его только накачали? А главное, сколько дозы дали? Ведь чтобы таким кашлять, надо постараться принять что - то такое...

«Сакура

Эта мысль возвращает его к разуму и полному сознанию. В глазах только сейчас всё становиться ясным и чётким. Теперь, он может различить то, что находиться в сыром помещении, в комнате, освещаемая тусклой лампочкой. Стараясь пошевелить руками и пальцами, в который раз он удостоверяется в том, что они очень крепко связаны. Связаны настолько, что его пальцы не имеют возможности пошевельнуться в том или ином направлении. И лишь голова может оглядываться по комнате.
В панике, он пытается с силой выпутаться, но ничего не получается. Опустившейся взгляд замечает одинокую фигуру, которая не придавала признаков жизни. Розовые волосы и знакомая одежда подтверждают то, что это Харуно.
Сакура! — кричит он со всей силы, желая разбудить юную особу. Малейшее движение со стороны той, и он видит, как она открывает глаза. Но понимает, что она не осознаёт, что происходит...
Сакура, очнись, пожалуйста, — в который раз он пытается освободиться от верёвки, но тщётно, — прекрати спать, прошу тебя!
Замечая своего возлюбленного, девушка, хотя и не полностью возвращаясь к жизни, но осознаёт, что он жив и что он рядом.
Саске... — слышится всхлип, поскуливание, — я так испугалась...
Она пытается пошевелиться, хочет встать и подойти к мужчине, но она тоже крепко привязана. Привязана к стулу, в отличие от Учихи. Он же сидит на полу, привязанный к чему - то круглому... По все видимости, этим «круглым» являлся столб, огромный столб.
— Почему... — задаёт она вопрос, — Саске - кун... Прости меня...
Он желает увидеть её глаза, но она не так освещаема, как он. Половина её лица кроется во тьме.
— За что ты извиняешься? — сердце отдаёт жестокой болью, в груди всё жмёт, — это я должен извиняться... Это я виноват...
Он ненавидит себя за свою безрассудствие. Он — киллер, а его обвели вокруг пальца вот таким приёмом. Заманили в эту сеть. И теперь, они находятся в каком - то помещении, полностью связанные, не имеющие возможности пошевелиться. Всё учли: плохая освещаемость, связали, как профи... Ничего не забыли. Им придётся только ждать своей участи, своей смерти. Либо их оставили тут помирать, либо скоро придут и убьют их. Быстрой или мучительной смертью, поиздевавшись перед этим, конечно. И это неизбежно.
— Мы... — пытается произнести она, всхлипывая и роняя слёзы, — мы умрём?
Он не знает ответа. Он не знает, умрёт ли она, он. Сейчас он морально переживает за всю эту ситуацию, которая произошла. Сейчас в его душе мир рушится. Постепенно теряя своё место... Он не знает, что сможет сделать дальше. Не может предполагать, кто это... Возможно, это отморозки с улицы, убийцы, поджидавшие свою жертву... Группа садистов... Кто угодно. Но они пойманы в их сети. В их профессиональные сети.
— Не думай об этом, Сакура, — по его щекам тоже текут слёзы. Он уже не пытается сдерживать свои чувства, — просто не думай... Прости...
Он извиняется перед ней, и ему плевать, что она говорит ему. Он чувствует себя виноватым, чувствует стыд. Чувствует то, что чувствовали другие, когда он убивал их: страх, стыд за плохие поступки, мольбы о пощаде... Но всё это было бессмысленно. И Учиха понимал это. Понимал, что пришёл его черёд заплатить за свои грехи, поступки, которые он совершал. И он не достоин прощения...
Но Сакура... Она ни в чём не виновата. Неужели, она тоже отправиться с ним на тот свет? Нет, она не заслужила этого... Это заслужил он. Ему всё равно, что она будет кричать, молить, просить...

Но он готов перенести самую долгую и мучительную смерть, лишь бы её не тронули, не посмели прикоснуться к ней, посмотреть на неё таким взглядом...

Он смотрит на неё, и понимает, что это неизбежно.
— Чтобы не случилось, — девица прислушалась, — прошу... Останься жива.
Он не видит, но Сакура смотрит на него заплаканными глазами. Она понимает смысл его слов, но не хочет терять своего возлюбленного. Ей слишком больно осознавать всё это... Она не может принять эту судьбу...

Глухой хлопок. Еле слышные шаги. Кто - то хлопает в ладоши, и лукаво улыбается.
Саске - кун! Какая встреча!

Киллер на балу. Глава 41

Саске - кун! Какая встреча!

Этот голос был мужским, с долей жестокости. Девушка его никогда не слышала, но Саске он был до боли знаком...

Неужели, Лидер способен на такое? А это и не удивительно. Ни капельки. Всем известно, что он сумасшедший, так ещё и богатый. Всё может, и даже это действие с его стороны считалось нормальным.
— Как ты... — пытается вымолвить из своих уст обессилевший Учиха, но его бессовестно перебивают.
Он смотрит разгневанным взглядом на него, желая убить, но не может. Пока не может. Он хочет насладиться тем, как его жертва будет испытывать муки и душевные испытания перед своей смертью.
— Миленько вышло, не так ли? — горькая усмешка Лидера заставляет мужчину пытаться разорвать верёвки, но тщётно, — а я ведь так верил тебе, Саске - кун. Верил, понимаешь?
Он всё ближе подходит к киллеру, приседает на корточки, и лукавой улыбкой мучает его. Взгляд, жестокий и сумасшедший, даёт понять, что сейчас начнётся бесконечный ад наяву.
— Я ведь считал тебя своим товарищем, — шепчет Лидер, — думал, ты мне друг. Друг, который поможет мне в трудной ситуации... Ты всегда убивал тех, кто мне не нравился, а я тебе давал за это огромные деньги, не жалея о них. Я думал, что ты никогда не предашь меня.
Он направляет взгляд в сторону красавицы, которая, прижавшись к стулу, внимательно слушала каждое его слово, боясь пошевелиться.
— Неужели... — он чуть ли не запинается, но сдерживается, — неужели она... Окрутила твоё сердце? Чем? Внешностью? Красотой? Или же... Ты разглядел в ней душу?
Он молчит. Ответа нет. Тишина.
— Но мне, знаешь ли, всё равно, — он встаёт с корточек, и просто начинает шастать по тёмной комнате, — ты предал меня. Не убил, соврал... Какое к тебе после этого доверие?! Ты врал мне... Врал в лицо. Выразил меня полным придурком, который поверил. Но, я прочесал! Прочесал, слышишь?! Я знал, что здесь что - то не так!
Лидер всё быстрее начинает ходить по тёмной комнате, указывая указательным пальцем на Саске.
— Даже думал, что ты одумаешься... Но нет, ты её по - прежнему не убил, и даже инвалидом не сделал! — он скрипит зубами от переполнявшей его злости. Поймав момент, Саске заполучил черёд выразить своё мнение.
— Я должен был её убить, значит? — его голос звучит тихо, но от истерики, которая вот - вот начнётся, мужчина слышит каждую букву, — скажу тебе честно: да, я должен был это сделать, и я хотел этого. Но она... Она постепенно уговаривала меня в обратном, причём даже не говорила мне об этом.
Учиха с сожалением смотрит на Сакуру, слёзы которой застыли на покрасневших щеках, а взгляд который был как у куклы.
— Она уверяла меня в этом своей душой, — еле заметная улыбка на его лице, — а я думал, что я просто давно не испытывал тех чувств... Чувств, которые были у меня в молодости. Постепенно, я влюблялся в неё... И так было до тех пор, пока я не окунулся в эти чувства с головой...
Тишина во всей комнате. Минутная пауза, шаги прекратились. Лидер обдумывал всё сказанное Учихой, и придумывал речь, чтобы занизить его самооценку.
— Пожалуйста, — вывел голос мужчины из раздумий, — делай со мной всё, что хочешь, что пожелаешь... Но не тронь её... Отпусти её...
Слезы медленно скатываются по его бледным щекам, лёгкие подрагивания. Он готов принять свою жестокую судьбу, и всё, что будет после неё. Он расплачивается за свои поступки по жизни, да будет так. Но она должна остаться в живых, в независимости от того, что будет с ним. Ему уже глубоко плевать на это.
Саске - кун... - произносит девица, начиная дёргаться, но ей по - просту не дают этого сделать.
— Молчать! — это был уже не Лидер, а один из четверых его подчинённых, которые даже не были вооружены каким - лило оружием. Остальным слугам, что не было в этой комнате, было просто жаль этих двоих, можно сказать, они понимали их чувства. Но их главарь был важнее, и если бы они попробовали не подчиниться, — их ждала бы такая же участь... Ну а слуги, что были в комнате и смотрели на всё это, пришли, чтобы полюбоваться. Они считались самыми жестокими среди всех, говорили, что у них нет как души, так и чувств. Одни сплошные, грязные эмоции, и потребности.
Это зрелище было для них, как шоу, не более. Они могли смеяться в те моменты, когда люди рыдали или просили пощадить их, или просили воды от того, что пересохло в горле. Но если они попросят одного из подчинённых об этом, то получат лишь издевательства в ответ...
— Что ж, — начал Лидер, направляясь к двери, — сам сказал. Про девчонку обещать не могу, может, тоже умрёт, может, отпущу. Кто его знает? Ты знаешь: я сумасшедший... Ну, а сейчас, прошу извинить меня: мне нужно удалиться кое - куда. А ты... Можешь попрощаться со своей возлюбленной.
Хлопок двери, и лишь слуги остались вместе с ними в одной комнате, которая по прежнему освещаема одной лишь лампочкой. Но они не спешат; изверги, как говорится. Сначала они хорошенько послушают...

— Нет! Я не дам тебе умереть! — через слёзы говорит она, не хочет принимать эти последствия, эту жизнь, которая так жестоко обошлась с ней.
— Другого выхода нет, Сакура: он убьёт меня, долгой и мучительной смертью, — по его щекам льются слёзы, — а ты... Останешься жива. Забудешь об этом, найдёшь другого... Создашь семью...
— Мне никто не нужен, кроме тебя, — как же ей сейчас хочется проснуться от этого кошмара, — не покидай меня...
— Я всегда буду рядом, ты же знаешь об этом, — как же ему хочется сейчас обнять её, прижать к себе. Но они крепко связаны, чтобы сделать что - то подобное. Даже не поцелует перед смертью...

— Мне уже надоела эта любовь, — произносит один из подчинённых, быстро подходя к девице, — а тебе?
Она смотрит на него с испугом, не зная, что и ответить. Но киллер понял всё во мгновении.
— Не тронь её, слышишь? — пытается он вразумить того, кто пожирает его возлюбленную хищным взглядом, — не тронь!
— А кто мне запретит? — улыбаясь, как психопат, спрашивает он, — ты что ли?
Он рассматривает сначала лицо Харуно, а потом переводит взгляд на её тело, вместе с этим снимая ремень своих брюк...
— Не надо, пожалуйста... — молит но он её не слышит, так же, как и угрозы Учихи, постепенно целуя свою жертву в шею.

Киллер на балу. Глава 42

Наглец, совершенно не обращая внимания на угрозы киллера, ни на мольбы Хоруно, медленно растёгивал ремень своих брюк, вместе с этим целуя свою жертву в шею. Она жалобно скулила, и произносила лишь одно единственное имя.
— Пожалуйста... Не нужно... — но он всё равно продолжал это грязное дело. Вскоре, он избавился от ремня, и сложил его, смотря в это время прямо в глаза девицы. Ему хотелось ещё услышать то, как она будет молить его о пощаде и о том, чтобы он не трогал её, но она лишь смотрела на него своими испуганными глазами.
— И чего ты замолчала? — по - издевательски спрашивает он, всё плотную приближаясь к ней, — неужели сама захотела?
Она перевела свой взгляд на Саске. Было противно смотреть на этого мерзавца.
— Отвечай! — в воздухе пронёсся свист, и красная отметина осталась на лице красавицы. От сильного удара, голова прижалась к спинке стула, взгляд опустился, а из глаз полились слёзы боли и отчаяния. Так тяжело осознавать всю эту судьбу, что не хочется испытывать чего - то подобного, а можно сразу и умереть. Но это было бы слишком просто.
Когда - то холодные и безразличные глаза Учихи, в данный момент стали накапливаться несдерживаемой злостью, яростью, обидой, ненавистью. Если бы он мог, он бы даже не посмотрел на то, что здесь находится она, — он просто бы прикончил его собственными руками, причём не душил бы, а вырывал кишки из его грязного тела. Сейчас в его душе была только ярость, только гнев. А самое главное, так это то, что он даже не может его выпустить. Он крепко связан, и если что - то и может, то только кричать и орать.
— Понравилось? — нахально спрашивает он, хватая её за волосы, — ну как?
Лёгкий смешок со стороны. Остальным двум мерзавцам было интересно, что же будет дальше.
— Прекрати!! — кричит Саске, уже зубами грызя верёвки, — оставь её в покое! Вам ведь... Всем вам нужен я!! Не тронь её!
Лицо подчинённого резко переменилось на удивлённое и осмысливающее то, что только что сказал мужчина. Он отпустил волосы девицы, и перевёл взгляд на него.
— Да, нам нужен ты... — он опустил голову настолько, что его взгляда было уже не увидеть, — но я знаю самое главное, в отличии от Лидера: чистый путь к твоему развратному сердцу лежит через эту девчонку...
Он страшно провёл языком по губами, и в них была замечена капля крови.
— А я знаю, как сделать людям больно...
После его слов, он вскинул голову к верху, любуясь на потолок. Именно в эти мгновения Учихе показалось, что его взгляд был наполнен самым полнейшим сумасшедствием, который только может быть. И это было подтверждением того, что этот человек способен на многое... В том числе, и на это...
Сам слуга не спешил раздеваться полностью, да и вообще приступать к этому делу в нагом виде. Он не хотел показывать своё уродливое тело этой девчонке, которая, по его мнению, не стоила этого. Ему было интересно то, что скрывалось под её белоснежной рубашкой, хотелось увидеть её прелести... В целом, грязная, пошлая потребность, которую он не мог сдержать.
Пуговицы на рубашке не выдерживали напора, а подчинённому было не в терпёж расстёгивать их. Они хором посыпались на пол, а из глаз когда - то их обладательницы полились слёзы отчаяния. Слёзы того, что ей придётся терпеть это...
— Не тронь! Не надо! — Саске было плевать на всё; на кровавые отметины от верёвки, на срыв голоса, на то, засмеют ли его или нет по его слезам... Сейчас в его душе был полный хаос. Хаос, который вырывался наружу, но не мог выйти полностью: потому, что он был ещё привязан...
Груди девушки были захвачены в плен рук этого зверя, он делал с ними всё, что только хотел. Киллер дрыгался, пинался, за что получал резкие удары в челюсть, но он не терял надежды. Он пытался отговорить их любыми словами, но они не слушали его. Лишь издевательские слова в ответ.

Он расстёгивает пуговицы, испепеляя Хоруно хищным взглядом, был готов вот - вот наброситься на свою жертву. Чего он, собственно, так с нетерпением и ждал. Последняя часть резко поползла вниз, и взявшись за красную щёку красавицы, с силой прижал её к спинке, чтобы не видеть слёзы той. Его и так это раздражало...
— Не трогай её... Прошу... Сделай со мной всё, что хочешь... Но не надо этого... — надежда была утеряна, лишь какие - то воспоминания о ней.
— Заткнись, — прошипел слуга через сжатые зубы, устраившись поудобнее между ног девушки, — ты готова?
Поскуливание в ответ и лишь одно единственное имя напоследок... Он этого не расслышал, но Учихе сдавило душу...
Остались лишь какие - то две пуговицы, и цель будет готова. Он потянулся к сокровенному месту юной особы, и только теперь не торопился: ведь знал, что его ничто не остановит. И это был конец. Для обоих. Последняя пуговица, а позже, будут безжалостные крики и мольбы... Подчинённый знает это.

— Какого чёрта?!!

Киллер на балу. Глава 43

— Какого чёрта?!!

Подчинённый наконец - то отвлёкся от своего дела, удивлённо взглянув на Лидера и Второго, которые застыли в изумлении. А как же иначе? Перед ними ведь предстала такая картина...
— Что ты делаешь, тупоголовый червь?!! — не успокаивался мужчина, уже во всю размахивая руками с каким - то предметом, — я тебе сколько раз говорил об этом, ты, лепёшка ничего не стоящая?!!
Слуга с испугом отряпнул от девушки, которой и так много чего пришлось перенести. Наконец - то Сакура почувствовала облегчение... Облегчение от того, что этот негодяй ничего не успел сделать с ней. И лишь красная отметина на правой щеке может остаться как воспоминание...
— Это уже не первый раз, Лидер - сама, — Второй подошёл к девице и стал обратно застёгивать пуговицы на её брюках. Он заметил валяющуюся на полу белоснежную рубашку, и подняв её, понял, что пуговиц на ней нет. Однако, укрыть красавицу есть чем, и он не задумываясь, просунул руку ей под спину. Ещё не отошедшая от переизбытка нервного состояния девушка снова зарыдала, боясь, что этот неугомонный придурок снова взялся за это незаконченное им дело. Но лишь тепло в спине дало ей осознание того, что тот страшный кошмар уже закончился.
—”Всё нормально... Тише, не плачь, — пытается успокоить Второй Сакуру, получше накидывая ей на плечи рубашку, чтобы хотя бы как - нибудь скрыть её лифчик, — господина раздражают слёзы ещё больше, уж поверь.
Слёзы затихли, а тихое поскуливание прекратилось. Помогло.
— Так намного лучше, понимаешь, да? — на лице Второго появилась улыбка, адресованная лишь ей, — вот и славно. Молода ты ещё для таких нервов...
Саске был рад, что его возлюбленная не подверглась полноценному изнасилованию со стороны того идиота. И хотя он был безумно рад, ревность давала о себе знать. В конце - концов, парень имел возможность обнять, успокоить Харуно, но не он. А его вряд ли развяжут для такого...

— Он прав: не впервые такое, верно, Сотоко?! — еле сдерживая свою злость, говорит Лидер, со злостью смотря на парня, который поспешно одевал свои брюки, — ах ты ж тварь...
— Г... Господин, прошу, дайте мне всё объяснить! — пытается выпросить таким образом он прощение у своего главаря, зная, что вряд ли у него это выйдет. Но отморозок не терял надежды, — она же всё равно будет мертва, подумайте! А... А этот урод получит ещё больше страданий! Ну всё равно же сдохнут!
Мужчина медленно перевёл взгляд на юную особу, смотря на то, как Второй заботливо поправляет на плечах той рубашку.
— Я подумаю насчёт неё, — уже спокойно ответил он, — а ты...
— Ну... Ну пожалуйста!! — он встаёт на колени, дабы его пощадили, — я же пока не...
— Этот след, — он подошёл к девушке, и указал на до сих пор красную щёку, — может остаться навсегда. А я обещал, что могу и не тронуть её... Ты соображаешь хотя бы, что выставил меня человеком, который не держит своё слово?
На это слуга психанул. Терпение больше не было, он стал метаться по всей комнате, зная, что теперь участи ему не избежать никак. Посмотрев на своих друзей, те и слова не проронили: просто наблюдали за всей этой сценой. Схватившись за голову, подчинённый с явной целью поплёлся на ватных ногах к главному. Второй только хотел предпринять меры, как мужчина направил пистолет на парня, и... Выстрел застрял в ушах красавицы, одинокая слеза скатилась по щеке. Зрачки Учихи расширились. Труп свалился на пол, один из коллег прижал руку ко рту, и незамедлительно вышел. Удивительно, но такая картина, которая произошла с его коллегой, ему показалась отвратительной.
Парень, что был рядом с Сакурой, обречённо опустил голову, сдав кулаки. Не рад он видел смерть своего товарища, но эта картина по - прежнему вызывала ужас.
Опустив ствол, мужчина оглядел всех, кто остался в этой комнате, заострив своё внимание на бывших товарищей убитого. Они все прижались к стене, ожидая то ли приказа, то ли смерть от рук их господина. Да, они боялись его, но как же иначе?
— Вынесите труп... — прошептал Лидер, глаза которого скрылись во тьме. Двое оставшихся подбежали к обездвиженному телу, и подняв за ноги и руки, стали выносить его из помещения, — и не смейте возвращаться.
Они и не вернулись, больно им надо было разводить дело с ним. И лишь трое других, нормальных «друзей пришло в комнату, лица которых были с сочувствием. Но они знали, что будет дальше, и им крайне не хотелось на это смотреть, нежели тем отморозкам без сердца, которые лишились этого «шоу». Они прислонились к стене, опустив головы вниз. И только их уши могли услышать выстрелы, мольбы, крики. Некоторые будут зажимать свои уши, а другие будут просто не в силах сделать этого.
Тем более, как бы они не хотели, они не выйдут отсюда, пока всё будет не кончено. На случай безопасности было здесь их присутствие.

— Ну, а теперь твоя очередь, — направляя ствол на Саске, прошептал главарь.

Киллер на балу. Глава 44

Он направил пистолет на Саске, прицеливаясь как можно четче, чтобы уж точно не промахнуться.
Его зрачки расширились от осознания того, что его смерть исполнима в данном случае. А обещание Лидера о его возлюбленной может и не исполнится. Но упрашивать его об этом не было никакого смысла, ибо сам мужчина не приклонен к этому.
Глубоко вздохнув, Учиха прошептал свои самые последние слова в жизни, как он считает:
— Прошу, только сохрани ей жизнь... — пальцы скрестились за его спиной, и он ожидает выстрел. Но его не последовало. Открыв глаза, чтобы удостовериться в своей смерти, мужчина видит безразличное ко всему лицо главаря, а также, опущенные головы его подчинённых, которые не хотели следить за всеми событиями.
Глаза Лидера были широко распахнуты, зрачки стали мелкими. Казалось, он на грани сумасшедствия. Опустив ствол, он тяжко вздохнул. Харуно не понимала, в чём дело также, как и её возлюбленный.
— Знаешь... Мне кажется, для тебя — это будет слишком быстро, — шепчет он, покручивая в своей ладони орудие, — как же хочется тебя помучить...
Киллер понимает его; если человек казался тебе верным, а потом ты выясняешь, что он тебя обманул и соврал при этом, то конечно хочется его помучить: чтобы он орал от обессилия и боли... Но есть на свете люди, которые просто прощают это их обидчику.
Какая - то сторона этого кровожадного убийцы заключалась в этом, не смотря на то, что он крайне сумасшедший. Не смотря на то, что в его душе царит мрак и подлость с жестокостью, за количеством которого есть маленький лучик солнца... Саске много раз думал об этом, не раз даже пытался вразумить своего бывшего друга на данный момент. Но тот отвечал сложно и немного непонятно, настолько непонятно, что приходилось бы звать специалиста за помощью для расшифровки только что сказанного им.
Он нервно расхаживал по комнате, иногда скрываясь в темноте. Его состояние сложно было не заметить или понять. Наконец - то, он остановился, обдумывая что - то. Оставалось только терпеливо ждать его приказа, или смерти от его рук.

Саске - кун! — закричала юная особа, чуть ли не свалившись вместе со стулом, — не смей умирать!
Только она хотела ещё раз закричать что - то, как Второй прижал руку к её рту, и сдержанно прошептал:
— Лучше молчи...
Через мгновение он скривился от боли, что появилась в руке. Почувствовав свободу, девушка снова начала кричать:
— Не смей, слышишь?! Ты мне нужен!!
В следующую секунду, к её рту была прижата какая - то старая тряпка. Вероятно, это было для того, чтобы она хотя бы как - нибудь заткнулась. А может быть, они хотят её усыпить?
— Не надо... — произнёс киллер, видя, как его вторая половинка всеми силами хочет избавиться от материала. По руке верного слуги медленно стекает струйка крови... Острые зубки ведь у Харуно.
— Всё под контролем, — еле слышно произносит Лидер, пряча своё лицо под ладонь, чтобы его лица уже никто не смог увидеть. От этого вида создавалось ощущение, что он является человеком, который в настоящий момент убивается горем. Но кто его знает? Возможно, так и есть...

— Ты должен за всё заплатить, — улыбаясь и направляя пистолет на бывшего друга, говорит главарь, — и ты должен одновременно радоваться, что когда - то являлся моим другом. Надеюсь, я останусь в твоей памяти...
Теперь сомнений о смерти Учихе не было. Сакура была безжалостно прижата к стулу, а в её рту покоилась тряпка, которая кое - как, но сдерживала вопли той. Ей досталась лишь та участь, что ей придётся видеть смерть своего самого любимого человека, с которым она провела лишь несколько дней... Ей казалось, что всё это время с ним — было длинною в какие - то минуты, даже секунды. Она была невинна, хотя и богатая; душа чистая, хотя характер и не сладок на вкус. Но если взглянуть на любовь, которая исходила от юной девицы, то можно было бы окунуться в это чувство с головой.
И сейчас, она предчувствует, что что - то внутри неё сейчас сломается, только выстрел прозвенит в её ушах, давая знак о неисправимом. Ладно бы, её увели кула - нибудь, чтобы она не видела этого, но ей придётся лицезреть смерть самого дорогого в её жизни человека. Человека, который дал ей чувство свободы и избавил от одиночества. Человека, которого она заставила посмеяться после стольких долгих лет его тьмы... И сейчас, им придётся расстаться. И это не они решили; это решили те, у кого нет сердца. И они не смогут что - либо предпринять в этом испытании, которое победило их...

Пистолет направлен на покойника. Второй в последние мгновения зажмуривает глаза, чтобы не видеть этого зрелища. Девушка же, в свою очередь, следила за всем с широко распахнутыми глазами. Она была не в силах их закрыть.

Струйка крови попала на щёку девицы, зрачок и с места не сдвинулся. И лишь было осознание того, что её любимый сейчас уйдёт от неё навсегда...

Крик застыл в воздухе, а Учиха скорчился от невообразимой боли в плече. Пуля застыла прямо в мышце, сильно потревожив кость. Мужчина с жадностью хватал воздух, эта боль в плече никак не уходила, лишь медленно угасала в память о себе.
— Ох, как больно... — улыбка уже исчезла с лица Лидера, он явно уже не чувствовал наслаждения от происходившего, — учти: это за невыполненную просьбу, за которую я хотел дать тебе просто огромную сумму...
— Разве тебе самому... Не скучно? — Саске, на зло своему «другу» отвратительно улыбнулся, и сам сделал кровожадный взгляд, — мог бы меня и сразу престрелить... Потому, что в этой пуле, которую ты только что потратил, нет никакого смысла...
Казалось, главный этого просто не мог вытерпеть. Орудие предательски дрожало в его пальцах, которые и без того делали просто ужасные вещи. Отведя взгляд в сторону, он усмехнулся: а ведь Учиха прав. Что ж, сейчас он покажет ему, насколько.
— Тебе показать смысл в двух пулях? — подняв ствол, и приготовив его к бою, усмешка всё также не спадала с лица наглеца. Снова выстрел... И вопли со стороны красавицы, которая хотела высвободиться, но у неё это никак не выходило.
— Кхх... — прорычал брюнет, почувствовав боль уже в другом плече. Чёрт, а ведь он умеет дарить людям боль. И это выходило куда лучше, чем у самого киллера. Неужели он потерял свой опыт в этом? Ведь недавно целился так хорошо... Но сейчас у него совсем нет сил думать об этом. Сейчас ему остаётся только терпеть боль в левом плече. Ещё чуть, и он уже предчувствует, как потеряет сознание. Тьма медленно окутывала разум мужчины, и последнее, что он сумеет расслышать, это крики его возлюбленной и неожиданный хлопок двери, а в глазах, как последнее воспоминание, останется вспышка света.

Киллер на балу. Глава 45

Крики Харуно, хлопок двери и яркая вспышка перед тем, как отправиться во тьму, стали для Учихи самым последним воспоминанием...

Открыв глаза, первое, что попалось на них, так это хрустальная ваза с цветком. Повернув голову в другую сторону, Саске узрел белую стену. В голове неясно мелькали вспышки всего произошедшего... Попробовав пошевелить руками, он ощутил боль в плече. Сами конечности были мягко забинтованы, так что, возможность ими шевелить была не самой удобной.
Попытавшись встать с кровати, его веки широко раскрылись: на старом стульчике, который как казалось, вот - вот должен развалиться, мирно сидела Сакура и посапывала. Под её глазами были мешки, которых раньше точно не было. На щеке красовался красный след, волосы были взъёршены. Можно было подумать, что юная особа не спала ночь, а то и две, всё время пребывая в сознании. Неужели она была здесь до тех пор, пока он не очнулся?
Сакура... — прошептал брюнет, на лице которого появилась еле заметная улыбка. Протянув руку, он схватился за хрупкую ладошку той, желая потянуть её на себя. Но почувствовав чьё - то столь милое прикосновение, красавица очнулась и устало посмотрела на возлюбленного. Поняв, что он очнулся, она со всей своей радостью и любовью кинулась ему на шею, очень сильно обняв, и совсем забыв про его ситуацию.
— Я так переживала... — из её глаз лились слёзы, и она всё крепче прижималась к мужчине, — я думала, что ты не проснёшься...
— Ну куда я без тебя? — снова улыбнувшись, нежно прошептал он, поглаживая короткие волосы Харуно, — я не мог видеть, как ты плачешь по мне...
— Я так люблю тебя...
Она стала осыпать всё его лицо многочисленными поцелуями, а когда только хотела коснуться его губ, как он сам начал целовать её всю, почти в точности, как она. Сакура же мило улыбалась, и просто наслаждалась моментом. Она рада, что не лишилась своего возлюбленного. И за это, вечно благодарна ему...
— Спасибо, что не оставил меня, — проводя ладошкой по его оголённой груди, шепчет она, даря ему очередной поцелуй.
— Я не смог бы... — отвечает он взаимностью, и снова прикасается к её слегка опухшим губам. Они встречают себя в их поцелуе, стараются продлить этот момент, как можно дольше. А когда им не хватает воздуха, они, отрываясь друг от друга, хватают кислород и снова сливаются в их нежном, и трепетном слиянии. Саске опускает свою руку чуть ниже волос девицы, и обхватывая её шею, укладывает на себя сверху, стараясь не обращать внимания на возникшую боль в плечевых суставах. Но Харуно помнит о них, и чтобы не причинять своему любимому человеку больше неприятных ощущений, скатывается с него, продолжая их поцелуй, который перерастает в нечто большее. И вот, его шаловливые руки уже во всю гладят тело девушки, а его уши только и слышат её прерывистое дыхание и вздохи. Стоны она сдерживала, потому что они находились, как - никак, в госпитале. И поэтому, им стоит быть чуть потише в таком случае.
Неприятные ощущения уже забыты, а Саске хочет ощущать всю девицу; слышать её дыхание, чувствовать её любовь, ласку и заботу... В последний момент, она не даёт ему лидировать, лишь сама накатывается на него, поняв, что ничего кроме них нет.
Слегка отстранившимся от Харуно, Учиха пытается восстановить слегка сбившееся дыхание. Заглядывая в эти изумрудные глаза, на последнем вздохе шепчет:
— Воды...
Она отстраняется от него, вопросительно смотря в его угольные глаза. Спустя секунду, она поняла, что ей следует поторопиться, и слезла с Саске, дав ему полной грудью вздохнуть.
— Просто... Прохладной воды... — шепчет он, словно из последних сил.
— Да, Саске - кун, я сейчас буду, — она открывает дверь, и в последний момент взглядывает на своего возлюбленного, — я сейчас, потерпи.
Она захлопывается, и мужчина остаётся в палате один. Превозмогая боль, он облокотился на руки, и чуть повернувшись, стал лицезреть пейзаж за окном. На улице сейчас была тёплая погода, деревья с листьями так и покачивались в разные стороны. Как хорошо, что тот кошмар кончился... Стоп. В смысле, кончился? А как он попал в госпиталь? А как Сакура здесь оказалась? А как они оба сюда попали? Много вопросов для двух влюблённых. Но... Как же так?
Он пытается вспомнить всё, что было: вопли его девушки, хлопок двери, яркая вспышка... И тьма. И всё, это конец. Больше киллер и помнить ничего не мог. Киллер... А ведь Харуно теперь знает его профессию. Знает, как он пытался убить её на том балу. Знает о его планах... Которые были у него на её жизнь. И не смотря на это, всё равно осталась с ним...
«Какая - то неразбериха» проносится в голове брюнета. Он не может сопоставить все свои мысли, не может понять, какого они оказались в госпитале... Что же это был за хлопок двери? А та вспышка? Может быть, всё, что происходило с ними - было сном? Но если даже и так, то вряд ли он оказался бы здесь... Но что же произошло на самом деле? Нет, он не может разобраться во всём этом сам. Девушка всё знает, должна, по крайне мере. Он спросит у неё, и она всё расскажет ему. И они вместе разберуться во всем этом.

Дверь тихо отворяется, а сам мужчина стремительно падает обратно на мягкую кровать, чтобы его возлюбленная не злилась на него за его такое «времяпровождение». Ведь он должен лежать и спать, как правило. Хлопок, и он слышит, как замок стремительно закрывается, лишая возможности всех находящихся в этой комнате выйти из неё. Он поворачивает голову и видит что - то чёрное... Как бы он не хотел этого, но это была не Сакура, нет. У неё совершенно другая одежда, другой вкус. Вряд ли она оденет что - то подобное... Но если это не она, то кто это?
Вздрогнув, он из последних сил поднялся на локтях, испуганно и удивлённо смотря в лицо Лидера. Сам же главарь не выглядел таким, как Саске: можно даже сказать, что он был рад их встречи.
— Рад тебя видеть, Саске, — произносит Лидер, отходя от кровати ближе к двери, — соскучился по мне?
— Какого хрена ты здесь делаешь? — пот лился с Учихи, который ещё далеко не отошёл от всего произошедшего с ним, — ты... Ты...
— Ничего не помнишь, да? — мужчина медленно дёргает ручку двери, показывая киллеру, что она закрыта, — что ж, постараюсь освежить тебе память; отец твоей любимой девочки хорошо постарался, разорвав всю ту прекрасную идиллию... Ну, а ты — отрубился. А те наркотики, что дал тебе Сотоко, хорошо подействовали на тебя...
— Не надо... — шепчет медленно он, отодвигаясь ближе к стене, — прошу тебя, уйди.
— Ну как же я уйду, Саске? — поднял ладони вверх Лидер, сделав вопросительное лицо, — знаешь, а ведь повезло, что твой Оцоноке явился один тогда. Оружие у него то ещё... И знаешь что? Я отпустил тебя, жалкую крысу!
Он сделал стремительный шаг в сторону Учихи.
— Ну, что ты молчишь? Никого не хочешь поблагодарить? — он улыбнулся, как добренький дядя.
— Я... Но почему ты не убил его? — вытерев пот со лба, спрашивает Саске, — разве ты не мечтал о его смерти?
Мужчина раздражительно цокнул губами. И удивляется; как он мог доверять такую опасную работу такому тупому киллеру?
— А разве ты ещё не понял? — ещё один стремительный шаг, — мне уже плевать на него. Всё равно; он ещё не знает, какая сумма имеется у меня в руках. Да и я сам могу позже разобраться с ним... Однако, планы немного поменялись. И они поменялись именно на тебя.
Он поднял свою правую руку, в ладони которой находился ствол, направленный на мужчину. Одна единственная капля пота скатилась вниз по подбородку киллера и бесшумно упала на белую простынь. Он замечает, как палец пытается согнуться, чтобы нажать на курок. Глаза зажмуриваются, он ожидает свою мгновенную смерть...

Киллер на балу. Глава 46

Брюнет зажмурил глаза, ожидая самого наихудшего и непоправимого. И лишь один единственный голос останется последним воспоминанием киллера...

Саске - кун!!... Саске - кун!! Нет!!

Но может ли он быть уверен в том, что этот голос звучит именно в его голове? А может быть, он звучит в реальности?...
Открыв свои угольные глаза, он сразу бросает взгляд на Лидера, рядом с которым стояла разъярённая Харуно с ключами в руке. Девушка и мужчина непонятно переглянулись между собой, мол, «что ты здесь делаешь?»
В ту же секунду, Сакура кидает ключи в лицо беспощадного Лидера, и бросается к Саске, обнимая его за шею. Так она хотела защитить его, причиняя ему при этом как — можно меньше боли.
— Хах, — усмехается главарь, бросая ржавые ключи на скользкий пол, — ты могла бы меня и по - другому остановить... Но нет. Мне это тоже не нужно, как видишь!
Он поднимал руку, в ладони которой находится ствол. Медленно направляет его на Учиху, загородить которого пытаться юная девица своим телом. Им и вправду остаётся только умереть, но если уж это судьба... То они умрут вместе.

— Нет, — мужчина кладёт ладонь на бок красавицы, чтобы та отстранилась от него, — Сакура, пожалуйста... Уйди...
— Что? — девушка кидает ничего не понимающий взгляд на Саске, который, в свою очередь, опустил голову, — что ты такое говоришь, Саске - кун?
— Я... — он вскидывает лицо к верху, гордо смотря Лидеру в глаза, — я обманул тебя. Жестоко обманул.
Слёзы так и просились вырваться рекой, но он сдерживался. И лишь губы в дрожи были единственным подтверждением к тому, что в его душе сейчас царит страх и боль, которую он не может вывести из себя. Эта девушка, — стала его смыслом жизни. Вместе с ней он наконец - то увидал мелкую радость жизни, ради которой можно жить, не совершая при этом грех. Она стала той, с кем он засмеялся за столько лет провождения во тьме... Она стала той, кто заставил его окунуться в прекрасные чувства с головой, забыв обо всём на свете.

И он непременно расскажет ей обо всём. Прямо на глазах у Лидера, на глазах у всех! И ему плевать. Он уже смирился с тем, что мучительная смерть для него неибежна, но перед ней... Он хотел бы попрощаться с ней напоследок.
Да, возможно, она возненавидит его за это. Возможно, она до сих пор скрывает свою злость к нему, но... Он киллер, не стоит об этом забывать. А если он по уши влюбился, то к этому следует отнестись вполне серьёзно. И он отнесётся к этому со всей своей серьёзностью, которая только может быть.

— Ты должна знать: с самого начала я пытался убить тебя, — в его глазах невольно застывают слёзы, — я не понимал, что тогда начинал чувствовать к тебе... С самого начала ты была для меня мешенью... Но сейчас, — он берёт её хрупкую ручку и сжимает в своей, — я люблю тебя, — он целует её ладошку, медленно переходя к плечу, — ты подарила мне любовь, ласку, надежду... А я не чувствовал такого вот уже сколько лет... Я жёстко расправляйся с теми, кто, возможно, и не заслуживал своей смерти, — всхлип с его стороны, — но я раскаиваюсь в этом перед всеми. Прости меня... Но я заслуживаю этого...

Больше он не пытался оттолкнуть Харуно или вытолкнуть из палаты. Он просто раскаивался перед ней, просил прощения, твердил своё. А Сакура всё это внимательно слушала, вникая в каждое слово. Её зрачки были маленькими, точно, зелёным карандашом поставили точку. И в то же мгновение, когда Учиха всё ещё твердил своё, она прервала его уже своей речью.

Саске - кун, — она мягко коснулась ладожкой его бледной щеки, — я знаю об этом. С того самого момента... Ещё на балу я заметила, что что - то не так, но виду не подавала. А когда я начала медленно понимать, что ты — особенный, то просто потеряла голову от нашей любви, взаимной любви. А в той ситуации... Все мои догадки о тебе подтвердились, — она глубоко вздохнула, медленно поглаживая его скулу, — но мне всё равно. Я люблю тебя, а это чувство самое лучшее на свете. И также, ты сам поддержал меня: я думала, что в этом жестоком мире мне уже ничего не светит... Но ты уверил меня в обратном, мой киллер.

Она потянулась к его лицу, на последний момент взглянув ему в глаза, словно бы спрашивая разрешения. Тот прикрыл свои веки и приоткрыл свои губы, желая почувствовать вкус её губ как последнее воспоминание, ради которого он будет готов на всё. Лёгкое соприкосновение губами, и нежный поцелуй. Им всё равно на то, что за всей этой сценой наблюдает Лидер. Сейчас они находились в своей атмосфере, в атмосфере любви и чувств. И им было плевать на всё...

Одинокая слеза медленно скатилась по худой щеке, бесшумно разбившись об пол. Мужчина перестал целиться в своих жертв и прислонил ладонь ко лбу. Сейчас у него было в прямом смысле слова тяжёлое состояние. Он сам себя не понимал, почему убрал пушку: вроде бы злости хватило, но... Действие двух возлюбленных заставило его этого не делать. С грохотом он бросил пистолет на пол, поняв, что из этого вряд ли что - то выйдет.

Юная особа с неохотой оторвалась об нежного поцелуя с брюнетом, обратив свой взор в сторону валяющегося на полу ствола. Оба подняли взгляд на главного, который уже смирился с тем, что ничего не сможет сделать. Слишком уж он хорошо понимал этих двоих. Ведь в его жизни тоже была возлюбленная...

— Ты... — хотел начать мужчина, но Лидер перебил его.
— Нет, — он развернулся и тихо направился к двери, — живи, пока можешь.
В последний момент он поворачивает голову, и одаривает пару злым взглядом.
— Но не смей быть им, — шепчет он, — не смей лишать жизни других, если не можешь отдать свою...

Дверь тихо закрывается, оставив двух возлюбленных наедине друг с другом, заставляя каждого погрузиться в свои мысли и обдумывать всё, что только что произошло.

***

Второй со всех сил пытался погрузить тяжёлые чемоданы на задние сидение парового автомобиля. И у него почти получилось, если бы не севший партнёр на поверхности гладкого чемодана, который опустил его своей пятой точкой его ещё глубже, прищемив этим руку парня.
— Да ты... Ты... — Второй попытался вытащить руку из под груза чемодана, что получилось у него не с высокой успеваемостью.
— Что? — спросил его товарищ, непонятливо глядя на своего друга, попавший не в самую лучшую ситуацию. Наконец - то, с рывком вытащив покрасневшую ладонь, он дует на неё, чтобы она остыла от сильного пришивания крови к ней. Разворачиваясь к парню, он со всей злобой, которая только у него была, шепчет;
— Ах ты ж... Приибью!! — он в то же мгновение погнался за тем, кого он был готов закопать в землю живьём.

Галантный мужчина в приличном чёрном костюме вышел из под огромного особняка, красуясь всем на славу своей блестящей бабочкой, точно, холостяк и красавчик одновременно. Сзади него стояла розоволосая красавица, одетая в довольно сексапильную одежду, которая очень нравилась Учихе. Тот стоял рядом с автомобилем, облокотившись об него локтём, а увидев «наряд» Лидера, готов был поперхнуться чаем, если бы он его пил...
— Я вижу, девочки, ждущие тебя в том городе так и желают с тобой познакомиться! — возглашает Саске, оглядывая с ног до головы мужчину. Тот с гордостью ещё раз зажимает большим и указательным пальцем свою бабочку, кокетливо улыбаясь.
— Ну конечно! — говорит он, улыбаясь во все двадцать восемь и три золотых, — как ж без этого?
— Никак, — отвечает девушка, подходя к своему будущему мужу, — ну как тебе, Саске - кун?
— По - моему, я ошибался на счёт чёрного цвета по твоему стилю, — он взял ладошку юной девицы и тихонько коснулся её своими губами, — прошу простить меня, моя любопытная девочка.
— Прощаю, милорд, — она мило улыбнулась. Её улыбка казалось Саске милее всех на свете, и только ради неё он, как мог, сгладил всё, что было...

— Лидер — сама! Вы готовы? — спрашивает один из подошедших подчинённых, который взглянул на мужчину ожидающим ответа взглядом. Тот улыбнулся, и легонько толкнув парня локтём в спину, с усмешкой проговорил:
— Toujours partager - garcon.
— Эм, Господин... — слуга немного опешил от такого действия главаря, — я по - прежнему плохо понимаю Французский язык...
Он был крайне удивлён таким ответом. И такие ответы не нравились Лидеру, очень не нравились. Он нагнулся к самому уху своего подчинённого, и сквозь сжатые зубы прошипел:
— В городе Шагайо — Тапайо я вызову девочек, и они будут танцевать перед тобой. А ты не будешь иметь права прикоснуться к ним, лишь будешь уткнут носом в учебник по иностранному языку!
Лицо парнишки резко побледнело, а его глазишки разом превратились в огромные блюдца, из которых вот - вот готовы выпасть слезинки. Поклонившись, он отошёл от своего господина и направился в сторону Второго, который беспощадно, но одновременно в шутку душил Колуко. Сейчас ему предстояло разделять их, что он никак не мог себе представить.

Вся группировка влезла за задние сидения парового автомобиля, некоторые сели впереди, а другие просто не помещались, из - за чего висели на шее у остальных, всё говоря им на ухо: «Уронешь — за тобой хвостиком побегу!!»
Саске резко обернулся к девушке, и хотел было что - то спросить у неё, но она лишь прошипела тихое: «Шшшш» и прислонила свой тоненький пальчик к тонком губам бледнолицего брюнета. Тот вытянул губы и поцеловал её конечность, улыбнувшись своей еле заметной улыбкой. После, юная особа отошла от этих двоих, оставив их наедине в своей личной атмосфере.

Учиха медленно подошёл к Лидеру, сунув руки в свой серый пиджак. Тот с улыбкой смотрел на него, думая над тем, с чего бы начать их разговор.
— Значит ты... — произнёс мужчина, — уезжаешь навсегда?
— Да, — обречённо вздыхает престарелый, — не хочу Вас тревожить. Ты ведь знаешь, что в моей жизни тоже был любимый человек...
— Всегла знал это, — тот кинул на него вопросительный взгляд, — то, что в глубине твоей души есть свет.
Он кивнул, соглашаясь с его мнением. Сзади так и слышалось: «Подвинься!», «Я первый сел на это место!»
— Ты будешь приезжать?
— Чтобы снова начать свой грязный бизнес вместе с тобой? Нет уж, спасибо, — смешно отвлекается Лидер. Ему и вправду нужно забыть обо всём случившемся, слишком много нервов потрачено на всё это.
Наступила тишина, которую они не хотели нарушать. Они лишь смотрели друг другу в глаза, словно разговаривали таким способом. Со стороны это было похоже на то, словно бы два самых лучших друга разлучаются навсегда. А ведь так и есть: вряд ли он ещё когда - нибудь встретятся. Если это только не пройзойдёт на Рождетство или какой - нибудь другой, особенный праздник.
Они медленно подходят друг к другу, и заключаются в крепкие объятия. Из глаз обоих льются слёзы, но хорошо то, что никто из них не видит этого.
— Я пришлю тебе шоколадку, — шепчет Саске, поглаживая бывшего партнёра по спине.
— А я коробочку конфет, — отвечает он взаимностью, нехотя отстраняясь от своей родной души. В последний раз они одаривают друг друга взглядом, и один из них направляется к машине, которая навсегда увезёт его из этого города навсегда. Сев за руль, он со всей силы нажал своей ногой куда - то вниз, и... Машина резко тронулась, и со всей силы рванула по дороге в неизведанность... И лишь слышится: «Ююююююххххххххуууу!!!»

Брюнет подходит к обочине, и провожает взглядом уезжающую машину. Его спина чувствует тепло, а нежные ручки сцепливаться на уровне его груди, иногда поглаживая. Тяжко вздохнув, он поворачивает своё лицо в правую сторону и тут же получает нежный «чмок» от своей невесты.
— Будем ждать на праздники, — шепчет она, желая усмерить грусть в душе её мужчины.
— Да, будем...
Покачав головой, Сакура отошла от бывшего киллера к огромному серому особняку. А Саске Учиха, немного подождав, тоже направился к своему дому, напоследок произнеся:

«Прощай, Литоко... Хотя, почему прощай? Праздники никто не отменял...»

СасуСакуы.ру - Киллер на балу - версия для печати

Скрыть