СасуСаку.ру - Балет из кукол - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Балет из кукол

Занавески. Только сейчас я поняла, что мы не купили занавески для новой квартиры. На самом деле сей шалаш и квартирой не назовешь. Однако это лучше, чем жить со спивающейся матерью, собирающей все больше долгов. Пусть остается сама с собой в этой дыре под названием Коганеи. Я туда больше ни ногой. Осака — город, в котором я построю свое будущее. Нужно было уезжать сразу, как только я закончила школу. Студия имени Эрико Киришима приняла меня в свой балет безоговорочно, чему я не была удивлена. Я слишком профессиональна для провинциальной захолустной деревушки. Меня должны признать большие города.

— Опять витаешь в облаках? — писклявый женский голос вывел меня из мыслей. — Уж если так, тогда хотя бы выключи ящик. Этот скрежет действует мне на нервы!
— Прости, Тентен, — я приподнялась с места и потянулась за пультом, чтобы переключить канал.
Антенна в квартире была неисправна. Впрочем, как и все здесь — ржавые краны, скрипящие двери, убитые тараканы за кухонными тумбами, вонючий холодильник и… конечно же, еле работающий телек. Ни Тентен, ни я не смели жаловаться, так как пока это лучшие условия, что мы можем себе позволить. Гастролировать можно будет нескоро, ибо мы новенькие и недостаточно показали свое мастерство, к тому же весь этот хаос перебивал ароматный запах кофе в турке, которая скоро взорвется к чертям, если Тентен не выключит конфорку!..

— Мы же сейчас сгорим! Скорее вырубай плиту! — завопила я на подругу. Та помчалась на кухню, ловко перепрыгнув через тумбу. Сразу видно — десять лет балетного мастерства. Подумать только, через что мы прошли с Тентен рука об руку за эти годы… Телевизор настроил картинку. Транслировали местные новости:
«Сегодня произошло еще одно исчезновение. Ино Яманака, новое лицо студии Эрико Киришима, пропала без вести. Ни родные, ни друзья не знают, где она может находиться. Как говорят наши источники…»

— Тебе не кажется это странным? — спросила я шатенку, что несла поднос с двумя чашками горячего кофе.
— Что именно? — непонимающе вскинула бровь девушка. Она уселась в кресло и закуталась в плед.
— Исчезновения в Осаке. Все девушки, и все являются балеринами, — я вжалась в диван и загадочно посмотрела в окно с пасмурным пейзажем. На улице было холодно и противно. Ненавижу такую погоду.
— Хочешь сказать, что по местности бродит балетный маньяк? — пошутила подруга. — Сакура, это всего лишь совпадения. В Коганеи точно также пропадали люди. Что касается нас, то кому нужны чужачки? Мы в безопасности, можешь не беспокоиться.
— Думаешь… — неохотно согласилась я с Тентен.

Я сделала глоток кофе, в быстром темпе листая воскресную газету. Взгляд упал на маленькое объявление: «Требуется посудомойщик. Кафетерий „Васаби“. График: с 8:00 до 18:00…»
— Что интересного пишут? — шатенка подсела ко мне на диван. — Ткни пальцем, что ты нашла.
— Вот, — я указала на заголовок. Мы вместе задумчиво пялились в газету, вычитывая предложение по работе.
— Ты уверена, что хочешь мыть посуду после мерзких жирных мужиков и грязных куртизанок?
— Мне кажется, это работа мечты! — я улыбнулась Тентен. — Сегодня после тренировки заскочу к ним. Тебе тоже стоит куда-нибудь устроиться! — подмигнув подруге, я принялась складывать рюкзак. Пока я не стану примой японского балета, с деньгами будет туго. Подработка — не самый худший выход из ситуации.

***

— Плие! Плие! Арабеск! Пируэт!
Девушки в пачках исполняли движения в такт плавной музыке. Наш хореограф — красивый молодой парень, дам ему не больше двадцати пяти. Его строгий и властный тон заставляет выполнять элементы с непревзойденной точностью. Не могу сказать, что я скучаю по своему старому преподавателю, так как Чие-сенсей была уже пожилой женщиной, хоть и отменной балериной в прошлом. Именно благодаря ей я имею такой высокий уровень.

— Хината, держи ровнее спину! — учитель шлепнул девушку по ягодицам, отчего та выровнялась и покрылась алым цветом.
Хьюга — самая странная из всех моих коллег здесь. Несмотря на огромную грудь, что, в принципе, не приветствуется в балете, она отменно танцует. Кажется, Тонери-сенсей положил на нее глаз. Это случилось после исчезновения Яманака, с которой он заигрывал ранее. Кажется, хореограф флиртует только с теми девушками, у которых больше перспектив. И эта грудастая не исключение.

— Стоп! Отлично! Молодцы, девочки! Можете быть свободны! — мужчина похлопал в ладоши. — Хината, а твоя тренировка еще не окончена. Тебе стоит остаться на дополнительную репетицию. Ты ведь понимаешь, что в связи с пропажей Ино, ты новое лицо нашей балетной студии, и теперь вся ответственность лежит на твоих плечах. Даю тебе десять минут отдыха… — учитель кокетливо улыбнулся брюнетке. Девушки в пачках покинули зеркальный зал.

***

Чтобы получить хороший результат — нужно трудиться до изнеможения. Именно это мне и нравится в тренировках с Тонери-сенсеем. Однако доверия он мне категорически не внушает. Уж больно скользкий тип. В раздевалке только и обсуждали бедную Хьюгу. Честно говоря, скоро уши завянут это слушать!

«Не понимаю, почему новым лицом студии стала эта бездарность?!»
«Да она же самая настоящая шлюха! Видали, какие дойки отрастила!»
«Мне кажется, она попала к нему через постель…»
«Это же очевидно! У нее на роже написано — подстилка!»
«Действительно! Кто такую неумеху просто так бы взял?»

А змей все больше и больше… Зависть — плохая штука, леди! Вам еще аукнутся ваши слова. Не стоит быть такими гнилыми. Тем более что эту Хинату никто даже не спрашивал, хочет ли она стать лицом студии или нет. Как по мне, она из тех балерин, что привыкли оставаться в стороне и просто заниматься любимым делом. Она не была похожа ни на меня, ни на Тентен, уже собравшуюся идти домой, пообещавшей на этот раз следить за варкой кофе. Я выходила из раздевалки и заметила под дверями плачущую девушку. Неудивительно застать здесь Хинату. Мне стало интересно, и я уселась рядом с брюнеткой.

— На твоем месте я бы не плакала. У тебя есть такая возможность… Тебе нужно больше думать о тренировках, нежели о гадостях, что говорят те завистливые суки.
— Сакура-сан, вы плохо знаете Тонери-сенсея… — всхлипывала Хьюга. — Вы даже не догадываетесь, какие у него методы обучения. Ино-чан ужасно страдала… — девушка стала говорить тише.
— О чем ты говоришь? — я наклонилась поближе к девушке и прошептала вопрос. Девушка осмотрелась, дабы убедиться, что мы находились одни. Ее поведение настораживало.

— Сакура-сан, здесь небезопасно… Вы должны немедленно покинуть нашу студию, пока они не обратили на вас внимания. Вы очень талантливая балерина, и они обязательно это заметят.
— Кто они? — я взяла девушки за плечи, поглаживая, чтобы успокоить.
— Те, что сотворили с Ино-чан такое… Она предупреждала меня, хотела уберечь. Но мое любопытство меня подставило. И теперь… Теперь я — следующая, Сакура-сан! Помогите мне, прошу! Спасите меня! — брюнетка стала трясти меня за руку. Ее хватка была такой сильной, что у меня побелела рука. Я не смогла вырваться, пока не пришел преподаватель и не отцепил от меня Хьюгу.

— Прости, Сакура! Она так счастлива, что стала новым лицом нашей студии, что немного не в себе! — мужчина неестественно улыбнулся мне и потащил девушку в зал для хореографии. — До следующего занятия! — после дверь захлопнулась.
У меня потяжелели ноги. Как будто песок в пятки насыпали. Так меня еще никто не пугал. Немного помявшись на месте, я все-таки пересилила себя и поехала в «Васаби». Что именно имела в виду Хината под фразой «я — следующая»?..

***

— Йо! Угадай, кто добыл пропитание! — ввалилась я в квартиру с двумя большими пакетами, доверху набитыми едой.
— Неплохо ты, однако, устраиваешься на подработку! Это у вас такая зарплата? — на меня обернулась сидящая на диване Тентен. Она была укутана в плед и смотрела какую-то передачу, давившись кофе. Небось, снова сожгла турку.
— Чоджи-сама, шеф, сказал, что я уж больно худая и заставил взять все это с собой. — Я швырнула сумки на журнальный столик рядом с диваном. Шатенка шустро стала рассматривать их содержимое. Думаю, этого нам хватит на целый месяц. Таким образом можно сэкономить деньги!

— Надеюсь, мы не лишимся карьеры после того, как все это съедим, — девушка достала две пластмассовые пачки онигири. — Значит, тебя приняли?
— Как видишь, — я начала запихивать еду в холодильник. Кажется, Тентен вымыла его, ибо противный запах исчез. — Уже завтра первый рабочий день.
— Погоди, — шатенка чуть не подавилась рисовой лепешкой. — Хочешь сказать, что сегодня ты не работала, и вся еда досталась тебе на халяву? — подруга широко раскрыла глаза, на что я улыбнулась.
— Их заведение очень любит красивых девушек, вроде меня! — пафосно поправив прическу, я иронично запрокинула голову. Однако когда я вспомнила то, что случилось в студии, желание шутить отпало.

— Тентен, есть кое-что, что мне нужно тебе рассказать, — я присела в кресло, достав из контейнера второй кусок онигири.
— Дай угадаю: ты решила стать женой нового шефа за его щедрое сердце? — девушка пыталась меня подстегнуть, но я была серьезна. Она облизала каждый палец по очереди и добавила: — Ладно, ладно. Чего там у тебя?
— Сегодня после репетиции я столкнулась с Хьюгой. Она плакала… И была напугана.
— Ну, и что? Я часто вижу ее плачущей в последнее время. Они с Ино были близки. После пропажи Яманака она очень изменилась, стала закрытой. Еще и девчонки кости ей перемывают. Ее слезы вполне обоснованы. Я бы тоже ревела, наверное… — ее безразличие меня не удивляло. Тентен примитивно смотрела на вещи, в которых я пыталась отыскать скрытый смысл. Я решила попробовать переубедить подругу.

— Да, но… Она рассказывала, что Тонери-сенсей издевался над ее подругой. О том, что в балетной студии небезопасно, и что мне нужно ее покинуть…
— Сакура, ты серьезно на это повелась? Да любая из наших коллег тебя боится. С твоими-то данными конкуренция просто захлестывает! Логично же, что она видит в тебе соперницу и пытается выпереть тебя из балета, всего-то.
— Знаешь, она не похожа на тех, кто боится проиграть свое место.
— Да брось! Все они, — «не такие»! — девушка показала пальцами кавычки. — Прикидываются невинными овечками, а на самом деле гребаные стервы! — похоже, мне не удастся ее переубедить. Я проиграла. — К тому же, будь у Тонери-сенсея что-то нечисто, полиция бы это установила.

— Сдаюсь, — утрамбовав продукты в холодильник, я со всей силы хлопнула дверцей. — Время видела? Могла бы уже давно диван разложить!
— Могла бы. Но не разложила, — съехидничала подруга. Девушка встала с софы, и мы вместе постелили наше лежбище. На часах было за полночь. Это означало лишь то, что завтра мне придется класть на глаза огуречные кольца, так как вид моего лица оставит желать лучшего.

— Спокойной ночи! — одновременно пропели мы и чмокнули друг друга в щечку.
Я долго не могла уснуть. В голове все крутились слова Хьюги. «Я — следующая»…

***

Мое везенье, словно дар свыше. График работы — понедельник, среда, пятница. График репетиций — вторник, четверг, суббота. И никаких несостыковок! Такое чувство, что место посудомойщицы берегли специально для меня! Я почти добралась до «Васаби» и уже стояла на пороге заведения, как на другой стороне тротуара мне померещилась знакомая особа. Черные волосы с длинной челкой, бледная кожа, прозрачные глаза. Спутать было невозможно. Это была Хьюга! Она стояла на обочине и пялилась на меня. Вид у нее был потрепанный. По дороге мчалась машина. Как только авто приблизилось к девушке, брюнетка ступила на дорогу.

— Хината! — надеюсь, я успела ее окликнуть. Машина ударила по тормозам.
Ноги несли меня, а разум продолжал недоумевать. Прохожие столпились на месте происшествия. И вот какая странность. Тела Хинаты нигде нет. Словно она здесь и не стояла. Из-за шока я свалилась на колени, прямо посреди проезжей части. Если бы меня не встретил мой шеф, я бы никогда не дошла до кафетерия. Чоджи-сама повел меня в заведение под руку, чтобы я вновь не потеряла равновесия. Может, мне померещилось? Нет, это не галлюцинации. Я точно видела ее…

***

— Эй, остолопы! — гаркнул шеф, когда мы зашли на кухню. Я аж дернулась от такого крика. — Это Сакура Харуно. С сегодняшнего дня она работает у нас посудомойщицей…
— Да хоть истребительницей тараканов! Лишь бы работе не мешала! — выкрикнул молоденький белокурый парень со странными зубами. Кажется, он не особо дружелюбен.
— Суйгецу! Еще одно слово в адрес этой милой леди, и твое погоняло Тесак улетит вместе с должностью!
— Да, шеф… — промямлил юноша, измельчающий огромную рыбу. Все-таки, Тесак — подходящее для него имя!..
— В общем, прошу любить и жаловать! — толстяк закончил свою речь и добавил мне на ухо: — Будут обижать — сразу обращайся ко мне.

— Или ко мне! — в разговор влез парень с яркими красными волосами. На его фартуке была эмблема скорпиона. Мне показалось это забавным.
— О, Сасори! В таком случае оставляю даму на тебя! Позаботься о ней как следует.
— Есть, шеф! — парень встал в позу солдата и широко улыбнулся. Думаю, ему можно доверять, раз Чоджи-сама поручил опеку надо мной именно ему. — Не обращай внимания на Тесака. Он только с виду такой угрюмый. На самом деле он славный малый!
— Надеюсь… — я подавленно ответила парню. Произошедшее не выходило у меня из головы, поэтому слова харизматичного молодого человека пролетали мимо ушей. Я бегала глазами по кухне, пока не заметила кое-кого интересного…

— А кто это?.. — моему взору припал высокий мужчина с волосами, как перья ворона. Его кожа такая бледная, словно он чем-то болен. Незнакомец изредка посматривал на меня кровожадными черными глазами. Я стала неуютно себя чувствовать.
— Это… Саске. Саске Учиха, — улыбка с лица Сасори спала. — Загадочный тип, но в готовке ему нет равных. Особенно в овощных блюдах.
— Ясно… — я не могла отвести от красавчика глаз. Разве могут такие работать обычными поварами?!
— Понравился? — язвительно задал вопрос Сасори. Я возразила парню, но, кажется, румяна на моих щеках меня выдали.
— Да ладно тебе! Если хочешь, я могу вас познакомить. Эй, Саске! — юноша начал горланить через всю кухню. Терпеть не могу таких беспринципных!

— Что ты делаешь?.. — я еще больше покраснела и стала шипеть на нового сотрудника. Мне захотелось провалиться сквозь землю от стыда. К нам подошел высокий красавец с выразительными чертами лица. Вблизи он еще прекрасней.
— Сасори, — какой у него низкий голос. — Чем могу быть полезен?
— Ты ведь уже слышал о Сакуре? — Сасори приобнял меня за плечо и подвел поближе к Учихе.
— Да, шеф представил ее пять минут назад, — видимо, он не хотел смущать меня еще больше. Какой джентльмен!
— Не будь букой, Саске, — ехидно улыбался коллега и закинул вторую руку на плечо высокому мужчине. — Шеф говорил, она занимается балетом, — он подмигнул брюнету.
— Я в курсе, — равнодушно ответил Учиха. Мне становилось не по себе.
— Что же, мне пора работать… — я как можно тише ускользнула из объятий Сасори и наконец смогла приступить к своим обязанностям. День обещает быть тяжелым…

Как оказалось, работа посудомойкой не так уж и проста. Вроде кафетерий, а посуды как в ресторане. Должна признаться, здесь действительно вкусно готовят. Чего только стоят онигири, что мы вчера слопали с Тентен на поздний ужин. Боюсь, с такой работой недолго растолстеть! Мне нужно есть меньше калорий.
— Перерыв на обед! — объявил шеф. — У вас десять минут, лентяи! — строго воскликнул толстяк, но, завидев меня, мило улыбнулся и помахал рукой. Я кивнула мужчине. Как же мне нравится быть особенной!

— Голодна? — ко мне обратились из-за спины. От неожиданности я выронила нож в раковину. Не хватало еще ножами раскидываться! Развернувшись, я увидела его…
— Саске? — я ошеломленно смотрела на мужчину, который буквально прижал меня к мойке. — Ну, я не прочь перекусить, чего-нибудь диетического.
— Я сделал для тебя овощной салат, — парень поднес к моему носу тарелку. Как же вкусно пахнет. Учиха протянул к моему рту палочки. — Открой рот.
— Не стоит… — я хотела забрать у парня прибор, но он отстранил свою руку от моей.
— Открой рот, — его настойчивость пугала. Пришлось послушаться. Съев содержимое, я из-подо лба посмотрела на брюнета. — Вкусно?
— Да, очень. Спасибо, можно я… — попытка возразить не увенчалась успехом. Похоже, он не даст мне самостоятельно поесть. У меня нет другого выбора, кроме как подчиниться. Какой позор, меня кормят с ложки!

Когда я съела салат до последней крупицы, юноша наконец-то убрал от меня тарелку. Я взялась за рукав и хотела вытереть рот, но и тут он не дал мне свободы действия. Учиха достал из фартука белоснежный платок и вытер мне рот.
— Ты так аккуратно ешь. Ни единой крошки на губах. Идеальная, — брюнет неестественно улыбнулся и наклонил голову в бок. Убрав тарелку подальше от раковины, он потянулся рукой к моей щеке и нежно коснулся указательным пальцем ямочки. И страшно, и интересно, и непредсказуемо — я не думала, что умею испытывать столько чувств одновременно.

— Развлекаетесь? — похлопав в ладоши, залепетал только что подошедший Сасори. Это заставило Саске отстраниться от меня. Я пришла в себя. Он что, трогал мое лицо? — Сакура просто прелесть, правда?
— Нечего меня за дуру держать, — я нахмурила брови и скрестила руки на груди.
— Это комплимент, не серчай! — парень положил ладонь мне на плечо. — Просто ты очень понравилась моему другу.
Учиха не реагировал на слова коллеги. Он все также пялился на меня, держа голову в прежнем положении. Да что с этими мужиками не так?!

— Ну, хватит, Саске. На сегодня все. Не мешай даме работать, — Сасори отстранил от меня Учиху и легонько толкнул его в сторону рабочего места, а сам подошел поближе ко мне. Этот юноша начинает мне надоедать!
— Ты ведь не сердишься на него? — парень пожал плечами. Я отрицательно помахала головой. Сасори кивнул мне и вернулся на свое рабочее место. Перерыв был окончен, а отдых профукан. Я молча мыла посуду. Чувство, будто меня сверлят взглядом, не проходило. Даже обернуться страшно. Не кухня, а адский котелок. Что здесь вообще происходит?..

***

Прошло две недели с тех пор, как я работала в «Васаби». Тентен все также продолжала сидеть на моей шее. К счастью я приобрела занавески и почти накопила на кофеварку. Еще чуть-чуть, и я забуду о горелом кофе раз и навсегда! Сегодня день репетиции. В студии все было как обычно, кроме одного — балерина отсутствовала. И что самое интересное — это была Хината. В моем сердце поселилась тревога. Все занятие я не могла сосредоточиться. Хьюга никогда не пропускала репетиций. Почему ее нет?

Под конец хореографии все встало на свои места. Тонери-сенсей попросил всех остаться для важного объявления.
— Мои дорогие, произошел форс-мажор. В который раз лицо балетной студии имени Эрико Киришима пропала. Полиция, расследующая дела наших драгоценных балерин, вновь берет на себя ответственность за поиски. В связи с тем, что Хината отсутствует, я предлагаю взять на ее замену… — мужчина прошелся по залу глазами и остановил свой взор на мне. — Харуно Сакуру! Милая, полагаю, ты очень сча…

— Отказать! — я перебила парня. От страха мой голос осип. Учитель непонимающе взглянул на меня. — Дело в том, что… Я недостаточно опытна, чтобы стать лицом студии. Вам стоит взять более профессиональную балерину, — как же трудно мне было это говорить! Я никогда не признавала себя слабее кого-то, ибо это было не так. Черт побери, я не могу пойти на риск. Вдруг я тоже стану следующей. Я не хочу быть следующей! Я отказываюсь!

— Тонери-сенсей, разрешите мне! — потянула руку моя подруга, злостно посмотрев в мою сторону. Что?!..
— Тентен? Какой приятный сюрприз! Я буду только за! — он одобрительно кивнул девушке. — Итак, милая, отдохни, и мы продолжим занятие. Всех остальных жду на следующем уроке!
Девушки стали расходиться. На рожах так и читалось недовольство. Их можно понять. За такой короткий промежуток поменялось столько ведущих балерин. А теперь еще и какая-то чужачка. Я потащила подругу в раздевалку и приступила к моралям.

— Тебе серьезно ни о чем не говорит случай с Хинатой? — я поставила руки в боки.
— Говорит, — шатенка витала в облаках. — О том, что она тупая трусиха.
— Тентен, ты что, дура?! — заорала я так, что даже железные шкафчики пошли ходуном. Девушка посмотрела на меня, нахмурив брови. Первый раз, когда я обозвала ее. — Сначала этот псих изнурит тебя репетициями, а потом ты «по случайности» пропадешь, как и предыдущие девушки! Откажись, пока…

— Заткнись! — недослушав, подруга схватилась за лямки моего трико и прижала меня к стене. — Если ты испугалась серьезной участи, то это не значит, что я такая же, как и ты! Хочешь навсегда остаться посудомойкой из забегаловки? Дерзай! Только мне мешать не смей, не то пожалеешь… — последние слова она прошипела сквозь зубы, а затем резко отпустила меня. Эта была не та Тентен, которую я знала. Сейчас она одержима славой и популярностью. Мне кажется, до нее уже добрались. Я медленно сползла по стене, отходя от происходящего. Что же будет дальше?..

***

Как ни странно, но целый месяц все шло подозрительно гладко. Однако есть и хорошие новости. У Тентен скоро сольное выступление. После того случая в раздевалке мы стали застенчивей по отношению друг к другу. Я все так же продолжала работать в кафетерии. Кстати говоря, теперь у нас дома есть кофеварка! Мы довольно неплохо подружились с Сасори. Я почти привыкла к переменному настроению Суйгецу, который всегда откладывал мне домой контейнер со свежей рыбой. С Саске я старалась не общаться, однако это не мешало ему проявлять ко мне заботу, от которой хотелось бежать.

Очередной рабочий день подошел к концу. Завтра у Тентен концерт. Я собираюсь приготовить вкусный ужин и помириться с ней. Она была права. Происходящее оказалось чередой обычных совпадений. Я лишь забила себе голову ерундой, отчего стала надумывать то, чего нет. Больше всего жаль за отказ от предложения Тонери-сенсея. Теперь мне нужно хорошо постараться, чтоб догнать подругу. Моя мечта — стать примой балета, и здесь я ей не уступлю.

Повара раньше закончили свою работу и разошлись по домам. Быстрее всех всегда справляется Сасори. Как говорит сам Скорпион (так его зовут коллеги), он ненавидит ждать и заставлять ждать других. Черт, даже шеф уже ушел домой. Остался Тесак, перемывающий свои ножи. Обычно мы вместе ходим домой. Повезло, что Саске сейчас нет на кухне. Пока я дожидаюсь Суйгецу, он не упускает возможности поглазеть на меня. На часах без десяти шесть. Пора бы и самой убрать рабочее место.

— Эй, Тесак, почему в шкафу для тарелок лежат твои ножи? — я аккуратно вытащила наушник из его уха. Он слушает металл, поэтому если не убрать «берушу» — даже глазом не моргнет.
— Прости, Вишенка, — он дал мне прозвище, которое было быстро подхвачено в коллективе. — Пришел заказ нового набора, и мне некуда было их класть. Используй шкаф в кладовке. Им уже давно никто не пользуется.

Я послушалась белобрысого и направилась в темную комнату. Черт, хоть глаз выколи! Ноги переломать можно. Я включила телефонный фонарик и отыскала шкаф. Он не был заперт, на ручке висел замок. Здесь ужасно воняло. Когда я открыла дверцу, моему взору припала ужасная картина. Внутри лежало мертвое тело молодой девушки. Я в ужасе закрыла рот руками, когда рассмотрела ее лицо. Это же труп Хьюги!

— Теса-ак!.. — я провопила и собралась уже вернуться на кухню, как мне преградили путь.
— Куда собралась? — прежде, чем стало понятно, кто передо мной стоит, я получила сильный удар по затылку и отключилась…

***

Wolfgang Amadeus Mozart — Requiem en Re mineur, K. 626 Lacrimosa

После пробуждения, первое, что врезалось мне в глаза — яркая реанимационная лампа. Я зажмурилась. По ушам стала плавно скользить композиция из номера Тентен, что она исполнит уже завтра. Нужно обязательно ее поддержать. С изучением обстановки дела обстояли все хуже и хуже. Я была прикована к каменному столу в чем мать родила. Губы залеплены. Я попыталась отклеить скотч, выталкивая его языком. Мне удалось оторвать наклейку лишь с одной стороны. Другой конец был прилеплен к щеке. Нельзя нервничать, категорически! Нужно понять, что это за место. Вот только лучше бы я не осматривалась…

На стенах висели настоящие трупы девушек, тела которых наполовину состояли из пластмассы, а другая часть постепенно сгнивала. Головы мертвецов странным образом не разлагались, хотя, судя по телам, они здесь довольно давно. Когда я заметила мерзлые кусочки воды на нежных женственных лицах, у меня отпал последний вопрос. Значит, им замораживают только головы. Но зачем и кому понадобилось это делать?! Все было бы под мнимым контролем, не узнай я двух из трупов… Ино Яманака, пропавшая несколько месяцев назад, и Хината Хьюга, что я нашла в холодильнике. Что же, думаю, сейчас самое время паниковать.

— Помогите! На помощь! Спасите!
— Не поможет, — в комнату зашел человек в голубом костюме и подошел к столу. Я знала его голос. — Как же ты прекрасна. Твое тело станет изюминкой в моей коллекции балета из кукол. Ни одна из них… — он указал пальцем на стену с висящими трупами, — Слышишь? Ни одна из них не сравнится с тобой. Ты слишком идеальна.
— Пожалуйста, не надо… — по моим вискам бежали слезы. Говорят, приближение смерти можно почувствовать. Кажется, именно это я сейчас и ощущаю. — Прошу, Саске

— Тс… — брюнет наклонился ко мне и поднес указательный палец к губам. — Ты восхитительна, когда молчишь.
— Что?.. — мои глаза едва не выкатились, когда мужчина стал доставать медицинские ножи и класть их на маленький столик, находящийся справа от меня. — Отпусти меня. Ты слышишь? Отпусти меня, мать твою! Ты псих! Выпусти меня отсюда!
— Я ведь приказал тебе молчать! — после выкрика я почувствовала, как на щеке выступила кровь от пореза, что оставил мне этот сумасшедший.

Брюнет достал перчатки и стал медленно натягивать их на руки. Противный звук резины резал по ушам. После он заклеил мне рот новым куском скотча. Я старалась мычать во все горло. Учиха гладил меня, мнимо стараясь успокоить. Больше всего сейчас я боялась потерять сознание. Слезы не прекращали струиться из глаз, растекаясь на несколько ручьев по вискам. Плевать на обнаженный вид, когда единственное, чего тебе хочется — это выжить. Саске резко прекратил меня гладить и, взяв в руки длинный скальпель, поднес к моему горлу. Нервы серьезно щекотало. Я мычала до хрипоты. Брюнет навис надо мной так, что лампа светилась над его головой, словно нимб. Всего лишь обман зрения. Он — демон, что сковал меня в латы, которым я не поддалась.

— Дорогая, — игнорируя мою панику, он, казалось бы, искренне улыбнулся мне и резко провел рукой по моей шее. — Пришло время стать примой!..

***

День спустя.

«Напоминаем, что из психиатрической больницы города Коганеи сбежали трое молодых людей. Пациенты особо опасны. Просьба…» — радио было резко переключено на станцию с классической музыкой. Играл кульминационный момент знаменитой «Реквием» Моцарта. Мужчина рядом стал напевать мелодию, тщательно вымывая металлический нож под струей воды. Алая вода в раковине немного раздражала, но от нее необходимо избавиться. Грубые мужские руки в такт музыке до блеска натерли мойку. Осталось лишь сложить высохшие приборы.
— Ты закончил? — брюнет положил скальпель в стол, обратившись к товарищу в соседней комнате.
— Почти, — парень тщательно пришивал пластмассовый протез к шее розоволосой девушки. Протыкая иглой каждый сантиметр ее кожи, начиная от левой ключицы, он аккуратно протягивал нить. Остался последний шов возле сонных артерий.

— Не забудь набрать Тонери. Мне нужны еще трое. А пока заморозь нашу приму до ее дебюта. Не только голову, но и все тело, — сняв перчатки, мужчина бросил их в урну и удалился из помещения.
— Как скажешь, Саске, — юноша обернулся на уходящего друга. Достав телефон, он набрал нужный номер и после пары гудков уже установил контакт.
— Сасори, — раздалось из трубки. — Что-то случилось? Вы закончили с ней?
— Почти. Мы заморозим ее целиком до того, как ты доставишь нам еще троих. А дальше дело в шляпе.

— Я тебя услышал. Можешь считать, что осталось только две, — белокурый мужчина на другом конце телефона завершил звонок и направился к грустной девушке, сидящей на подоконнике. Шатенка судорожно набирала один и тот же номер, получая один и тот же ответ: «абонент временно недоступен». — Тентен, милая, ты готова?
— Да… — неуверенно прошептала балерина.
— Чудесно. До концерта еще час. Пора бы и с тобой поделиться особенностями балетного искусства.

СасуСакуы.ру - Балет из кукол - версия для печати

Скрыть