СасуСаку.ру - Мольба о невозможном - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Мольба о невозможном

Любовь не несёт в себе смысл,
Любовь не носит чьё-то имя,
Любовь делает влажными глаза,
Любовь согревает сердце,
Любовь дрожит как осиновый лист,
Любовь безрассудна.

Francesca Michielin — l’amore esiste

 — Прошу тебя, остановись.

 Саске замер на месте, стоя спиной к Сакуре, когда услышал её отчаянный сорванный голос. Она, согнувшись в три погибели, из-под лба смотрела на его отдалённый силуэт, чувствуя, как мерзкий узел слёз собрался в середине горла, не давая нормально дышать. Её тело сотрясала мелкая дрожь, вызванная неконтролируемым страхом. Его громкие слова о революции взбудоражили её кровь до предела, а единственная мысль о том, что она снова может его потерять, сжимала до колкой боли сердце. Зачем он наступал на одни и те же избитые грабли? Почему он так одержим своей местью, которая никому счастья не принесёт, особенно ему. Возможно, он думал, что так обретёт свободу или избавится от тяжкого груза на душе. Но какой ценой?

 Пыль до сих пор не осела, после применённого Учихой Чибаку Тенсей, создав густую занавесу. Мгновенно видимость ухудшилась, из-за чего Сакура начала терять из своего поле зрения Саске. Она, несмотря на то, что песчинки попали в глаза, вызвав раздражение, упорно продолжала цепляться взглядом за его силуэт. С неимоверным усилием она поднялась на дрожащих ногах с колен, делая медленные шаги вперёд, с какой-то воинственностью в глазах смотря в спину Саске. Сакура обязана поговорить с ним, хотя бы на секунду заставить его усомниться в себе, и по этой причине она ещё не свалилась от истощения на землю. Она успела пожалеть, что второй раз призналась ему в своих односторонних чувствах, ведь навряд ли Саске поймёт её. Возможно, в его глазах она выглядела неизлечимой идиоткой, над которой можно только посмеяться. Но она не виновата в том, что он стал для неё дорогим человеком, которому без задней мысли хотелось помочь и только.

 Сакура… чан! — позади неё надтреснуто прикрикнул Наруто.

 Ему было невыносимо наблюдать за наивными попытками Сакуры остановить Учиху. Он сжал свои израненные пальцы в кулак, и капли крови начали падать вниз, таким способом сдерживая порыв остановить эту глупую, ведь у него нет права лишать её подвернувшегося шанса вразумить Учиху. Наруто на протяжении нескольких лет молча смотрел на то, как она увядала от собственных неразделённых чувств к их другу, как её душила безысходность от того, что у неё в который раз не получалось его остановить. Возможно, сейчас её старания оправдают себя.

 Многочисленные гематомы и кровоточащие раны на её хрупком теле затормаживали движения, но всё же она упрямо шла вперёд, пошатываясь в разные стороны. Саске так и не шелохнулся после произнесённых ей слов: наверное, он действительно услышал или создавал видимость, но всё равно его ответная реакция вселила в неё надежду. В этот раз она дойдёт до конца, несмотря на очевидный провал. Сакура не может так легко отказаться от данного в детстве обещания: она станет сильнее, чтобы защитить близких людей и спасти их от неминуемой гибели. И сейчас, изнеможённая битвой, она старалась достучаться до Саске, отдавая до последней крупицы свои силы.

 — Если мы все будем опять вместе… то я уверяю тебя, рано или поздно мы снова будем счастливы…

 Саске напрягся, почувствовав, как по телу пробежался мерзкий холодок. Кто это - мы? Она и Наруто будут счастливы, потому что он вернётся в эту убогую Коноху? Она ничем не отличилась от Узумаки, который, что заведённый, беспрерывно твердил об их дружбе и о возвращении домой. Хотя что взять с девушки, у которой до сих пор не сняты розовые очки. Ни за что на свете его нога не ступит на эту ненавистную ему землю. Но, видимо, Сакура не хотела понимать элементарных вещей: что бы она ни говорила, как бы она его ни умоляла остановиться и ни щебетала о счастливом будущем, он ни за что не переступит через себя и свои убеждения, чтобы только угодить прихотям уже бывших друзей. Возможно, не стоило так остро реагировать на слова Сакуры, которая навряд ли знала настоящих причин его отвратительного отношения к деревне и ко всему миру, и останавливаться. Но неужели она настолько глупа, что не в состоянии понять его или хотя бы не заставлять вернуться обратно?

 Брошенные ей фразы сильно подстегнули Саске, особенно никчёмное признание в своей девичьей любви. Она снова начала эту песню о непонятных для него чувствах. За что она его любит? Ведь такой как он должен вызывать только отвращение и дикий страх. Неужели эта жалкая любовь сделала из неё всепрощающую рабыню, не воспринимавшую суровую реальность? Для Саске эти повторяющиеся признания ничего не значили, потому что он не верил в искренность её слов, а точнее не желал верить, ведь, наделённый горьким опытом, он прекрасно понимал, что когда-нибудь и её любовь бесповоротно умрёт, не оставив после себя ни следа. Поэтому его не интересовали её трепетные чувства и мысли. Да, он определённо оборвёт сегодня все нити уз, которые могут заставить колебаться его в своём решении. И, пожалуй, он начнёт с Сакуры.

 Саске повернул голову в сторону, активировав свой Шаринган. Ей следует немного отдохнуть и ни в коем случае не вмешиваться в его разборки с Узумаки. То, что он сейчас намеревался сделать, должно породить в ней неутолимую ненависть, и тогда её детская любовь в считанные секунды сгорит дотла, оставив после себя неизлечимые душевные раны.

 Не успел он толком развернуть свой корпус и посмотреть ей в глаза, как почувствовал толчок в спину, а после крепкие тёплые объятья. Такой неожиданный выпад со стороны Сакуры заставил его зрачки расшириться, слившись с аномально-чёрной радужкой. Всего лишь на пару секунд эта девчонка смогла застать его врасплох, выбив мысли из головы. Как она успела так быстро оказаться подле него, если он отчётливо слышал звуки её неуверенных шагов по земле. Что она вздумала делать? Неужели решила всадить кунай ему в спину, для этого отвлекая его своей пустой болтовнёй?

 Сакура уткнулась лбом в его лопатки, крепко обвив торс своими худощавыми, израненными ручонками, прильнув к нему всем телом. Она зажмурилась, боясь пошевелиться, словно ожидала его ответных действий. Сакура сама не понимала, как умудрилась сделать такой опрометчивый поступок, который может стоить ей жизни. Но, видимо, выброшенный в кровь адреналин и единственное желание остановить Саске отключили инстинкт самосохранения. Ведь не исключено, что Саске, не задумываясь, может убить её одним только взглядом или же Чидори, как тогда на мосту. Однако, вопреки всем своим страхам, Сакура решилась на этот отчаянный, возможно, губительный шаг.

 Не только она удивила Учиху своей безрассудной выходкой, но и Какаши, который не успел уследить за её прытью, когда пытался встать на ноги. Тело ослабло, как только сила глаз Обито покинула его. Но всё равно инстинкт Шиноби, даже в таком удручающем состоянии, не притупился. Импульсы напряжения прошлись, словно разряды, по его истощённому телу, заставив подняться на ноги. Какаши должен быть начеку, если Саске предпримет очередные попытки, чтобы навредить Сакуре. Не стоило ему думать о том, что Саске добровольно отказался от мести, доказав это борьбой с Кагуей. Этот альтруистический жест с его стороны всего лишь брошенная пыль в глаза, не более. В очередной раз шестое чувство Какаши не подвело, ведь он предчувствовал что-то неладное: это было связано с проведением Учихи и его мыслями, когда они сражались в измерении Ооцуцуки. Даже сейчас, глядя на Саске, Какаши не мог предугадать его действия, что сильно нервировало.

 Воцарилась опасная и гнетущая тишина, которую нарушил дождь из камней, падавших из коконов Хвостатых. Северный ветер сметал на своём пути песчинки, поднимая их вверх. Какаши начал кашлять, когда пыль попала ему в рот, раздирая горло. Стало неимоверно трудно дышать, из-за чего ему пришлось приземлиться на колени, чтобы хоть как-то спастись от удушающего ветра.

 Какаши-сенсей, вы как? — раздался около него голос Узумаки.

 Тот, прищурившись, поднял голову и посмотрел на обеспокоенное лицо Наруто. Он немо кивнул головой, дав понять, что с ним относительно всё хорошо, и, приняв помощь в виде протянутой руки, уверенно поднялся.

 Наруто, нужно подойти ближе, чтобы успеть спасти Сакуру, — сказал Какаши, когда песчаная буря скрыла её вместе с Саске.

 Сакура всхлипнула и сжала своими кулачками распахнутую рубашку Саске, когда тот попытался выбраться из её оков. Её трясло от напряжения, которое сковало мышцы до ощутимой судороги. Сакура сделала успокаивающий вдох-выдох, таким образом возвращая себе ясный ум. У неё уже нет времени отмалчиваться, ведь в любую секунду Саске может оттолкнуть её, так и не дав ей шанса рассказать о том, что давно томилось у неё на сердце.

 — Я понимаю… что снова тебя разозлила своим признанием, — чуть горестно улыбнулась она, так и не открыв свои глаза. — Я знаю, что не смогу почувствовать и понять твою боль… как Наруто.

 Она не смогла договорить, потому что голос начал предательски дребезжать, а уставшие глаза начала застилать солёная жгучая пелена. Как она может разделить с ним его же страдания, утешить его? Да, за время войны она на собственной шкуре испытала то уничтожающие чувство, когда на её руках чуть не умер Наруто. Тогда Сакура отчётливо поняла, что если он погибнет, то и она вместе с ним. Но имеет ли она право говорить Саске, что теперь ей знакомо чувство утраты?

 — Но я правда стараюсь…

 Ей было сложно выдавливать из себя слова, так как головная боль давила на неё из-за сдержанных слёз. Нет, она ни при каких условиях не должна захлёбываться рыданиями, становясь перед ним окончательно жалкой и ничтожной. Сакура действительно желала понять его всем сердцем, даже расспрашивала Наруто и Какаши-сенсея о причинах такой озлобленности Саске на всех. Но те только отмалчивались, что сильно задевало её. Возможно, сейчас она сможет немного разговорить Саске, приоткрыв тайную занавесу его прошлого.

 От её надтреснутого и пропитанного искренностью голоса, в груди Саске что-то неприятно кольнуло, и это его насторожило. Нет, он не должен реагировать на все отвлекающие факторы - такие, как лепет Сакуры, но тогда почему его тело не подчинялось разуму? Появилось чёткое ощущение, будто такое уже с ним происходило раньше. Сразу же вспомнился тот случай в Лесу Смерти, когда его почти поглотила печать Орочимару, которую чудесным образом остановила именно Сакура. Всего лишь одно объятье и единственная просьба остановиться стали мощным катализатором его ярости. Неужто это повторится вновь? От этого спонтанного телесного контакта Саске спиной ощущал её быстрое и громкое биение сердца и судорожное дыхание, а также обжигающее, колючее тепло, которое странно на него влияло.

 Всё же было глупо полагать, что Сакура способна ему навредить, потому что если было бы это так, то она точно не решилась бы отдавать свои остатки чакры, чтобы вытащить его из пустынного измерения. Ему иногда казалось, что все её поступки до дикости беспечны, ведь даже сейчас, зная, что его не остановить, она упёрто пыталась предпринять попытку. Пусть и такую никчёмную, жалкую.

 — … стараюсь найти оправдания твоим поступкам, твоей мести. Но, каждый раз смотря на сломленных горем людей, стала понимать, что такие потрясения заставляют делать ужасные вещи — мстить, и от этого они ещё больше страдают.

 В её голове всплыли фрагменты из прошлого, когда при выполнении миссии вместе с Узумаки ей довелось воочию увидеть одержимых местью людей. Иногда Наруто удавалось направить их на верный путь благодаря своему дару убеждения, но в большинстве случаев итог всегда был один и тот же — отмщение не избавляло от одиночества и не залечивало душевные раны. Именно это она хотела сказать. Но, видимо, её монолог пролетел мимо ушей Учихи. Горькая улыбка появилась на бледном и перепачканном грязью лице: правильно, она не Наруто, который единственный мог повлиять на Саске. Только он один.

 Саске схватил её за запястья, чтобы разорвать замок из её рук, но помедлил с этим. Было непривычно слышать такие серьёзные рассуждения от Сакуры - от той девчушки, которая была всегда окутана любовью и не видела дальше своего носа. Нехотя, Саске согласился с ней, что отмщение не принесло ему долгожданного облегчения, но он в этом ей точно не признается. Убив брата и после узнав правду о нём, он действительно возненавидел себя за то, что до этого сражения в его голове ни разу не всплыл простой вопрос: а правда, что Итачи вырезал клан ради обычной прихоти, или есть более веская причина? Если бы Саске не верил слепо в то, что увидел в ту кровавую ночь, то, возможно, исход битвы с Итачи был бы другой.

 К сожалению, прошлое не вернуть, как не воскресить Итачи, а вот этому прогнившему миру нужна встряска, чтобы больше не было хаоса, который сеют люди. Он готов стать тенью этого мира, возложить на плечи непосильную ношу человеческих страданий. Поэтому революционные идеи для Саске стали единственным правильным путём, в своём роде смыслом жизни.

 — Прошу, не делай этого с собой! — ещё раз попросила Сакура, когда осознала, что больше не может сдерживать его.

 Не прошло и секунды, как Саске отбросил её руки в стороны и оказался позади, став к ней вплотную. Вся эта ситуация начала щекотать ему нервы, ведь он стал задумываться о посторонних вещах и чувствовать некое успокоение. Как же это раздражало! Саске чуть нагнул голову и опалил своим дыханием ухо Сакуры. Та зажмурилась, сжав пальцы в кулаки. Её пугала неизвестность, исходившая от него: либо он её убьёт, либо передумает, что было маловероятно. Но всё же ей хотелось верить в то, что он решил сойти со скользкой дороги.

 Саске видел, как она тряслась, словно осиновый лист, как её худые, маленькие плечи подрагивали, точно она его боялась. Его взгляд скользнул вниз по её оголённой руке, на которой красовался сильный ожог: видно она не успела себя залечить. Благодаря ей он остался живым, и от осознания этого начали просыпаться отголоски совести. Но все же ей не следует вмешиваться в его разборки с Узумаки. Она только сделает хуже, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как обезвредить её, но уже более гуманным способом.

 Сакура, не проси о невозможном, — его слова точно удар под дых.

  Она распахнула глаза, не веря своим ушам. Она просто непросветная дура, раз решила, что она что-то значит для него, что её слова, исходящие из глубины души, могут растопить лёд в его сердце. Не успев осознать все происходящее, Сакура почувствовала точечный удар в шею. Сознание помутнело и веки сами начали закрываться. Её тело обмякло, начав падать вниз. На задворках сознания она услышала крик Какаши-сенсея и Наруто. Сакура ощущала какую-то невесомость и чью-то крепкую хватку, благодаря которой она не ударилась о камни. Позорная слеза собралась в уголке глаза, после скатившись вниз по впалой щеке. Теперь от неё ничего не зависит, и, наверное, когда она очнется, спасать будет уже некого.

СасуСакуы.ру - Мольба о невозможном - версия для печати

Скрыть