СасуСаку.ру - Убийца королей - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Убийца королей

Жуткий ливень, слякоть, раскаты грома - идеальная фоновая декорация для уходящего от погони убийцы - лес, старая дорога, бой резвых копыт. Главным преимуществом убегавшего был именно конь, которому повезло в своё время стать одним из лучших в скоростной езде на скачках. Украл ли наш герой этого коня? Нет. Может он и убийца, о не вор. В том мире, каков он есть сейчас, много тех людей, что пали низко, пожалуй, даже больше, чем добродушных и справедливых, но юный ведьмак, бегущий от правосудия не был полностью причастен ни к тем, ни к другим.
Солдатские скакуны стали выдыхаться, они уже вторую четверть часа преследовали государственного преступника. По такой продолжительности было видно, насколько хорошо оснащена Кунийская армия. У Касайской армии был достойный враг в войне. Но не политические интриги сейчас были важны.
Солдаты замедлились и развернулись, поспешив назад - в столицу, чтобы собрать больше сил для дальнейшего и длительного преследования изменника. Однако выследить его по горячим следам не виделось возможным, так как ливень скоропостижно размывал всю дорогу.
Вот уже после длительного времени, когда черноволосый ведьмак заметил, что погони за ним больше нет, он постарался замедлить ход и дать коню на медленном скаку чутка передохнуть. Однако тот отдал все свои силы столь длительному галопу, поэтому, наступив немного не туда, поскользнулся и сбросил своего наездника с седла. Тот тоже выбился из сил, да и средней тяжести рана в плече сильно начинала изматывать.
Ведьмак кое-как поднялся, ловя ледяные капли на свой затылок. Он окинул взором лежащего уставшего коня и произнёс: «Прости, Акума. Я вынужден бежать дальше без тебя! Не думай обо мне плохо». Затем он вспомнил, что не забрал свои мечи, висевшие на ремнях возле сдельных сумок у седла. Обе шашки пришлось доставать из-под коня, так как тот упал на правый бок, а там и висело всё обмундирование ведьмака. Темноволосый охотник кое-как вытянул своё оружие из-под животного и добавил: «Надеюсь, в скором времени здесь будет кто-нибудь проходить, кто-нибудь, кто сумеет о тебе позаботиться. А теперь прощай!».
Ведьмак взвалил всю снарягу через правое плечо и зажал рану той же, правой, рукой и поплёлся вперёд, сходя с дороги. Погода явно не симпатизировала беглецу и всячески на него налегала. Через несколько метров, когда он уже бродил сквозь деревья в густой чаще, ведьмак припал на правое колено, чувствуя, что сил на дорогу у него более не осталось. Он решил передохнуть чуток, а заодно осмотреть всё, что могло повредиться от падения лошади. В мешке со снарягой всё было почти в полном порядке - еда слегка помялась, но вот бутылка с питьевой водой пострадала чуть более, чем полностью, на удивление уцелел пузырь дорогой водки, которой не было ровно половина (первая была выпита точно за несколько мгновений до ужасного поступка королевского убийцы), деньги как были себе мелкими блестящими железками, так ими и остались, но ирония насчёт того, что мертвецам уже деньги ни к чему, не покидала голову героя, ибо старуху с косой он чувствовал в данный момент так близко, как никогда прежде. Затянув мешок, ведьмак бросил на землю два своих меча и заметил, что один из них был слегка деформирован. Он не без труда достал стальной меч из ножен, ведь ножны тоже от давления коня помялись, и, осмотрев его с двух сторон, выбросил прочь от себя.
- Старый кусок металла… Давно следовало заказать у кузнеца новый!.. - злился ведьмак на такую утрату.
Второй меч, который по счастью не пережил никаких повреждений, сверкал от капель дождя словно чистое серебро. А то и ясно, ведь в составе материалов, из которых его изготовили, была чисто серебряная руда. Серебряный меч был изготовлен десятки лет назад по всем канонам старой ведьмачьей кузницы, расположенной в Курокских землях близ границы с Кунийским государством на севере западной страны.
- Ну хоть Дисглаир цел… - фальшиво порадовался ведьмак, замечая следы под собой в момент возврата меча в ножны. - Не хорошо!.. - истощённо вздохнул ведьмак, рассматривая небольшие пятипалые когтистые следы, уходящие точно в ту сторону, куда вели ведьмака его ноги. - Банда накеров… отлично! В таком-то состоянии меня и пара таких резвых шмакодявок уделяет только в путь, а труп мой оставят на растерзание лесным волкам или медведю… Лучше будет их обойти, - соблюдал он старую ведьмачью традицию - выражать все свои мысли вслух. - Пока я их не слышу, а значит они достаточно далеко, дабы меня не почуять…
Его слова оборвал звук трескающихся веток и непроизвольно шелестящих листьев на земле близ дороги, откуда он шёл. В мыслях ведьмака сразу возникли догадки, что это кто-то из солдат или разбойников большой дороги. Сейчас для него даже простая деревенщина с вилами на перевес будет страшнее любой стрыги, поэтому он поспешил оторвать ещё не простуженные колени от глиняной земли и поспешить как можно дальше.
Тучи были плотные, но для середины дня было достаточно светло. Плюс к тому ведьмак ушёл всего на несколько метров от дороги, так что его было возможным ещё заметить, тем более с лампой, которая была у человека, который наткнулся на обессиленного коня.
Даже несмотря на то, что ведьмак благодаря своему чутью отчётливо слышал удар каждой капли дождя о каждый листок в лесу и тихий храп одинокого медведя, спавшего в километре от ведьмака, он так же чётко слышал, что некто с дороги заметил его и стал преследовать.
Неужели всё напрасно? Неужели столько риска во имя дорого человека так ничего и не даст, а наоборот - вот-вот его поймают, а он так и не добежит до деревни, где спрятал то, во имя чего пошёл на такой риск и стал убийцей сильных мира сего. Именно об этом думал темноволосый ведьмак в данную минуту, стараясь бежать как можно быстрее. Но силы его были не бесконечны, а тропа - не так гладка и суха, как хотелось бы.
Ведьмак вскоре поскользнулся и упал, ударившись головой. Из последних сил он лишь зажимал рану, дабы в неё не попала грязь, но и рука, закрывавшая кровоток вскоре ослабла. Перевалившись с правого бока на спину, ведьмак лишь замечал тусклый силуэт в капюшоне, который настигал его. Параллельно с этим остатки сознания покидали ведьмака, а нагнавший его человек лишь склонился и, будто выполняя врачебный долг, делал всё возможное, дабы бедняга не отключился. Но ведьмак хотел наконец прикорнуть на минутку-другую. Он думал, что вот подремлет пару минут, затем очнётся и дойдёт до деревни, где его мучения закончатся. Но тьма окутала его надолго!

Продолжение следует…

*Kuni (ударение на «и») - страна Земли.
*Kasai - страна Огня.

Убийца королей. Глава 2

Звон в голове, чувство, будто похмеляться пора - с такими ощущениями черноволосый ведьмак очнулся, чувствуя, что дерево служит опорой для его спины. Его голова была опущена подбородком до левого плеча - из такого положения он медленно вышел и посмотрел вперёд на тлеющие угли в костре.
Он так посмотрел на угасший костёр, будто был чему-то не рад, или, быть может, это так неприятно било в глаза утреннее солнце. Ведьмак осмотрел себя и заметил, что его рана была умело перевязана, а под бинтами чувствовались швы, держащие рану закрытой.
- Очнулся? - раздался женский голос, приближающийся сзади, где было отчётливо слышно пыхтение коня. - Теперь хоть есть повод порадоваться, - со странной радостью сказала девушка, садясь возле тлеющего костра навстречу ведьмаку.
- Любопытно чему? - спросил со строгостью в голосе ведьмак, привстав с места, дабы ослабить давку на пятую точку, которая сильно затекла.
- Тому, что извела свои тряпки не напрасно, конечно! - ответила она так, будто это было очевиднее всего.
- Поверь, каждый человек в этом мире был бы в сто раз веселее, видя меня с петлёй на шее или посаженным на кол… - сказал он, будто уже много раз переживал подобное и в итоге привык.
Ведьмак огляделся. Его доспех с кожаным нагрудником и длинным зелёным подолом висел на одной из веток близстоящего дерева как и боевые перчатки с панцирным блоком на всё предплечье, кожаные штаны и сапоги по-прежнему были надеты у него на ногах. Серебряный меч стоял у того же дерева, у которого сидел сам ведьмак.
После такого осмотра и небольшого изучения того, чем его залатали, ведьмак сделал вывод:
- Так ты военврач? - спросил он.
- Всё верно, - ответила она.
- Ну и зачем же ты мне помогла?
- А разве я могла поступить иначе. Я закончила медицинский университет не для того, чтобы в конечном итоге смотреть, как другие гибнут, а чтобы всячески помогать им этого избежать. Мне не впервой залечивать раны как своих, так и чужих людей. Так что я не жалею, что спасла тебя, кем бы ты ни был.
- В таком случае, я у тебя в долгу!.. - принуждённо сказал ведьмак, стараясь встать на ноги. - Сколько времени я вот так лежал?
- Всю ночь. Тебе ещё рано вставать, швы могут разойтись!
- Спокойно, швы ведь у меня не на животе.
- Да, но всё равно постарайся не перенапрягаться, - сказала медичка, помогая ведьмаку подняться и опереться здоровой рукой на дерево. - Я Матсури. А тебя как прикажешь называть? - представилась она.
- Саске из Йамы, ведьмак, - нехотя ответил он.
- Что ж, это объясняет, почему у твоих глаз такая странная форма, да ещё и светятся они. Особенно яркими они казались ночью, когда я проверяла твои зрачки.
- Ты что же, всего меня облапала? - возмутился Саске.
- Нет. Но пересчитывать все твои шрамы было занимательно. Чтоб меня, двадцать шесть отметин!..
- Ага, увидишь где-нибудь Грифона или какую-нибудь Экимму, передавай им от меня привет! - намекал ведьмак на тех, кто в своё время был виновником возникновения этих шрамов. После этих слов он поплёлся к своему доспеху.
- Ты у меня в долгу, Саске, - замечала Матсу, - а значит, если я говорю, что ты никуда один не пойдёшь, значит так и будет.
С этими словами она подошла к дереву и сняла с него доспехи, которые для простой молодой особы были весьма тяжелы. Спустя несколько минут общими усилиями они кое-как надели эту тяжесть на израненное тело Саске, чему он был не очень рад, так как ему впервые кто-то помогает одеваться.
- Да и потом, мне бы пригодилась помощь мастера по истреблению чудовищ, - добавила Матсури после успешного одевания её собеседника.
- Эх, женщины. Сколько вам не говори доброго и вежливого «нет», вы всё равно и по-доброму не понимаете, зато продолжаете выкручивать яйца всеми возможными способами! - бурчал ведьмак, собирая своего коня, которого, по всей видимости, эта медичка ещё и выходить успела за ночь.
- Ты что-то сказал? - крикнула Матсури, собирая все свои принадлежности в нескольких метрах от ведьмака.
- Да ничего, просто ты мне сейчас напомнила одну мою очень старую подругу, которую я хотел бы увидеть сейчас больше всего на свете. Но обстоятельства не те.
- А кто она? - подошла Матсури ближе с надетым рюкзаком на спину и натянутым на голову капюшоном.
В голове Саске промелькнули старые воспоминания, настолько старые, что дальше них он уже не помнил ничего; сказывался возраст, хотя седьмой десяток для ведьмака - это ещё не старость. В голове мелькнут то изумрудные глаза, то двадцать три дюйма в талии, то розовые волосы, словно листья дикой вишни, растущей на далёком юге, на Алых островах. Воспоминания об этой женщине были для него самыми сладкими. Но сейчас было не то время, чтобы придаваться былому.
- Не важно! - встряхнул головой ведьмак и влез на коня.
Протягивая руку Матсури, Саске только сейчас заметил на её форме знак Корейской империи. С этим государством у него были связаны менее приятные воспоминания. Особенно воспоминания о старом враге, которому суждено было стать новым императором в случае победы аппозиции, ополчившейся на действующего императора. В таком случае Саске ещё было о чём поговорить с его новой подругой.
- Так куда мы направляемся? - спросила Мацу.
- Здесь в нескольких милях есть деревенька. Туда я и держал свой путь. Близ дороги доберёмся за полчаса.
- Кажется, я знаю, где это… - говорила Матсу, держась за ведьмака сзади. - Деревня «Каменоломник»? Там ещё старая краснолюдская шахта находится.
- Верно. Ты что же, была там?
- Ага, я поселилась там после того, как всех моих ребят… - она тут же замолчала. Ведьмак обратил на это внимание. - В общем, доедем, а на месте обо всём прочем и поговорим. В конце концов ты ведь тоже и не собираешься говорить мне, зачем ты туда направляешься?
- Нет, не собираюсь, - холодно ответил Саске.
- Ну вот видишь!
- Отдохни, пока мы будем ехать. Уверен, ты ещё даже не спала.
- Ладно.
Ведьмак пришпорил своего коня, и тот мигом помчался быстрее. При такой скорости он мог довезти своих пассажиров многим раньше, чем думал Саске.
В дороге Саске думал обо дном: лишь бы он успел добраться туда первым вместо Кунийских солдат. О ране он больше и не вспоминал, на ведьмаках раны заживают намного быстрее обычного. Он дотянулся до медальона в форме змеиной головы у себя на груди, болтающегося поверх нагрудника, и, сжав его в левой руке, на секунду закрыл глаза и ввёл его в активный режим, дабы тот в случае ожидающей впереди опасности мог предупредить своего обладателя. Однако на людей эта магическая вещь не способна была реагировать, что в данной ситуации печалило больше всего.

Продолжение следует…

*Yama (Йама) - страна Гор.
*Kaze - страна Ветров.

Убийца королей. Глава 3

Не прошло и получаса, как бравый конь уже заходил в деревню. Ведьмак остановил его возле лошадиного стойла около дверей деревенской корчмы, слез и привязал поводья, дабы конь никуда не делся. Саске устремил свой взгляд вдаль и увидел, что работа в шахтах кипит - низкорослое длиннобородое мужичьё работало не покладая рук на благо государства, в котором они жили и получали кров и пищу за свои старания. В нынешние времена почти везде так - труд нелюдей эксплуатируется людским сообществом. После сопряжения сфер, что стало виной пересечению многих миров друг с другом, существа разных рас оказались пленены в одном из миров, ставшим центром этого сопряжения. Мир людей наводнили не только краснолюды, эльфы и низушки, но и полчища разного рода тварей, охотиться на которых - задача каждого ведьмака.
Для Саске сейчас было важным, чтобы ни один стражник не заподозрил его. Вероятность того, что весть о смерти короля разнеслась как минимум на близ расположенные поселения, была слишком высокой. Всё же возможно, что за ночь солдаты изъездили подобные места и понавешали плакатов с недоброй вестью. Ведьмак разбудил свою спутницу и помог ей слезть с коня. Она направилась в корчму, дабы отдохнуть, а ведьмак тем временем решил осмотреться.
Пока он совершал обход по деревне никто не посмотрел на него косо, хотя для него было очень рискованно разгуливать так, в открытую. Никаких плакатов ни с портретом преступника, ни с объявлением о смерти короля, не висело, даже, вроде, местная стража, состоящая из одних холуёв, не была в курсе. Саске это насторожило, но в то же время и обрадовало, возможно, страшную весть было не велено выпускать за пределы столицы, а иначе рано или поздно это могло бы дойти и до врагов государства, в том числе до военного врага. Но так или иначе доложить о смерти короля Ооноки было необходимо нашему герою, дабы после выполнения своей части договора ведьмак получил то, о чём договаривался с императором «Огненной земли».
Возвращаясь в корчму, ведьмак остановился возле доски с объявлениями - там о смерти короля тоже ничего не было сказано, зато висел заказ на чудовище, которого ранее здесь не было. Подписано объявление было от имени военного врача Казейской гвардии. Тотчас Саске вспомнил, кем является та девушка, что вытащила его с того света. Он сорвал листок с доски и вошёл в корчму, дабы первым делом увидеться кое с кем другим.
Едва ведьмак поблагодарил корчмаря и заплатил ему, как его пояс обхватила девочка лет двенадцати с очками на лице и таким же чёрным цветом волос.
- Она вас с ждала с большим нетерпением, - сказал корчмарь, - порой целыми днями изводилась. Никогда раньше не видел настолько любящую дочь.
- Я не её отец! - кротко заявил ведьмак, обхватывая девочку в ответ. - Я просто выполняю обещание, данное моему мёртвому брату.
- Так это о тебе она мне весь месяц без умолку говорила?! - внезапно подошла Матсури.
- Не понял? - удивился ведьмак.
- Саске, - подала голос девочка, - тётя Матсу всё это время присматривала за мной, а дядя давал мне место для ночлега. Тебя долго не было, поэтому мне было скучно и одиноко, вот я и наговорила лишнего.
- Что ж, Сарада, ладно… - вздохнул Саске. - Спасибо тебе большое, - сказал он это Матсу.
- Не за что, - ответила она. - Теперь ты уже дважды мой должник!
- Может сразу мне расскажешь, в чём ты ещё мне помогла, о чём я понятия не имел, чтоб так, сразу знать, сколько раз я тебе буду обязан? - дерзко спросил ведьмак.
- Да нечего рассказывать. Это всё.
- А какой первый раз? - спросила девочка, переглянувшись между ведьмаком и медичкой.
- Сарада, у меня сегодня вчера был тяжёлый день! Поверь, когда-нибудь я тебе расскажу всё, но не сейчас. Пока ты должна подрасти. Все истории обо мне не для детских ушей! - взъерошил он ей волосы на голове, стараясь улыбнуться, как бы глупо это у него не получалось. - А сейчас иди, собери свои вещи, скоро мы уедем отсюда, туда, где у тебя будет новый, постоянный дом, где тебе уже ничего не будет угрожать.
- Можешь не спешить, - развернулась и направилась к дальнему столу в углу корчмы Матсури, произнося это достаточно тихим голосом, чтобы слышно было только «ему».
Ведьмак тут же вспомнил об объявлении и о том, что лишние кроны ему бы пригодились для пути, если юная заказчица действительно готова заплатить за намечающуюся работу, в чём он сильно сомневался.
Маленькая Сарада мигом ускакала в свою тесную комнатушку собирать вещи. А ведьмак тем временем подсел к своей спутнице-шатенке. Корчмарь поставил ему деревянную тарелку с салом и небольшим куском говядины, а так же большую кружку с бражкой, вспоминая, что только это чаще всего ранее заказывал его клиент. Саске сразу вложил деньги в руку корчмаря, давая понять, что ему более ничего не надо.
- Спасибо, - сказал ведьмак.
- Ну так что, - начала Матсу после того, как корчмарь удалился, - теперь мы можем поговорить о делах?
- Будешь стрясать с меня долги? - спросил ведьмак, запивая сало.
- Я не знала, что Сарада твоя подопечная, так что этот момент можем забыть. Но прежде…
Саске нахмурил лицо, ожидая жестоких вопросов.
- Что ты делал в том лесу, и почему твой конь лежал брошенным посреди дороги в столь неблагоприятную для смерти погоду? - старалась аккуратнее расспрашивать девушка. - Ты не знаешь, но пока ты был в отключке, начался неслабый град, который убил бы вас обоих. Я все свои покрывала из сумки извела на вас двоих. От чего ты убегал?
- Довольно! - резко оборвал её ведьмак. - Я боролся с жуткими тварями в условиях и посуровее вчерашних. Если ты не сражалась с одним мечом в руках против Бруксы, стоя по пояс в гавне и дыша болотной гнилью, ты понятия не имеешь, что такое неблагоприятные условия! Говори, что тебе от меня нужно, и покончим с этим. А всё, чем я занимаюсь, кроме охоты на монстров, тебя не касается!
- Хорошо, как ты скажешь, - слегка огорчилась Матсури, хотя и должна была понимать, что он не обязан рассказывать кому попало, даже своим случайным спасителям, чем он занимается. - Месяц назад я прибыла сюда с дипломатической миссией. Мой король намерен заключить союз с Кунийским королём, дабы извлечь выгоду и для себя из этой войны, ведь в наших планах идти далеко на восток после разгрома Касая.
- Дорогуша, у меня нейтралитет! - старался сократить эту историю темноволосый ведьмак. - Мне плевать, кто, куда и зачем. Моя работа - выполнять заказ, брать плату и не лезть не в своё дело!
- Ладно. Где-то с месяц назад мы подошли к столице, всего несколько десятков миль отделяло нас от конца нашего пути. В нашем взводе было двадцать человек…
- Но? - торопил к главному обстоятельству ведьмак.
- Но затем наш офицер, которого я знаю, сколько себя помню, Юра, решил срезать путь через лес, в котором я тебя нашла, хотя сам не так давно отдал приказ - не сворачивать с дороги. Ну, видно, даже ему осточертела эта дорога, шли-то мы уже много недель… И вот чей-то рёв раздался на всю округу, затем последовал волчий вой. Волков прибежало слишком много. Они загрызли семнадцать наших ребят, я даже помочь ни одному из них не смогла. Мы с остатком решили отступить, но в самую глушь мы вошли давно, а значит, выбраться из неё могли не скоро. Чем дальше мы устремлялись назад, тем меньше за нами поспевало, один за другим оставшиеся ребята падали на землю, и волки из сгрызали заживо. Сквозь стволы деревьев уже виднелся свет, вот-вот, и мы с лейтенантом были бы спасены. Но два зверя впились в его ногу мёртвой хваткой, лишь тогда я увидела, насколько красными были их глаза, дымящиеся столь же красным дымом, будто кому-то они были подвластны. Юра упал, он отбивался как мог, а мне приказал бежать, что есть сил, я так и поступила, хоть и не считала это правильным. По счастью я выбежала из чащи целой и невредимой. Мне попался на пути один из охотников, который отстрелил последнего волка, что гнался за мной, остальные же вдалеке по каким-то причинам решили отступить и более меня не преследовать. Едва только тот охотник взвалил тушу волка на свой бок, не пропадать же добыче, я услышала дикий крик Юры. Если бы ты только слышал, как может кричать человек!..
- Мне жаль, - закончил свою трапезу ведьмак.
Девушка лишь подтёрла свои слёзы, уставившись в стол. То, насколько ей было тяжело, можно было понять, но Саске слишком часто видел человеческую беду в разных проявлениях, что привык к этому, и его обычное «мне жаль» более не звучало искренне. Однако искренность никогда не была одной из черт ведьмаков. Те испытания, все те мутации, что проводят старые ведьмаки на телах юных учеников, уничтожают всё лучшее, что есть в них - это эмоции, чувства, даже слёзные железы, поэтому никто и нигде никогда не видел искренне сопереживающего ведьмака - именно в таких существ их превращают - машины для убийства чудовищ, хладные и знающие своё место в этом мире.
- Ты что-либо ещё помнишь из этой суматохи? - спрашивал Саске. - Обычно волки на такие большие группы никогда просто так не нападают. Если ими действительно кто-то управлял, то мне желательно бы знать как можно больше.
Матсури ещё некоторое время успокаивалась, а затем нашла в себе силы ему ответить.
- После того дня я часто хожу в этот лес. На свой страх и риск, конечно же. Но сколько бы раз я там не появлялась, это нечто даже не пыталось меня тронуть. Какая бы бестия там не завелась, она явно больше не любила самих солдат, нежели обычных врачей.
- Что-нибудь необычное ты в этом лесу находила?
- Не особо. Я вернулась на место гибели наших ребят - обычные изуродованные тела, хорошо волки постарались. Но вот случай с Юрой… - она внезапно замолчала.
- В чём дело? Его смерть была какой-то иной? Ты же сама сказала, что его тоже настигли волки.
- Так-то оно так, но… Возможно они не сумели смертельно его ранить, его броня была куда прочней и плотней, чем у рядовых. Возможно, звери не смогли загрызть его, поэтому довершить начатое решил виновник торжества…
- Ты его видела?
- Нет… Но вот в том, что его видел Юра в последнюю секунду, я уверена точно. Его тело было всё насквозь проколото толстыми серыми корнями, которые торчали из земли. Так его труп продолжает висеть, словно голова на чужой пике.
- Что ж, у меня на этот счёт самые лихие подозрения…
- Ты знаешь, кто это сделал?
- Не точно. Возможно в этом лесу завелась какая-то бестия, может быть, дух, - выкладывал свои догадки ведьмак. - Не каждое чудовище способно управлять животными. Точнее я смогу сказать, если осмотрюсь на месте, - встал с места ведьмак и вышел из-за стола.
- А это не опасно? - настороженно спросила Матсу.
- Матсури, - остановился он возле неё, - вся моя жизнь тесно сплетена с опасностью. Именно за это мне и платят! Подожди меня здесь, я закончу приготовления и мы пойдём туда вместе, я же не знаю, где лежат твои ребята, а ещё лучше будет поговорить с охотником. Мнение того, кто знает свой лес, как свои пять… нам может пригодится.
- Хорошо, - выдохнула Матсу.
Саске дошёл до комнаты Сарады и решил с ней поговорить.
- Ну как ты, всё собрала?
- Да, почти, - ответила она, не отвлекаясь от дела, которое делала слишком аккуратно и не спешно, будто отделяла крупицы зёрен от прочей шелухи.
- У меня здесь появилось ещё кое-какое дело. Ты особо собираться не спеши! В лучшем случае завтра мы уже отсюда уедем.
- Хорошо, - бросила Сарада на пол мешок. - Но будь осторожен, ладно? - грустно попросила она.
- Ничего страшного не случится. Я тебя теперь никогда не оставлю!
Они обменялись тёплыми объятиями, и ведьмак, встав с корточек при опоре на колено больной рукой, вышел на улицу. Он приспустил воротник и раздвинул бинты, замечая, что рана уже почти срослась, что не могло Саске не радовать. Он направился к местному кузнецу, вспомнив, что одного из мечей он лишился, и ему необходим новый для случая столкновения с людьми покойного короля.
- Эй, кузнец! - прокричал через забор ведьмак.
Краснолюд с массивным молотом в одной руке и раскалённым продолговатым куском металла в другой обратил внимание на гостя.
- О! Сам мастер-ведьмак ко мне пожаловал! - удивлялся низкорослый кузнец. - Входи давай!
Саске прошёл через ворота в кузнецкий двор и подошёл к гному ближе.
- Гудон МакГрант к вашим услугам! - представился краснолюд.
- Саске из Йамы, рад знакомству, - ответил ведьмак и протянул руку.
- Взаимно, мой друг, - ответил с уважением гном-кузнец. - Ну так за чем пожаловал? Я здесь доспехи не делаю, не достаточно мастерства для таких дел, да и помощники бы не помешали. Однако заказы оружия для армии ещё сохраняют мою кузницу в рабочем состоянии.
- Чего ж ты в город-то не переберёшься? В Сутоне (столица страны) твои услуги пригодились бы очень многим.
- Эх, да в городе и без меня оружейников хватает, а я там буду, как пятое колесо в телеге. Да и кому нужны непроверенные заезжие нелюди. Наши с братом силы куда лучше оплачиваются здесь.
- А где сейчас твой брат? А, вон там, - протяжно указал кузнец, - в шахте трудится. У нас с ним этакий совместный бизнес - он добывает руду, а я делаю из неё годные клинки.
- Славно, потому что мне сейчас очень пригодился бы хороший меч.
- Ну так а на кой тебе второй-то? - удивился непросветлённый гном. - Одного мало что ли, - усмехнулся он, - или про запас взять хочешь?
- Нет, просто в случае нападения недружелюбной группы людей придётся чем-то обороняться, а серебряный меч для этого подходит меньше всего. Такого оружия больше боится всякая нечисть. К стати, одна такая завелась здесь, в вашем лесу, вот меня и наняли, чтобы я с этим разобрался.
- Ну ладно, моё дело деньги зарабатывать своим ремеслом, а не расспрашивать, зачем им мои услуги понадобились… - слегка поворчал краснолюд. - Давай сюда предоплату, завтра заходи, и будет тебе стальное счастье!
- Вот, - протянул Саске кузнецу двадцать крон из своих остатков, - вторую половину отдам, когда зайду завтра.
- Ну вот и договорились! - улыбчиво принял плату кузнец и пошёл разжигать огонь.
- Так, ладно, - бурчал себе под нос по дороге ведьмак, - сперва поговорю с охотником, а потом пойдём с Матсу в лес, надо же понять, с чем я имею дело!

Продолжение следует…

Убийца королей. Глава 4

Расспросив пару деревенских, я направился по ими указанным маршрутом к хижине охотника, дабы начать своё расследование в плане выяснения чудовища, с которым придётся столкнуться нашему герою. Иной раз можно задуматься, зачем ему помогать какой-то незнакомке, даже если она буквально вытащила его с того света, ведь всем известно, что ведьмакам закон чести не писан, тем более для Саске. Эта жизнь успела потрепать его множеством способов, и в какой-то момент он даже стал её ненавидеть. Но ни один ведьмак, забирая обещанного ребёнка из случайной точки на карте не обещает тому сладкую судьбу, а совсем даже наоборот! Саске на своём остатке старался не падать ниже того, насколько он пал ещё до того, как стал убийцей королей, хотя и теперь его положение можно было бы назвать дном, но если бы у его кровавых методов не было благородных побуждений.
- Хозяин, открывай! - постучал твёрдо сжатым кулаком ведьмак в дверь охотника лесного.
Ответа изнутри дома так и не последовало.
- Хм, быть может, на охоту ушёл?!. - пробурчал Саске, переместив свой вес на одну ногу, отставив её чутка назад.
- Кого ещё нелёгкая сюда занесла, чего ломишься? - выглянул из-за поперечной стены дома тот самый охотник.
Ведьмак твёрдо встал на обе ноги и подошёл к охотнику, который, по всей видимости, свежевал шкуру самки оленя.
- Тебя ко мне сельчане направили? - спросил охотник, продолжая свою работу.
Дядька он, как заметил Саске, был весьма крепкий, густые слегка кудрявые волосы, плотная, но лёгкая одежда с небольшим полушубком на плечах бурого цвета, кожаные ботинки ручной работы, скорее всего личного изготовления. По внешнему виду этого человека и по шкурам убитых зверей, видных в материале одежд, было ясно, какой этот человек профессии. Однако ведьмаку не было интересным разглядывать все эти «трофеи», надетые на охотника.
- Всё верно. Саске из Йамы, - представился ведьмак. - Кое-кто, кому я очень здесь оказался обязан, желает, чтобы я разобрался с чудовищем, что завелось в вашем лесу. А кому, как не леснику знать, что это может быть за бестия, хотя бы внешне.
- Очень приятно. Я Моэ Яков, - представился он, глядя в глаза ведьмаку, и перевёл взгляд обратно на шкуру. - Нет, лично я это чудище, о котором все в последнее время языки-то и чешут, так не разу толком и не видел. Этот лес кормит меня ещё с тех самых пор, когда мой покойный батя почётно провозгласил своего возмужавшего сынишку мужчиной. У нас на роду написано: «ни единый сын рода Яковых не смеет носить чин настоящего мужчины, пока не сумеет одолеть первого в своей жизни медведя!». А эта тварь, я скажу тебе, пострашнее любой кикиморы будет. В таком бою, да тем более для зелёного мальчишки, лишь два пути: драться до последнего или быть сожранным старым гризли.
- Понимаю, у нас в ведьмачьей школе похожие испытания для новичков проводятся, да только их три, а не одно, и в процессе прохождения каждого из них можно умереть… - вспоминал худшие года своей жизни Саске, опершись на угол дома левым боком.
- Ааа. А ты из кокой школы будешь?
- Школы Змеи, - ответил Саске.
- Да, следовало догадаться по твоему медальону. Знавал я тут как-то одного ведьмака из школы Вепря, что лет пять назад здесь проездом был. Говаривал, что в вашей школе скверные дела творятся - то бандиты частые набеги совершают, то лживые наниматели вилы в спины тычут, то и вовсе вы политикам мешаете.
- Хе! - усмехнулся последнему ведьмак, блеснув жёлтыми змеиными глазами. - Много же о нас скверного говорят.
- Да я, честно говоря, и не верил. Мне всё равно, кто там в большому мире кому Вася, лишь бы это всё до беспредела не доходило.
- Это ты о чём?
- Да о том, что пока все в этом мире преследуют свои цели - нажива на расхищении чужих сокровищ, ведьмачьих древностях, покорении чужих земель и так далее - людское общество погубит само себя. Ей Богу, только нелюди здесь и останутся!
- Твоя правда Моэ… - стал завязывать с пустым трёпом Саске. - Всё-таки вернёмся к делу. Казейский отряд, кровавая расплата в лесу, внезапное нападение диких волков - тебе это ни о чём не говорит?
- Ну как же, эта девица часто таскала меня в самую глубь, надеясь, что моё знание местности как-то ей поможет, но я не понимал, чего она от меня добивается. Всё время, что я хожу в лес, никакое лихо не встречаю. Сельчане тоже довольно часто ходят по грибы, по ягоды - и ничего. А волки, обычно, ни на кого не нападают. Частные случаи, конечно, бывали, но и на то были свои причины. Года два назад из лесу ушло много дичи, вероятно, частые сражения на этих территориях заставили всю живность уйти, но не хищников. Тогда-то в порыве голода они и стали изредка нападать, но затем силы Касайской армии ослабели, какие-либо битвы на территории самой страны прекратились и стали происходить на территории разгромленного Эмея. Баланс в лесу восстановился, но и веять, честно говоря, от него стало как-то иначе. Обычному человеку не понять, что такое чувствовать ауру леса, словно мамкину сиську после рождения. Но какие бы изменения я там не замечал, никакие чудища мне там ни разу не встречались.
- Даже накеры? - спросил черноволосый ведьмак.
- Накеры?
- Верно. Вчера, когда я… - слегка осёкся ведьмак, - возвращался из Сутона, я заметил следы небольшой группы накеров, что бежали в этот лес, даже медальон дал понять, что это были существа магического происхождения.
- Нет, никого не видел и не слышал.
- Понятно, значит, есть вероятность, что помимо сгнивших трупов солдат я найду там и банду мёртвых маленьких огров.
- Если нужно, я могу помочь в поисках.
- Не стоит, я, кажется, начинаю догадываться, что у вас за проблема. Спасибо тебе за помощь!
Саске отпёрся от стены, развернулся и направился в корчму, звеня болтающимся серебряным мечом на спине и колышущимся зелёным подолом у доспеха.
- Всегда пожалуйста! - крикнул в спину Моэ. - Потом расскажешь мне, как завалишь это чудище.
- Обязательно! - махнул, не оборачиваясь, ведьмак.
Саске дошёл до корчмы и поспешил найти Матсури.
- Седлаем коня! - сказал он ей.
- Что, идём на место? - спросила она, резко встав со скамьи.
- Да, давай побыстрее! - поторапливал он. - Скоро темнеть начнёт, а ночью я в лесу плутать не намерен!
- Хорошо, воля твоя! - как-то странно согласилась Матсу.
Они вскочили на коня Саске и помчались в сторону леса. За десять минут они миновали половину того пути, который прошли утром, скача с другой стороны этого леса, где Матсу его подобрала. Остановившись у самого края чащи, стоящей, словно непоколебимая стена, оба слезли с лошади и обернулись назад, где едва был виден домик охотника, которому каждый раз было необходимо преодолевать эти несколько километров до своего второго дома.
Саске взял коня за поводья и повёл за собой, хоть деревья в этом лесу и были местами расположены слишком близко друг к другу. Но стоило им подойти поближе, как конь вдруг стал вырываться, словно чувствуя что-то недоброе. Верно говорят, зверь способен учуять то, что не способен почувствовать ни один орган человеческий. В этот же момент медальон Саске на груди стал слегка вибрировать.
- Дальше нам придётся пойти без него, а лучше от пустить его обратно, - говорил Саске.
- Но тогда нам придётся возвращаться пешком, и тогда мы будем в деревни только в ночь, - заметила Матсу.
Саске внезапно вспомнил, что располагает ведьмачьими знаками, один из которых способен успокоить гнедого.
- Ладно. Успокою его Аксием, - сказал и вырисовал знак треугольной формы в воздухе ведьмак, после чего конь успокоился и перестал брыкаться.
- Что это ещё за фокусы? - поинтересовалась Матсу.
- Не важно, - холодной отвечал Саске, - главное, что я использую это не на тебе. А теперь, пожалуйста, давай уже пойдём вперёд! - почти умолял ведьмак, времени у которого и так не было. - Веди, - сказал и привязал коня к ветке одного из деревьев.
Через пару минут они оба вышли на командира её группы, прикованного к толстым уже гниющим корням.
- Это твой лейтенант? - спросил Саске, со скверным выражением лица осматривая тело и медленно блуждая вокруг него.
- Да, это Юра… - замялась она, прикрыв рот. - Он… только его смерть стала такой непонятной.
- Ну то, что его убили не волки, можно теперь точно не сомневаться… - присматривался к гнилой сползающей плоти ведьмак, будто его это совсем не отвращало.
- Кто мог его так насадить на эти деревянные грабли? - спрашивала, сдерживая комок в горле, Матсури.
- Его по всей видимости не насадили на уже торчащий корень, - медленно в пол голоса говорил Саске, смотря на следы, идущие из глуби леса во вне его, следы Юры. - Этот корень резко пророс из земли и пронзил твоего командира насквозь, он даже понять ничего не успел, однако перед этим волки почему-то отступили… - замечал он по прочим следам.
- Как это понимать?
- Понимай как хочешь, я говорю, как было. Так, - бубнил он, присев на корточки, - здесь он вырвался из волчьих тисков, постарался подняться и похрамал прочь. Волки отступили, а затем офицер получил фатальный удар снизу… Мгновенная смерть!..
Саске встал и подошёл ближе к Матсу.
- Ну ведь к остальным жертвам сей бестии, посмотрим, что скажут нам они.
- Я их всех похоронила, - сказала она.
- То есть?
- Не хорошо их было вот так оставлять, лежать тут, как падаль. Вороны и так сделали своё дело с Юрой, я не хотела того же для остальных ребят. Яков, добрейшей души человек, помог мне с этим. Так за деревней и закопали.
- Ты уверена, что их растерзали только волки? - уточнял ведьмак, дабы не пришлось осквернять могилы, которые спустя месяц и так уже ничего не скажут.
- Точно. Но… - вдруг Матсу что-то вспомнила.
- Но? - остановился Саске.
- Но в последний день, когда мы пришли забрать ребят, одного человека не было. Был лишь кровавый след, будто труп сперва разодрали, а потом куда-то утащили. По следу мы сумели найти лишь верхнюю половину тела, а вот кто отрезал и утащил его ноги, мы так и не выяснили.
- Кажется, я догадываюсь, кто это мог быть. Веди, где ты его подобрала!
Матсу так и поступила. Через четверть часа они вышли на место, где волки погрызли солдат. Ведьмак припал к земле и стал осматривать знакомые следы маленьких лап.
- А зачем вы, собственно, целым отрядом шли. Неужели было сложно гонца послать? - попутно спрашивал, сидя спиной к девушке, ведьмак.
- Мы пытались, но кто-то вечно убивал наших гонцов, пока ещё те не добирались до места. Есть намерения полагать, что кто-то очень не хотел нашего союза с Кунийцами.
- Поэтому король выслал группу солдат, которые донесут дипломатические бумаги в целости, - заканчивал эту мысль ведьмак. - Ну а чего ж ты не пошла дальше одна, ну или с проезжими купцами.
- Я не могла. Всё, что мы несли королю Ооноки, было у Торы - того самого, что напополам растащили. Но нужных бумаг при нём уже не было. А совсем ни с чем, я не собираюсь возвращаться на родину. Я хочу вернутся хотя бы с вестью, что мой командир был отмщён. Но пока я не могла найти подходящего человека, который помог бы мне с этим… пока тебя не встретила…
- Понятно, - встал с земли и пошёл по следу Саске.
- К стати, как твоя рана?
- Больше не болит. Почти затянулась.
- Уже? - сильно удивилась Матсу.
- Я ведьмак, - остановился и повернулся на неё Саске, - на мне всё заживает чуть ли ни мгновенно. Но всё же не так быстро, как хотелось бы.
- Надо бы мне выведать эту вашу ведьмачью формулу по ускоренной регенерации.
- Тут ничего секретного нет, - шёл Саске дальше следа, который уже давно оборвался, однако продолжались следы ног накеров, - всё дело в мутациях, которым нас будучи детьми подвергают, - разъяснял Саске. - Детское тело более гибкое, оно способно вытерпеть разрушение и регенерацию организма, что и есть причина пропажи эмоций у ведьмаков, но способен ли вытерпеть такое разум - это другое дело. Лишь пятеро из десяти детей обычно проходят испытания травами и испытание медальона и добираются до изменения мутагенами, и только трое это переживают.
- Это, наверное, чертовски больно, - предположила Матсури.
- Поверь мне, настоящую боль я испытал именно в момент третьего испытания. То, как кричал твой друг, никогда не сравнится с тем, как кричали я и мои друзья перед тем, как я наблюдал их смерть. После этого я перестал бояться каких-либо пыток. Ни один ведьмак, как бы его не пытали, из всех, кого я знал, не раскололся и доживал до самой казни за свои грешные дела, если смел соваться, куда не просят и уж тем более не обязывают.
Матсури промолчала. Возможно, она попыталась представить, какого это, и просто замолчала, зная своё место среди вещей, которые испытала сама и которые испытывали прочие. В этот момент она понимала, что все трудности, что с ней за её жизнь случались - ничто. Получись бы у неё представить всё то, что Саске ей рассказал, как есть, она бы поняла, насколько её беды мелочны.
- А вот и воры чужих ног. Мёртвые и никому не нужные, - смотрел вниз с не очень крутого склона ведьмак, любуясь трупами маленьких серокожих огрят. - Там, у самого подножия свита их личная нора. Судя по всему эти накеры пришли в этот лес недавно. Видно, заплутали в поисках пищи. Затем они наткнулись на трупы солдат, так как их было всего четверо, они смогли оттащить только одного из них и обглодать его лишь наполовину, - рассказывал всю картину целиком Саске, будто бы хвалясь своими навыками следопыта, хотя хвалиться и не пытался. - Потом их внимание привлекло нечто, большое нечто, которое вселяло ужас даже в других монстров и не менее опасных, а это ещё надо уметь. Далеко не каждое чудище способно напугать другое. Накеры дали дёру, но монстр стал их преследовать, но не сам, он напустил пару волков, они настигли беглецов и порвали их на части прямо у самого обрыва.
- А с чего ты взял, что это были волки? - удивилась Матсу, ведь ни одного животного она так и не увидела.
- А с того, что ты не чуешь того смрада, который сейчас изводит мой нос. В пятидесяти метрах от нас налево за толстым стволом лежат два шерстяных трупа, из пасти которых разит кровью накеров, а кровь падальщиков сама по себе отрава, вот волки и сдохли от того, чего наглотались. А чудовище наконец ушло по своим делам, когда удостоверилось, что незваные гости на его территории теперь не будут нарушать его покой. Следы этого чудища сейчас прямо на том месте, где стоишь ты!
Матсури резко глянула под ноги и отскочила в сторону, глядя на еле видные широкие двупалые следы.
Саске развернулся, обратив свой взгляд от склона к этим самым стопам. Он присел и сделал главное заключение.
- Довольно широкая стопа, заострённые края - по два на каждой ноге, словно коровье копыто, только намного более круглое. И переносили эти стопы нечто очень и очень тяжёлое, а значит, менее подвижное, поэтому оно не преследовало накеров и не перебило всех солдат единолично. Так что с уверенностью можно сказать, что это дух, но несколько более материальный, чем мне казалось.
- А значит, его можно убить обычным мечом, да? - продолжала с интересом Матсури.
- Верно! - ответил Саске.
- Ну так что же это за монстр?
- Это леший. Довольно молодой. Если я не ошибаюсь, он здесь завёлся не так давно. Множественные сражения на этих территориях потревожили его покой, он пробудился и начал устранять каждого, кто нёс собой только смерть и разруху, а накеры… это просто чистка собственной территории.
- Понятно. Но мы не желали этому лесу ничего плохого. За что он нас-то пытался убить?
- Его не волнует, чего вы желали его лесу, его волнует, по чьей вине часть его леса сгорела, а большая часть живности ушла. Он установил для себя, что если однажды на его землю ступит армия, то это приведёт к дальнейшему вымиранию леса. Ты не воин, вот по чистой случайности тебе и повезло.
Матсури отвернулась и отошла в сторонку, стоя к ведьмаку спиной.
- Скажи, ты сможешь убить его?
- Честно, мне ещё не представлялась возможность драться с таким реликтом. Лешие - редкий вид, и «редкими» они зовутся не только потому, что их мало где встретишь, но и потому что с трудом одолеешь. Я не говорю, что я не помогу тебе, я лишь говорю, что он может измотать меня до критического состояния, если не убить. Да и потом, особь молодая, а это значит, что нас ещё повезло. Старые особи более агрессивны и намного более сильны!
- Значит, шансы справиться у тебя есть, - подтвердила она, повернувшись к нему.
- Считай, его голова уже висит на твоей стене.
- Хорошо…
- А теперь давай вернёмся в деревню. Нам обоим надо передохнуть, а завтра у меня будет тяжёлый день. Мне ещё нужно подготовить запас эликсиров и подготовиться морально. Я давно не был на большой охоте!
- Тогда возвращаемся! - согласилась Матсу.

Продолжение следует…

*Ame (Эмей) - страна Дождя.

Убийца королей. Глава 5

Уже стемнело. На улицах загорелись факелы. Все разошлись по своим домам и стали готовиться ко сну. Ведьмак взял свой мешок со всем грузом, что возил с собой и вышел на улицу, прочь недалеко от деревни, дабы лес во всём своём объёме был виден издалека. Он вытащил из мешка небольшой котелок и бутыль с коричневой жижей, а также достал остаток водки и сделал глоток, дабы успокоить слегка зашалившие нервы.
Саске собрал хворосту и разложил его кругом, обложив по краям камнями. Также он поставил две крепкие палки вертикально и положил поперёк них ещё одну, на которую повесил небольшой котелок. Туда он залил ту самую коричневую жижу, что оказалась обычным маслом и добавил чутка спирта, что имел с собой.
- Какое счастье, что все нужные в данный момент рецепты меня заставляли учить наизусть и по десятку раз каждый день повторять, - бурчал Саске. - Игни, - шепнул он, применив огненный знак, дабы разжечь огонь под висящим котлом. - Так, теперь… цветок двоегрота, шишки хмеля, плесень зелёная и ещё… - пошарился ведьмак в одном из мешочков с травами, - да, и белая омела.
Весь этот перечень ведьмак поочерёдно высыпал в котёл и размешал не особо чистой деревянной ложкой, что была в мешке. Оставалось лишь дождаться, когда готовое масло закипит.
Ведьмак слегка отсел от костра и достал из снаряги небольшой сундучок с увесистым содержимым. Он открыл этот сундук и слегка возмутился уведенному.
- Отлично, придётся обойтись без «Филина», - шептал Саске, смотря на разбитый флакон с эликсиром, который помог бы ему быть в бою более чутким и быстрым. - Значит, приготовим, «Пургу», - сказал он, вспоминая эту бирюзовую жидкость, в приготовлении которой было мало трудного в отличие от «Филина».
Саске достал пустой чистый флакон из запасов и засыпал в него лепестки белого мирта, добавил ласточкину траву и из-за отсутствия конкретно необходимого спирта, который обычно готовят краснолюды, рискнул добавить пару капель водки.
- Ну а чем не спирт! - добавил он.
Саске закрыл маленький флакон пробкой и как следует тщательно взболтал, немного прогрел у огня так, чтобы банка не лопнула, и поставил в сундучок на новое место. Затем он достал последний флакон «Ласточки», что способна была ускорять регенерацию клеток и тут же, сорвав с горлышка деревянную пробку, выпил её за два глотка и бросил флакон на землю, который тотчас откатил в сторону.
Сражаться ведьмак решил ночью, днём лешего труднее найти, а ночью для ведьмачьих глаз и видимости будет больше. Хоть его глаза и так хорошо видели в темноте, видимость своих глаз ему было необходимо повысить до максимума, дабы в ночи всё было видно куда ярче, чем днём. Он достал из запасов один из двух оставшихся экземпляров эликсира «Кошка» и залпом выпил его, также выбросив флакон прочь. Такой резко подскочивший уровень токсинов в организме сильно ударил по жилам ведьмака, его кожа на несколько мгновений побледнела, а вены выступили, окрасившись в чёрный цвет, после чего это состояние в миг прошло и ведьмак стал вновь чувствовать себя лучше. Он взглянул на рану в левом плече, полученную от арбалетного болта в столице, и заметил, что на её месте теперь еле виден слабый шрам; рана полностью зажила в одно мгновение.
Саске снял с плеча свой меч и достал из сумки оселок, чтобы заточить его как следует. В процессе этого действа ему на ум внезапно пришли слова его учителя, слова, которые каждый старый ведьмак обязан повторять своим ученикам изо дня в день: «Ведьмак способен забыть поесть, попить, даже забыть подышать воздухом, но никогда не забудет позаботится о собственном мече». Он после этой фразы, повторённой у него в голове, слегка посмеялся. Заточив старую сталь, Саске отложил её в сторону, а ремень, на котором держались двое ножен для мечей решил перешить, дабы мечи торчали не из-за спины со стороны правого плеча, а из-за пазухи, вися вдоль земли. Как-то он вспомнил, что старый Орочимару часто бранился на него за неправильное ношение оружие, но в том была сила Саске. Ему всегда было намного проще вынимать лезвие сзади, а не сверху, да и подлокотник получался неплохой. Он потратил на перешивку ремней около получаса, получив результат не совсем удачный, но всё же приемлемый - обе ножны стали висеть на уровне пояса по диагонали от правого локтя до левой ляжки, что показалось ведьмаку куда лучше, чем он хотел. Он перекинул через себя центровой ремень, который должен был держать вес всего оружия на левом плече и затянул основной ремень вокруг торса.
Ведьмак подсел поближе к огню и затушил его знаком Аард, способным не только сдувать пламя, но и сносить с ног и оглушать кого бы то ни было. Саске остудил приготовленное масло, имеющее бело-серебристый цвет, и перелил его в пустую бутылку из-под обычного масла. В отличие от эликсирных флаконов, бутылки для масла даже не было необходимым промывать, дабы остатки на стенках от старого масла не смешались с новым. Если бы такое смешение произошло с эликсирами, то в лучшем случае оно бы отключило сознание ведьмака на какое-то время, если бы не убило его вообще. Саске подобрал меч и вылил немного масла на чистую тряпку, которой провёл по мечу с обеих сторон, оставляя густую массу на остром лезвии. Благодаря этому маслу у ведьмака будет больше шансов ранить лешего и оставить в внутри него разъедающие токсин, который будет разрушать его скрипучее древоподобное тело, а там уже и голову отрубить не составит труда.
Ведьмак вставил меч в ножны и, поджав под себя ноги, положил руки, сжатые в кулак, выше коленей, распрямил спину и закрыл глаза. В его голове наступил тишина, вместо мыслей и старых воспоминаний он слышал лишь лёгкое дуновение ветра, шелест травы, тишайший скрип колышущихся деревьев, находившихся от него в километре, даже шаги самых маленьких насекомых ему были отчётливо слышны. Так прошёл час, хоть в разуме ведьмака это и показалось лишь мгновением. Эффект эликсиров усилился, а в мирный шум природы вмешался гогот полчища чёрных ворон, скопившихся над лесом. Эти коршуны кружили и кружили над центром леса, будто указывая на то, что дух этого леса уже готов сойтись с ведьмаком в честной битве.
Саске открыл глаза и устремил свой взгляд на оставленный на земле эликсир, что приготовил заранее. Он выпил пургу и, выбросил и этот - третий флакон прочь, встал с земли и присмотрелся к лесу. Деревья зашевелились, они будто открывали ведьмаку путь к его гибели, но ведьмак не страшился демонов, он зарабатывал на их смертях, совсем даже не имея представлений, из какого мира они явились и способны ли они что-либо чувствовать. Но леший был не из этой категории. Он создание магического происхождения - страж лесов и лучший лекарь для своих зверей, что опекает в своём лесу.
Саске просвистел на всю округу, и в следующий миг за его спиной появился его бравый конь.
- Ну что, Акума, пора нам разобраться с этим лихом, - вскочил Саске на седло. - Ты со мной? - тут, же не получая ответа, пришпорил он коня и повёл его вперёд. Но зверь - не дурак, он помнил это злое место и попятил назад. - Повезло же мне с тобой… - проворчал Саске. - быстрый, но трусливый.
Ведьмак взмахнул левой рукой и будто оттолкнул голову с слева направо, наложив знак Аксий, которым вновь успокоил своего скакуна. Тот не противился более и повёл своего наездника вперёд. Они вошли вглубь леса и уже почти подошли к месте скопления крылатых созданий, ведомых лесным хранителем. Дабы конь не мешался, Саске слез с него и крепко привязал к дереву. Хоть Аксий и действует до сих пор, но он не так силён, дабы удержать его от испуга того, что он вскоре увидит, но Саске было всё равно. Он пошёл вперёд и вышел на открытую местность, свободную от лишних деревьев и со стоящим тотемом лешего в центре.
- Ага, вороны часто кружат радом с тем местом, где находятся его тотемы. Пока я его не уничтожу, леший мне на глаза не появится, - говорил Саске. - однако такие тотемы, обычно, хорошо охраняются, но волков я отчего-то не вижу. Видно сдохли от голоду или ушли дальше на поиски пищи.
Саске понимал, что этот лес и без того умирает, а если убить ещё и лешего, то в этом лесу больше никогда не будет новых животных, ягоды и грибы перестанут расти, а деревья станут постепенно засыхать. Если бы это был старый леший, лесу бы ничего не стало, но он и так перенёс много тягот, особенно связанных с войной, а победа ведьмака лишь добьёт его. Но ему не приходилось выбирать. Кто-кто, а ему закон чести был знаком как никому другому, и вернуть долг Матсури для него было важно. Но и убраться как можно дальше отсюда ему было куда важнее, поэтому Саске не стал ждать до утра и решил сделать всё за ночь.
Саске вытащил меч и с размаху разломал конструкцию, напоминавшую фигуру лешего, после чего вороны внезапно прекратили свой гул и бросились врассыпную. Всё стихло.
Ведьмак посмотрел вперёд. Очень высокое нечто выглядывало одной половиной тела из-за толстого ствола. Оно скрылось за этим деревом целиком и вновь выглянуло с противоположной стороны, но уже другого дерева, стоящего намного ближе к ведьмаку. В итоге леший показался целиком, медленно выходя на эту поляну.
- Знай, ничего личного я против тебя не имею! - бросил Саске, приняв крепкую боевую стойку. - Я просто расплачиваюсь за долги!
После этой фразы лешего окутал чёрный дым, в котором он тотчас развеялся. Саске слегка удивился и помотал по сторонам головой. Ему навстречу выбежало четверо волков, глаза которых то и дело заливались кровью. Много ума ведьмаку не понадобилось, чтобы понять, что их натравил леший. Они набросились на Саске, из-за чего тому пришлось обороняться.
Один наскочил на него, ведьмак уклонился и контратаковал, отрубив одну из задних лап прыгающему зверю. Другого летящего волка он просто оттолкнул Аардом, дабы выиграть время перед остальным двумя. Оставшиеся напали одновременно. Один попытался вцепиться в левую ногу, а другой - в правую руку, дабы обездвижить ведьмака. Но он, словно сделав самому себе подножку, отклонил ногу далеко назад и, уклонившись от атаки второго волка, схватил за шкирку первого и после перескока через него же нагрел свои перчатки Инги и таким образом поджёг шкуру волка, с большим трудом выкинув его прочь в сторону, даже шкуру с горба оторвал. Тот волк после падения громко заскулил и, встав, бросился наутёк. Вставший после оглушения волк и последний оставшийся сзади, не считая уже безного, набросились на ведьмака с двух сторон. А сам ведьмак воткнул меч под прямым углом в землю и образовал вокруг себя жёлтое круглое полупрозрачное поле, образованное знаком Квен - щит. Первый волк ударился о него с большой скоростью и, переломав несколько зубов и вовсе сломал себе челюсть, после чего просто рухнул камнем, а второму повезло больше. Небольшой разряд от щита ударил его и отбросил в противоположном направлении. Саске скорее вынул меч из земли и ощутил резки всплеск энергии, возбудивший его медальон. Леший материализовался тотчас позади.
Ведьмак предполагал подобный исход - волки его отвлекают, а сам леший наносит критический удар сзади. Но он отпустил левую руку от меча и, взмахнув ею полукругом в развороте, выбросил множество языков пламени, пересевших на тело лешего. Огонь всегда был одной из его слабостей, ведь всё его тело состояло целиком из дерева, даже рога были больше похожи на острые ветки, и лишь голова напоминала череп мёртвой лани или самца оленя.
Такая атака пошатнула лешего, он попятился и во все свои два метра роста стал отмахиваться от огня, который его охватил. Затем ведьмак подбежал к потухающему монстру ближе. Леший замахнулся своей когтистой лапой на ведьмака, но тот уклонился точно под неё и ранил лешего в ногу, после чего та на месте раны стала засыхать и постепенно приходить в негодность. Леший захромал. Саске прыгнул на лешего со спины и будучи готовым ударить в затылок сумел срубить только его правый рог, а сам леший оказался вновь за спиной ведьмака, в следующий же миг Саске совершил кувырок вперёд буквально сразу после того, как отрубил рог лешему и понял, что промахнулся.
Между чудищем и ведьмаком было около трёх метров расстояния. Леший в гневе развёл руками, которые постепенно поражались отравой с меча ведьмака и заревел во всю глотку, а Саске в ответ на это вонзил свой серебряный меч в пол и, отведя обе руки вправо и назад расположил их друг напротив друга и разжёг между ними огненную набирающую силу сферу, которая должна была ударить в лоб лешего и окончательно его открыть для последнего удара. Когда ведьмак ощутил, что эта магия начинает прожигать ему перчатки, он излил её неистовым потоком пламени, который вот-вот настигнет чудище и оставит из него лишь угли, но леший в третий раз исчез. Саске остановил заклятие, выдернул меч из земли обеими руками и, разворачиваясь, стремительно взмахнул шашкой. Те из ворон, что сидели на деревьях и следили за этой битвой одновременно сорвались с места и с громким гоготом разлетелись.
Голова проигравшего чудовища ударилась о землю и прокатилась по ней. Ведьмак вышел из стойки и вздохнул с облегчением. Леший припал к земле и стал словно с нею срастаться, треща ветками и пуская корни из земли вокруг себя, будто огораживаясь забором от всего сущего.
Ведьмак медленно подошёл к голове лиха и подобрал её, убрав меч на место.
- Прощай, дух леса! - сказал ведьмак, смотря на голову поверженного чудища.
Саске поковылял к своему коню, который то и дело негодовал, особенно от жуткого вида лесного монстра.
- Тихо, тихо, Акума, всё закончилось. Мы можем ехать домой! - успокаивал гнедого Саске, вешая башку лешего на огромный клюк на левом бедре коня и обвязывая парой верёвок, как трофей.
Ведьмак сел на коня и удалился из этого леса. Теперь долги его выплачены, а его приёмной дочери нужно получить своё обещанное место в этом мире, дабы черноволосому наёмнику больше не пришлось за неё переживать.
Светало. Деревенские вставали со своих кроватей, понемногу возвращались к своей сельской работе на полях. Длиннобородый кузнец сдавал свои работы ещё с самого раннего утра. Поэтому стальной меч ведьмак получил сразу по возвращению в деревню после небольшого отдыха.
Матсури продрала глаза сразу как в окна корчмы ударил солнечный свет.
- С добрым утречком! - говорил корчмарь, протирая кружки.
- А что, уже утро? Мне же спешить надо! - подорвалась Матсу.
- Расслабься, этот ведьмак рано утро ушёл, забрав свою девочку. А трофей твоей бестии оставил у охотника. Попросил передать, что долг перед тобой загладил и больше не видит причин здесь задерживаться.
- Вот как… - слегка разобиделась девушка. - И даже не попрощался.
- Ну почему же, пока ты спала он и попрощаться пере тобой успел и за комнату своей малютки расплатиться и всего наилучшего тебе на пути пожелать.
- Спасибо ему и на этом… - разочарованно промычала себе под нос Матсури.
- Тебе сделать как всегда? - спрашивал корчмарь, имея в виду завтрак.
- Нет, ничего не нужно. Я сперва прогуляюсь… - подавленно ответила она и вышла на улицу.
Она постояла так немного и, сделав пару шагов, остановилась возле доски с объявлениями, где приметила своё объявление о заказе на чудовище, внизу которого под именем заказчицы было написано: «Завершено!».

Конец.

СасуСакуы.ру - Убийца королей - версия для печати

Скрыть