СасуСаку.ру - Ликорис - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Ликорис

Ликорис цветет — и умереть невозможно в такую пору!

Часы тикали на стене слишком громко. Настолько, что хотелось их выкинуть в окно. Саске прав: раздражает. За окном было темно, но совсем скоро должно было взойти солнце. Побыстрее бы, а то лежать и смотреть в потолок вот уже который час надоедает. Все эти стены давили. Здесь не твой дом, ты в нём чужой. Именно поэтому он старается избавиться от тебя как можно скорее. Но кто же виноват, что так получилось? Будь воля Сакуры, она никогда бы не останавливалась на ночь в этом доме. Но никто не стал её спрашивать, хочет она того или нет. И так было всегда: никто не спрашивал у людей хотят ли они каких-либо перемен в жизни или нет. Действительно, обидно. Но девушка не жаловалась на своё положение. В конце концов она должна помочь Саске, которому так необходима помощь. Было бы лучше, если бы он не сопротивлялся и принял все те усилия, которые они с Карин прикладывают. Но нет же. Саске, как упёртый баран, отказывается от помощи. Он по-прежнему винит себя из-за произошедшего. Но никто ведь не виноват, что так произошло. Саске бы и сделать ничего в той ситуации не смог. Итачи спас Саске от пули, которая была предназначена для младшего, ценой собственной жизни. Иного выхода все равно не было. Саске не принимает это и продолжает винить себя на протяжении месяца.

Месяц прошёл с тех пор. А его друзьям до сих пор страшно оставлять Саске одного дома. Они знают, он что-то может сделать с собой. Частыми гостями в доме стали Сакура и Карин. Возможно, на них возложили ответственность из-за их профессий. Первая была медиком в больнице и ежедневно спасала чью-то жизнь на операционном столе. А вторая выбрала путь психолога, что было весьма удачно. Изредка приходил Наруто, когда мог выбраться с работы. Все остальные только сочувствовали. Это не их горе, оно им не нужно. А Саске тонет в своём отчаянии, пока другие посчитали своим долгом лишь высказать пару слов и на этом успокоить свою душу. Мерзко. Слишком мерзко. Но где-то в глубине собственного подсознания Саске благодарен настоящим друзьям, которые заботятся о нём. Но сказать этого он не может. Он не привык говорить такие слова никому, кроме брата. Но его больше нет. Он ушёл и оставил после себя большую дыру в груди, которая время от времени дико болит. И заполнить эту пустоту никак не получилось. И снова мерзко.

Сакура ночует у Саске не в первый раз. Но каждый раз, когда она остаётся в комнате для гостей, не может уснуть. Звучало бы романтично, если на самом деле реальность не была такой ужасной. Но девушка хочет помочь ему искренне. Они были друзьями со школы, и, когда у Саске случилось горе, она не могла пройти мимо. Разве не для этого нужны друзья, чтобы помочь в трудный момент? Правда, Саске не хочет, чтобы ему помогали. Думает, что справится с болью сам. Наивно до жути. Сакура сделает всё, что в её силах, лишь бы больше не видеть на лице у Саске его печаль. Она привыкла видеть ухмылку. Не злую и не добрую, а просто ухмылку. Сакура знает: сейчас она ответственна за жизнь Саске. Она не психолог, как Карин, но тоже способна на моральную помощь. Иногда она говорила с Карин о Саске. Ситуация была не такая уж и безвыходная. Ему можно было помочь. Но… Всегда бывает это но. Саске должен захотеть, чтобы ему помогли. Иначе никак. Но Сакуру не пугают трудности. Она пройдёт любые испытания. Спасая жизни на операционном столе, она удерживает сотни людей на грани от смерти. Так неужели она не сможет справиться с парнем?

Её мысли прервал телефонный звонок, который раздавался в ночной тишине. Сакура неохотно перевернулась на бок и рукой потянулась на прикроватную тумбочку. Девушка заранее знала, кто позвонит. Конечно, Карин. Знает, что в это время она не спит. Сакура, не раздумывая, взяла трубку.

— Привет, — с того провода послышался сонный голос. — Я завтра не смогу, у меня клиент. Наруто обещал меня подменить. Хорошо?

С Наруто они хорошо общались. Лучшие друзья как никак. Так что Сакура была рада такой замене. Завтра она сможет уйти домой с спокойной душой. Карин иногда давила на Саске, заставляя вспоминать тот злополучный день. Это единственный способ заставить его проявлять хоть какие-то эмоции. Обычно его лицо не выражало ровным счетом ничего. Кроме замкнутости и эмоционального напряжения, смешанного с агрессией. Пустота, отрешенность — все, что осталось от прежнего Саске. И конечно же чувство вины, которое полностью поглотило его. Но Карин говорит, что шанс еще есть. Хоть маленький, но он есть. И за эту ниточку цепляются все. Как говорит девушка: клин клином выбивают. Как это жестоко не звучало, но факт остается фактом. Саске снова нужно пересмотреть ту ситуацию, нормально сделать анализ происходящего и прийти к выводу, что его вины там не было. Карин понимает, что это сложно, поэтому и зовет Наруто в такие моменты. Он, как и Саске, когда-то пережил тоже самое. Он знает, что испытывает его друг и как в такие моменты необходима поддержка. Наруто влияет на него успокаивающе, ведь они вместе разделили ту боль, ту самую, которую испытываешь после потери кого-нибудь близкого. Саске должен понять, что просить помощи у кого-то, когда ты находишься в полном отчаянии, нормально. Но самое трудное — это простить себя.

— Конечно, Карин. Я все понимаю, удачи тебе. — Сакура снова отвлекается от своих воспоминаний и вспоминает, что на том конце от неё ждут ответа. Ей осталось продержаться в этом доме, который давит на нее, всего лишь один день.

— Прошел уже месяц, да?

Сакура кивает, хоть и знает, что ее сейчас не видят. Месяц. Три недели, которые выдались сложными. Саске первые дни было не узнать. Тогда от него не осталось ничего человеческого. Именно в тот момент он оборвал все связи с родителями и прочими родственниками. Он не хотел их видеть. Они напоминали ему о дорогом человеке, который больше никогда не появится в его жизни. Не было никого ближе и роднее, чем он. А теперь его нет. Сама Сакура лично не знала Итачи, а лишь видела пару раз. Но ей навсегда запомнился Саске, который переменялся в своём поведении. Он бросал на брата восхищённые взгляды. Сразу было видно, что для Саске он был идеалом. Девушка знала, что братья вместе с самого детства, именно поэтому между ними образовалась крепкая связь. Связь, которую, к сожалению, разорвали. Сакура, как и Карин с Наруто, не могла оставить Саске в беде. Они договорились между собой по очереди ночевать у него и следить за ним на всякий случай. Но никто не думал, что это затянется на такое долгое время. Но бросить все это Сакура не могла. Когда в её помощи нуждались, она не могла отказать. Саске — тот человек, ради которого стоит рискнуть. Не важно, сколько потребуется ему времени, чтобы придти в себя, Сакура будет ждать.

— Месяц, а он все такой же. Ты уверена, что есть прогресс? — Сакура перевернулась обратно на спину. Она не может уснуть всю ночь. Наверное, с Карин из-за её работы происходит то же самое, иначе она бы не звонила просто так.

Саске потихоньку изменяется, хоть это и не видно. Мне остаётся лишь завершить начатое. — в трубке повисла тишина, затем Карин снова начала говорить. — Короче, ты меня поняла, так что жди Наруто. Я пойду спать и тебе советую, а то скоро на человека не будешь похожа.

Сакура тихо посмеялась над шуткой, и они попрощались. Если бы было все так просто, девушка с удовольствием бы спала и видела уже сотый сон. Но стены этого дома, в котором раньше жил Итачи с Саске, не дают ей покоя. Почему-то именно здесь ей по ночам снятся кошмары. Чёрные вороны и куча всего, чего она не запомнила. Дом, как и его теперь единственным владелец, был мрачен. Стены, выкрашенные в тёмные оттенки. Голый и холодный пол. Сакура не понимала, как тут можно вообще жить. Но, видимо, Саске привык, а после случившегося ему стало совершенно все равно на свою жизнь. Девушка попыталась уснуть, но это у неё не вышло. Как только она закрывала глаза, видела что-то непонятное и страшное. Она до сих пор не знает, как же спит Саске в этом доме? Как-то она слышала от Карин, что он кричал во сне, очевидно, из-за кошмара. Но Карин не смогла понять, в чем дело. Как только она подошла, Саске успокоился. А на следующее утро он впервые с ней заговорил сам и сказал, что видел Итачи во сне. Звучало немного зловеще, но больше такого с Саске не повторилось. Теперь кошмары по непонятным причинам преследовали Сакуру. Когда она приходила к себе домой, то все это прекращалось. Наруто даже как-то шутил, что в доме поселился злой дух. Саске услышал эту шутку и воспринял это немного болезненно. Итогом стала разбитая посуда. Больше Наруто так не шутил, понимая, что это должно быть обидно. И они оба понимали это, как никто иной. Ей богу, Сакура отдала бы все, чтобы этих бед в их жизни не было. Но, к сожалению, время ушло.

Сакура все же встала с кровати, потому что пытаться дальше уснуть было бесполезным занятием. Она могла бы пойти к Саске и проверить, как он. Но в отличие от Сакуры, парень спал прекрасно. Правда, иногда он что-то говорил во сне, но девушка не могла разобрать, что именно. Первым делом она хотела пойти на кухню, чтобы попить воды. Завтрак готовить глупо: была ночь. Девушка отдернула шторы, и в комнату ворвался лунный свет. В окне сложно было что-либо разглядеть из-за непроглядной тьмы. В самой комнате все было спокойно, не считая часов, которые раздражают даже Сакуру. Девушка бы выкинула их с большим удовольствием, только это не её собственность. И она как-то слышала, что эти часы купил Итачи, поэтому Саске не может от них избавиться. Девушка вышла из комнаты и пошла по коридору. Было темно, и почему-то свет не хотел включаться, как бы Сакура не старалась. В коридоре стало холодно, и оставаться здесь надолго не стоило. Сакура невольно поежилась. Здесь же работает отопление, откуда тогда взялся холод? Она прошла мимо комнаты, которая теперь запрета навсегда, ведь её владелец никогда не вернётся. Рядом с запертой дверью находилась другая комната, расположившись напротив. Сакура потянула ручку на себя и аккуратно открыла дверь, стараясь не разбудить того, кто в ней спал. Девушка смотрела на такого умиротворенного Саске, который сейчас спокойно спал. Наверное, ночь — единственное время, когда он мог прийти в себя. Сакура не решалась зайти, но все же сделала шаг вперёд. В комнате парня стоял жуткий холод, но удивило её совсем другое. Саске улыбался во сне. Такой счастливой и искренней улыбки прежде девушка видела лишь раз. Тогда, когда Итачи ещё был жив. Сакура так и застыла на пороге, не зная, куда себя деть. У неё было чувство, что она тут лишняя. Но самое странное было то, что у неё создавалось ощущение, что в комнате, помимо её и Саске, есть кто-то ещё. От этого чувства мурашки побежали по спине. Что это? Тут точно кто-то есть. Вот только кто? Сакура покачала головой. Нет, это всего лишь её воображение. Девушка не спала несколько дней, пока она была дома у Саске. К тому же, возможно, это место так влияет на неё. Поэтому девушка просто вышла из комнаты, оставляя счастливого Саске одного. Наверное, ему снится какой-то сон, где у него все хорошо. Жаль, что это только сон, а не реальность. Лучше Сакуре оставить его одного, пускай будет счастливым хоть во сне.

Сакура оказалась на кухне, взяла себе стакан воды. На кухне висело большое зеркало. Девушка не знала, почему его повесили именно сюда, но вписывается оно в интерьер отлично. Сакура, проходя мимо него, замерла на месте. Она с ужасом попятилась назад, выронив стакан из рук. Он разбился вдребезги. Девушка на ватных ногах осела на пол, не отрывая взгляда от зеркала. В отражении, за её спиной на Сакуру смотрели пара чёрных глаз. Силуэт в зеркале был размыт, но девушка в ужасе поняла, что смотрит на Итачи. Там, в зеркальной поверхности, стоял он! Перед глазами все поплыло, и Сакура закричала, теряя сознание. Последнее, что она видела, был все тот же силуэт, смотрящий на неё из зеркала.

Сакура очнулась на следующий день в комнате у Саске. Девушка пыталась подняться, но голова жутко раскалывалась, и она легла обратно на кровать. Только сейчас она заметила, что Саске стоял совсем рядом. Его лицо ничего не выражало ровно, как и глаза. Раньше они были полны блеска, а сейчас просто чёрные. И самое главное — глаза стеклянные. Саске просто стоял и смотрел на неё.

— Ну и что ты ночью устроила? — сказал он равнодушно.

Сакура округлила глаза, вспоминая все события прошлой ночи. То, что она видела, не было шуткой воображения. Она видела мертвого человека. Того, кого не должна была видеть. Итачи. Она видела Итачи. И сейчас Саске стоит и ждёт ответа. И что же ей сказать? Девушка была уверена, что не ошиблась. Да это же невозможно! Чёрт возьми, что же происходит?! Она чувствовала вчера холод. Становится холодно, когда рядом призрак. Но ведь их не существует, не так ли? Сакура запуталась. Не важно, был ли это глюк или нет, Саске должен знать.

— Э, Саске, тут такое дело, — голос звучал очень тихо. Девушка боялась реакции Саске. Агрессия никуда не делась, а наоборот только увеличивалась с каждым разом. — мне кажется, я видела Итачи прошлой ночью.

— Это тебе, а не мне нужны услуги Карин! — Саске вспылил, и Сакура сжалась под его злобным взглядом.

Она его дико взбесила. Саске ушёл, громко хлопнув дверью. А девушка опустила голову вниз. Может, ей правда все это показалось? Она вполне могла переутомиться, и это вызвало галлюцинации. Правда, Сакура уверена, что ей это не показалось. Она не совсем сошла с ума, чтобы видеть галлюцинации, выводящие её из строя. Девушка понимает, что Саске и так тяжело, а тут она со своим ночным приключением. Нужно срочно поговорить с Наруто. Он точно придумает, как им поступить. Сакура уверена: это был Итачи, и она его видела. Девушкой была умной, и в её голову пришла очень безумная мысль. Это не Глюки её воображения, все это было на самом деле. Может быть, Саске улыбался во сне из-за присутствия брата? Он его видел во сне когда-то. Получается, что даже после смерти Итачи продолжает заботится о младшем брате. Но, если это правда, тогда что ему понадобилось от Сакуры? Все было запутано. Девушка была врачом, но ей это не мешало верить в сверхъестественное. А вдруг это действительно существует?

Долго рассуждать Сакуре не пришлось. Послышался звонок в дверь и из кухни крик Саске о том, что девушка должна открыть дверь. Она встала с кровати и пошла в коридор. Наруто. Это точно он, с ним-то можно все обсудить. Вот только у девушки была одна проблема: она до сих пор была в пижаме, а Наруто немного неравнодушен к ней. Но делать было нечего, придётся встречать так. Наруто не полный извращенец, хоть его опекун является таким типом. Она открыла дверь, и оранжевый ураган налетел на девушку. Из-за работы Наруто они стали реже видеться. Но она ему необходима. После смерти родителей у него появился опекун, но у того было туго с деньгами, поэтому Наруто и пришлось искать работу. Он не жаловался, просто привык. Прошло достаточно много лет, чтобы успеть привыкнуть к такой жизни. Хоть и было трудно первое время, но Наруто не сдавался. Он всегда шёл к своей цели.

Сакура-чан! Я так скучал! — Наруто по-обычному улыбался. На его лице никогда не было грустного выражения лица. Он отстранился от девушки и только сейчас заметил её внешний вид. — Эм, я не вовремя?

— Долгая история. — отмахнулась Сакура. Сначала ей нужно переодеться, а потом рассказать, что с ней произошло. — Заходи, он на кухне.

Почему-то они иногда не называли Саске по имени. В глубине души Сакура боится его. Боится гнева и того, что он может сделать. Саске не какой-то там псих, он просто человек, который потерял нечто важное в жизни. Люди так быстро не приходят в себя после такого.

После того, как Наруто пошёл к Саске, Сакура в первую очередь пошла переоделась в привычную одежду. Она думала, как бы все рассказать Наруто так, чтобы он не смеялся над ней. Наруто, конечно, глупый, но не настолько. Девушка недавно была рада, что покидает этот дом, а теперь ей хочется здесь остаться и выяснить правду. А может ей показалось? Краем уха Сакура слышала, как Наруто с Саске о чем-то говорили. И ей показалось, что говорили о ней. Судя по раздраженному голосу Саске, он явно жаловался на неё. Но девушка правда это видела. Своими глазами. Ей нет смысла его обманывать. Она так и стояла под дверью, не решаясь войти. Саске, наверное, очень зол на неё. Не особо хотелось попадать под горячую руку. Из полуоткрытой двери вышел Наруто и немного с удивлением посмотрел на Сакуру.

— Это правда? — только и сказал он, а потом засмеялся. — Ну и натворила же ты дел.

— Я это видела собственными глазами. У меня нет причин, чтобы обманывать. — девушка не унималась. Как же ей доказать свою правоту? Неужели придётся провести здесь ещё одну страшную ночь?

— А ты уверена, что это не сон?

— Да не приснилось это мне!

Сакура схватила его за руку и потащила к тому злополучному зеркалу. Она провела рукой по поверхности, но в отражении не было ничего необычного. Да и вряд ли будет. Утром Итачи точно не появится. Сакура хочет разобраться во всей чертовщине, что начала происходить в этом доме. Наруто за спиной девушки немного смеётся. Но она разворачивается к нему лицом с решительным взглядом, не обращая внимания на равнодушный взгляд Саске.

— Я остаюсь на ночь. И точно докажу, что сны такими не бывают.

Ликорис. Глава 2

« Любовь. Боль. Жизнь. » — иероглифы, выбитые над кроватью у Саске.

Сакура не знала, почему он выбрал именно их. Надпись появилась после смерти Итачи. Возможно, этим он хотел что-то сказать. Девушке кажется, что это шифр. Любовь — то чувство, которое было. Боль — то, что осталось. А жизнь скорее всего означает то, что эти чувства будут преследовать до конца жизни. Саске любил подобные штуки. Обычно они олицетворяли то, что было скрыто в его душе. Саске не был многословен. Символы, иероглифы, которые он рисовал на бумаге, на стенах, были частью его жизни. Сакуре нравилось такое необычное хобби. Это было интересно и необычно. Вот только сейчас это казалось немного грустным. Девушке нельзя было долго задерживаться в комнате Саске. Хоть ему и все равно на происходящее, но, когда дело касается Итачи, реакция может быть непредсказуемой. По словам Наруто, он очень раздражен из-за слов Сакуры. Был уже полдень, а он до сих пор не забыл то, что она сказала. Нет уж, она права. И сегодня ночью Сакура это докажет. Хотя с другой стороны, зачем ей это? Это не её дом, не её жизнь, она тут действительно лишняя.

Сакура не могла долго находиться здесь, ей срочно нужно прогуляться, чтобы освежить голову и собраться. Так она будет соображать лучше. За Саске сейчас следил Наруто. Ну как следил… Саске просто сидел на кухне, по причине того, что ему просто так удобно. Просто сидел и молчал, думая о чем-то своём. Изредка он глядел по сторонам, все так же равнодушно глядя на окружающий мир. Если Сакура уйдёт, ему будет все равно. А ей нужно прогуляться. На свежую голову думается лучше. Тут как раз вовремя позвонила Ино, намереваясь встретиться с подругой, которую долго не видела. Сакура давно отвыкла от компаний её друзей. Вся её жизнь теперь крутится вокруг Саске. Это было немного странно. Раньше девушка старалась общаться со всеми, а сейчас она очень много времени проводила с одним человеком. Сакура последний раз посмотрела на парней, а затем ушла на улицу.

Всю дорогу её не покидали мысли о Саске. Как же ему помочь? Она уже не верила в слова Карин о том, что прогресс есть. Сама Сакура этого не видела. Возможно, она просто зациклена на Саске, поэтому вбила себе в голову, что ему помочь нельзя. Но ведь есть, что есть. Он действительно не хотел, чтобы ему помогли. Даже Карин об этом упоминала. Нужно срочно найти что-нибудь, что вернёт его обратно в привычное русло. Может, Итачи хочет им помочь? И снова мысли Сакуры о Итачи. Как же странно и абсурдно выглядит эта ситуация. Одна ночь, которая изменила её жизнь. Всего лишь одной минуты было достаточно, чтобы заставить девушку сомневаться в собственном разуме. Слишком абсурдно. Воображение это или реальность, покажет время. А пока хоть на минуту стоит забыть об этом. Проблемы живых важнее, чём мёртвые. И все же как гадко это звучит. Те, кто ушёл, навсегда остаются в памяти. Наверное, поэтому Саске так отчаянно цепляется за брата. Не хочет принимать его смерть. И пока ему не откроют глаза на настоящую жизнь, он будет страдать. Пока не увидит новый смысл, пока не забудет прошлое. Саске будет жить и дальше в замкнутом круге, если ничего из вышеперечисленного не случится. Как же Сакуре хотелось увидеть прежнего Саске, к которому она привыкла. Она бы все отдала лишь бы помочь. Но как? Девушка вздохнула. Нужно срочно отдохнуть от всей этой рутины. Однако она не может так просто выкинуть все это из головы. Примерно то же самое происходит с ней, когда на операционный стол попадают те, кого спасти нельзя. Нет плохих или хороших врачей. Есть просто люди. И элементарный человеческий фактор никто не отменял. Сакура это прекрасно понимает, но всегда винит себя после неудачных операций. Она понимает, почему Саске винит себя. У них похожая боль, но есть одно отличие. Весомое отличие, которое перечеркивает все. Сакура переживает за чужих ей людей, а Саске за родного человека. Все-таки есть что-то общее между людьми, которые, на первый взгляд, совершенно отличаются друг от друга. Все же не зря судьба свела таких людей, как Сакура и Саске, вместе. Есть что-то такое необычное в их не менее необычном дуэте. Совершенно разные люди так похожи всего лишь незначительными мелочами. Но каждая мелочь, деталь — все это на самом деле важно для общего представления портрета человека. А что вообще может сказать психологический портрет? Взгляд, поворот головы, тембр голоса. Но главная часть, безусловно, глаза. У Саске глаза стеклянные, лишенные блеска и чего-то живого. Сакура так хочет, чтобы в них отражались эмоции, а не то, что сейчас. Темная и светлая сторона есть у каждого. Но Учиха был другим. Ему как-то удавалось сохранять баланс между тьмой и светом в своей душе. Однако после смерти Итачи все изменилось. И эта внутренняя пустота, эмоциональное отсутствие и отрешенность от жизни, и агрессивность — все это последствия диссонанса в его душе, вызванного нарушением равновесия. Учиха Саске полностью погряз в своей тьме, откуда не хочет выбираться. В этом и заключается его главная проблема. А Сакура просто та девушка, которая старается сделать так, чтобы люди больше не страдали. И скорее всего из этой ситуации она найдет выход. Действительно, идеальный дуэт.

Сакура уже подходила к месту встречи, полностью погруженная в свои мрачные мысли. Одна за одной сумасшедшая мысль посещала ее голову. Все очень странно и запутанно, поэтому девушка так хочет во всем разобраться. Это единственная вещь, которую она может сделать для него. Хоть что-то. Это вполне нормально — чувствовать чужую боль и переживать за человека. Это то, что делает нас живыми. Люди способны чувствовать не только свою боль, но и чужую. Неужели это не прекрасно? Сакура, будучи Саске чужим человеком, переживает за него так, словно он её семья. Девушка ничего с этим поделать не может. Не может она просто так взять и оставить человека в беде. Хорошо ли это или плохо? Смотря с какой стороны посмотреть. Некоторые могут воспользоваться добротой человека ради своих корыстных целей. Но Сакура не такая. Она-то не допустит того, чтобы её использовали. Возможно, именно поэтому к ней тянутся люди. Окружающих привлекала её улыбка, дарующая ощущение спокойствия. Наруто она нравится не потому, что внешне красива, а из-за её внутренних качеств. Ино и прочие друзья видели в Сакуре человека, который всегда готов прийти на помощь. Вообще, девушка дружелюбно относилась практически ко всем. Исключением были дураки, а Наруто был исключением в этом исключении.

Девушка поторопилась навстречу Ино. Ей столько хотелось рассказать своей подруге. Интересно, поверит ли она? Они уже достаточно взрослые для веры в сверхъестественное. Сакуре двадцать пять лет, а она, как маленькая девочка, пытается доказать, что видела призрака. Достаточно забавная ситуация. Но порой так хотелось окунуться в детство, забыв про все проблемы, которые начали преследовать, как только вступаешь во взрослую жизнь. У нее и так было много проблем, а потом на её голову свалился еще и Саске. Снова она не может выкинуть его из головы? Так или иначе, все мысли сводятся к Саске. Он действительно стал центром. Об этом тоже стоит сказать Ино. Она-то точно знает, что делать в таких случаях. Ведь именно она всегда давала Сакуре советы. И именно она, еще в далеком детстве, заставила Сакуру поверить в себя. Она-то ей точно должна поверить. Если не Наруто, тогда кто? Определенно Ино. Сакуре нужно, чтобы ей поверили. Доверие — такая на самом деле хрупкая вещь. Один поступок, случайный или специальный, может вмиг все прекратить. И то доверие, которое было между людьми, исчезнет на глазах. А бывают случаи, когда все происходит наоборот. И Сакуре жизненно необходимо чувствовать, что она нужна людям и, что они ей доверяют. Без этого она уже не сможет быть собой. А Ино была тем человеком, который может это ей дать.

Девушка шла быстрым шагом, минуя тысячи переулков и домов. И наконец пришла в то место, где они с подругой всегда встречались. Это маленькое, но уютное кафе. Только заходя туда, можно сразу же почувствовать ту атмосферу, что всегда творится там. В помещении всегда пахло апельсинами. И этот запах никогда не выходил за территорию кафе. Вся мебель была деревянной, что создавало ощущение простого деревенского дома. Готовили тут как-то по-особому, по-домашнему. И Сакуре нравилось это место: такое теплое, уютное и домашнее. Не то что мрачный дом Саске, из-за которого можно сойти с ума. Нет, это место было очень светлым. Такого уюта, что был здесь, не хватало иногда Сакуре. Так и хотелось сесть здесь где-нибудь в углу и забыться. Забыть обо всех проблемах. Почему так нельзя делать? Почему груз ответственности, который возложили на тебя, с каждым разом давит на плечи все сильнее и сильнее? Сакура очень устала от её жизни. Устала от работы, от Саске. Скорее всего скоро она уйдёт из больницы. Как только девушка уволится, то будет сутками сидеть с Саске. Хотя сейчас эта идея ей кажется не такой уж и хорошей. А пока она осматривала кафе в поисках светлой макушки Ино. Время, чтобы подумать, у неё есть. Не стоит торопиться. Наконец она заметила свою подругу, которая сидела у окна и не замечала, как на неё пристально смотрит Сакура. Ино смотрела куда-то вдаль, выискивала что-то глазами. Сакура лишь закатила глаза. Наверняка она высматривает какого-нибудь красавчика — это её любимое дело. Девушка подошла к ней и щелкнула пальцами перед её носом, отвлекая этим от окна. Ино повернула голову к Сакуре, и на её лице заиграла улыбка. Она встала, и они обнялись.

— Очень хорошо, что ты всё-таки выбралась. Думала, ты там навечно, лобастая. — Ино засмеялась под сердитый взгляд Сакуры.

На самом деле Ино не нравилось то, что свободное время Сакура проводит у Саске. Можно подумать, что он сам не в состоянии справиться. Взрослый парень и должен решать свои проблемы сам. Сакура её не осуждала. Ино не видела того стеклянного взгляда, который теперь всегда был у Саске. Чужое горе никому не нужно, как бы жутко это не звучало. Девушка давно поняла это. Когда что-то плохое случается, в первую очередь другие люди говорят слова сожаления. И все… На этом все заканчивается. Так и было с Ино. Она просто пришла на похороны, не зная, что произошло, и по чью душу пришла Смерть. Надо было элементарно поддержать Саске. Так поступили практически все из их бывшего класса старшей школы. Сакуре было обидно за Саске, но она понимала, что так и должно быть. Обидно, но что же поделаешь.

— Ты же знаешь, что я не могу все это бросить. — Сакура наигранно надула щеки. У них было много тем для разговора, а подруга начала именно с этого. — У меня есть новости. Не знаю, как ты к этому отнесешься, но я хочу уволиться из больницы. Не хочу больше там работать.

— Чего?! — Ино за секунду стала красной. Так всегда происходило, когда она злилась. — Ты что, с ума сошла? Ради этой работы прошла многое и сейчас хочешь просто взять и разрушить все? Неужели из-за Саске?

Сакура ожидала такую реакцию. Она отрицательно покачала головой. Просто так больше не может продолжаться. Девушка очень и очень устала. Ей нужно было отдохнуть морально. Не важно, пожалеет она из-за этого или нет.

— Нет, я просто очень устала. — Сакура должна сказать ей о вчерашней ночи. Но теперь она не уверена, что стоит об этом говорить. Ино, кажется, не поверит.

— Тц, это к тебе.

Сакура проследила за взглядом Ино и поняла, куда та смотрела. На соседней улице стояла Карин, уткнувшись в свой телефон. Ино по неизвестным причинам немного недолюбливала Карин. Сакура не знала почему, но её иногда это задевало. Карин не сделала ничего такого, за что её можно было ненавидеть. Наверное, у Ино была обычная ревность, которая ей мешала нормально относиться к ней. Но Сакура уже просто привыкла. Сама она не знала, что тут делает Карин. Ночью она говорила, что у неё клиент, поэтому, возможно, сейчас она на встрече. Но все само обнаружилось, когда позвонил мобильный телефон у Сакуры. На дисплее засветился номер Карин, и девушка поняла, что ей надо идти. Она не стала брать трубку, попрощалась с Ино и вышла из кафе. Подруга будет злиться на неё из-за того, что Сакура уже так быстро ушла. Они даже не успели поговорить, а столько времени не виделись. Но у Харуно не было другого выбора. Если Карин должна сообщить что-то важное, то ей нужно идти. А вдруг что-то серьезное случилось с Саске? Хотя это вряд ли, ведь с ним был Наруто. А он точно не даст чему-нибудь плохому случиться, потому что полностью понимает его чувства. Но что-то точно произошло, потому что иначе Карин не стала бы отвлекать Сакуру от жизни просто так. Почему-то ей казалось, что Саске и Карин рассказал про то ночное приключение. Девушка уже начала жалеть, что вообще ему об этом говорила. Надо было промолчать — так было бы лучше для Саске. Но она не смогла держать язык за зубами. Итачи точно отражался в зеркале. Сакура где-то слышала, что зеркало является проводником на тот мир. С его помощью те, кто находятся на другой стороне, могут видеть тех, кто живет в мире живых. Пусть это и казалось глупым, но Сакура была уверена в этом. Собственные глаза не должны обманывать. Осталось только дождаться ночи, и тогда у девушки будут доказательства её правоты. Правда, пока неизвестно, чем это все обернется.

— Привет, — как только Сакура подошла к Карин, та помахала ей рукой. — Никогда бы не подумала, что ты спутаешь сон с реальностью. Мне кажется, теперь Саске не будет с тобой разговаривать минимум несколько дней.

Сакура лишь вздохнула. Все было так, как она и думала. Вот теперь сиди и думай, как доказать свою правоту, когда тебе никто не верит. Но это очевидно. Все-таки они все уже достаточно взрослые люди, которые давно вышли из детства и вступили во взрослую жизнь. Но девушка упрямая, поэтому точно докажет, что права. Да, у неё нет доказательств, есть возможность, что все-таки это был глюк. Однако у неё есть вера в свои силы. Она не стала спорить с Карин, а просто сказала то, что считает нужным.

— Это был не сон. Если бы я не была так уверена, то не стала бы говорить. Ты меня знаешь, Карин. — девушка пожала плечами. — Но мне немного стыдно перед Саске, не стоило ему это знать.

— Значит, ты уверена, что это не сон? Призраков не существует. С виду такая серьезная, а в душе ещё ребёнок. — Карин поправила очки и засмеялась, получив легкий удар в бок.

Девушки совсем немного ещё поговорили про Саске, идя по улице города. Карин немного поругала Сакуру за её выходку, и на этом все закончилось. Они разошлись на перекрестке. Карин пошла по своим делам, а Сакура — домой к Саске. Карин сказала, что завтра намерена сделать визит и чтобы Сакура была рядом с Саске, потому что Наруто завтра не может. Девушка была не против, а только за. Хоть какая-то помощь Саске. Как только Сакура вернулась домой, то обнаружила, что дома никого нет. Хорошо, что у неё есть запасной ключ как раз на такой случай. Наверное, Наруто утащил Саске гулять, поскольку первый слишком любит это занятие. К тому же, Саске давно не выходил на улицу, так что прогулка пойдет ему на пользу. Сама Сакура скинула свою сумку на кровать и почему-то пошла к тому самому зеркалу. После того, что случилось, оно не дает девушке покоя. Но, приложив руку к поверхности, ощущался только холод. Но и он был нормальным. Сакура с досадой вздохнула. Она не знала, что ей делать и как доказать. Девушка было хотела начать готовить обед, как в дверь позвонили. Сакура быстро прошла с кухни в коридор и заглянула в глазок. Того, кто стоял за дверью, она не знала и видела первый раз. Это был мужчина. Возраст нельзя было определить по внешнему виду. Но почему-то девушке показался он знакомым. Кажется, она видела его краем глаза на похоронах Итачи. Саске тогда взбесился, лишь мельком посмотрев на этого человека. Сакура его не знала, да и не очень-то хотелось. Судя по внешности, он был из Учих. Мужчина на вид был угрюм. И девушке не особо хотелось открывать ему дверь. Но, во-первых, это невежливо, а, во-вторых, вдруг этот визит был важен. Так что Сакура все же открыла дверь. Незнакомец одарил её взглядом, внимательно изучая. Из-за этого взгляда девушка невольно сжалась. Он прожигал насквозь — признак учиховского взгляда.

— Саске дома? — грубый голос раздался над ухом Сакуры. Девушка вздрогнула из-за неожиданности.

— Н-нет. — еле промямлила она. Этот человек пугал всем своим видом.

Мужчина сузил глаза. Он явно был недоволен происходящим. Зачем же ему нужен Саске? Для какой цели? Это даже хорошо, что его нет дома. Перед Сакурой стоит точно Учиха, в этом нет сомнений. Он ещё раз посмотрел на девушку и развернулся. Но что-то заставило его вновь посмотреть на неё.

— Тогда не говори ему, что я приходил, и забудь эту встречу.

Мужчина ушел, оставив Сакуру в недоумении. Кто это был? Вряд ли такую встречу так просто забудешь, когда на тебя смотрят таким взглядом, словно хотят убить. Но Сакура точно об этом не скажет. Ей бы не хотелось иметь проблемы. Она знала, что Итачи был как-то связан с криминалом. Возможно, тот, кто сейчас приходил, тоже связан с этим делом. Это было вполне логичное объяснение того, что ему нужен был Саске. Вот только зачем? И если он был нужен, тогда почему ему ничего не говорить? Все было запутано. Сакура закрыла дверь, глядя вслед незнакомцу. Кажется, эту встречу она запомнит надолго. Даже мурашки побежали по спине. Учихи все были такими: мрачными, с проницательным взглядом, который запоминается с первого раза. Девушка немного постояла около двери, пытаясь придти в себя. Как только это получилось, она сразу же вернулась на кухню. Мальчики придут голодными, и их нужно накормить как следует. Наруто обещал, что не будет спать, как и Сакура, чтобы увидеть то, что видела девушка. А Саске… а ему было все равно.

Остаток дня прошел относительно спокойно. Наруто с Саске вернулись с прогулки после того, как ушел незнакомец. Саске, как и сказала Карин, не стал разговаривать с Сакурой. Но девушка все понимала и не злилась, потому что была в этом виновата. Вот и наступила ночь. На часах было двенадцать, а Сакура с фонариком в руках стояла в коридоре. Как ни странно, но в доме было тихо. Девушка стояла, словно напряженная тетива лука. Каждая мышца была напряжена до предела. Сакура в любой момент готова бежать. Она стояла совершенно одна. Где черт носит Наруто, она не знала. Внезапно ночную тишину прервало тиканье часов. Часов, которые так были ненавистны Сакуре. Звук раздавался совсем рядом. Очень близко. Как? Кровь так и застыла в жилах. Не было ни холодно, ни жарко. Абсолютный ноль. Только тишина, прерываемая часами. Что за странное чувство? Сакура что-то видела краем глаза. Она туда не смотрит. Что-то слышала где-то вдали. Она не слушает. Девушка чувствовала, что что-то должно произойти. Она уже сотни раз пожалела о том, что вообще осталась снова в этом доме. Он, словно издеваясь, давил на неё. Ещё чуть-чуть и Сакура не выдержит. Что-то коснулось её плеча. Она, резко развернувшись, ударила кого-то ногой в живот. Быстро включив фонарик, девушка обнаружила смеющегося Наруто.

— Идиот! — зашипела она.

А Наруто только смеялся. И его смех раздавался по всему дому, нарушая мрачную тишину. Остаток ночи прошел спокойно. А наутро Сакура решила, что все же это был плод её воображения. Но так ли все на самом деле?

Ликорис. Глава 3

В действительности все иначе, чем на самом деле.

Сакуре никогда не было так стыдно, как сейчас. Все её доводы о том, что она не сошла с ума, просто игнорировались. Даже Наруто покрутил пальцем у виска. От него такого предательства девушка не ожидала. Но она не может его обвинять: этой ночью ничего не произошло. У Сакуры нет и не будет доказательств, чтобы ей поверили. Она уже решила, что ей все это приснилось, либо показалось. Однако все происходящее было слишком похоже на реальность. Но часто люди не видят того, что происходит у них под носом, что уже говорить о правде. Порой недостаточно видеть только глазами. Нужно чувствовать всем телом, доверять внутреннему я. Ведь иногда бывают случаи, когда шестое чувство оказывается правым. Все, что ты видишь глазами, иллюзия. Иллюзия, которую мы видим на протяжении жизни, а настоящая реальность скрывается. Одна вещь, которая, на первый взгляд, была простой, вдруг окажется не тем, чем кажется. Та же ситуация обстоит и с Сакурой. Теперь у нее нет доказательств, ей придётся смириться. Смириться с тем, что другие не видят то, что видела она. Выходит, что глаза Сакуры видели то, что видеть на самом деле не должны. Однако тонка грань между реальностью и иллюзией, и границу очень трудно увидеть. Сакура смогла, но толку-то? Повела себя, как маленькая девочка, и выставила себя посмешищем. И что теперь? Остается лишь надеяться, что этот инцидент останется только между ними.

Саске по-прежнему не разговаривал с Сакурой, но ей казалось, что он больше не злится. Почему ей так казалось, она не знает. Может быть, потому что сегодня должна была придти Карин, и ему придется вспоминать тот момент, что навсегда перевернул его жизнь, и в привычное русло она не вернется уже никогда. Сакура чувствовала, что будет нужна Саске для поддержки. Она не Наруто и не знает, какого это чувствовать боль, что пожирает тебя изнутри. У девушки отличная семья, никакие беды её не сломали. Хоть Саске и был обижен на Сакуру из-за того, что она, по его мнению, пошутила над ним, но он понимал, что девушка делает все для него. Он правда это ценит, но тогда Сакура перешла все границы. Девушке стыдно, этот факт понимают все. Всю ночь она не спала, лишь бы доказать свою правоту, а в итоге осталась ни с чем. Однако ночью она чувствовала что-то. Это был не холод, а что-то другое. Какое-то движение в углу и голос. Сакура слышала чей-то голос. Это точно не Наруто. Он хотел напугать девушку, подходя к её спине, а движение было где-то с краю. Как раз там, где находится комната Саске. Но сейчас это не имеет значения. Сакура просто решила, что это шалят её нервы. Наруто ничего не видел, так почему она должна? Это просто воображение, ничего более. Призраков не существует, и ей это давно уже надо было понять. Если девушка продолжит об этом говорить и дальше, будет делать хуже не только себе, но и Саске. В первую очередь это касается его, поэтому стоит держать язык за зубами. Саске сложная личность, а единственный человек, который был рядом с ним всегда, сейчас мертв. Сакуру всегда поражала связь, что была между Итачи и Саске. Насколько ей было известно, их отец гордился только старшим сыном. Но, несмотря на это, любил и младшего, просто уделял ему мало внимания. Сакура подозревает, что в детстве Саске страдал из-за нехватки любви и внимания со стороны родителей, поэтому и вырос таким. А Итачи — тот человек, который заменял ему родителей и давал то, что не хватало младшему. Сакура даже немного им завидовала. Ей тоже хотелось иметь либо брата, либо сестру. Так ты не будешь чувствовать себя одиноко, зная, что есть человек, который всегда будет на твоей стороне. На похоронах Сакура очень внимательно наблюдала за Саске, стоя рядом вместе с Наруто. В тот день он мало что говорил, а его лицо не выражало ничего, кроме боли. А потом появился тот человек, что приходил вчера и своим видом напугал девушку, и Саске в буквальном смысле запылал от гнева. Кто? Кто он? Очевидно, мужчина как-то причастен к смерти Итачи. Сакуре почему-то казалось именно так. Вчерашняя встреча оставила после себя только горький осадок. Конечно, она никому не рассказала, что кто-то приходил, однако сейчас она жалеет о своем решении. Возможно, это важно для Саске. Лучше бы рассказать, только нужных слов нет, да и как-то боязно.

Сакура знала, что Итачи был связан с криминалом. Славу богу, что не с якудзе. Тогда хотели убить Саске, а брат просто оказался в нужном месте в нужное время. Если бы не он, то Саске бы погиб. Что было бы тогда? Также девушка знала, что отец Саске, Учиха Фугаку, был главой полиции, поэтому врагов у семьи было множество. А вообще семья была просто огромной. Саске знал имя каждого, будь то близкий родственник, то дальний. Были как и обычные люди, так и знаменитые. Корни семьи уходили ещё в эпоху Эдо. Каждый член Учих с гордостью носил свою фамилию, как нечто ценное. Саске был тем, кто гордился своей семьей. А Итачи был другим. Именно поэтому его путь лежал во тьме. В свое время, когда он только-только окончил старшую школу, связался не с тем человеком и произошло то, что сейчас есть. Саске знал обо всем с самого начала, потому что Итачи рассказал ему все, поскольку доверял. И правильно делал, что доверял, тот молчал до самого конца. И это сыграло с ним такую злую шутку. Только после смерти все узнали, чем на самом деле занимался Итачи. Как помнила Сакура, Саске тогда яростно его защищал и оправдывал, как бы плохо ему не было. Девушке жалко их обоих. И Саске, и Итачи. Оба не заслужили того, чего получили. Но Смерть всегда забирает тех, кто особенно дорог нам. С потерей всегда трудно справиться, а Саске просто не может. Он не может смириться с тем, что навсегда потерял брата. Не хочет его отпускать. Сакура понимает его. Ей бы тоже не хотелось терять кого-то из близких. Не хочет чувствовать пустоту в своей груди. Она даже знать не хочет, что можно испытывать при этом. Сакура не представляет, что чувствовали Саске и Наруто. Должно быть это просто ужасно.

Сакура заглянула к Саске, пока ещё не пришла Карин. Он сидел в своем кресле и курил, заполняя дымом все помещение. Наруто уже ушел, рассказав перед этим Саске их ночные приключения. Тот лишь повел плечами, словно зная, чем бы это закончилось. Когда девушка вошла, он повернул к ней голову. Ничего не сказал, а только внимательно посмотрел. На минуту Сакуре показалось, что что-то проскользнуло в этом взгляде. Она без слов прошла к окну и открыла его, а то в комнате скоро дышать будет нечем. Сакура хотела было уйти, но её остановил Саске.

— Хочешь? — спросил он, протягивая пачку сигарет.

Девушка кивнула и взяла пачку из чужих рук. Закурив, она вопросительно посмотрела на парня. Тот жестом показал ей, куда сесть. Было такое ощущение, что он что-то хотел сказать, но не решался. Это было так странно и немного непривычно, что Саске так просто подпускает её к себе. Сакура смотрела на него, делая очередную затяжку. Ранее Саске никогда не предлагал с ним покурить. Что же изменилось сейчас? Девушка посмотрела на часы: через несколько часов должна была придти Карин. Вот и ответ. Саске просто не хочет проходить это снова, но ему придется. Сакуре так и хотелось сказать, что она будет рядом и поможет, если что. Но на самом деле она даже не знает, что делать в таких случаях. Сакура склонила голову на бок, решилась все-таки извиниться за то, что натворила. Не важно, глюки это были или реальность, а извиниться надо. Должно быть, это больно — слышать о близком человеке, который погиб у тебя на руках, а ещё и по твоей вине. Но девушка должна была сказать. Правда, кто ей это внушил?

— Саске? — её голос звучал тихо, немного нерешительно.

— Хм. Что? — Учиха ответил мгновенно. Он не повернул голову в её сторону, а только взял новую сигарету, кинув старую в пепельницу.

— Прости.

— Ага.

Никакой реакции. Но Сакура видела, что его плечи немного напряглись. Он знает, за что она просит прощение. Девушке было этого достаточно. Хоть и ответ был сух, но она знала, что она прощена. Ей хотелось сказать ему многое, ведь Саске очень хорошо умел слушать людей. Сакура помнила, что они как-то говорили ранее по душам. Это было после смерти Итачи, когда прошла неделя и несколько дней. Она не помнила, о чем они говорили, потому что тогда больше говорила Сакура, а Саске только слушал. Что он чувствует, когда разговаривает с Карин? Боль, злость, ненависть, вину? Какие эмоции он испытывает, когда ему приходится снова и снова переживать тот переломный момент в своей жизни. А что вообще может чувствовать человек, когда умирают ради того, чтобы он жил? Злость на себя, на другого. Боль, которая никогда не прекратит своё существование в душе. Вину, которая полностью окутает разум. И поглощающую без остатка тоску. Сакуре страшно представить, что ещё можно чувствовать при этом. Одна только мысль об этом вызывает по телу дрожь. А Саске это приходится терпеть. Ему тяжело, но он не подаёт виду. Эмоции сейчас для него ничего не значат, он остался со своей тьмой внутри. Порой создаётся ощущение, что, когда привычный мир рушится, только он сам может помочь себе. Некоторые ищут утешения в родных. Некоторые в каком-либо хобби. А некоторые уходят с головой в горе. Хорошо это или плохо, решать только им. Иногда Сакуре кажется, что зря они все это затеяли, но всякий раз, когда она видит этот стеклянный взгляд, эти мысли сразу же отходят на задний план. Девушке хочется спасти его. Именно спасти, другое слово тут не подобрать. Не из-за какой-то выгоды, а из-за банального, человеческого желания помочь другому. Пускай это и глупое желание. Пускай оно практически невыполнимо. Но Сакура в это верит. А вера, как известно, способна на многое. Все возможно, достаточно в это поверить. И Сакура верит. Она не хочет, чтобы Саске больше страдал. Он этого не заслуживает. Учихи… семья, которая ценит любовь превыше всего. Именно поэтому Саске и страдает. Внутри, в своём подсознании, не показывая снаружи все, что он чувствует. Наверное, это последние часы, когда он может быть спокоен. С приходом Карин все изменится. Но иного выхода все нет. Любой жизненный путь проходит через боль. И это абсолютно нормально: ошибаться, учиться на своих ошибках, быть бессильными перед лицом опасности, чувствовать боль. В конце концов, таким образом, человек показывает, что он живой.

— Саске? — тихо позвала его Сакура, нарушая тишину. Она уже давно выкурила свою сигарету, в то время как Саске берёт из пачки третью.

Девушка встала с своего места и отобрала из рук Саске пачку, потушив последнюю сигарету. Не хватало того, чтобы он ещё своё здоровье угробил. В следующий раз Сакура определённо их спрячет. В этот момент он впервые посмотрел ей в глаза. От этого взгляда побежали мурашки по спине. Как странно. Глаза не выражают ничего, но они затягивают, словно чёрная дыра. По своей природе они чёрные, — отличительный знак Учих — благодаря которым можно узнать, что чувствует владелец на самом деле. Но Сакура ничего в них не видит. Она бы и дальше смотрела в глаза Саске, пока он не отвернулся. Она взяла его холодные руки в свои тёплые.

— Я всегда буду рядом.

Сакура была готова поклясться, что Саске вздрогнул от этих слов. И ей это не показалось. Такие слова обычно говорил ему Итачи.

Карин пришла по расписанию. Ни секундой позже, ни секундой раньше. Её встретила Сакура. Они обменялись парой слов, затем Карин прошла внутрь. Сакура хотела было закрыть дверь, но ей показалось, что она кого-то видела. Это был точно человек, не птица и не животное. Кто-то живой и тот, кто наблюдал за домом. На секунду девушке показалось, что это был тот мужчина, который приходил вчера. Сакура все же закрыла дверь, надеясь, что ей это только показалось. Не хотелось снова встречаться с этим типом, что одним только видом напрягает. Но сейчас не это главное, а то, что должно произойти с Саске. Сакуре в какой-то степени даже интересно, ведь слышать одно, а смотреть своими глазами совсем другое. Увидит ли она какие-либо эмоции в стеклянных глазах Саске? А в том, что она точно увидит, Сакура не сомневается. Может, если она поймёт, что он чувствует, то сможет понять, как ему помочь. Пускай он не хочет принимать помощь, она все равно от своего не отступит. Такова её цель. Если Саске упрям, значит ей надо быть ещё упрямее. Сакура обязательно вытащит его из этого состояния. Плевать, что Ино не поймёт, у неё есть Наруто и Карин. Кто, как не они, понимают, что Саске нужно спасать? Все-таки прогресс действительно есть, и сегодня девушка сама его увидела. Саске говорил с ней, не взирая на то, что она его обидела. Хоть они и мало говорили, но говорили же. Ещё не все потеряно. В трудную минуту, когда кажется, что спасения нет, Сакура протянет руку помощи. Очень жаль, что Саске это не до конца понимает. А может и понимает, но не показывает виду. Но он вздрогнул, когда девушка сказала, что всегда будет рядом. Эти слова что-то значат для него, иначе он бы на них не реагировал. Сакура не знала, что эти слова принадлежат Итачи. Ей просто хотелось дать ему понять, что она будет рядом, поможет, если он будет нуждаться. Обычные слова поддержки вызвали дрожь в теле. Карин права: прогресс есть. А значит и шанс спасти его тоже. Сакура на такой позитивной ноте прошла в гостиную. Обычно там никто не бывает, кроме тех дней, когда приходит Карин. Только тогда гостиная оживает. Саске сидел в кресле, напротив него сидела Карин в другом кресле, поправляя свои очки. Сакура чувствовала себя немного лишней, глядя на этих двоих. У девушки вообще поначалу, когда они только-только познакомились с Карин, создавалось впечатление, что они созданы друг для друга. Но между ними ничего не было, кроме дружбы. Сакура не знала, куда себя деть, но потом спокойным шагом подошла к Карин. Таким образом, она будет наблюдать за Саске. Они о чем-то уже говорили, пока Сакура не пришла. Вмешиваться в чужой разговор девушка не любила, но ничего не поделаешь. Пытка для Саске началась.

 — Ты помнишь, о чём мы с тобой говорили прошлый раз? — голос Карин звучал ровно, спокойно, будто она говорила о каких-то обыденных вещах. Но в то же время по взгляду было видно, что она контролирует себя и полностью сосредоточена на том, что говорит.

— Помню. Что я не должен себя винить. Ты это говоришь каждый раз.

Саске явно было неуютно в своём кресле. Он то и дело менял положение. Было ли это связано с тем, что сейчас происходит? Неизвестно. Может быть да, а может быть и нет. Сакура не знала наверняка. Возможно, и то, и другое. Но то, что он немного нервничал, это было точно. В его голосе звучала скрытая злоба. На кого она была направлена, непонятно. Сакуре кажется, что скорее всего это была злоба на самого себя, вызванная тем, что тогда он ничего не мог сделать. Девушка ещё не до конца уверена в своих выводах.

— Верно. Я буду это повторять до тех пор, пока ты не поймешь такую очевидную вещь. — Карин снова поправила очки. — Когда человек проявляет эмоции, это признак того, что он жив и что мир ему не чужд. Но эмоции бывают разные, отсюда и берутся проблемы. Существуют ситуации, когда наши эмоции создают проблемы. Есть всего три типа данной ситуации. Когда мы правильно реагируем на ту или иную ситуацию, но с неправильной интенсивностью. То есть, элементарно переигрываем. Второй тип, когда наши эмоции оправданы, но мы выбрали неправильный тип проявления. И последний третий тип, который так подходит тебе. Он заключается в том, что мы проявляем не те эмоции, которые нужно. Третий тип худший из всех. Знакомо, правда? Саске, ты не должен винить себя, потому что твоей вины нет. Как только ты это поймешь, станет легче. Эмоции возникают и исчезают, но твои задержались надолго. Можно даже сказать, что ты их заложник. Понимаешь?

Слышен жуткий скрежет металла. В одно мгновение за поворотом показалась машина, которая на бешеной скорости приближалась.

То, что описал Пол Экман в своей книге «Психология эмоций» с добавками Карин, так хорошо описывало Саске. Сакура видела, как он сжал руки в кулак. Очевидно, начал заново вспоминать тот день, когда Итачи погиб, защищая его. Саске не должен чувствовать вину. Никто не знал, что произойдёт.

Первым заметил машину Саске. Он стоял рядом с братом и отцом. Машина резко останавливается напротив них с открытым окном. Саске с ужасом понимает, что в ней сидит человек с оружием. Пистолет направлен на него.

— Мы хотим тебе помочь. А ты, вместо того, чтобы принять жертву своего брата, продолжаешь мучить себя. Саске, так нельзя.

Секунда решила все. Её одной хватило Итачи, чтобы оттолкнуть Саске в сторону, загородив собой. В этот момент привычный мир рухнул. Кто-то кричал, но Саске ничего не видел перед собой. Его брат был мертв, а он сидел рядом, смотря на чужую кровь на своих руках. Что было дальше, он не знает, поскольку потерял сознание.

— Мне все желают добра, а в итоге всегда что-то идёт не так. — еле-еле сказал Саске. Теперь он окончательно все вспомнил, и от этого стало только хуже. — Вас там не было. Если бы я не замешкался, все бы закончилось иначе.

Сакура увидела его настоящие эмоции. Ему было так больно, а он не может об этом сказать.

Ликорис. Глава 4

Тебе надо понять, что для тебя важнее. Иначе ты заблудишься и не сможешь отличить главное от прочего.

Отношения — безумно хрупкая вещь, которую можно легко разрушить. Но в то же время она крепкая и нерушимая, созданная связью между людьми. Отношения — своеобразный парадокс. Они могут быть и хрупкими, и крепкими одновременно. Но самые крепкие отношения, что когда-либо существовали, это семейные узы. Семья для человека значит многое. На протяжении всей жизни люди зависят от своих семей. В семейной атмосфере растут и формируются люди. А личность людей зависит от воспитания. Но семейные узы влияют не только на воспитание, но и дальнейший характер человека. Нет плохих или хороших семей, есть просто люди, которые выросли в той или иной обстановке. Поэтому так важно поддерживать связь со своей семьей, благодаря которой ты вырос человеком, а впоследствии и личностью. Вся наша жизнь зависит от семьи.

Саске тринадцать и он понимает это. Он понимает сложные вещи, которые кажутся простыми. Будучи ребенком, он знает, что отношения между людьми, которые перерастают в крепкую связь, стоит ценить. Саске трудно заводить друзей из-за того, что он боится предательства. Однако он чтит и благотворит семейные узы с родителями и старшим братом. Между братьями образовалась крепкая связь, которую разрушить невозможно. Настолько крепкая, что остальным осталось только завидовать. Что Саске, что Итачи стоят друг за другом горой. Это началось с самого детства, с самых первых шагов младшего. Саске видит отношение окружающих к себе и знает, кто друг и кто враг. В одном он уверен: Итачи никогда не предаст его. У Саске всегда будет человек, который будет на его стороне. Даже если от него отвернется весь мир, Итачи останется с ним. Правда в последнее время брат странно себя ведет. Саске кажется, что это из-за того, что он только закончил школу и просто не знает, что делать ему в будущем. Возможно, есть и другая причина, но Саске не особо верится в то, что Итачи будет что-то от него скрывать. По крайней мере он так считает. Рано или поздно правда все равно откроется.

В доме тихо, поскольку был поздний вечер. Мама поцеловала Саске в лоб и пожелала спокойной ночи, но ему не спится. Так рано ложиться мама заставляет, потому что он молодой и растущий организм, но спать все равно не хочется. Соседняя кровать пуста — Итачи все еще в гостиной. Они до сих пор жили вместе, так им было удобнее. И все же Саске встал с постели, тихо открывая дверь, и спустился вниз по лестнице. Где-то с кухни доносились голоса, но расслышать их было нельзя. Мама очень будет недовольна, если обнаружит сына. Он также тихо прошел в гостиную, где и застал Итачи. Тот сидел в своем любимом кресле, читая какую-то книгу. Словно почувствовав чье-то присутствие, он повернулся на вошедшего и поманил к себе пальцем. Если Саске застукают, то добром это не кончится. Дисциплина прежде всего. Родители, безусловно, любят своих детей, но для них важно, чтобы они выросли достойными людьми, поэтому и вкладывают в них много сил.

— Ты почему не в постели? — задал вопрос Итачи, вопросительно глядя на младшего брата.

А тот и вовсе проигнорировал вопрос, ответ на который и так очевиден. Не спит, потому что не хочет. У Саске и так проблемы со здоровьем, поэтому ему точно плевать на здоровый сон. Он подошел к маленькому стеклянному столику, который стоял рядом с диваном, и взял расчёску оттуда. Ему тринадцать, хоть у него отнюдь не детские мысли, иногда хочется вести себя, как ребёнок. Саске очень нравится расчёсывать длинные волосы брата. И если тот их обрежет, он будет долго на это злиться. Итачи наблюдал за движениями Саске. Он прекрасно знает, что это означает: его волосы не в безопасности. Но и отказать своему брату он не мог. Это ведь его любимое занятие. Когда надо и когда не надо, он берет эту расчёску. Иногда хочется её выкинуть, но тогда Саске расстроится. Для Итачи он всегда останется маленьким глупым братом, за которым нужно присматривать. Он в его глазах все еще ребенок, нуждающийся в заботе. Наверное, именно поэтому он ему все позволял. Ну как можно отказать, когда на тебя смотрят большие глаза, умоляющие о разрешение? Саске это знает и постоянно пользуется всеми привилегиями, которые может получить. А вообще он хорошо манипулирует и разбирается в людях. Саске давно уже не ребёнок, поэтому видит, что с братом что-то не так. Почему такое странное поведение? Разве Итачи что-то может от него скрывать? А если подумать, то получается, что так. Некая обида засела в душе у Саске. Но он понимал, что просто не может злиться на него.

— Тебе обязательно мучить мои волосы? — задал свой вопрос, конечно, в шутку старший Учиха, когда тот занялся своим делом.

— Обязательно. И я не мучаю, а просто расчёсываю.

Саске хотелось бы с ним поговорить, однако он понимал, что так просто правду не узнает. Обидно, когда близкий человек не говорит тебе чего-то. Когда это все началось? Неужели в тот момент, когда Итачи начал приходить домой чуть ли не утром? На все вопросы Саске он ничего не отвечал. Но младший не обижался, потому что думал, что все это подростковый период. Но Итачи-то был другим, он был слишком умным для своего возраста и имел талант попадать в неприятности. Наверное, это у них семейное, иначе не объяснишь. Саске пытался отвлечься от своих мыслях, расчёсывая столь длинные волосы. Но даже любимое занятие не могло тут ничем помочь. Остается только одно: поговорить напрямую.

— Нии-сан, ты ничего не скрываешь от меня? — забавный вопрос из уст ребёнка.

Вот только Саске не был ребёнком, и Итачи это знал. Он видел, как плечи старшего брата немного напряглись. Значит, действительно есть то, что нужно скрывать. И что же это такое, что нельзя никому говорить? Помимо того, что Итачи начал поздно приходить домой, появилась ещё странная череда событий. Родители явно что-то знали, но молчали. А если не знали, то точно догадывались. Саске остаётся лишь своими силами выяснить правду. Он же видит, что что-то не так. Если бы только можно было понять, что именно…

— Ничего. Почему ты так думаешь? — голос Итачи не дрогнул, как и всегда. Надо отдать ему должное: он умело скрывает свои эмоции, когда нужно.

— Ты странно себя ведёшь.

— Я устал, Саске. В следующий раз.

Всё. Больше тут возразить нечего. Одна фраза может остановить. Только одна фраза. Саске привык слышать такое в свой адрес. Ему ни горячо, ни холодно от этого, а обидно. Доверие — такая хрупкая вещь, как и отношения между людьми. Легко ломается, легко обретается. Но Саске молчит и не будет спорить. Не хочет, да и не может. Слово старшего брата для него закон. Перечить ему совсем не хочется. Саске сдался, в конце концов он все равно ничего не добьется. Всякий раз слыша «В следующий раз», что-то щёлкает внутри. Эта битва проиграна, дальше действовать смысла нет. Закончив с волосами, Саске с досадой положил на место расчёску и собирался уходить, как его по волосам потрепал Итачи, сказав, что не надо на него обижаться, придёт время, и он сам все узнает. Тихо хихикнув, Саске с радостью убежал из гостиной. Все-таки битва не совсем уж и проиграна. И все же Итачи тоже хорошо манипулирует людьми, видимо, это семейная черта. Вот они семейные узы! Проявляются даже в характере, в незначительной детали. Как бы не раздражала вся эта ситуация, но ничего сделать нельзя. Когда-нибудь Саске найдёт слабости своего идеального брата и тогда будет знать, как не попасть в манипуляции. А пока Саске немного с радостью будет поддаваться этим манипуляциям. Все же иногда он бывает ребёнком. Но чувство, что что-то должно было случиться, так и не покидало его. Возможно, Саске просто себя накручивает, но поведение брата никак не объяснить. Что же происходит? Чувство так и не хочет покидать его. Обычно Саске чувствует такие вещи. Он знает, как сердце безумно стучит в грудной клетке, ожидая какого-то события. Чёрт знает, откуда все это взялось. Но так происходило всегда. Можно даже сказать, что Саске заранее знал, что произойдёт что-то. И сейчас это предчувствие не покидало его. Что-то будет с Итачи? Хотя с ним уже что-то произошло, однако никто не знает об этом. Или же знает? Саске, недавно улыбающийся, сейчас поднимался по лестнице немного с грустным выражением на лице. Итачи до сих пор сидел в гостиной, да и вряд ли собирался покидать её в ближайшие часы. Обернувшись на секунду назад, Саске увидел, как брат проходит на кухню, откуда раньше он слышал голоса родителей. Темнота скрыла младшего от посторонних глаз, и он остался незамеченным. Что-то в этот момент заставило его снова спуститься вниз и заглянуть на кухню, стараясь оставаться в темноте. То ли это простое любопытство, то ли детская привычка подглядывать за братом, то ли предчувствие. Он даже и не подозревает, что именно сейчас его привычный мир перевернется, а идеальный облик старшего брата будет трещать по швам. Но от судьбы все равно не уйдешь, как бы ты не старалась. Ты можешь бежать от неё, можешь пытаться изменить. Но в конечном итоге она сама тебя достигнет независимо от того, хочешь ты этого или нет. Остаётся лишь смириться со своим положением. Саске оказался не в том месте и не в то время, поэтому и стал свидетелем событий, которые не только изменили его жизнь, но и объяснили странное поведение Итачи. Он ведь хотел знать правду — свыше ему предоставили такую возможность. Хорошо это или плохо, решать некому. Жизнь больше всего похожа на игру, где люди рождаются, живут и умирают. У каждой игры, как и у жизни, свои законы. Законы и правила.

Саске повезло, что дверь в кухню была приоткрыта. Из-за этого он мог видеть все, что там происходит. Однако увиденное ему не понравилось. Было что-то не так. Итачи, выпрямив спину и гордо смотря в глаза, стоял напротив отца. Он не только гордо смотрел, но ещё и с неким вызовом. Саске знакомо это выражение лица: оно не предвещало ничего хорошего. А мама сидела за столом, наблюдая за ними. На лице застыло беспокойство. Что-то должно произойти. Фугаку слишком злобно смотрел на своего сына, которым гордился всю жизнь. А сейчас на его лице можно заметить лишь разочарование. Что же могло пройти не так, если дошло до такого? Итачи спокойно выдерживал суровый взгляд отца, а его собственное лицо не выражало ничего. Учиховская особенность — отлично скрывать свои эмоции, пока внутри тебя кипит настоящая буря. Саске не знает, что ему делать в данный момент. То, что сейчас происходит, явно не для его глаз, однако он не может просто взять и уйти. Только не сейчас. Когда он так близко к разгадке. В будущем он пожалеет обо всем, что случилось в эти сутки, но только не сейчас. Время ещё не пришло. Он стоял, не в силах пошевелиться. Напряженная атмосфера давила на него. Ещё чуть-чуть, ещё капельку и что-то явно будет. А отец и сын все так же молча стояли, глядя друг другу в глаза. В данный момент слова не нужны, когда достаточно одного взгляда, чтобы разобраться. Чёрные глаза, обрамлённые длинными ресницами, всегда смотрящие в упор, словно изучая оппонента изнутри. И такого же цвета глаза, но уже лишенные всего блеска, под которыми залегли морщины от старости. Взгляды — оружие. А то, что происходит, чуть ли не настоящая дуэль. И Фугаку, кажется, проигрывает. Власти над Итачи у него давно уже нет, поэтому тот принимает всегда самостоятельные решения.

— Работу нашёл, говоришь? Что же это за работа такая, что ты почти дома не ночуешь? — самый старший Учиха был недоволен.

По голосу Саске слышал, как велико было это недовольство. Снова от него держат в секрете события. Он и не знал, что Итачи нашёл себе работу. Ему, как и всегда, никто ничего не сказал. Эти взгляды, словно цепная реакция. После них будет, очевидно, серьёзный разговор. А Саске был лишним. Но он был согласен с отцом: что же это за работа такая, когда ты домой только утром приходишь? Итачи ведь и вправду что-то скрывает, здесь чувство не подвело. Саске снова чувствует некую обиду: неужели так сложно рассказать все сейчас, а не потом, когда будут знать все. Но, зная брата, можно сделать вывод, что у него есть весомые причины, чтобы скрывать истину. Люди в таком возрасте не работают ночью. Как бы невзначай Итачи не подавал документы ни в какие вузы, словно зная, чем он будет заниматься оставшуюся жизнь, где высшее образование не требуется. Потом, правда, родители вовремя подсуетились, заподозрив что-то неладное, и самостоятельно подали на юридическое отделение в самом большом институте. Как же Саске раньше не обращал внимания на такую важную деталь? Наверное, был слишком зациклен на себе.

— Я не обязан перед тобой отчитываться.

У Саске от удивления непроизвольно открылся рот. Как же холодно звучат эти слова… Почему тёплые отношения в семье превратились в недоверие? Что послужило тому виной? Да, отец редко бывает дома, потому что работает главой полиции в городе. А мама постоянно занята домашними делами. Но, несмотря на это, они как-то уживались между собой и были дружной семьёй. До этого момента. На памяти Саске брат никогда так не говорил ни с кем. От этих слов даже у него стало плохо на душе, не говоря уже об Фугаку. Что-то явно происходит. Довольно серьёзное и масштабное. Почему? … Семья рушится на глазах, когда кто-то из членов семьи перестаёт доверять другому. Не успел Саске сообразить, что к чему, как из кухни вышел Итачи. Он его заметил и посмотрел с виной в глазах. Итачи не хотел, чтобы его брат видел эту сцену, но, увы, вышло наоборот.

После всего того, что было, Саске срочно отправили спать. О произошедшем никто не хотел говорить. Но Саске, к сожалению, чувствовал ту давящую атмосферу между Итачи и родителями. Так было обидно и больно, глядя, как родные тебе люди не ладят между собой. И как гадко осознавать, что яблоком раздора является собственный брат. Что бы он не делал, все его действия были направлены на благополучие других, но только не себя. Саске вертелся с одного бока на другой, никак не мог заснуть после того, что увидел. На соседней кровати Итачи тоже не спал, а просто смотрел в потолок, то и дело глядя на часы. Саске догадывался, что брат не знал, что он не спит. Что же послужило причиной тому, что Итачи стал таким? О чём он вообще сейчас думает? Хотел бы знать ответы Саске, но они глубоко скрыты, и добраться до них очень сложно. И даже дело тут не в желании, а в упорстве. Ему хочется сказать брату все, что накопилось во время того, как он стоял под дверью, но слова застряли в горле. Было чувство, что если поговорить, то ничего не изменится. Дружная семья, где каждый сможет постоять друг за друга, только что прекратила своё существование, оставив отпечаток у каждого члена семьи. Эта сцена надолго запомнится Саске. Ведь именно тогда он и понял, что ничто не вечно, даже семейные узы в мгновение ока рассыпаются, хоть и создавались годами. Вечные ценности на самом деле отнюдь не вечны. Саске так было обидно. Он чувствовал обиду на старшего брата, которая потихоньку перерастает в злобу. Но было одно маленькое «но»: он не может на него злиться, потому что человек слишком дорог. Парадокс. Самый ни на есть настоящий. Но это выбило Саске из колеи. Он лежал в своей кровати, завёрнутый в одеяло, переворачиваясь с одного бока на другой, и думал о том, что случилось вечером. В какой-то момент стало очень жарко и он откинул одеяло, обнаружив, что Итачи в комнате не было. Постель была застелена. К счастью или нет, но кровать Саске находилась у самого окна, поэтому он прекрасно видел, как его брат уходит из дома. Он смотрел в окно и не мог поверить собственным глазам. Итачи стоял около дороги, явно ожидая чего-то. Вот только чего? И Саске в следующую секунду понял суть происходящего. С замиранием сердца он смотрел, как к их дому подъезжает крупная машина и туда садится Итачи. Машина уже скрылась из виду, а Саске все смотрел и смотрел куда-то вдаль. Сердце с бешеной скоростью колотилось. Настолько сильно, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Как же так? Идеальный образ старшего брата исчез, и появился совершенно незнакомый для Саске человек. Человек, который грубит своим родителям, который уезжает с кем-то посреди ночи. Это не может быть Итачи. Кто угодно, но только не он. Это невозможно. Невозможно. На самом деле так ли хорошо знает его Саске? Сейчас на собственной шкуре он убедился в обратном: он ничего о нём не знает. В голове раз за разом раздавался один и тот же вопрос. «Почему?» Один вопрос и только. Саске был в полной растерянности. Почему это происходит? Он снова видел то, что не было предназначено для его глаз. Это то самое, что должно было случиться. То, что подсказывало ему предчувствие. Почему Итачи так себя ведёт? Саске не знал, что ему теперь думать. Всякие мысли, хорошие и плохие, приходили ему в голову. Он так и застыл в таком положении, глядя в окно. Привычный мир действительно перевернулся. В одно мгновение все изменилось. Абсолютно все. Саске было так плохо на душе. Злоба куда-то сама улетучилась, а на замену ей пришло волнение. Волнение за близкого человека, который сейчас неизвестно с кем и неизвестно где. Кто бы на его месте не волновался, если бы обнаружил такую же картину? Саске так и не сомкнул глаз, а то, что он увидел рано утром все в том же окне, повергло ещё в больший шок. Итачи вернулся рано утром. На этот раз он был не один. К дому подъехала все та же машину с опущенными стеклами. К своему несчастью, Саске смог разглядеть того, кто сидел за водительским местом. Учиха Мадара. Тот, чьё имя не любят произносить в этом доме. И тот, чьё имя вообще не любят в клане. Причину этого Саске не знал, это сейчас мало его интересовало. Он неотрывно смотрел на своего брата, который как ни в чём не бывало подходил к дому. В голове крутились сотни разных мыслей, одна хуже другой. Саске так и хотелось рассказать обо всем родителям. Но что-то заставило его это не делать. В глазах брата он был бы предателем.

Саске не знает, что совершил самую главную и самую страшную ошибку в своей жизни.

Ликорис. Глава 5

— Ты правда хочешь знать всю правду, Саске?

Люди всегда умирают внезапно. В самый неподходящий момент, когда мы меньше всего ожидаем. После них остаётся пустота в душе. Только она и больше ничего. Все, что до этого приносило радость, кажется чем-то обычным и до жути раздражающим. Ко всему теряется интерес, ничего не хочется. Смерть всегда приходит без предупреждения, забирая человека, с которым слишком много связано. Которому столько ещё хочется сказать, но время ушло. Разве это справедливо? Волочить жалкое существование без дорогого тебе человека. Больно. Одиноко. Боль сковала крепко, не желая выпускать из своих сетей. Ищешь новый смысл жизни, а его нет. Попросту нет и не может быть, потому что ты умер вместе с тем, кого рядом больше нет. Остались только воспоминания, но они бесполезны. Ничто не заменит живого человека. Ничто. Ни видеозапись, ни снимки, ни воспоминания. Со временем боль сойдёт на нет, но сердце по-прежнему будет болеть. Время хоть и лечит, но слишком медленно. Иногда этого недостаточно, чтобы полностью прийти в себя после потери. Так гадко на душе. И каждый считает своим долгом сказать безэмоциональные соболезнования, которые никому не нужны. Конечно, лучше стоять в стороне и изредка вставлять свои пять копеек, чтобы создавать иллюзию поддержки, которой на самом деле никогда и не было. Люди порой бывают омерзительными. Если хочешь помочь, то помогай. А не делай вид, что тебе все должны. Того, кого забрали небеса, все равно уже не вернуть. Мёртвые обретают покой, а живым остаётся смириться с утратой и найти в себе силы жить дальше. Но как это возможно, если тот, кто всегда был рядом и поддерживал, никогда больше не скажет тебе слова, не улыбнется, не погладит по голове. Никогда. Когда Смерть приходит, нужно быть готовым. Но это просто невозможно.

Саске злится на всех: на себя, на родителей, на друзей, на Мадару. На всех, кто попадает под руку только потому, что они не могут понять его чувства. Они не понимают, насколько Итачи был важен для него. Не понимают, почему Саске винит себя в его смерти. Все говорят, что все произошло слишком быстро, и если бы старший не заслонил вовремя своего брата, то тот был бы мертв. Плевать. Саске считает, что лучше бы он погиб вместо него. Но ничего исправить нельзя. Время не вернёшь, а знать заранее, что произойдёт, нереально. Прошло несколько дней после похорон, а кажется, что на кладбище в могиле два гроба, а не один. Саске действительно умер вместе с ним. Он больше не похож на человека, которым был до этого. Наглым, самоуверенным, преданным. Есть только оболочка по имени Учиха Саске, а внутри только пустота, боль и тоска. Он тонет. Задыхается на самом дне. Почему? Саске задаёт этот вопрос каждый день, не надеясь получить ответ. Все узнали правду о его брате. И так уж получилось, что с самого начала только младший знал всё. Как же ему надоело спорить со всеми и яростно защищать Итачи в глазах других. Какого чёрта они считают его убийцей, не зная всей ситуации? Масло в огонь подлили и родители. И Саске не выдерживает и взрывается. Лучшая защита — нападение. Он высказал отцу все, что думает: «если ты полицейский, это не уничтожает тот факт, что ты тоже убийца! Не смей говорить такое о моём брате!» Последняя капля переполнила полную чашу, и содержимое вылилось наружу. Такого скандала в доме Учих никогда не было. Стены надолго это запомнят и будут хранить каждое сказанное слово в своей памяти. Человек, находящийся в отчаянии, способен на многое. Даже разорвать свои семейные узы, которыми когда-то дорожил. Не бывает идеальных семей, это лишь сказки. Ни больше, ни меньше. Конфликты бывают у всех, даже у членов семьи, у которых, на первый взгляд, все хорошо. Так и поступил Саске, полностью опустошенный и разозленный. Тогда ему нужно было начать заново жить, но вместо этого окружающие толкнули его к краю, сами того не осознавая. Никто не виноват, есть просто ситуация, способствующая к тем событиям, которые сейчас происходят с Саске. Ситуацию усугубил тот факт, что Саске видел Мадару на похоронах. От его силуэта между деревьями по телу пробежали тысячи вольт. Он тот самый человек, из-за которого все началось. В смерти Итачи виноват только он. Если бы его не было в их жизни, то они жили долго и счастливо. Но он появился, словно гром средь ясного неба, и от его появления мир изменился. Саске невольно сжал кулаки. Как же руки чешутся: так и хочется кому-нибудь врезать. И он понял, что просто обязан поговорить с Мадарой и выяснить все обстоятельства. И обязательно врезать. Обязательно. Но после того, как все закончилось, его след исчез. В голове у Саске вертятся одни и те же мысли, не давая покоя. Единственный, как тогда кажется младшему Учихе, выход — это месть. Только кому? Мадаре или же тем ублюдкам, которые посмели убить брата? Саске сходил с ума один. Но почему-то стены дома успокаивали его, и от нахождения здесь до определенного момента было приятно. А потом в дверь позвонили, и Саске застыл на пороге, увидев того, кто к нему пришёл. На пороге стоял не кто иной, как Учиха Мадара, который своей первой фразой ввёл Саске в ступор. Конечно, он хочет знать правду. Хочет знать, за что убили невиновного человека. Но вместо того, чтобы спросить, он срывается. В попытке ударить Мадару по лицу, тот с легкостью блокирует удар, а в следующую минуту прикладывает к дверному косяку голову Саске. Совсем слегка, но удар весьма ощутимый. И пока пострадавший корчится от боли на полу, мужчина спокойно прошёл в дом. Попытки нападения на старшего продолжились, но после звонкой пощёчины Саске пришёл в себя. Он застыл на месте и ещё долго соображал, почему его ударили. Он слепо кинулся на, по его мнению, виновника, но ситуация повернулась к нему боком. В следующую минуту до Саске дошла суть происходящего.

— Какого чёрта ты делаешь в моей квартире?! — взывал Саске как ни в чем не бывало, словно несколько минут назад не пытался кое-кому надрать зад.

Мадара ожидал такой агрессии, поэтому и был к ней готов. А младшему ничего не оставалось, как дать ему шанс на мирные переговоры. В конце концов, Саске хотел все выяснить, просто в какой-то момент гнев взял вверх над разумом.

— Я думал, ты хотел поговорить. — Мадара пожал плечами. Он сидел в кресле так, будто находился в своём доме. — А ещё хотел извиниться за то, что не смог уберечь Итачи.

Имя родного брата, который отдал жизнь, чтобы Саске жил, снова дало повод для гнева. Вот только на этот раз Саске не кидался с кулаками, а просто стоял и прожигал дыру взглядом. Так непривычно слышать о том, что этот человек тоже способен сожалеть утрате. Тогда почему он ведёт себя так, словно ничего не было, а не принимает меры для поимки тех тварей. Саске только об этом и мечтает. Даже руки окрасить кровью он готов, лишь бы отомстить. Каждый день он смотрит на других людей и понимает, как сильно он им сейчас завидует. Они могут находиться рядом с теми, кто им дорог, а Саске не сможет уже никогда. Ему есть, что сказать Мадаре. Но губы не слушаются, и ему приходится молчать. Найдя в себе силы ответить, он говорит:

— Ложь. Он был всего лишь игрушкой в твоих руках. — Саске замолкает, видя, как изменяется взгляд Мадары.

— Для меня он был как сын.

Правда это или нет, Саске не знает. Да и знать не хочет. Его имя слишком больно отдается в сердце. Рана ещё не затянулась, а её снова кровоточат. Он просто не может сейчас нормально реагировать и адекватно мыслить. Состояние не позволяет этого сделать. Очень много неприятных ситуаций, после которых остаётся достаточно горький осадок, навалились на него сразу. И Саске не знает, чему ему верить и как жить дальше. Месть уже кажется не таким уж и единственным выходом. Он бы с удовольствием научился жить дальше, но просто не может, поскольку прошлое крепко держит его, не желая отпускать. Ему нужен тот самый луч во тьме, что укажет нужный путь. А пока выхода просто нет. А если допустить на минуту, что сказанное Мадарой правда? Тогда получается, что он не виноват. Но кто тогда…? Саске растерян, подавлен, угнетен. Ему больно и морально, и физически. Собрав свою оставшуюся волю в кулак, он решил спросить одну вещь, которая не даёт ему покоя. Как бы он не пытался узнать у брата, тот молчал. И это, пожалуй, единственная вещь, которую он не говорил Саске.

— Почему Итачи связался с тобой?

— Он хотел защитить свою семью. Тебя и родителей.

Вот оно как… Значит, ради семьи он готов был пойти по головам. В буквальном смысле. Саске казалось, что на минуту сердце перестало биться. Почему Итачи постоянно думает о других, но только не о себе? Лучше бы он был эгоистом. Саске бы, правда, понял такое, но не это самопожертвование ради других. Несправедливо. Почему должен страдать он, а не другие? Саске даже не может наложить на себя руки, потому что тогда жертва его брата будет напрасной. Но неизвестно ещё, что лучше, самоубийство или жалкое существование на земле. И младший осознанно выбирает второй вариант, зная, что будет страдать. Знает, но выбирает. Потому что так память об Итачи будет жить. Если на самом деле у человека есть душа, то Саске не отпустит его душу. Видя, что младший не в состоянии сейчас нормально разговаривать, Мадара встал и вновь одной фразой ввёл в ступор, прямо как тогда, когда только-только пришёл.

— Если захочешь отомстить за его смерть, приходи ко мне. Я буду ждать.

Что было после этих слов, Саске не помнит. Они произвели такой фурор, что он не смог соображать дальше. Все последующие дни для Саске пронеслись слишком быстро. Порой он не замечал, как проходил день и начиналась ночь. Жизнь не вернулась в прежнее русло, а стало только хуже. Он ничего не замечал, не видел перед собой. Никуда не выходил, а сидел дома целыми днями. Его не покидали слова Мадары, сказанные на прощание, так сказать. Желание отомстить затмевало разум все больше и больше с каждым разом. Казалось, протяни руку и достань желаемое. Но ему помешали. Раньше друзья раздражали, и Саске видеть их не хотел, однако эти трое были исключением. Наруто, Сакура, Карин. Они всегда его поддерживали, а главное поддерживали по-настоящему, без фальши. И он за это им благодарен всей душой. Правда, сил, чтобы выразить свою благодарность, у него нет. Саске просто выжатый лимон. Он ценит то, что ему пытаются помочь, но сам он считает, что это уже невозможно. Друзья вообще значат для него очень многое, а особенно они. Кажется, что с Наруто они полные противоположности, но у них есть одна особенность, которая объединяет их. Они похожи своим внутренним миром. Похожи болью, что живёт в их душе. И теперь их объединяет ещё и потеря близких людей. Наруто, в отличие от Саске, смог с этим справиться. Но иногда можно заметить, что за своей улыбкой он скрывает боль, которая время от времени даёт о себе знать. С Сакурой у Саске были особые отношения. Он наблюдал, как она растёт духовно и становится самой настоящей красавицей. Сакура раньше была влюблена в него, но это было настолько давно, что они оба не помнят этого. Сколько себя помнит Саске, Сакура постоянно пыталась кому-нибудь помочь. С виду она была миловидной девушкой, внутри который горит огонь. И этот огонь был зажжен Саске. Он послужил вдохновителем для Сакуры. Карин тоже как-то была влюблена в него, а потом, когда выросла, поняла, что это просто детская влюбленность. Ей теперь не нужны отношения, потому что она считает, что это пустая трата времени. А сам Саске относился к ней всегда хорошо, хоть поначалу их общение не заладилось. Все они были разными, со своими демонами и привычками, но они сошлись и стали самыми настоящими друзьями. Раньше Саске помогал им, теперь настал их черед. Своеобразный возврат долга. Учиха был очень удивлен, когда узнал, что они задумали. В доме ему было спокойно, но порой действительно было одиноко. Одному, конечно, хорошо, а с компанией лучше. Саске не знает, кто придумал это, но такой необычный способ помощи помогал. Он не мог выразить никакими способами свою благодарность, просто состояние было не то. Осталось только надеяться, что друзья понимали это. Саске застрял в своей тьме и не принимал помощи, считая, что это бесполезно. Хорошо это или плохо, он это не знал. Однако игнорировал слова Карин о том, что нужно хотя бы попытаться жить по-новому. Легко сказать, чем сделать. Он постоянно говорит ей эту фразу и считает это абсолютно нормальным ответом. Саске стал вести себя, как наглый баран. Не слышал ничего, что говорили ему другие. Чаще всего он злился и кричал на того, кто попадется под горячую руку. Другие эмоции он не был способен проявлять. Тоска по Итачи становилась все сильнее и сильнее. Каждый день Саске вспоминал тот переломный момент в его жизни, когда впервые увидел Мадару. Лучше бы тогда все рассказал родителям, по крайней мере брат не сломал бы себе жизнь. Но с того момента прошло слишком много лет. Двенадцать лет понадобилось, чтобы Саске понял главную ошибку своей жизни. Когда человеку очень плохо, его лучше не трогать. Поэтому Учиха стал избегать со всеми общения, исключением стала Карин. Она обещала, что поможет. Обещала вытащить со дна, на котором Саске задыхается. В этом были похожи Карин и Сакура: обе своими методами пытались помочь. И Саске правда это ценит, хоть и не может этого показать. Всё-таки разные люди действительно походят друг на друга.

Один раз Саске приснился сон, после которого на душе стало немного легче. Однако такое состояние долго не продлилось. Саске снилось, что он находится в каком-то светлом месте. Так было тепло и спокойно, что хотелось, чтобы сон стал явью. Тело было лёгким, при желании даже можно было бы взлететь, просто оттолкнувшись от земли. Кто-то легонько и практически невесомо коснулся плеча Саске. Прикосновение показалось чем-то знакомым, и, когда он обернулся, глаза расширились. Буквально на одно мгновение Саске увидел своего брата, но потом он просто исчез так же быстро, как и появился. Не зная, что делать и не желая расставаться вновь, младший Учиха сорвался с места и побежал вперёд. Вперёд в неизвестность. Она манила к себе и пугала одновременно. На минуту показалось, что никакой беды в его жизни не было. И когда он проснется, то все будет хорошо и даже лучше, чем было. Но это лишь глупая мечта, которая полностью перечеркнута реальностью. Сны для этого и нужны, чтобы расслабиться и отвлечься от проблем. А иногда через них с нами связываются те, кого уже нет в живых. Это единственное место, где люди соединяются вновь. Сны действительно восхитительны. Так много смысла они могут принести. Человеческий мозг может запоминать картины, которые видят глаза, и проектировать. Все сны идут от головы. Голова Саске забита проблемами, и в своём сне он отдыхает от боли, которая не хочет отпускать. А он бежал вперёд и вперёд, не останавливаясь. Перед глазами мелькала вся жизнь. Детство. Юность. Взросление. Казалось, протяни руку и попадешь в те дни жизни. Но это всего лишь мечты. Всего лишь мечты… А Саске так хочется, чтобы это было реальностью, но увы. Образ брата то появлялся, то исчезал из виду. И кажется, Саске звал его по имени, но ничего не произошло. Внезапно белое пространство стало тьмой, и он проснулся, обнаружив, что над ним склонилась Карин.

— Ты в порядке? — задала вопрос девушка немного сонным голосом.

У Саске отныне ничего не в порядке. Ему нужен тот, кто вытащит его из тьмы. И чем скорее, тем лучше. Карин было достаточно одного взгляда, чтобы понять это.

Ликорис. Глава 6

Это началось снова.

Сакуре кажется, что она сходит с ума. Девушка готова поклясться, что призрак Итачи снова начал преследовать её. Почему именно она?

Прошло всего несколько дней после того, как она была у Саске. За эти дни Сакура не могла отделаться от ощущения, что за ней следили. Но как только она фокусировала взгляд там, где ей казалась тень, на месте ничего не было. Девушка часто ловила себя на мысли, что ей все это кажется. Просто кажется и все. Она постоянно перенапрягается, отсюда и идут её глюки. Но Сакура уже не знает, верить ей в собственную теорию или нет. Голова и так болела из-за низкого кровоснабжения, плюс, к этому добавились непонятные глюки. Краем глаза, всего лишь на секунду, она видела размытый силуэт. И все бы ничего, если бы эти видения не повторялись часто. Да и странности на этом не заканчивались. У Сакуры нередко случалось, когда она чувствовала чьё-то присутствие. С одной стороны, девушке было даже смешно, а вот с другой, явно было не до смеха. Сейчас Сакура допускает мысль о том, что все это правда. Слишком много совпадений за несколько дней. Тогда если это правда, то получается, что она не такая, как все? И, если снова это можно считать за правду, что ей нужно делать? Девушка никогда не относилась скептически к миру и считала, что в нём есть место для мистики. Однако сталкиваться с ней она не готова. Видимо, выбора у неё нет. А те, кто говорят, что выбор есть всегда, забывают, что это иллюзия выбора. За людей давно все решено, а им остаётся только плыть по течению. Сакура не готова, совсем не готова. И как реагировать на то, что происходит вокруг неё, тоже. Самое обидное было то, что рассказать про это особо некому. Ино не поверит, к тому же она все ещё злится на Сакуру. Сакура ведь не может разорваться на несколько частей и уделять время всем. Даже при всем желании она не может сделать это чисто физически. Дружба дружбой, а понимать такие вещи и брать во внимание стоит. Так что, исходя из этого, Ино точно не поверит и скажет, что Сакура совсем сошла с ума из-за Саске. А если она права? Наверняка Ино добавит, что её подруга заразилась безумием. Но Саске никогда не был безумцем, он просто в отчаянии. И что плохого в том, чтобы помочь ему? Как говорил один человек: На самом деле всё мы родственники.* Поэтому желание Сакуры вполне обосновано.

Не исключено, что Сакура вбила себе в голову, что что-то видит, поэтому ей кажутся те или иные видения. Ведь человеческий мозг может сыграть злую шутку с теми, кто зациклен на чем-нибудь достаточно долгое время. Ведь, если девушка что-то возьмёт в голову, будет долго об этом думать. Хотя… вряд ли. Что Сакура вообще знает о призраках, а в особенности об Итачи? Собственно, ничего она толком-то и не знает совсем. Её знания поверхностны. Конечно, звучит немного бредово, но ей не помешало бы разузнать больше о нём. Если бы она знала всю ситуацию и все отношения в семье у Саске, то это бы ей помогло. Сакура бы знала с чего начать и как помочь. Увы, она об этом поздно догадалась. Девушка начинает бросаться из крайности в крайность, накрученная последними обстоятельствами. Она хоть и взрослый человек, но порой ведёт себя немного по-детски. Видит ли она на самом деле что-то или это игры её разума, сама Сакура не в силах разобраться. Ситуация и вправду слишком запутанная. Однако никто, кроме Сакуры, решить её не может. Как только Саске появился, её жизнь круто изменилась. И эти изменения преследует девушку до сих пор. Он ей во многом помог, и если Итачи хочет что-то взамен, то она с радостью вернёт долг. Почему Харуно считала именно так, никто не в силах объяснить. Просто она чувствовала, что что-то от неё хотят. Что-то, что касается Саске. Глюки, может быть, это все, но помочь парню все равно надо.

Сакура, как только в её голову пришла первая догадка, сразу засела читать в интернете статьи о призраках. Поначалу такая ситуация веселила. Значит, девушка действительно поверила в то, что видела, а в первую очередь — в себя. Но чем больше она читала обо этом, тем меньше ей хотелось смеяться. Выискивая глазами нужную информацию, Сакура приходила в ужас. Призраки приходят только тогда, когда им что-то нужно. Чаще всего они хотят уберечь своих родственников или друзей от опасности. Они могут общаться через предметы, животных и даже людей, способных их видеть. Такие люди никто иные, как медиумы, проводники между двумя мирами. Между нижним и верхним, миром мёртвых и живых. Верить этому или нет? Если она поверит, то Сакура признает своё поражение перед видениями. А если не поверит, то ничего толком-то не изменится. Смс отвлекла девушку от своих раздумий. Она увидела сообщение от Карин, которое высветилось на экране, гласило оно о том, что снова Сакуре придётся ночевать у Саске. Она даже немного вздрогнула. Не очень хотелось в то место, стены которого давили на тебя. Но, видимо, ничего не поделаешь. К тому же, если удастся разговорить Саске, можно будет узнать информацию Итачи. Хотя и тут могут быть свои трудности: во-первых, проблема заключается в самом Саске, а, во-вторых, вряд ли ей это поможет. Сакура запрокинула голову наверх, закрыв глаза, и дотронулась до лба. Похоже, она точно сошла с ума. Значит, она склонилась к первому варианту: поверить во все это и постараться понять, что от неё хотят. Жребий брошен. Пути назад нет.

Сакура, выходя из своей квартиры, на минуту снова увидела, как что-то мелькнуло в стороне. Она уже настолько к этому привыкла, что перестала реагировать. Всё-таки ей не кажется, неа. Теперь она точно в этом уверена. Как только девушка решила поверить, странности опять вернулись к ней. А ведь все началось с огромного зеркала на кухне. Но была одна несостыковка. Странные события начали происходить спустя месяц, а не сразу. И Сакура, кажется, знает ответ. Достаточно вспомнить то, что она читала, когда искала информацию. Её, возможно, хотят предупредить о надвигающейся опасности. Чем дальше в лес, тем ближе к сказке. Если девушка кому-нибудь об этом рассказала, точно бы покрутили пальцем у виска. Ну и пусть. Сакура и так это знает. Однако что-то было не так. И тут она вспомнила о странном мужчине, который приходил и произвёл не особо хорошее впечатление. Зря она тогда не рассказала о нём Саске. Но сейчас время уже ушло. А, возможно, это и к лучшему. Вдруг он и есть угроза? Это точно диагноз, Сакура, подумала девушка. Нет, она была умной, и всегда в её голове рождались верные мысли. И в этот раз она решила все же довериться себе. В конце концов, шестое чувство никогда не подводило. Дом Саске уже близко. Что же, бой начинается.

Душно. В доме нечем дышать. И как только Саске тут находится? Наверное, дело привычки или что-то другое. Первым делом Сакура поспешила открыть все окна, а то такое ощущения, что помещения проветривали год назад. Было одно место, куда не могла попасть девушка. Та самая запертая дверь, под которой сейчас стояла Сакура. Глупо, конечно, полагать, что, если она туда попадёт, это ей что-то даст. У Саске сегодня хорошее настроение, можно попытать удачу и попросить ключи под предлогом уборки. Но это надо обладать огромной удачей, чтобы Саске не только не послал, но и ключи дал. Фортуна обычно на стороне девушке, но на такой шаг она не решилась. Одно упоминание имени брата может заставить Саске в считанные секунды прийти в ярость, а тут просьба о комнате. Нет, глупая затея. Да и вряд ли там найдётся то, что может помочь. Зато можно просто поговорить с Саске о чем-нибудь. Давно Сакура так не делала, поскольку боялась его реакции. Карин сказала, что сейчас ему нужно общение, так что это, пожалуй, не такая и плохая мысль. Во всяком случае, ничего плохого произойти не может. Если, конечно, девушка не затронет темы, касаться которых не стоит. В последнее время она стала слишком смелой и уверенной в себе. И тут Саске влияет на неё, хотя это происходит незаметно. Постояв ещё немного под дверью, Сакура все же решила пойти к Саске. Они не виделись несколько дней. Девушка никогда не забудет тот взгляд полный боли. Не забудет то, что видела. Не забудет то состояние, когда тебе больно, а ты не можешь об этом никому рассказать. Это надолго останется в её памяти. Сакура хотела знать, что он чувствует, и она это получила. И теперь она определённо должна вытащить Саске и научить его жить заново. Если от неё хотят что-то потусторонние силы, значит, она может помочь. Больше шанса не будет. Никогда. Это будет сложно, но она сможет справиться, это точно. Саске, несмотря на свою слабость, которая окружила его сейчас, на самом деле был силен духом. Надо его заставить поверить, а дальше он сделает все сам. А заставить его что-то сделать – самое трудное, что есть на свете. Но Сакура тоже баран, так что ситуация не в тупике. Вот только о чём с ним разговаривать, девушка пока не знает. Она очень медленно подходила к его комнате. Тем для разговора так и не нашлось. Однако с ним можно говорить о чем угодно, ведь Саске прекрасный собеседник. Сакура постучала в дверь, а потом зашла, не дожидаясь ответа. Саске сидел в кресле, закрыв глаза и запрокинув голову наверх. Рядом с ним, на маленьком столе, лежал домашний телефон. Очевидно, он ждал какого-то звонка. Как только девушка вошла, Саске перевел свой взгляд на неё.

— Кого-то ждёшь? — спросила Сакура, кивая на трубку.

Саске кивнул. Было видно, что он сомневался, говорить девушке всю правду или нет.

— Изуми должна позвонить, но ты вряд ли её знаешь. — он пожал плечами.

Сакура действительно не знала эту девушку, а имя слышала первый раз. И Наруто с Карин тоже не знали её. Это было странно. Саске не доверяет незнакомым людям, значит с Изуми они явно давно знакомы. Интересно, кто же она? Наверное, Сакура сейчас выглядела, как ревнивая половинка, но это было не так. Ей просто интересно, кто эта девушка, звонок которой Саске ждал. Может, она тоже представляет собой угрозу, как и тот мужчина? Ничего не исключено. Кто же эта загадочная девушка? Саске ни с кем в последнее время не разговаривал по телефону. Видимо, есть человек, представляющий собой исключение. Сакура точно знала, что у Саске не было человека, которого он любит. Так что, вряд ли Изуми была его девушкой. А если так оно и было, то Сакура наоборот за него рада. Есть тот, кто может помочь ей. Хотя эта теория, на первый взгляд, была немного глупой. Но девушка всё же решила спросить.

— Ты мне не скажешь, кто это?

Наверное, Сакура, действительно, выглядела, как ревнивая половинка, которая пытается выяснить, изменяют ей или нет. Был бы Саске в нормальном состоянии, то наверняка бы рассмеялся над этой ситуацией. Однако ничего не произошло, а он просто спокойно ответил на вопрос:

— Невеста, — сделав короткую паузу, Саске на минуту стал мрачным. — Невеста Итачи.

Вместе с Саске помрачнела и Сакура. Ей даже стало стыдно за свои мысли. Очень жаль, что она смогла подумать на такое. Девушка извинилась, но Саске только махнул рукой, мол, ничего страшного да и извинения не нужны. Снова то, что хотела Сакура, она это получила. Ей нужна была хоть какая-то информация про старшего брата — и её предоставили. Возможно, он тоже приходит к Изуми, как и к Сакуре. Девушка вообще первый раз слышала, что у него была невеста. Грустно. Сломалась судьба не только Саске, но и той девушки. Смерть и правда забирает лучших и всегда неожиданно. Сакура на своей шкуре убедилась в этом, наблюдая за тем, как плохо её другу. Другу, которому она обязана помочь. Ей действительно стало грустно от этой ситуации. Сакура не хочет знать, чтобы было с ней, если бы умер её молодой человек. Как вообще можно пережить такое и не сломаться? Нет, надо не сдаваться. Вот, что главное. Девушка внимательно посмотрела на Саске. Плечи немного напряжены, но опущены. Взгляд стеклянных глаз. Сами глаза, которые закрыты с левой стороны челкой. И руки сжатые в кулаки. Сакура осторожно касается его плеча, пытаясь расслабить, но напряжение не спадает. Затем приподнимает челку Саске и заправляет её за ухо. В этот момент она понимает, что находится слишком близко к нему. Кожей можно почувствовать чужое горячее дыхание. Саске убирает её руку, и Сакуре кажется, что она видит в его глазах какие-то эмоции.

— Что ты делаешь, Сакура?

Девушка смутилась. А ведь правда, что она делает? Она просто коснулась его, а потом захотелось поправить волосы. Вот и все. А Саске смотрит на неё так, словно она сделала что-то запрещенное и незаконное. Она всего лишь убрала челку. Саске, хоть и взрослый, но иногда внешностью он похож на ребёнка. Даже захотелось погладить его по голове. Хорошо, что Сакура этого не сделала. Теперь понятно, почему девушки так охотно влюбляются в него и пытаются обратить его внимание на себя. Все из-за красивой внешности. Девушка ведь тоже была влюблена. И ей стыдно из-за того, что она любила его из-за внешности. Но как только они познакомились поближе, благодаря Наруто, то Сакура поняла, что ничего не знает об этом человеке. Так что, она не только изменила своё мнение, но и поняла ещё одно: её собственные чувства обременяют Саске.

— У тебя красивые глаза. Не надо их прятать. — быстро выкрутилась из ситуации Сакура в то время, как он продолжал на неё смотреть.

— Не думаю.

Больше он ничего не сказал, а девушка отошла от него. Слишком близко она находилась. Слишком. Зато ей удалось увидеть, что эмоции к Саске возвращаются. Хоть постепенно, но это так. Да и таким образом она отвлекла его от неприятных воспоминаний, связанных с Изуми и Итачи. И снова её мысли о нём. Действительно ли это происходит на самом деле или это плод её воображения? Сакура-то сделала свой выбор, но вот про настоящую реальность она ничего не знает. Да и что вообще такое «настоящая реальность»? Явно не то, что мы видим глазами. Все не так, как кажется на первый взгляд. Действительность воспринимать только глазами очень сложно. И то, что видит Сакура, — слои нижнего мира. Девушка вздрогнула, услышав телефонный звонок. Однако Саске не спешил брать трубку, а скорее все было с точностью наоборот. Он еле вздрагивает, как и Сакура, переведя глаза на номер. Что-то подсказывало ей, что это явно не Изуми звонит. Тогда кто? Реакция у Саске такая, будто его снова задели за живое. Будто снова напомнили ему об Итачи. Девушка смотрит на него с вопросом в глазах, но тот молчит. Только он хотел ответить, как прозвучал щелчок и сработал автоответчик. Саске поднес трубку к самому уху, будто не хотел, чтобы Сакура слышала. Но она слышала, от этого ей стало понятно, почему парень не хотел говорить. Её догадка оказалась верна.

«Саске, — мужской голос звучал ровно, он был немного хриплый. Наверное, его обладателю где-то за тридцать. — ты по-прежнему на меня злишься? Прости, но я правда не мог быть там. Но я сделаю все, что в моих силах. Не волнуйся. Ладно, ты игнорируешь меня, но зачем не обращать внимание на родителей? Им тоже тяжело, Саске. Пойми это. Фугаку-сан не со зла тебе это все наговорил. Если сердишься на него, то хотя бы матери своей позвони. Ей не хочется терять сразу обоих сыновей.»

Гудок и Саске мрачнее тучи. Голос Сакуре не знаком. Тут она вспомнила, что Карин говорила, что иногда ему звонят родственники. Очевидно, что сейчас позвонил тот, с кем состоял в родстве Саске. Дела в семье, судя по сообщению, хуже некуда. Родители не могут достучаться до младшего, а теперь и единственного сына. Разве, когда случается беда, родственники не должны быть вместе? Возможно, Итачи хочет, чтобы между ними снова царил мир, поэтому и преследует Сакуру. Но это всего лишь догадка.

— Кто это был? — очень робко спросила она. Было видно, что Саске на грани того, чтобы не сорваться на агрессию. Зря она его сейчас спросила. Не лучшее время.

— Шисуи. Кузен, друг моего брата.

— Он прав. Почему ты не хочешь уладить конфликт с родителями?

Сакура ступает по тонкому льду, который вот-вот треснет. Но она этого не боится.

— Сакура, это не твоё дело. У меня все под контролем. Отстань с этим. Раздражаешь.

Девушка снова подошла слишком близко. Снова она чувствует кожей его дыхание. И отчётливо видит в его глазах боль. Если она — та, кто может ему помочь, если она — единственная надежда, то Сакура исполнит свой долг. Саске смотрит на неё холодным взглядом, но она отлично держится перед этим натиском и не сдаётся. Сакура касается своей рукой его груди, чувствуя ладонью, как бьётся сердце в грудной клетке.

— Я говорила, что всегда буду рядом, помнишь? Я помогу.

Саске молчит и просто смотрит на неё. Ему так и хочется сказать простое элементарное спасибо, но слова застряли в горле. Но Сакура и так все понимает без слов. Ведь бывают моменты, когда слова совсем не нужны.

Остаток дня прошёл спокойно. Где-то через час позвонила Изуми, и пока Саске с ней говорил, Сакура успела приготовить ужин. Рис немного подгорел из-за того, что парень её не вовремя отвлек, но было вкусно. Потом наступила ночь и пора спать. И Сакура, как всегда, не могла уснуть. Из-за разговоров с Саске она напрочь забыла всю мистику. Это хорошо, когда есть человек, с которым можно забыть все свои проблемы. Однако это не тот случай, где стоит забывать. За прошедшие часы девушка не замечала ничего необычного. Может, она поддалась влиянию воображения и уставшего мозга? Странно, что видения временно не одолевают её. Или же это своеобразная пауза перед чем-то. Сакура не знает наверняка. Долго размышлять ей не пришлось. Веки сами становились тяжелыми, и клонило в сон. И, в конце концов, девушка уснула. Однако сон не был спокоен, как ей хотелось.

Опять снились вороны. Они были повсюду: справа, слева, наверху, внизу. А сама Сакура парила в воздухе, не чувствуя собственного тела. Да и было оно у неё вообще? Хотелось поскорее проснуться, чтобы этот кошмар закончился. Но не тут-то было. Где-то вдалеке девушка заметила силуэт. Конечно, она его узнала. Его сложно было с кем-то спутать. Учиха Итачи. Снова. Не наяву, так во сне. Он молчит, ничего не говорит, но Сакура слышит его слова в голове.

Не допусти того, чтобы Саске начал мстить. Он погубит себя. Только ты сможешь его спасти, Сакура. Только ты.

Ликорис. Глава 7

Кем ты стал?

Люди всегда меняются. В жизни существует множество ситуаций, которые способны изменить характер людей. Изменить полностью, частично. Прививают новые привычки или избавляют от старых. Это нормально, ведь жизнь без этого была бы не жизнью. Все меняется, ничто не может быть вечным. Здания, за основу которых взяты бетонные столбы, когда-нибудь рухнут. Могучие горы, что стояли веками, разрушает вода за несколько лет. Люди рождаются и умирают. Существуют тысячи примеров в природе того, что все меняется. Даже ветер, который дует с востока. Сильные становятся слабыми, хищники — жертвами. Мир движется по спирали, а когда достигает конца, то все начинается снова. И этого не избежать.

Саске уже шестнадцать. И он отлично знает, что все со временем меняется. В этом парень убедился на своём примере. Вот он учится в старшей школе. И как ни странно, Саске снова встретил своих старых друзей, с которыми учился в младшей и средней школе. Кто бы мог подумать, что Наруто с Сакурой будут преследовать его. Но с одной стороны, это было только плюсом. С каждым годом Саске убеждался, что не может без этих двоих. С Наруто они могли целыми сутками разговаривать, играть в игры, драться и все это под крики Сакуры, которая будет ворчать на них и заставлять заниматься. Нет, Саске бы определенно не смог бы без них. Он чувствовал, что они втроём так и пойдут по жизни вместе. Иначе быть просто не может. Постепенно Саске понял, что друзья для него стали чем-то вроде второй семьи. Он мог им доверить секреты, не боясь, что они когда-нибудь будут раскрыты. Проблемы, которые периодически возникали либо у Саске, Наруто или Сакуры, были решены. Искали выход они, естественно, вместе. Было даже забавно наблюдать, как думает Наруто, а за его идеи Сакура била по голове. И вот они снова вместе в одной школе. Краем уха он слышал, что нравится девочке из параллельного класса, которую вроде звали Карин и которая стояла в рейтинге школы после Сакуры, а значит в умственных способностях она перегоняет и Саске с Наруто. Вообще в новой школе много кому нравился Саске. Но он не стал обращать на это внимание, однако Карин его заинтересовала. Так в их компанию добавился ещё и четвёртый человек. Четыре. Ровно столько же, как и в семье Саске. Совпадение, не иначе. Однако, несмотря на то, что Саске доверял своим друзьям, одну тайну он не мог выдать. Это было то, с чем он никогда не сможет поделиться с другими. Слишком огромная цена, чтобы просто взять и рассказывать это.

Дело было в Итачи. Хоть Саске и узнал обо всем, чем занимается его брат, нередко ловил себя на мысли, что лучше бы он не знал. Хранить чужую тайну, особенно такую страшную, оказалось тяжело. Он так и не понимал, почему его брат решился на такой отчаянный шаг. Саске боялся смотреть ему в глаза, боясь увидеть в них что-то злое. Сам Итачи тоже изменился. Не во всем, а в некоторых деталях, которые с первого взгляда заметить было трудно. Взгляд стал более холодным. Но, глядя в глаза, нельзя было сказать, что они принадлежат убийце. Скорее человеку, который сильно устал от жизни. Родители так и не узнали обо всем, а Мадару Саске больше и не видел. Порой у него создавалось чувство, что этот ужасный человек наблюдает за ним. Он уверен, что три года назад Мадара видел его в окне. Было это правдой или нет, Саске этого не знал. На самом деле ситуация зашла в тупик. Он бы все отдал, лишь бы жизнь пришла в привычное русло. Где все было хорошо, а каждый день приносил что-то новое и интересное. Но больше такого не будет. Те времена, когда можно было расслабиться, уже прошли. У Саске свои проблемы, а у его брата теперь свои. И они больше никак не пересекаются. Только изредка, когда Итачи приходит в гости на выходных. Как-то раз Саске видел его большой дом. В голову пришла мысль о том, что, возможно, можно было бы пожить с ним. Раньше братья были очень близки, но как только Саске начал взрослеть, они отдалились друг от друга. И это было обидно. Он бы отдал все, чтобы вернуть прежние отношения. Конечно, он знал, что у Итачи есть своя личная жизнь. Саске понимает, что мир крутится не только вокруг него. Но ему уж слишком хочется вернуть прошлое, что так далеко. Ничто не вечно, даже узы между людьми. Отпустить человека сложно, ведь с ним тебя связывает очень многое. Воспоминания просто так не отпустят тебя, а впоследствии вызывают ностальгию. А ностальгия тот ещё зверь, который очень долго будет давить внутри. В конце концов, не только отпускать сложно, но и расставаться с чем-то таким привычным для тебя. Каждый человек оставляет свой собственный след в душе. И чем важнее человек, тем больнее, когда он удаляется. Саске все прекрасно понимает. Рано или поздно это должно было случиться, ему не удержать Итачи при себе. Но он не думал, что это случится при таких обстоятельствах. Хранить втайне от всех этот секрет – очень сложно. Это та самая тайна, которая давит. Саске не может перестать думать об этом. Ему постоянно кажется, что произойдёт что-то страшное. Чем дольше нет брата, тем острее это чувство. Это правда нормально, но парень из-за этого сходит с ума. И даже слова Итачи о том, что не стоит волноваться о нём, не могут успокоить Саске. Что испытывает брат, ощущая тяжесть пистолета в руках? Что он чувствует, глядя жертве в глаза? Сложно представить, какого это — отнять чью-то жизнь, почувствовав себя богом на мгновение. Младший Учиха не хочет об этом знать. Для его восприятия мира так будет лучше.

Порой у Саске бывает очень странное состояние. В груди неприятно давит, а на душе паршиво. Это происходит без причины, просто так. Чем-то похоже на депрессию, но не дотягивает. Все надоедает, ничего делать не хочется, а любимое занятие не приносит удовольствие. Саске начал курить. Это плохо, но ему все равно. Ему нравится смотреть, как тлеет сигарета, а дым поднимается наверх по направлению ветра. Нравится ощущать горький привкус и чувствовать, как легкие наполняются никотином. Саске много курит, когда находится в таком состоянии. Плевать, что потом болит голова, а дышать полной грудью больно. И так плохо морально. Какая уже разница. Когда Саске плохо, он не может об этом никому сказать, потому что люди не поймут. А если и поймут, то будут приставать с дурацкими советами, которые никому не нужны. Так всегда происходит. Именно поэтому он привык проводить время в одиночестве, потому не хотелось срываться на друзей. У них полно своих проблем, а тут ещё он со своим нытьём. А иногда Саске и вовсе кажется, что, кроме как ныть, он ничего не умеет. Грусть, тоска, печаль — частые гости в голове. Чувства давят на него и не хотят отпускать. И зарождаются сомнения о том, что никто тебе не поможет. А самое паршивое то, что ты сам себе не можешь помочь. В такие моменты Саске хочет быть один. И он понял, почему так происходит. Причина кроется в Итачи. Какая ирония. То, что любишь, приносит очень много боли. Саске переживает из-за него, поэтому и происходит такое. Хорошо, что состояние появляется редко, но длится достаточно долго. Единственное, что может отвлечь, это определенно друзья. Саске в который раз убеждается, что он им очень много обязан.

Саске, Сакура, Наруто и Карин по традиции возвращались домой. Как всегда, они шли на станцию, где садились на электричку. Обычно они ждали Сакуру, когда та закончит с делами в своём литературном клубе. Сам Саске и Наруто ходили на кендо, а Карин была занята в клубе фотографий. Погода была хорошая. Тёплая, дул прохладный ветер, а на небе не было облаков. Саске шёл, полностью погружённый в свои мысли, пока Наруто о чем-то рассказывал девушкам. А Учиха снова думал о своём брате. Даже сейчас, когда друзья рядом, он не мог думать ни о чём другом. Он виделся с Итачи в последний раз давно. Сердце подсказывало, что что-то могло случиться. Как бы Саске не старался отгонять от себя плохие мысли, но они буквально окутали его. Он не в силах противостоять им. Рано или поздно, его самые ужасные опасения сбудутся. Что он будет делать тогда? Саске не обращал внимания ни на что. Ни на хорошую погоду, ни на друзей. Он чувствовал, что что-то меняется в нём самом, и отныне все будет по-другому. Наверное, так всегда происходит, когда сталкиваешься лицом к лицу со своей проблемой, которая может изменить тебя, сломать, опустошить. Казалось, что причин нет, но Саске так не казалось.

— Эй, — парень почувствовал, как кто-то коснулся его плеча. Голос принадлежал Наруто. Будто чувствует, когда надо отвлечь разговорами. — Ты чего такой грустный? Случилось что?

Саске убрал руку с плеча и развернулся к Наруто лицом. Он шёл впереди всех, а сейчас, когда они остановились, столкнулся с тройкой любопытных глаз. Оно-то было и понятно, ведь, в конце концов, они волнуются о нём. Говорить им правду он не собирался, хоть так хотелось это сделать. У Саске нет сил, чтобы молчать, но его долг — хранить тайну. Он сам на это подписался. Прошло уже три года, а эту тайну беречь сложно. Но когда дело касается Итачи, то Саске готов проходить испытания. Он никогда не предаст тех людей, которые ему дороги. Никогда. Будь он проклят, если случится что-то подобное. Да, тяжело. А никто и не говорил, что будет легко. Саске сделал свой выбор.

— Ничего, просто задумался. — наконец сказал он, делая вид, что ничего его не тревожит.

Нельзя поддаваться эмоциям. Учиха он или кто? Саске поймал на себе взволнованный взгляд Сакуры. Неужели она что-то заподозрила? А ведь она прекрасно может угадать его настроение, впрочем, как и Наруто. Они ведь росли вместе, поэтому легко могли понять, что гложет друга. И даже такую неприступную крепость, как Саске, можно было прочесть. Он умело скрывает свои эмоции, однако глаза выдают владельца. Они горят, бледнеют. В них отображается целый спектр. Не зря говорят, что глаза это зеркало души. Саске щурит глаза, когда его что-то тревожит. И Сакура знает этот жест. Даже если она ему не верит, то все равно ничего не скажет. Девушка никогда не спорила с ним, не говорила ничего против, а вообще слушалась во всем. И эта её черта характера Сакуры жутко раздражала. Почему она не может хотя бы слова поперек сказать? Не то что Наруто или Карин. А не сказать, что Сакура какая-то кукла, которая создана только для того, чтобы подчиняться другим. Нет ведь. Такое определение явно не подходит ей. Может быть, причина кроется в чем-то другом? В том, что Саске никогда не рассмотреть из-за того, что он вечно зациклен на своих проблемах. Проблемах, которые он сам себе придумал. Так ведь бывает, когда что-то важное крутится под самым носом, но люди этого не замечают.

Оставшуюся дорогу к станции Саске молчал. Но уже не думал ни о чём. Просто наслаждался хорошей погодой, насколько это было возможно. И краем уха слушал, как Наруто, в очередной раз, пытается убедить Карин в том, что они родственники. А в ответ получает, что общая фамилия ничего не значит. Учиха и не заметил, как поравнялся с Сакурой. Она шла, опустив голову вниз, словно чувствуя плохое настроение Саске. Возможно, она и вправду это чувствовала, либо у неё просто пропало настроение. Парень не заметил, как их компания оказалась в пункте назначения. Саске ненавидел электрички и вообще общественный транспорт. Ему легче пройтись пешком, чем быть прижатым к дверям толпой. В вагоне, как всегда, было много народа. Первой выходит Сакура, потом Саске, Наруто, Карин. Последняя живет дальше всех. Могла бы добираться на метро, но мать работает в больнице две смены, поэтому она сначала идет к ней, а потом домой.

Саске не заметил, как Сакура помахала всем рукой и вышла. В голове не было никаких мыслей, он просто смотрел в одну точку, делая вид, что думает о чем-то важном. Сакура вышла из вагона, провожаемая взглядом Учихи. Он точно знает, что она нравится Наруто. Причём последний этого не скрывает. И что он мог в ней найти? Хотя Саске знает что. Взрывной характер Сакуры, её широкий лоб, который она считает недостатком. Внешность ведь не главное, как считают некоторые люди. Голос диктора оповестил Саске о том, что следующая его остановка, выводя того из транса.

Он и не заметил, как пришёл домой. Саске шёл на автомате, ноги сами его вели в то время, как он смотрел себе под ноги. Отца не было дома, наверное, задерживается на работе. Парень прошёл на кухню, чтобы оповестить свою маму, что он дома. Но её тоже не оказалась, а на столе была записка, что она уехала в магазин. Саске кинул рюкзак и пакет с формой где-то около двери, а потом сел на диван, пытаясь расслабиться. Но, к сожалению, этого у него не получилось. Мрачные мысли снова вернулись к нему. Где так долго может находиться Итачи? Неужели он забыл, что есть люди, которые сходят с ума, ожидая его возвращения? Саске чувствовал, как собственное сердце предательски громко стучит. В последнее время он слишком много волнуется. Нужна срочно сигарета, чтобы успокоиться. Никто не знает, что Саске курит. Отец бы наверняка начал капать на мозги, узнав об этом. Парень не дурак, ничего не рассказывает. Он быстро поднимается наверх в свою комнату, туда, где он спрятал последнюю пачку. Как только зажигается зажигалка, он успокаивается. Окно всегда открыто, так что проблем с запахом в комнате не было. Саске лёг на кровать, теперь уже единственную здесь. Он смотрит, как дым поднимается над ним, а в следующий момент Саске закашлял, слишком сильно затянувшись. Приняв вертикальное положение, он ещё долго кашлял. Тишину прервал звонок в дверь, и Саске быстро тушит сигарету об подоконник и выкидывает в мусорное ведро рядом с дверью. Почему-то сердце опять бешено стучит в груди, словно минута и оно остановится. Подходил к двери он медленно, ноги как назло не хотели идти. Саске замер на пороге, только-только открыв дверь.

— Ну ты и гад. — первые слова сорвались сами с губ, как только их обладатель увидел того, кто пришёл.

— Я тоже рад тебя видеть, братишка.

Саске смотрит на Итачи и впервые не знает, что ему сказать. Перед ним причина его бед, а он не знает даже с чего начать разговор. Он столько дней сходил с ума в ожидании, а сейчас совершенно ничего не чувствует. Саске слишком много переживал из-за него, чтобы говорить что-либо. Он было уже хотел просто задать вопрос, где он был, но его опередили:

— Можешь аптечку принести?

Саске так и застыл на месте с открытым ртом. Когда Итачи зашёл внутри, то он только тогда увидел, что на щеке у брата пластырь. Казалось, сердце пропустило удар. Неужели его волнения были не напрасны? Саске трясущимися руками достал из шкафа аптечку и подал её Итачи. Тот молча взял её и пошёл на второй этаж, оставив младшего брата в недоумении.

И это всё? Ни привет, ни как дела, вообще ничего. Саске не привык к тому, что образ идеала исчез, а на его место пришёл незнакомый человек. Но что бы Итачи не делал, он все равно останется его братом. Тем человеком, который находился рядом с детства. Саске хоть и злится, но всё понимает. Просто ему обидно, что его игнорируют, когда внимание особо нужно. Привычка постоянно требовать к себе внимания ни к чему хорошему Саске не приведёт. Он все пытается понять, где тот самый переломный момент, когда они начали отдаляться друг от друга. Наверное, это случилось в то время, когда началась заварушка с Мадарой, имеющая неприятные последствия до сих пор. Если Саске хочет вернуть прошлое, то нужно очень хорошо постараться. Сейчас идея о том, чтобы жить вместе, кажется не такой уж и абсурдной. Быть может это действительно поможет. Саске нужен покой в душе, а до тех пор, пока он будет переживать за брата, покоя ему не видать. Даже забавно осознавать, что его жизнь целиком зависит от Итачи. Это и есть та самая привязанность, которая тянется с самого детства. А что было бы с ним, если первоначально отношения между ними были бы другими. Саске чётко помнил, как в детстве его постоянно сравнивали с Итачи. И это не то чтобы злило, но раздражало. И если бы в данной ситуации Итачи бы повёл себя по-другому, то Саске вырос бы другим человеком. Все-таки от окружения слишком многое зависит. Саске уже изменился под его влиянием. Хорошо это или плохо, никто не знает наверняка. Существует такое высказывание: что ни делается, все к лучшему. Саске бы так точно не сказал. Потому что есть некоторые эпизоды в его жизни, которые он хочет изменить. Но, увы, это невозможно. Все, что он сейчас может, это постараться изменить сложившуюся ситуацию. Это точно в его силах. Саске точно знает, чего он хочет. Вот он наблюдает, как Итачи спускается вниз и отдаёт обратно аптечку. Молча. Он молчит, и Саске из-за этого на взводе. Он прекрасно видит, что тот хочет уйти. Он такого не допустит.

— Нии-сан, — голос Саске заставляет того остановиться на полпути. — Можно с тобой поговорить? Это важно.

Младший Учиха ожидал, что он скажет нет, коснётся лба, прозвучит фраза, после которой Саске будет не в силах сопротивляться, и всё, конец. Но этого не последовало. Итачи посмотрел на него и только кивнул, а Саске казалось, что за спиной выросли крылья. Это правда происходит с ним? Может быть, действительно есть шанс все исправить. Чем скорее он начнёт разговор, тем лучше. Слова сами найдутся, их даже подобрать не составит труда. Саске сомневается, стоит игра свеч или всё начнётся по новому кругу, постепенно набирая обороты. Если удастся убедить Итачи в том, что он достаточно взрослый, чтобы жить с ним, то душевный покой наступит. По крайней мере Саске не будет так сильно переживать, зная где его брат, потому что будет жить рядом с ним. А если не получится, то Саске изменится явно не в лучшую сторону.

— Я тут подумал, что уже достаточно взрослый, чтобы распоряжаться своей жизнью, — собственные слова казались бредом, но надо продолжать. — Могу я жить с тобой? Не стесню, сам знаешь. Тебе будет не скучно, да и мне добираться до школы нужно будет только на автобусе, а не давиться среди толпы в электричке. Ну так что?

— Зачем тебе это? Знаешь ведь, что со мной небезопасно. — Итачи отрицательно покачал головой, чувствуя, что его брат просто врет, не желая рассказывать настоящую причину.

Ответ убил. Саске чувствовал, как начинал злиться. Неужели ему так сложно обратить своё внимание на младшего брата, который с ума сходит из-за него? Неужели он не понимает, что является причиной его бед. Саске и не заметил, как высказал свои мысли вслух. На минуту стало стыдно. Зря он так погорячился, надо было держать себя в руках. Зато на Итачи это подействовало.

— Ладно, — сказал он. — Пусть будет по-твоему, но учти, что я тебя предупредил. Можешь собирать вещи. А я пока останусь, пожалуй, давно дома не был.

Саске стоял и глупо улыбался. Теперь всё изменится. И правда, ситуация изменилась в лучшую сторону. Вот только ничто не вечно.

Ликорис. Глава 8

У каждого из нас свои демоны. А демоны Саске опаснее всего, потому что именно они нашептывают ему в уши о том, что в этом мире у него ничего не осталось. А он верит им, и от этой веры становится только хуже. Его внутренние демоны настолько сильны, что он не может их не слушать. Саске полностью во власти своих демонов. И чтобы их победить, потребуется немало сил и времени. И, разумеется, тот самый луч света в царстве тьмы, который так ему необходим.

Сакура не понимает, что происходит вокруг неё. Сон ли это или же реальность, а может быть все уже перемешалось, и невозможно отличить, где иллюзия и где реальность. Она по-прежнему висит в воздухе, не в силах пошевелиться, а на неё смотрит пара чёрных глаз. Точно таких же, как и у Саске. Почему-то сейчас в голову пришла мысль о том, что Саске может повторить судьбу своего брата. Откуда она это знает? Предчувствие или что-то совсем другое, что сейчас не подвластно ей, но где-то дремлет внутри неё самой? Слова Итачи все ещё эхом отдавались в голове, и Сакуре кажется, что она разучилась дышать. Что-то подсказывало, что Саске умрет. Что-то, что заключено внутри неё, буквально вопило о опасности. Все было так, как и думала девушка. Итачи приходил, чтобы предупредить, попросить о помощи. Вот только почему именно она? Разве не легче было придти к Саске? Сакура ведь ему никто, они даже нормально не были знакомы, лишь формально. Но сейчас это все отходило на второй план. Девушка буквально чувствовала, как её переполняет непонятная энергия. Сон, казалось, не хочет заканчиваться, а Итачи был все ближе и ближе к ней. Сакура видела только очертания силуэта и глаза, которые смотрели прямо в душу. Ему есть, что сказать, и она прекрасно это видит. Вороны, что окружают их, постепенно исчезают. Растворяются во тьме. Сакуре кажется, что она медленно падает вниз, но внезапно замирает на одном месте. Тело пронзает неприятный холод. И девушка абсолютно не понимает, где она находится и что с ней происходит. Но перед ней все также стоит Итачи и внимательно смотрит. Он может ответить на её вопросы только в том случае, если она того сама пожелает. А Сакуре терять нечего. Тем более разве не она постоянно клялась Саске, что поможет ему и будет с ним рядом? Тогда это были просто слова, но девушка бросила жребий. А отказаться от своего решения нельзя. Снова иллюзия выбора.

— Подожди! — Сакура запаниковала, видя, что Итачи хочет уже уйти. Все чувства вернулись к ней, хотя до этого она была точно уверена, что ничего не чувствовала. — Как мне спасти его?

— Я ведь уже сказал. Ты должна сделать так, чтобы он отказался от мести. В противном случае он рискует оказаться там же, где и я. — взгляд Итачи был печальным. Девушка видела, как он бы хотел все исправить, но шанса у него не будет. Он сделал все правильно. — Контроль в твоих руках, Сакура. Не упусти этот шанс.

Сакура до сих пор ничего не понимает. Ответ на поверхности, но чтобы до него добраться, нужно очень хорошо постараться. В голове как-то не укладывается происходящее. Может, это просто все навсего странный сон, вызванный переживаниями девушки по поводу Саске? Но нет. Что-то явно происходило и будет ещё происходить, а ключ к этим событиям у Сакуры. Действительно, как и говорил Итачи: контроль в её руках. Осталось лишь понять, как она может им воспользоваться. Ведь есть же способ, да? Если на минуту отбросить здравый смысл и вновь поверить во все, что видишь и чувствуешь, как недавно это сделала Сакура, то можно получить ответ и на этот вопрос. Нужна только вера в себя, чего у девушки нет, поскольку она не привыкла, что что-то важное может зависеть от неё. Но причина по имени «Саске» заставляет идти на крайние меры. Подумать так, то получается, что мир бессмысленный. Однако ставка в игре, в которую вступила Сакура не по своей воли, слишком велика. Ставка — жизнь Саске. И если девушке позволено за него бороться, значит она будет.

— Почему именно я? — но вместо ответа Сакура получила тишину. Итачи ничего не ответил. Тогда она задала вопрос, от которого сама была в шоке. Где-то на подсознательном уровне ей хотелось его задать. — Кто я?

Девушке показалось, что материя вокруг неё трясётся. Похоже, только что она нарушила правила игры, в которую её втянули. Но никто не говорил, что нужно делать, поэтому Сакура вправе создать свои новые правила. Она посмотрела на Итачи, и что-то ей подсказывало, что она не зря сказала эту роковую фразу. Но что в ней такого было? Она просто спросила, кто она. Немного глупо, конечно. Она — Харуно Сакура, и никто больше. По крайней мере так она считала до этого момента. Однако было то, что девушка должна о себе знать. Возможно, то, что поможет в первую очередь Саске. Сейчас речь о нём.

— Хороший вопрос, — Итачи оглянулся назад, словно кто-то наблюдал за ними. — тебе надо возвращаться обратно. Я не могу тебе многое рассказать, поскольку это не в моей власти, но слушай меня внимательно. Ты не та, за кого себя принимаешь. Ты отличаешься от остальных людей. Внутри тебя есть какая-то сущность. Я не чувствую точно, что это такое. Сакура, как думаешь, почему я связался именно с тобой? Твоё энергетическое поле открыто для духов, поэтому ты и можешь со мной общаться. Ты похожа на ведьму, но в то же время в тебе есть что-то другое. Ты чувствуешь смерть, как это делают банши. Можно даже сказать, что в тебе идёт борьба. Но кто ты на самом деле решать тебе.

Сакура резко просыпается. Она приподнимается с кровати и хватается за горло. Воздуха катастрофически не хватает. В голове застыл гул. «В первую очередь сделай так, чтобы Саске помирился с родителями. Это твоя первая цель.» Девушка с ужасом понимает, что голос в её голове принадлежит Итачи. Невозможно. Сон, который она видела, был не бредом, а чертовой реальностью! Сакура по-прежнему задыхалась из-за непонятного приступа, а потом внезапно её отпустило. И что это было она так и не поняла. У неё были проблемы посерьёзнее. Девушка встала с постели, и тут же появилось желание заглянуть к Саске. Что руководило ей в данный момент? Словно какая-то неведомая сила заставила её пойти к нему, и Сакура сдалась под её натиском. Очевидно, она сошла с ума. Определённо так оно и было. Но сон был слишком реальным, да и девушка совершенно не уверена, что это был сон. Все было слишком реально. Если верить словам Итачи, но это значит, что она совсем не человек. И что означало: ты сама должна решить, кто ты на самом деле. Ведьма, банши? Девушке кажется, что она ни то и ни другое. Но тогда сразу появляется вопрос: тогда кто. Кем бы она не была, сейчас Сакура не в силах сопротивляться силе, что вела её. Тело не слушалось, словно кто-то управлял ей, как марионеткой. Хотелось кричать от бессилия. Кричать от того, что ты не понимаешь, что происходит. От того, что не можешь найти выход из сложившейся ситуации, а этого никто не способен сделать, кроме тебя. Сакура, словно тень, которая мечется от тьмы к свету, пытаясь найти своё место в этом мире. Хоть она и сдалась, но мысли о сопротивлении не покидают её. Нельзя опускать руки так просто. Сакура слишком далеко зашла в этой игре. Вот она уже стоит в комнате у Саске и тихо наблюдает, как он спит, освещённый светом луны. Девушка чувствовала, что она уже может управлять своим телом и то, что ей управляло, куда-то исчезло. Саске спал так умиротворенно, гармонируя с лунным светом. Казалось, он и есть луна, а Сакура — тень, которая будет следовать за ним. Глядя на эту картину, девушка еле сдерживает слез. Саске не заслуживает того, что навалилось на него. Почему именно он? Самое обидное, что люди не пытаются понять его правильно. Они видят только оболочку, а то, что внутри игнорируется. Разве он заслуживает осуждения, когда больше всего нуждается в поддержке от других людей? Сакуре так обидно из-за этого. Никто не хочет понять его, никто не хочет принимать его таким, какой он есть на самом деле. Никто, кроме них. Все говорят, что от Саске одни проблемы, но девушка не видит в нем источник проблем. Порой люди бывают омерзительны. Им неинтересно, что на самом деле происходит. Они видят только то, что хотят видеть или же вовсе отказываются принимать правду. Саске, как назло, сейчас больше всего нуждается в понимании. И впервые Сакуре спокойно на душе за него, ведь у него есть они. Итачи уже не вернешь. Но даже после своей смерти он будет по-прежнему присматривать за своим младшим братом. В конце концов, они ведь братья. Сакура вместе с друзьями сделает все, что в её силах, чтобы Саске наконец-то понял, что нужно принять случившееся и зажить новой жизнью. Это сложно, но возможно.

Саске является луной, а Сакура его тень. Он погряз во тьме, а она та, кто может его спасти. В её руках ключ к спасению. От неё зависит его жизнь. Разве этого недостаточно, чтобы понять, что Сакура тот самый луч во мгле, что был необходим Саске?

Девушка чувствует, как собственное сердце предательски слишком громко стучит. Только что она поняла кое-что важное, в чем она не могла себе признаться долгое время. Похоже, чувства Сакуры никуда от неё не делись, а только усилились. Просто она очень долгое время скрывала их внутри себя, думая, что таким образом чувства исчезнут. Но она ошибалась. Похоже, ответ на то, почему девушка так отчаянно пытается помочь Саске, найдётся. Сакура любит его и ничего с этим поделать не может. Вот только сама это до конца ещё не понимает. Все-таки обещание, которое она дала самой себе, когда влюбилась в Саске, все ещё удерживает её. Она обязательно поймёт, кто она и спасёт его от смерти. А если не получится, то Сакура готова пойти на гильотину вместо него. Разве не так поступают люди, которые влюблёны? За желанием помочь скрывалось нечто большее. Пусть Саске не ответит на её чувства, но его спасение для неё на первом плане. Что бы не случилось, что бы не произошло. Она всегда будет рядом, как и обещала. И, может быть, когда-нибудь её чувства дойдут до него, но, а пока всему своё время.

Основная задача Сакуры – не дать Саске ступить на путь мести. А первая цель, если верить словам Итачи, это помирить Учиху с родителями. Но есть кое-что ещё, что девушка должна сделать. Она должна узнать, кто она. Потому что это важно. Возможно, что внутри неё сущность имеет какую-то силу, способную спасти Саске. Сакура застыла на месте. И мир вокруг неё вместе с ней. Девушка чувствовала холод, но его источник находился в недосягаемости. Словно в замедленной съёмке, она подошла к Саске и коснулась рукой его головы. Грудную клетку пронзила боль. Но не физическая, а моральная. То, что чувствует он, смогла почувствовать Сакура. Это ужасно, подумала она. Девушка убрала руку, и все вернулось в привычное русло. На сегодня ей точно хватит мистики. Нужно отдохнуть. Возможно, все это всего лишь сон, который закончится, как только проснёшься. Может, это просто шутка мозга. Очень несмешная шутка. Что бы это ни было, а Сакура отправляется спать, чтобы привести свои мысли в порядок. Она просто устала от того, что не понимает, что происходит в её жизни. Не понимает, что творится вокруг людей, которые окружают её. И самое лучшее решение, которое приняла Сакура, это пойти спать. Сон сейчас является лучшим решением, как она считает. Своеобразным спасением от всего того непонятного и необъяснимого, что навалилось на неё. Сакура сбита с толку, она взбудоражена, и ей срочно нужен отдых. В комнате у Саске она не задержалась, а быстро вернулась в свою, массируя виски. Девушка устала, а остатки сна не хотели отпускать. Опускаясь на кровать и устало потирая переносицу, Сакура старается ни о чем не думать. Утром она встанет в здравом уме, а пока не стоит принимать поспешных решений. Принять тот факт, что ты особенный, в тебе идёт внутренняя борьба, плюс ко всему от тебя зависит чья-то жизнь, может не каждый. Девушка ещё долго глядела в потолок, пытаясь переварить ситуацию, что у неё не получилось. Когда в твою привычную жизнь врывается то, что выходит за грань разумного, потихоньку задумываешься, а не сошёл ли ты с ума. А все началось с той ночи, с того злополучного зеркала. И почему-то Сакуре кажется, что это только начало. Начало чего-то большего, чем просто помощь другу (точнее, уже отнюдь не другу). Сама история берет своё начало явно не с той ночи, когда девушка впервые увидела призрак Итачи, а уходит корнями намного дальше во времени, чем можно было представить. От Сакуры зависит многое. Но главную роль ли она играет? Харуно клонило в сон, и она заснула с надеждой на то, что утром это все закончится.

Однако утром ситуация не изменилась. Сакура проснулась с теми же мыслями, что и мучили её ночью. Как она может помочь Саске, если не может разобраться в самой себе? Девушка смотрит на своё отражение в зеркале и пытается понять, как она и недавно произошедшее событие связаны. Вроде как она смирилась с тем, что действительно видела Итачи и это был он, а не воображение уставшего мозга. Но все оказалось намного хуже. Сакура мотнула головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей. Она просто сошла с ума. Ничего не было, а Саске оказался прав: это ей нужны услуги Карин, потому что она ненормальная. Нет, нет, нет. Сакура чувствовала, что не может больше держать свои эмоции под контролем. С каждым разом это удаётся ей все хуже и хуже. Она больше не может влиять на своё состояние. То, что держала в себе: переживание, страхи, бессилие, желание помочь. Вырывается наружу с бешеной силой, не оставляя шанса успокоиться. Дать волю своим эмоциям — то, что не хватало Сакуре так долго. Она падает на колени и складывается пополам, словно раненый зверь. Кричит долго, не жалея горло. Она не желает соглашаться с тем, что происходит в её жизни. Девушка плачет, закрыв лицо руками. Сакура окончательно сошла с ума из-за событий в её жизни. Недалеко от неё взорвалась ваза, разлетевшись на мелкие кусочки. От этого девушка взывала. Так не должно было быть! Самая настоящая истерика вырвалась на свободу. Те рамки, которые поставила себе Сакура в подсознании, полетели к черту. Девушка не помнила себя и очнулась она в тот момент, когда почувствовала, что кто-то поднял её с пола и усадил за стол, обхватив голову руками.

— Сакура, посмотри на меня.

Девушка отрицательно покачала головой, пытаясь вырваться из захвата. Слезы так и продолжали литься рекой. От собственного бессилия; от осознания того, что она не может помочь человеку, который очень многое для неё значит; от того, что ей кажется, будто она сошла с ума; от того, что слишком много от неё хотят. Раз. Сакура опускает взгляд в пол и успокаивается. Два. Она, немного боясь неизвестности, снова поднимает голову. Три. Она сталкивается лицом к лицу с Саске.

— Что?... — вопрос сам срывается с её губ, пока Сакура не понимает, что натворила.

Она видит, что Саске как-то странно на неё смотрит. И только сейчас, когда на глаза попали осколки от вазы, девушка поняла, что произошло. Сакура устроила настоящее шоу, что-то внушив себе. Как ей не стыдно смотреть в глаза Саске после того, что было? Ведь это он сейчас в сложном положении, а не она. Просто девушка, которая настолько накрутила себя, что у неё началась истерика. Казалось, ответ найдёт и все хорошо. Но всегда есть что-то, что выбивает из колеи. Всему виной та ваза, которая взорвалась сама по себе, стоило только Сакуре дать волю своим эмоциям. И, если бы Саске не остановил её, неизвестно, чем бы это закончилось. Девушка смотрела на своего спасителя и не понимала, зачем она это устроила. Ради чего? Она просто не выдержала из-за постоянных видений. Но вмешивать в это Саске, когда у него проблемы похуже и когда он уже сыт по горло от всего и уже на грани срыва, дурная затея. Однако почему-то сейчас, когда девушка смотрела на Учиху, она на минуту увидела прежнего Саске. Того, кого знала всю жизнь. Под маской безразличия он переживает за неё. Или это очередная шутка от судьбы. Сакура больше не знает, чему верить. Все, что она знала, исчезло в один момент.

— Я сошла с ума, — тихо простонала она, отведя от Саске взгляд.

— Вижу, — безразлично ответил он. — Причина?

Сакура застыла. Если она скажет, что с ней произошло, то никто не поверит. В лучшем случае просто покрутят пальцем у виска, а в худшем варианте её ожидает психушка. Ни первого, ни второго не хотелось. Девушка часто дышит, пытаясь восстановить дыхание. В конце концов, она врач, а значит должна держать себя в руках что бы ни случилось. Но вместо того, чтобы придумать нормальную причину, в голову Сакуры пришла ненормальная идея. На такое способна только она.

— Сделай кое-что для меня, помирись с родителями.

Девушка наблюдает, как изменяется лицо Саске. От безразличного к гневному. Итачи слишком много просит! Как она может их помирить, если Саске ни за что в жизни не удастся подтолкнуть на такой шаг?! Он минуту смотрит на неё испепеляющим взглядом, а потом просто поворачивается к Сакуре спиной. А она просто молчит и смотрит на то, как он удаляется от неё. Но потом резко останавливается и поворачивается вполоборота.

— Ты точно сошла с ума. — бросает он, а затем уходит, делая вид, что последней фразы Сакуры никогда не существовало.

А девушка ничего не делает. Останавливать его она не может. Это возможно, если только тебе подвластно время. Она молча встаёт и идёт в ванную, чтобы окончательно прийти в себя. Ополоснув лицо водой, Сакура смотрит ещё раз на себя в зеркало. Что-то изменилось в её глазах. Что-то изменилось в ней самой. Она гордо выпрямляет спину. Девушка сделает то, что должна, независимо хочет этого Саске или нет. Это ведь её долг. Сакура вступила в игру, а от участия в ней не отказываются. Она спасёт Саске. Обязательно. И уже не важно, что происходит: больное воображение или же суровая реальность.

Ликорис. Глава 9

Боль — она ходит по кругу. И только исключительно сильный человек может сказать: нет, хватит. Слабые люди держат всё в себе и, не причиняя никому зла, терпят, пока боль не разорвёт их на части.

Сакура стояла на кладбище перед могилой, где чётко виднелась надпись. Учиха Итачи. Последний раз она была тут на похоронах и за это время ни разу не навещала могилу хотя бы просто так. Кладбище хоть и достаточно хмурое место, но благодаря ему люди помнят о тех, кто ушёл. Человек перестаёт существовать только тогда, когда память о нем исчезает.

Саске сюда не пускают по причине того, что лучше не стоит будоражить и без того расшатанные нервы. Но правильно ли поступает Сакура с Наруто, запрещая ему вспоминать свою прошлую жизнь? Девушка присела на корточки и положила на плитку букет цветов. Она чувствовала, что что-то давило на неё. Наверное, этим что-то были мертвецы, лежащие в могилах. Сакура буквально ощущала, что от неё они чего-то ждали. Голоса, шёпот — все это смешивалось в голове и хотелось закрыть уши, чтобы только не слышать голос с того света. Правда, это ей все равно не поможет. Девушка встала и поправила прядь волос, выбившуюся из хвоста. Неужели это правда происходит именно с ней? Сакура до сих пор терялась в собственных ощущениях, не зная, чему ей верить. Сны хоть и не преследовали, но обострилось шестое чувство. И даже сказать об этом, поделиться не с кем. А как же ей хотелось избавиться от всего, что она приобрела, и жить той жизнью, которая была у неё относительно недавно. Но разве этот дар не является ценой ради спасения одной души?

Души Саске, что заблудилась во мраке. Последний раз они говорили тогда, когда у Сакуры случился срыв. Узнав обо всем, Наруто с Карин настоятельно ей рекомендовали отдохнуть как следует. Вот прошла неделя, а отдохнуть что-то никак не получалось. Все горит на глазах, а Саске задыхается, будучи давно на краю. Как же хочется закрыть глаза, а потом проснуться в том мире, где не существует проблем. Сакура не имеет права на то, чтобы начать расклеиваться на глазах. Только не это. Как она будет смотреть в его глаза, стеклянные и неживые? Клятву держать на краю могилы, когда привычный мир видится в осколках, девушка собирается. Она смотрит на могилу, не отрывая своего взгляда от надписи на ней. Саске действительно будет легче, если он умрет. Но Сакура не может позволить себе этого и в первую очередь ему. Смотреть, как он дальше ломает себя, или же позволить душе обрести покой засчет смерти? Снова выбор, который предстоит сделать. Девушка больше не уверена в том, что у неё получится изменить хоть что-то в его жизни. Возможно, Итачи ошибся и она не тот человек, который ему нужен. Может быть, это Карин или даже Наруто? Они делают для него больше, чем она. Сакура не сможет заставить Саске наладить контакт с родителями. А если она не может справиться с этим, то об остальном говорить не стоит.

— Скажи, что мне делать? — задала она вопрос в пустоту, не надеясь услышать ответ.

Конечно, ей никто не поможет, кроме неё самой. А поэтому пора прекращать заниматься самовнушением и начать уже действовать. И плевать, что сомнения не отпускают. Просто плевать. Долг так и затягивает веревку на её шее. Хватит ей жалеть себя. Сакура обязана. Она растеряна, слегка потрепана, но она жива, а это значит, что нет повода для плохих мыслей. Сакура живая, она из плоти и крови, а не мертвец, что лежит в земле. У тех, кто умер, на земле остаётся много того, чего бы хотелось вернуть. Но им уже поздно цепляться за свою жизнь, потому что их время пришло. Схватку со временем они проиграли. Девушка чувствует, как души умерших рвутся наружу, к свету, к миру. Это давит на грудную клетку, заставляя немного задыхаться. Но Сакура это выдерживает, потому что она должна. На её плечи возложили большую ответственность. И подводить того, кто верит в неё, она не может. Да и совсем не хочет. Одна мысль о том, что Саске будет одним из тех, кто умер и отчаянно хочет вернуться, заставляет делать все, чтобы только спасти его, избавив от той боли, что уже много времени терзает его. Из-за неё он буквально перестаёт существовать как человек. Сакура правда все понимает: очень больно потерять близкого человека, но губить себя не стоит. Как бы не казалась безвыходной ситуация, всегда нужно находить в себе силы для борьбы. Только сильные духом способны на это, а Саске явно не из тех, кто быстро сдаётся. В такое состояние он по большей мере загнал себя сам, а остальное сделали за него другие. Сакура не хочет признавать, но отчасти здесь виноват и Итачи, поскольку он привязал к себе брата, и теперь эта привязанность губит Саске. Легче, конечно, винить других и находить виноватых, а не пытаться исправить ситуацию. Девушка понимает, что должна совершить практически невозможное. Однако, если шанс есть, за него нужно бороться! Что толку в том, чтобы стоять на месте и ныть о несправедливости, когда можно взять ситуацию в свои руки и постараться изменить её? Конечно, звучит трудно и немного неправдоподобно, да и легче сказать, чем сделать, но попытаться действительно стоит. Да, мир вообще ни капельки не идеален и в нем очень много трудностей, никогда не бывает легко, но лучше бороться за свою жизнь сейчас, а не тогда, когда Смерть придёт за тобой. В конце концов, все люди смертны и ничего плохого в смерти нет. Вопрос лишь в том, как к этому относится сам человек.

Сакура долго не может находиться здесь. Слушать мертвый шёпот становится просто невыносимо. Она разворачивается спиной к могиле и уверенной походкой направляется к выходу, хотя внутри всё дрожит. Не оглядываясь назад, спиной она чувствует, что кто-то за ней наблюдает. И почему-то Сакуре кажется, что она знает кто. В голову приходит мысль, что Саске стоит сюда придти, ему это нужно. Успокоить больную душу может прошлое. Девушка, как только выходит за главные ворота кладбища, почему-то вздыхает спокойно, словно какой-то прилив силы ощущается в теле. Теперь-то на нее никто не давит. И, кажется, откуда-то она нашла в себе силы для борьбы. На самом деле общество не хочет принимать человека таким, какой он есть. Все эти маски — лишь никчёмное притворство, которое скрывает истину. Общество не любит тех, кто отличается от них. Не любит тех, чьи взгляды не совпадают с общественным мнением. Сакура одна из тех, кого не любят в этом насквозь прогнившем мире. Но ничего. Снова лишний повод для борьбы. Что-то снова менялось в девушке. То, чему она не отдавала отчёта. Менялось что-то на психологическом уровне, немного затрагивая физический. Потихоньку изменялось восприятие мира, и Сакуре казалось, что она знает практически все его тайны. Изменения, которые происходили в ней, слишком много поменяли в её жизни, как в лучшую сторону, так и в худшую.

Она не заметила, что на улице стало холодать, а около дороги её ждал Наруто. Он стоял вдали, но девушка обратила на него внимание. Непонятно, что он здесь делает. Сакура никому не говорила, что пойдёт на кладбище. Неужели Наруто следил за ней, а причиной этому послужил тот эмоциональный срыв? Чем ближе она приближалась к нему, тем догадки её оказывались верными. Лицо Наруто было слишком серьёзным. На памяти Сакуры это могло означать следующее: случилось что-то плохое; или же он был серьёзно настроен на разговор, тема которого не из приятных. Девушка знала, что её выходка ещё долго не забудется, но не до такой же степени, когда каждый считает своим долгом напомнить об этом и обязательно отчитать, сделав ситуацию хуже, чем она была. В голове у девушки крутилось тысяча оправданий, одно глупее другого. Пожалуй, нотаций от Наруто можно ожидать любых. Остается надеяться, что он хочет с ней поговорить, а не рассказать какую-нибудь плохую новость. А то их и так полно, особенно в жизни Саске.

— Привет? — тихо промолвила Сакура, подойдя к Наруто практически вплотную. — Что ты тут делаешь?

Он молчал. И это молчание сводило с ума. По одному его взгляду было понятно, что происходило что-то отнюдь не хорошее. У Сакуры громко стучало сердце, эхом отдаваясь в ушах. Она чувствовала, что что-то будет. Чувствовала всем своим нутром.

— Саске, — коротко ответил Наруто. — С ним что-то не то.

— Скажи, что ты просто пошутил, — Сакура приблизилась к нему. — пожалуйста, скажи, что ты пошутил.

Но судя по лицу Наруто, это была совсем не шутка. У Сакуры чаще забилось сердце. Оно буквально выпрыгивало из грудной клетки. Нет, нет, нет. Неужели она опоздала? Голова закружилась, и девушка начала пошатываться. Саске жив. Она это почувствовала, но что-то действительно было не так. Наруто притянул Сакуру к себе за воротник и заключил в объятия, погладив по голове. Девушка ощутила тепло, исходящее от него. Все-таки они с Саске действительно разные. Наруто — горяч, как пламя; светило в ночной мгле; маяк, освещающий путь. А Саске — холодный, как лёд; луна во тьме. Наруто успокаивал в то время, как Саске наоборот разжигал. И сейчас эта разница между ними хорошо чувствовалась. Сакура чувствовала какую-то панику, исходящую изнутри. Что-то пошло не так.

— Я тебя напугал, да? Прости. С ним не случилось ничего плохого. И я сам толком ничего не знаю, мне буквально пять минут назад позвонила Карин и сказала, что с Саске что-то произошло. — Сакура видела, что Наруто переживал не меньше её, хоть и пытался это скрыть.

— Ты следил за мной?

Он отпустил девушку и виновато улыбнулся. Конечно следил, подумала она, иначе и быть не может. Но больше всего её сейчас тревожил Саске. Что же все-таки с ним произошло? Чувство тревоги не хотело отпускать. Оно нарастало с каждой минутой, но почему-то появилось и ещё одно чувство. Которое совсем не вписывалось в происходящее. Чувство какого-то странного спокойствия. Такое ощущение, что тревога и спокойствие смешались и стали одним целом. И это целое происходило с Саске. Что же с ним произошло такое, что сама Карин позвонила? Сакура запуталась в своих ощущениях. Снова она не знает чему ей верить. Снова тупик. Снова.

— Прости, — наконец сказал Наруто. — Я очень переживаю за тебя. Тебе надо отдыхать, а ты вместо этого по кладбищам шатаешься. — после долгой паузы он продолжил. — К кому?

— Итачи.

Ответ был дан мгновенно, потому что Сакура не видела смысла скрывать. Получив вопросительный взгляд своего друга (который не считал её подругой, а нечто большим), она просто отмахнулась, не желая говорить причину. Общество не любит тех, кто отличается. Конечно, девушка всегда доверяла Наруто. Однако если он не поверил в первый раз, то вряд ли поверит во второй раз. Шанс есть, но очень маленький. Не говорить же ей о том, что она пыталась связаться с Итачи, чтобы получить хоть какую-нибудь подсказку, иначе Саске не удастся спасти от смерти. Смех да и только. Поэтому Сакура уж лучше промолчит, чем скажет всю правду. Порой ей хочется рассказать обо всем, что с ней произошло, но всегда её останавливает здравый смысл, который говорит о том, что не стоит выставлять себя сумасшедшей перед другими. И так слишком много проблем, не хватало для полной коллекции ещё и этого. Жаль, что не все так просто, как хотелось бы.

Всю дорогу, которую они с Наруто добирались до дома Саске, в голову лезли разные мысли. Хорошие сменялись на плохие, и все повторялось заново. И чувства никак не хотели покидать, крепко вцепившись в Сакуру. Что же её ждёт, когда они окажутся там? Было странно, что Карин не позвонила ей, но, возможно, это было связано с тем, что Наруто мог сказать, что она с ним. Почему когда что-то случается, то сразу в голову лезут именно плохие мысли? Словно человек подсознательно готовится к самому худшему. И чтобы быть готовым, мозг генерирует плохие мысли. Сакура уже давно не может себя контролировать. Ей все время кажется, что она поступает неправильно или что-то делает не так. И этим чувствам, как всегда, у неё нет объяснений. Возможно, это из-за того, что он неё зависит слишком многое, и осознание этого факта не даёт хорошо сконцентрироваться на проблеме. Обычный человеческий фактор, ни более. Девушке всегда было интересно: как Карин справляется с этим? Ведь чтобы быть психологом, нужно уметь многое. Например, не ломаться перед трудностями, любить свою работу, хотеть по-настоящему помогать людям, никогда не лениться. Сакура вроде как обладает этими качествами. Почти. Все равно ей не удаётся держать себя в руках. Но она прекрасно учится на своих ошибках, поэтому когда-то она привыкнет. Ей не нужно опускать руки, ведь её битва ещё не проиграна. Но если Сакура в конце проиграет, то что тогда? Девушка мотнула головой, отгоняя дурные мысли. Её долг - не допустить этого. Но если на минуту представить, что Саске мертв, в дальнейшем получится, что Сакура всю оставшуюся жизнь будет винить себя. Прямо как Саске, когда погиб Итачи. Таков человек: чувство, которое он испытывает после смерти дорогого человека, помимо скорби и другого, вина.

Сакура за своими размышлениями не заметила, как они оказались около двери, где на пороге их уже ждала Карин. Всю дорогу девушка видела, что Наруто пристально наблюдал за ней, но молчал, больше ничего не сказав. Карин встретила их немного злым взглядом. Видимо, злилась из-за того, что они долго шли. Но то, что она сказала, повергло в шок всех:

— Саске хочет наладить контакт с родителями, — она поправила очки, которые спадали с переносицы. — И это не какое-то обдуманное решение, а просто спонтанное. К нему приходил один мужчина. Судя по внешности, он Учиха. Они о чем-то говорили в комнате у Саске, а меня, увы, не пустили. После Саске мне выдаёт эту новость. Что делать будем? Сдаётся мне, что дело тут нечисто.

В этот момент Сакуре казалось, что земля уходит из-под ног. Если это тот Учиха, с которым ей пришлось поневоле встретиться, то дело действительно плохо. Будет что-то страшное. И только сейчас девушка вспомнила слова Итачи о том, что если Саске начнёт мстить, то он умрет. Почему-то ей казалось, что это время наступило.

Саске сделал свой ход.

Ликорис. Глава 10

Живи и страдай. Все, кто во тьме, ищут свет. Но найдя его, они слепнут от его сияния. И они чувствуют боль. Такова истина. Однажды ты сожжешь свои глаза сиянием истины и познаешь вечную тьму.

Сакура, такая нежная и в то же время сильная, чувствовала, что в этой ситуации она абсолютно бессильна. Что теперь? Неужели наступил тот самый переломный момент, последствия которого будут не из лучших? Если это то, о чем думает Сакура, то все очень плохо. Она не слушала, что говорят вокруг нее Карин и Наруто. Слова не долетали до нее, словно девушка находилась в вакууме, куда не пропускался малейший звук.

Ноги сами повели ее к Саске, и она пошла, не обращая внимания ни на кого. Он бежит от прошлого, от будущего и даже от настоящего. И, к сожалению, Сакура больше ничем не сможет ему помочь. Как обычно. Когда хочешь сделать как лучше, то получается не тот результат, который ты ожидал. Она хотела спасти его, но сейчас как никогда чувствует бессилие перед сложившейся ситуацией. Говорят, что выход есть всегда и что надежда умирает последней. Возможно, это то самое, что не даёт ей окончательно сдаться. Время уходит, а Сакура так ничего еще толком и не сделала, но зато у нее остаётся надежда. Странное чувство, которое всегда твердит, что все будет хорошо. Оно работает даже тогда, когда выхода нет. И Сакура чувствует, что даже надежда вскоре не поможет ей. Она не может влиять на Саске, как это делают остальные. Не может перестать быть просто другом для него. В конце концов не может элементарно спасти его. Тогда какая польза от нее, если она ничего не может? В детстве девушка только и делала, что постоянно ныла из-за любой мелочи, выводившей ее из себя. Ей казалось, что она уже выросла из того возраста, однако ничего не изменилось. Она осталась все такой же, все той же маленькой девочкой, которая прячется за спинами других. Сейчас она, того не осознавая, мысленно хочет, чтобы Саске спасли другие, а не она. Это происходит случайно, но Сакура только что это поняла. Хоть она и решила, что пойдет до конца, но чувствует, что с этой ношей ей не справиться. Или же… справиться? Сакура окончательно запуталась.

Девушка слишком тихо открыла дверь в комнату Саске, тот даже и не заметил ее присутствия. Как обычно он сидел в кресле, но ничего не делал, а смотрел в пол, закрыв лицо руками. Сидел совершенно неподвижно, словно статуя. На секунду Сакура пропустила удар. Она легонько дотронулась до его плеча, и он, ведомый инстинктами, быстро перехватил ее руку.

— Сакура? — Саске вопросительно уставился на нее, не зная, что еще сказать.

А девушка, почти не отдавая себе отчёта, присела на колени и обняла Саске так сильно, что едва ли его рёбра не хрустнули. Возможно, если бы она была в более-менее адекватном состоянии нежели сейчас, то такой глупости никогда бы не позволила. Однако сейчас она не жалеет. Испытывая жалость к нему, она хочет, чтобы он хоть на одну секунду почувствовал, что он не одинок и что когда-нибудь наступит то время, когда можно научиться жить дальше, не оглядываясь назад. Сакура так много хочет исправить, но у нее не получается. Бессилие так и душит, заставляя зацикливаться только на нем и больше ни о чем не думать. В голове только то, что девушка недостаточно сильная, чтобы противостоять судьбе. Что толку от надежды, если нет достаточно сил для борьбы? Бесполезные слезы так и рвутся наружу, но Сакура, закусив губы практически до крови, не может себе позволить, чтобы очередная ее истерика состоялась. Саске — вот, что сейчас главное, а не она.

— Прости, — тихо, еле слышно говорит девушка, не отпуская парня ни на секунду. — У меня ничего не получилось.

Сакура не знает, что в этот момент происходит в голове у Саске, даже не догадывается об этом. Она не видела его лицо, и ей кажется, что если она посмотрит, то снова столкнётся с тем же холодным взглядом. Больше никакие слова не могут дойти до него. Этот человек совсем не тот, которого Сакура знала на протяжении всей жизни. Саске, которого сейчас она обнимает, настоящий, сбросивший все свои маски. Такой, на первый взгляд, беззащитный, но если дернуть за веревочку, эффект превзойдёт все ожидания. Чтобы узнать из чего сделан человек, его нужно сломать. Растоптать, вскрыть душу, вывернуть все чувства наизнанку, и только тогда останется настоящая оболочка человека. Девушка зажмурилась, чувствуя, как одной рукой Саске неловко обнимает ее в ответ, а второй гладит ей голову. Возможно, он ничего не понял, но Сакура с ужасом обнаруживает, что это он, а он дарит поддержку. Как обычно. Но ведь это нормально, не так ли? Разве люди не должны что-то давать друг другу? Вот только это Сакура должна отдать всю свою теплоту и заботу Саске, а не наоборот. Став противной самой себе, она хотела отстраниться, но руки Саске, лежавшие на голове и талии девушки, не давали этого сделать. Сакура закрыла глаза, кажется, впервые ей было спокойно и, по-видимому, ее спокойствие передалось и Саске. Так они просидели несколько минут, ровно до того момента, как в комнату заглянул Наруто. Однако тут же исчез с странным выражением лица, что не заметил никто из них.

You have a cheerful disposition, you smile and make jokes even when you’re tired.*

Атмосфера была на удивление легкой. Словно кто-то стёр всю мрачность, как это делают с пылью, тряпкой. Даже дышать стало легче. Не было того колющего ощущение в груди, которое появлялось всякий раз, когда делаешь вздох. Самое паршивое то, что это чувство, тягучее и колкое, разливалось по всему телу, начиная от груди и заканчивая позвоночником. Жаль только, что чувство собственной бесполезности так и не проходило. Дышать, безусловно, легче, но надолго ли задержится эта лёгкость? Мир такой непостоянный: не знаешь, что от него ожидать дальше. Было бы здорово, если бы все было обустроено по какому-нибудь механизму. Тогда не было бы лишнего стресса, незнания, что делать и прочих всяких гадостей жизни. Но, увы. Скоро лёгкость пройдёт и на душе опять будет царствовать мрак, разливаясь в груди. Сакура бы все отдала за эту лёгкость, за это спокойствие. Неужели простые объятия успокоили две бушующих души? Было бы слишком хорошо. Но они по-прежнему смотрели друг другу в глаза, больше не проронив и слова. В воздухе витало затишье перед бурей. Что-то должно было произойти, не сейчас, но потом точно. А сейчас остаётся лишь наслаждаться спокойствием.

Было что-то такое в этой тишине и легкости, что хорошо успокаивало нервы. Сакура даже забыла, насколько противной себя считала, но не могла забыть, что рядом с ней тот, кто хоть и внешне спокоен, но внутри творится настоящий ад. Девушка вовремя вспомнила, что есть кое-что, одна вещь, которую нужно обсудить. Однако вряд ли Саске сейчас настроен на разговор. Родители… слишком больная для него тема, но почему-то сейчас что-то изменилось. Что-то заставило, точнее кто-то заставил его преодолеть себя и решиться на большой для него шаг. Не все люди способны переступить через себя и сделать практически невозможно. Кто-то смог убедить Саске, очень упёртого человека, в том, что нужно решать эту проблему. Кто-то, но не Сакура. В голове рождались не очень позитивные мысли. Лёгкость только что исчезла. Девушка помнит того человека, который приходил. Он был точно из Учих, в этом нет сомнений. И этот неизвестный человек имеет большую власть над теперешним Саске. Что будет дальше? Надо спросить, но Сакура немного боится. Карин ничего не слышала, и если ей парень не доверил разговор, то о самой девушке уже и говорить не надо. Вероятность того, что ей расскажут, очень мала. Однако стоит ли пробовать? Хуже быть не может. Но Сакура не может открыть рот, видя, что сидящий напротив нее впервые смотрит нормальными глазами. Нужно срочно поговорить с Карин, она-то точно знает, что происходит с Саске. Боже, как же Сакуре хочется разобраться во всей этой историей, связанной с Итачи и Саске, и, наконец, распутать этот клубок. Но обо всем знают только два действующих лица, которые находятся в самом центре повествования. Но проблема в том, что Итачи мертв, а Саске ничего не расскажет. У Сакуры никогда не получится его разговорить, но терять действительно больше нечего. Её и так уже считают сумасшедшей, а с Ино они не общались пару дней.

Что-то в определённый момент пошло не так. Девушка, в минуту осмелев, насколько было возможно в ее положении, была готова задать свой вопрос. Это как падение в бездну — никто не знает, что там на дне, но дно точно есть.

— Мне бы хотелось поговорить с тобой. Ты не против? — Сакура улыбнулась слишком мило, приторно и слащаво.

Но Саске не заметил. Всего лишь кивнул в ответ. Можно подумать, что не знает о чем пойдёт речь, словила на мысли себя Сакура. Что же это за человек, которому нужно сказать спасибо за то, что хоть Саске в более-менее адекватном состоянии, если сравнивать с обычными днями. Нужно посмотреть в архивах фотографии: будет малая зацепка. Но это потом, а сейчас главное как-нибудь разузнать у Саске информацию. Может быть, если Сакура поймёт в чем дело, то сможет помочь. По крайней мере она на это надеется.

— Помнишь, ты просила кое-что у меня? — неожиданно Саске заговорил, напугав тем самым Сакуру. Девушка прекрасно помнила свое «кое-что». — Я готов выполнить твою просьбу.

Девушка поджала губы. Это неправда, разумеется, он это делает не ради нее, а того человека. В который раз она убеждается, что Учихи все-таки удивительные люди. Есть в них какая-то загадка, какая-то особая изюминка, что отличает их от других. Некоторые говорят, что это семья странная, что она больше всего ценит любовь. По поводу последнего Сакура почувствовала на своей шкуре. Потеряв брата, Саске остался, можно сказать, без смысла жизни. Ведь никто не был так дорог, как Итачи. Страшно представить, что чувствуют их родители. Это тяжело.

— Ты делаешь это не для меня, а для него.

Сакура, конечно, не уточнила для кого «его», поэтому эта фраза прозвучала двусмысленно. Девушка ждала от Саске злости, любой другой реакции, но только не молчание. Неужели все настолько плохо? Тишина в ответ — самое гадкое, что вообще есть на свете. Ведь неизвестно, что в такие моменты происходит в голове у человека. Это не только гадко, но и страшно. Тысячи мыслей, плохих и хороших, посещают голову. В данный момент Сакура совершенно не знала, что ожидать от ситуации: Саске по-прежнему молчал, а она была вся на нервах. Он словно думает, что сказать, будто каждое слово, сказанное им, войдёт в историю. Действительно, это очень странный разговор на грани какого-то сумасшествия, который девушка точно запомнит надолго. «Ну давай, скажи уже хоть что-нибудь! » думала Сакура, но все оказалось бесполезно. Хотелось встать и уйти, ведь результата все равно не будет. Словно бег по кругу, который никогда не заканчивается. Сколько уже было таких разговоров? Очень много, не считая того, как Карин каждый раз пытается его разговорить. И это ли можно назвать прогрессом? Определённо, нет. Кажется, что на самом деле Карин врет, чтобы сгладить ситуацию, которая давно вышла из-под ее контроля. Иного объяснения Сакура не видит. Не может человек, который идет на поправку, молчать долгое время в разговоре, задевавшего его! Тишина буквально давит на черепную коробку, и девушка точно скоро взорвется от нетерпения. Вдох, выдох — все это бесполезно. Понимая, что ответа ожидать больше нет смысла, Сакура встаёт, но её останавливает Саске, схватив за руку.

— Тебя не должно это волновать. — наконец говорит он совершенно спокойно, словно не чувствуя напряжённого момента между ними. — Завтра поеду в старый дом, ты со мной.

Вот так. Не спрашивая разрешения, он все решит сам. Даже возразить нечего. Сакура редко видела его родителей, как и семью в целом. Конечно, ей стоит радоваться этому решению, но она-то знала, что за этим кроется какая-то другая причина, более нечеловеческая. Выдавить из себя улыбку у девушки не получается. Ладно, пускай при таких обстоятельствах, но Саске хотя бы наладит контакт со своей семьей. Вот только в планы совершенно не входило ехать вместе с ним. Может, это и к лучшему. Правда, вероятность того, что у нее получится узнать больше об Итачи или о том страшном человека, мала, но попытаться стоит. Саске точно ничего не скажет, но вот родители совсем другое дело. А если это бесполезно? Нет, всегда есть выход. И если бы ничего нельзя было изменить, тогда вряд ли Итачи аж с того света пытался исправить положение. Сакура должна что-то исправить и остановить надвигающуюся катастрофу.

В голову пришла странная мысль: может, как-нибудь отвлечь Саске, сводить его куда-либо. По сути он никуда и не выходил за этот месяц, так и сойти с ума недолго. Значит, решено. После того, как разрешится конфликт, то девушка обязательно намеревается вытащить его погулять. Возможно, глупая мысль, но Сакуре надоело бездействовать. Нужно хоть что-то делать. Конечно, она не спросит разрешение, ровно как и Саске не спросил у нее. Своеобразная месть, которая принесёт пользу обоим. Но это все планы на будущее, а сейчас нужно разобраться с прошлым, чтобы не мучило настоящее. Девушка в последнее время совершенно осмелела. Сакура наклонилась к Саске поближе и легонько поцеловала его в лоб. Такого жеста она никогда себе не позволяла. Просто захотелось сделать что-то нежное, ведь разговор выдался не из приятных. В этот почти интимный момент Учиха был таким смешным, что девушка невольно засмеялась. Саске, приложив руку ко лбу, удивленно посмотрел на нее. Видимо, этот жест многое для него значит. Осознав, что она сделала, Сакура в минуту покраснела и пулей вылетела из комнаты, случайно хлопнув дверью.

Залетев на кухню, Сакура успокоилась, но на нее тут же уставились пару любопытных глаз. Карин держала в руках чашку, очевидно, с кофе, а Наруто просто смотрел на пришедшую девушку.

— Что? — глупо улыбнулась Сакура. Ничего необычного. Сейчас есть дела поважнее. — Я могу посмотреть старые фотографии? Есть какой-нибудь тут семейный архив?

Наруто удивленно выгнул бровь, а Карин отложила свою чашку и махнула рукой, тем самым позвав за собой. Стоит догадаться, что она знает об этом доме все, что можно. Карин проводит больше времени в этом доме, чем кто-либо.

— Только Саске не говори, ладно? — девушка внимательно посмотрела на Сакуру. Та кивнула.

Естественно, она не скажет. Зачем говорить ему о том, что она пытается пролить свет на тёмную историю его брата? Правильно, не нужно. Не стоит тратить нервы, у Саске лишних нет. Карин остановилась около закрытой двери из-за чего Сакура была поражена. Оказывается, все это время ключи были у её подруги. Обе девушки вошли в комнату, пропитанную насквозь пылью и чем-то непонятным и невидимым для глаза. Карин закрыла дверь тихо, стараясь сделать так, чтобы Саске не услышал. Нужно вести себя бесшумно. Старые фото найти было не особо сложно. Листая фотоальбом и перебирая фотографии, Сакуре отметила, что было очень много изображений с Итачи. Он был не один, а всегда с Саске. Он улыбался, и девушке становилось хуже. Такого Саске она видит впервые.

— Это он! — внезапно воскликнула Карин, когда Сакура рассматривала очередную фотографию.

— Тот, кто приходил. — закончила за нее девушка.

Фотография была перечеркнута, словно кто-то хотел навсегда забыть того, кто был изображён. Подруги переглянулись. Карин даже не стала спрашивать, откуда Сакура его знает, ведь было понятно, что Саске действительно сделал свой ход, приведя неизвестный для них механизм в действие. Перевернув фотографию, они обнаружили надпись и имя того, кто одним только видом мог заставить Сакуру почувствовать страх. Учиха Мадара. Часть истории была раскрыта.

Ликорис. Глава 11

Привычка не показывать своих чувств въелась настолько, что стала инстинктом.

Люди не похожи друг на друга, и чувства неодинаковые. Так бывает, ведь люди разные. Для одних показывать свои эмоции нормально, а другие предпочитают этого не делать. И кто из них прав непонятно. Порой Сакуре хочется понимать то, что чувствуют люди вокруг нее. Их мелкие радости, горе, отчаяние и прочие чувства, которые не дают покоя. Но пока она этого сделать не может. Было бы здорово, глядя в глаза человека, видеть то, что у него на душе, ведь глаза зеркало души. Не зря такое выражение появилось в обиходе. Всегда для появление каких-либо устоявшихся выражений есть повод.

Сейчас, находясь перед домом, где родился и вырос Саске, Сакура видела в его глазах немного блеска. Этот дом многое для него значит. Эти стены ни раз видели его взлёты и падения. Место отличалось от того, в котором на данный момент жил Саске. Это несложно было понять, достаточно всего лишь взглянуть. Девушка стояла неподвижно, а рука ее спутника застыла в паре сантиметров от звонка. Сакура не собиралась предпринимать что-либо, потому что будет лучше, чем шаг вперед, такой сложный, но необходимый, сделает именно Саске, а не она. Ее присутствия достаточно, чтобы не сдаваться раньше времени. «Ну же! Просто сделай это!» — эхом повторялось у Сакуры в голове, но парень не шевелился. Она уже хотела было взять ситуацию в свои руки и позвонить в этот чертов звонок, но Саске опередил ее, как-то неестественно быстро нажав на злосчастную кнопку. Минуту стояла тишина, и Учиха хотел развернуться и уйти, но Сакура крепко схватила его за руку, почти мертвой хваткой, не давая и шанса на спасение. Так и хотелось затолкнуть его в дверной проем. По-другому никак не получится. Сакура не тот человек, который способен дергать за нити и управлять людьми. У нее нет той власти над Саске, способной его контролировать, поэтому приходилось принимать другие меры. Как например, быть его тенью и всеми силами бороться за его существование. Видимо, Итачи теперь она не увидит еще долгое время, так что остаётся рассчитывать только на себя. Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам.* Что толку надеяться на других, когда именно от тебя зависит положение? Сакура раньше этого не понимала, но смогла открыть глаза. Закрытыми глазами, конечно, видеть проще, но хоть иногда надо идти против правил.

Дверь им открыла достаточно симпатичная и молодая женщина с типичной для Учих внешностью. Её глаза расширились при взгляде на Саске. А тот в свою очередь удивился не меньше. Сакура на минуту почувствовала себя лишней. Она не знала, кто сейчас стоит перед ними, но было достаточно того, что Саске реагирует достаточно спокойно.

— Изуми? — наконец произнёс парень после долгой паузы. — Что ты тут делаешь?

О, Сакуре знакомо это имя. За секунды она вспомнила об этом человеке все, что знала. Это была невеста Итачи, та самая, с которой иногда говорил Саске. Она была вообще единственным родственником, который парень пока еще не ненавидел. Сейчас Сакура увидела ее вживую и, признаться честно, немного благодарна за то, что хотя бы она изредка звонит. Этот аспект не даёт окончательно опускать руки. А на заметку себе девушка взяла, что это, возможно, еще один человек, который может хоть как-то повлиять на Саске. Возможно, не настолько сильно, как Мадара, но достаточно для того, чтобы парень изменил свое решение.

— Помогаю твоим родителям, — тихо сообщила Изуми, глядя будто сквозь Саске. Ее взгляд переметнулся на Сакуру, стоящую рядом, и женщина заметно улыбнулась. — Проходите.

«Как же ты теперь похож на него…» — тихо прошептала она, но Сакура это услышала. На некоторое время ей стало не по себе. Девушка и раньше знала, что с возрастом братья стали слишком похожи, но не до такой же степени, чтобы сравнивать живого с покойником! Конечно, фраза сама по себе безобидная и Изуми ничего плохого не имела ввиду, но был в ней скрытый смысл, известный лишь одной Сакуре. Она не могла избавиться от неприятного осадка от сказанного, поэтому погрузилась в свои мысли и упустила тот момент, когда ее оставили одну.

Ох, безусловно это жильё отличалось от того, что стал для Саске вторым домом. В нем все было другое: цвета более нежные и яркие, стены приветливее, а из окон всегда льётся солнечный свет, не было огромных слоёв пыли. Сразу видно, что здесь живут люди и помещение востребовано. Совсем не та атмосфера, которая творится у Саске. Ну какой владелец, таков и дом. Простая истина. И все эти стены не давили на сознание. Они всего лишь хранили воспоминания, не упуская из вида ни одну деталь. Сакура осталась в уютной гостинице, поскольку в остальные части дома она не хотел идти и рисковать, ведь неизвестно как на это отреагируют его обитатели, а быть рядом с Саске, когда у него важный разговор, который не требует посторонних ушей, как-то не хотелось. Остаётся надеяться, что все пройдёт хорошо. Глупо, разумеется, но что еще делать? Изуми куда-то пропала, и Сакуре приходится сидеть в гордом одиночестве. Возможно, она пошла по своим делам или же спряталась где-то, чтобы прийти в себя. Девушка уверена: будь она на ее месте, то реагировала бы точно также. Она видела взгляд Изуми, который не выражал ничего, кроме боли. Пожалуй, это черта объединяла и сближала их с Саске в попытке избавиться от общей трагедии. Увидеть брата твоему погибшего возлюбленного, который так похож на него, — тяжело для человека. Сакура в очередной раз убедилась, что просто обязана помочь этой семье вернуть жизнь в привычное русло. Эти люди не заслуживают того, чтобы страдать. Они вообще не должны испытывать ничего подобного. Однако испытывают и это страшнее всего. Вот бывает, что живешь спокойно, а потом совершенно неожиданно на голову сваливаются проблемы, словно кто-то дернул за ниточку и весь ворох несчастий этого мира оказался на тебе. Сакура никогда не умела находить слова утешения, но она пообещала быть рядом. Возможно, что словами больше не повлиять на Саске, ведь есть те, чья сила намного выше. Поэтому сейчас Саске необходимо чье-то присутствие рядом. Того, кто подскажет в нужный момент, как поступить и что делать. И как бы Сакура не выкручивалась, но она больше не может отрицать тот факт, что именно ее присутствие поможет. Все твердили ей об этом, однако она, точно как и Саске, убегала от этого. Сейчас убегать некуда: спиной чувствуешь тупик. Часть истории была открыта. Но она была такая малая и почти бесполезная, что этого было недостаточно. Нужно было узнать у кого-то еще больше информации. Сакуре было искренне жаль Изуми, но она должна была ему помочь. И все-таки живых больше жалко, чем мертвых. Будто кто-то прочёл ее мысли, Изуми тут же вошла в гостиную, и чёрная пара глаз устремили свой взор на Сакуру.

— Так ты подружка Саске? — лукаво улыбнулась женщина.

У Сакуры заболела голова. Нет, никакая она не подружка, но разве это кому-нибудь интересно? Надо было как-то поддержать разговор, быть до жути дружелюбной, иначе от Изуми можно ничего не узнать. Сакура не любила врать и притворяться. Ложь, притворство были не для нее. Но в жизни никогда не знаешь, что пригодится. Поэтому Сакуре придётся вступить в своеобразную игру, чтобы спасти одну душу.

— Что-то типа того, — приторно улыбнулась Сакура. Изуми всего лишь кивнула.

— Вот как? — было заметно, что женщина была в хорошем настроении, несмотря на маленький конфуз с Саске. Считается, что женщины не умеют держать свои эмоции, однако эта Учиха шла против системы и рушила стереотипы. — Хочешь чай или кофе?

Сакура про себя отметила, что лучше выпить что-то покрепче, но оставила эту затею. А ответила, что будет кофе. Изуми ушла на кухню, а девушке осталось только ждать. Нужно как-то добиться информации, но при этом умудриться не задеть Изуми. Да и Саске немного задерживается. Неужели разговор настолько долгий? Или, быть может, что-то случилось? Но как ни странно в доме было тихо: ни звука голосов, ни звона посуды на кухне, ни стука часовых стрелок. Идеальная тишина. Теперь Сакура сожалела, что не видела, куда ушёл Саске. Но вставать с места и разгуливать по дому без соглашения было невежливо, поэтому она оставалась на месте, ожидаю чашечку кофе. Девушка надеится, что с Саске все будет в порядке, хоть он в последнее время не срывается, но все может быть. Судя по тишине, ей, кажется, не о чем волноваться. Интересно, о чем они говорят? Да и что сказал такое Учиха Мадара, что заставил Саске, упрямого и слишком гордого, плясать под свою дудку? Никто не расскажет, так что остается лишь догадываться. Как-то раз Карин говорила, что единственным человеком, к которому Саске всегда, независимо от обстоятельств прислушивался был Итачи. Сакура не уверена, но, похоже, что Мадара был связан с его братом. Если логически подумать, то с Изуми он поддерживает связь только из-за того, что та являлась невестой Итачи. Конечно, можно посмотреть в интернет, так как фамилия Учих всегда на виду, но лучше узнать из первых рук. Вот только это не так легко, как кажется на первый взгляд. Неожиданно Изуми вернулась с кухни, принёся с собой две чашки с кофе и чаем, из-за чего Сакура резко перестала думать.

— Прости, что так долго, — Изуми подала чашку. — Забыла спросить, любишь ты сахар или нет, поэтому не добавила.

— Ничего страшного.

Несмотря на всю решительность, Сакура молчала. Ей становилось не по себе всякий раз, когда Изуми пристально начинала смотреть на нее. Был ли тут замешан интерес или дело было в другом, Сакура не знала. Но уже через несколько минут женщина заговорила:

— Ты сидишь с таким видом, будто наелась чего-то кислого. Хочешь о чем-то поговорить?

Сакура кивнула. Продолжать ей играть свою роль или отказаться от затеи? Наилучшим вариантом считается все, что хоть как-то способно помочь Саске. А это значит, что надо продолжать. Пускай это и нежеланный разговор, но он необходим. В конце концов, а если Саске и вправду умрет? Сакура боится думать об этом. Что будут чувствовать его родные, а она? Итачи видела только она, можно было списать просто на нервы, но встречи повторялись, поэтому не оставалось ничего кроме как поверить. Девушка не должна ошибаться в который раз. Хоть раз ей же должно повезти хоть в каком-нибудь деле. Она тысячи раз ставила перед собой цель, но никогда не начинала действовать. Казалось, вот-вот и все будет. Но идеальный момент уже упущен, поэтому сейчас или никогда. Последний шанс наступил. Дальше будет только хуже.

— Ты мне не расскажешь о Учихе Мадаре? — Сакура спросила прямо, решив, что лучше будет так, чем располагать к себе ложью. — Я понимаю, что это тема не должна затрагиваться, но пожалуйста. Правда, я очень сожалею, что Итачи погиб. Но мне важно знать!

Изуми побледнела. Девушка видела, как ее кожа от нормального оттенка приобрела зеленоватый цвет. Пальцы, держащие кружку, немного подрагивали. Сакуре было стыдно, но необходимые жертвы нужны были всегда. Изуми не торопилась с ответом, и казалось, что она не ответит и вовсе, но ее губы зашевелились и женщина еле-еле произнесла:

— Откуда ты знаешь это имя?..

Сакуре было жаль. И стыдно. Но она должна. Однако как объяснить все это, она не знала. Не говорить ведь правду, иначе ее благополучно куда-нибудь отправят, например в психиатрическую больницу. Надо что-то делать и брать ситуацию в свои руки.

— Изуми-сан, пожалуйста! — от наплывала чувств Сакура вскочила с места. — Если я не узнаю, то под угрозой окажется и Саске! Пускай это звучит неубедительно, но это правда!

Впервые девушка прокляла тишину, что обитала в этом доме. Изуми молчала, молчала и Сакура. Женщина хотела что-то сказать, но в кухню вошёл Саске с немного безумным взглядом. Пробормотав что-то вроде «Сакура, быстро пойдём», он быстро удалился, последний раз взглянув на девушку. Она собиралась пойти за ним и уже почти достигла дверного порога, но ее остановила Изуми:

— Дай мне свой телефон. Я тебе позвоню.

Сакура с некой радостью продиктовала номер и быстрым шагом последовала за Саске, который ждал ее на улице, не забыв попрощаться перед уходом. Она краем глаза видела мать Саске, и по ее взгляду можно было судить, что разговор сложился отнюдь не удачно, как хотелось бы. Сам виновник торжества находился в раздраженном состоянии. На вопрос Сакуры о том, что случилось, он просто отмахнулся. По крайней мере, он впервые за месяц заговорил с семьёй. Прогрессирует как ни крути. Девушка написала Карин, что они едут домой, и кинула взгляд на Саске. Тот смотрел куда-то вдаль, не замечая ничего, что происходило вокруг них. Должно быть, он ужасно устал и сейчас самое время для отдыха. Но вряд ли Учиха согласится куда-либо пойти, но попытаться стоит, к тому же Сакура дала слово, что вытащит его погулять.

— Эй, Саске, — начала она, — а ты…

— Я не буду тебе ничего говорить. — нагло перебил ее парень.

— Ну и не надо. Я не об этом сейчас. Хочешь куда-нибудь зайти, например, перекусить?

— Чего ты добиваешься?

Сакура не знала. Она просто хотела, чтобы Саске хотя бы на некоторое время забыл о том, что произошло. Не факт, что ему понравится такой ответ, поэтому девушка стояла и молчала под испепеляющим взглядом. И снова Сакуру преследует тишина. Неожиданно Саске, сократив расстояние между ними, обнял девушку, прижимая ее к себе и запустив руку в волосы. Сакура потеряла дар речи. Она была настолько поражена, что и не смела пошевелиться. А Саске продолжал удивлять. В следующую минуту он поцеловал Сакуру, эту вечно стремящуюся ему помочь девушку, ту, кто пытается всегда быть рядом. Сакура обомлела. Она даже не сразу ответила, сначала замешкав. В этот миг мир, казалось, остановился. Девушка ничего не чувствовала, кроме ощущения чужих губ на своих и тепла тела, находящего рядом. Саске отстранился, последний раз проведя рукой по ее волосам.

— Спасибо, — сказал он.

А Сакура так и стояла, не до конца осознавая, что произошло. Саске поцеловал ее! Просто взял и поцеловал! Губы немного горели, а волосы трепал ветер. Сакура все ещё стояла и стояла…

Возвращаясь домой, она находилась в прострации. Что произошло? Почему? Из-за чего? Сакура не имела и малейшего понятия, как это объяснить. Саске что-то чувствует к ней? Тогда почему все это время молчал и ничего не делал? Облокотившись о стену вагона метро, девушка погрузилась в свои мысли. Сердце громко стучало. «Вот же блин!» — думала про себя девушка. И что ей сейчас делать? Сакура не привыкла к тому, что к ней проявляют такого рода внимания. Она так и не смогла ничего сказать и просто наблюдала, как Саске спокойно уходил и садился в автобус, отправляясь домой. Харуно крутила в руках телефон. Она хотела позвонить или написать Саске, но не могла заставить себя это сделать. Что-то ее останавливало. Возможно, неожиданность происшествия или что-то еще, но Сакура просто не могла. Она не знала, как с ним говорить после этого, как вести. Да и кому рассказать, чтобы получить совет? Звучит смешно: первая ее любовь ни с того ни с сего сделал первый шаг. У нее, конечно, были отношения, но это было довольно давно, поскольку Сакура отдала себя медицине. О чем он только думал, когда целовал ее? Или это просто было что-то по типу благодарности? Сакуре не хотелось бы, чтобы ее давно забытые чувства возродились из пепла. Но Саске не даёт и иного шанса. Абсолютно никаких идей по поводу того, что теперь делать. Плыть по течению не хотелось, поскольку в данной ситуации это нелогично. А что тогда логично? Сакура совсем ничего не знала. И не понимала. Было бы неплохо поговорить с Саске. Наверное. В конце концов почему она так волнуется из-за всего лишь поцелуя? Возможно, сам парень не понял, что сделал. Сакура мотнула головой, отгоняя ненужные мысли. Не время об этом думать.

В глазах неожиданно зарябило. Четкая картина перед глазами пропала. Мир застыл. Сакура с трудом поняла, где находится. Какие-то белые пятна плясали перед глазами. Вагон будто изменялся: он то растягивался, то ссужался. Что-то происходило. Что-то страшное и непонятное для обычного человека. Но Сакура не чувствовала волнения. Почему-то она не нервничала, а вела себя так, как будто такое явление было чем-то обыденным. Не было паники, а тело и вовсе было спокойным. А белые блики по-прежнему перемещались по вагону. Становилось холодно. Девушка готова поклясться, что ощущала холодный ветер всем телом. Боковым зрением она заметила какое-то движение, и ее глаза расширились. К ней с конца вагона, обдавая ледяным воздухом, направлялась белая фигура. Она парила в воздухе, у нее было лицо, но его нельзя было разглядеть. Сакура от ужаса дернулась, ударяясь головой о стену вагона, тем самым привлекая к себе внимание других посетителей метро. А белая фигура неизвестного приближалась и приближалась.

Сакура с ужасом осознала, что фигуру видела только она. Ноги подкосились, и она начала медленно падать в неизвестность.

Ликорис. Глава 12

Никогда не знаешь, какие встречи окажутся случайными, а какие предназначены судьбой.

Мир соткан из миллиардов судеб, которые переплетены между собой. Так иногда бывает в жизни, что помощь приходит оттуда, откуда меньше всего ее ожидаешь. Или же наоборот, встречаешь того, кто в будущем способен разрушить все, что было выстроено за много лет. Мир устроен так, что не узнаешь, что с тобой будет на следующий день. Будущее будет казаться туманным, пока оно не наступит, а прошлое всегда наступало на пятки. Вот опаздывает человек куда-то или что-то случилось в пути, а там, куда он направлялся, произошла какая-либо катастрофа. Это и называется судьба, которая распоряжается людьми, как хочет. Захочет столкнёт людей, а захочет и разъединит. Все то, что происходит на протяжении жизненного пути, неслучайно. Трудности закаляют характер. Все, что происходит, все к лучшему.

Сакура очнулась в какой-то палате. Ее голова немного кружилась, когда девушка попыталась встать, поэтому ей пришлось лечь обратно. Проблема была в том, что она не помнила то, что произошло. Единственное, что осталось в ее памяти, так это поцелуй с Саске. И в сию же минуту захотелось ударить себя по лбу, чтобы избавить от нахлынувшего воспоминания. Сакура огляделась вокруг: она точно находилась в медицинской палате, в этом сомнений не было. В поисках своего телефона девушка заметила, что на тумбочке стояли цветы в вазе с прикреплённой к ним запиской. Телефон лежал рядом, поэтому Сакура первым делом взяла его. Десятки пропущенных от Наруто и Ино, несколько от мамы и Карин и ни одного от Саске. Даже если мама знала, что она в больнице, тогда почему же Саске не позвонил? Думал, что это бесполезно или же просто не считал нужным? Сакура все больше и больше не понимала его. То, что он изменился, было видно, но в какую сторону непонятно. Иногда создавалось впечатление, что Сакура ему не нужна и он просто издевался над ней. Но всякий раз эту мысль останавливало то, что пережил Саске. Месяц назад с ним было невозможно разговаривать, а сейчас он более-менее приходил в себя. Девушка пыталась понять причины его некоторых поступок, но больше не могла. То появлялась агрессия, то апатия, то он снова становился собой. Походило на раздвоение личностей, но причина такого поведения крылась в другом: все это последствия психологической травмы после смерти Итачи. Чтобы хоть как-то отвлечься от дурных мыслей, Сакура взяла записку. В ней неаккуратным почерком было написано одно слово «Выздоравливай». Подписи не было, но девушка сразу поняла, что это был Наруто. Только у него был такой кривой почерк. И все же, что случилось, если она попала в больницу? Крутя в руках телефон, она не нашла больше подходящего варианта, как позвонить Ино и попросить ее прийти. Наверное, это был единственный человек, который звонил больше всех (Ино даже превзошла Наруто, правда ровно на один звонок) и прислал кучу смс, половину из которых с забавными смайликами и пожеланиями. Ино взяла трубку сразу же и чуть ли не со слезами обещала приехать поскорее.

Пока Сакура ждала Ино, в палату вошёл врач. От него-то девушка все и узнала. Оказывается, она упала в обморок в вагоне метро. Причина была неизвестной, но врачи сошлись на нехватке воздуха. Но самое странное было то, что Сакура была в отключке где-то день. В обморок на целый день не падают, поэтому ей выдали кучу направлений к врачам и на анализы с УЗИ. Сама Сакура как врач тоже была в тупике. Больница, в которую она попала, оказалось той, где девушка работала, пока не уволилась, поэтому ее все тут знали и удивились, как и она сама. И пока девушка переваривала информацию, Ино на огромной скорости влетела в палату, едва ли не сталкиваясь с кроватью.

— Сакура! — воскликнула она и накинулась на подругу с объятиями. — Я так скучала!

Сакура тоже скучала. Ей не хватало обыкновенного человеческого тепла. А чтобы его достигнуть, достаточно просто обнять человека. Девушка чувствовала, как энергия ее подруги передавалась и ей. Сразу захотелось бегать, веселиться, но Сакура не могла из-за мрачных мыслей в голове. А Ино отпускать явно не собиралась, поэтому пришлось просить пощады. На самом деле она очень соскучилась. Так и не вспомнить, когда они последний раз говорили по душам или куда-то ходили вместе. Сакуре стыдно, Ино тоже, но никто из них в этом не признается, поскольку обе будут испытывать вину. С самого детства они были неразлучны, но потом что-то произошло и они начали потихоньку отдаляться друг от друга. Однако подруги вовремя это поняли. А сейчас Сакуре кажется, что ситуация повторяется вновь: Ино не хотела ничего слышать о Саске. Но тёплые объятья девушки быстро привели в чувства. Нет, их дружба никогда не разойдётся по швам. Скорее мир рухнет, чем это произойдёт.

— Ты как? — наконец Ино ослабила свою хватку, а потом и вовсе отпустила.

Сакура покачала головой. Что можно сказать, когда только очнулся? С другой стороны это отличная возможность поговорить о том, что тревожит. Не сказать, что девушке было все равно на свое здоровье, просто ей не казалось это странным. Нестандартная реакция; явно не то, что ожидали окружающие, но Сакура совсем не испытывала волнения. А вот то, что она ничего не помнила, действительно волновало ее.

— Я ничего не помню, — честно призналась она.

Не видя смысла лгать или чего-то не договаривать, девушка рассказала все, начиная от посещения старого дома и заканчивая поцелуем и огромным провалом в памяти. Лицо Ино приобрело багровый оттенок. «Пожалуйста, не злись» — мысленно взмолилась Сакура. Она не должна была говорить это, но сказала, потому что Ино была ее лучшей подругой и кому как не ей разбираться во всем этом. Больше нет человека, которому можно было довериться. Да, они с Ино не так часто видятся и общаются, но их связь крепка. Они могут не видеться несколько дней, а чувства не остывают. И сейчас девушка не знала, что ожидать от подруги. Было видно, что Ино злилась и эта злость не давала ей ничего сказать. Сакура не знала, почему она так себя вела, точнее знала, но не хотела говорить об этом вслух. Она терпеливо ждала, пока Ино скажет хоть что-то, хоть какую-то колкость или гадость. А Яманака только выдохнула:

— Вот же гад.

Сакура уже давно смирилась, что никто из ее окружения не понимали стремления помочь Саске. На самом деле это было обидно, хоть и она никогда не подавала виду. Раньше все тянулись к Саске, создавая тем самым ауру популярности вокруг него, а сейчас от этого и не осталось следа. Людям частую не дано понять и прочувствовать другого человека. На первый взгляд кажется, что человек злой, высокомерный и вообще эгоистичный ублюдок, но стоит капнуть глубже и маска, созданная стереотипным общественным мнением, падала. В мире было бы меньше проблем, если бы люди научились не только слышать, но и понимать других. Сакуре от этого больно. Иногда она смотрела на таких людей, как Ино, которые говорили ей бросить это дело, а перед глазами стоял измученный образ Саске, и сразу становилось как-то не по себе, словно в горле застрял неприятный ком. Также и сейчас чувствовала себя девушка. Снова это чувство не давало ей покоя. По-настоящему гадкое и отвратительное чувство, которое просто невозможно сплюнуть. Сакура сидела и ждала. Ждала своего приговора. А в голове крутился рой мыслей: почему никто не хочет понять Саске; почему все превращается в замкнутый круг; почему вообще люди такие. А Ино молчала, но зато ее лицо начало приобретать нормальный оттенок. Верный знак того, что она немного остыла. Сакура слабо улыбнулась, и в ответ получила такую же улыбку. Ино больше не злилась. А сама виновница торжества словила себя на мысли, что все-таки не зря рассказала ей все. Нельзя же вечно держать все в себе, хоть это иногда и необходимо. Она не привыкла скрывать в себе эмоции, поэтому и делилась с Ино всем. Были, конечно, исключения. Как например, те странные встречи с Итачи. Учитывая реакцию Саске и остальных, как-то не особо хотелось говорить об этом кому-либо еще. Ох, знали бы ее все друзья знали о чем она молчит. Что было бы тогда? Отвернулись бы от нее люди, как от Саске, или продолжали бы общение? Насчет последнего девушка думала, что крупно ошибается. Ее точно бы никто не понял. В этом даже сомневаться не надо. Сакура вздохнула: ей предстоит еще многое пройти.

— И что будешь делать? — Ино вопросительно уставилась на нее.

Сакура пожала плечами. Если бы все так просто. Мало того, что вообще ни черта не помнит, что с ней было, так тут ещё и Саске свалился на нее. Решать проблемы по мере поступления? Плыть по течению? Нет, это слишком просто. А, как известно, человек не ищет легких путей. Самое логичное, что только можно предположить, так это брать быка за рога, как говориться. Другого выхода Сакура не видела. Возможно, глупо, но ведь она только-только пришла в себя после обморока. Ей простительно глупые решения. Девушка не знала, говорить Ино свое решение или соврать. Но сил скрывать правду больше не было. Вдох, выдох и пора говорить. Сакура старалась сделать невозмутимый вид, будто все хорошо.

— Мне надо с ним поговорить, — призналась она.

— Ты только с больничной койки! — возмутилась Ино. — В таком виде я тебя никуда не отпущу!

Ино опять стала красной. Сакуре почему-то захотелось смеяться. И она засмеялась, а ее смех красиво разливался по помещению, заполняя пространство собой. Иногда смех помогает в трудную минуту, ведь таким образом человек успокаивает. Это как со слезами, но эффект немного другой.

— Я не собираюсь сейчас, Ино, — все еще смеясь, произнесла Сакура, вытирая слезы тыльной стороной ладони, — тем более с такой кучей направлений.

Подруга снисходительно улыбнулась. Должно быть, она подумала, что Сакура пришла в норму. По крайней мере самой девушке так показалось. Но было приятно, что о ней заботятся, пусть и таким образом.

Как только Ино ушла, Сакура взглянула в свою медицинскую карту. К выводу о том, что же с ней случилось, они с Ино так и не пришли, а просидели вместе несколько часов и потратили время впустую на догадки. В итоге расстроенная Ино ушла домой, а Сакуре настоятельно рекомендовали провести в больнице не только этот вечер, но и ночь желательно. Спорить она не стала, поэтому согласилась. Однако, глядя в карту и не найдя в ней ничего полезного, девушка тоже расстроилась. Никаких следов того, что произошло. И что же теперь? Сакура легла на кровать и посмотрела в потолок. Почему она ничего не помнит? Да и что это за странный обморок такой? Как всегда одни вопросы и ни одного ответа. Казалось, он скрывается на поверхности, но найти его очень трудно. Можно попытаться что-то вспомнить, но есть вероятность того, что это бесполезно. Однако какие-то проблески в памяти все-таки есть. Например, Сакура помнила, как дошла до метро и как зашла в вагон. На этом, собственно, и все, если не считать того, что тогда девушка находилась немного в шоке из-за поступка Саске. «Саске,» — при одном упоминании сердце забилось чаще. Сакура ударила себя по щекам. Вот что он с ней сделал? Нужно было срочно поговорить, вот только она совсем не знала, как себя с ним вести. Сердце билось громко в грудной клетки. А детские чувства, что так тщательно были скрыты, а потом и вовсе забыты, начали давать о себе знать. Не знаешь даже, что первым делом решать, провалы с памятью или же маленькую проблему с Саске. Кажется, вспомнить было проще, чем настроиться на разговор с парнем. Лежать неподвижно, когда в голове куча мыслей, становилось невозможно. Поэтому Сакура встала с кровати и покрутила головой в поисках того, куда себя деть. Она даже посмотрела в окно на вечерний город, но не нашла там ничего интересного. В телефоне тоже не оказалось ничего. Девушка хотела написать Саске, но вовремя себя отдернула от такой мысли. Лучше не стоит ему написать, а то говорить вживую потом будет еще хуже. В конце концов она просто пошла сполоснуть лицо. Зайдя в ванную комнату, Сакура не стала закрывать за собой дверь. Вода была достаточно холодной, чтобы освежиться. На минуту подняв голову, девушка обнаружила белое пятно в самом углу зеркала. Она его вытерла, но когда посмотрела снова, оно было на месте. Не в зеркале дело. Сакура быстро повернулась назад, но в комнате никого не было. «Боже, я уже схожу с ума» — подумала она. Больше таинственное пятно не проявлялось, а девушка решила, что ей просто показалось. Ей ведь недавно было плохо. Делать было, откровенно говоря, нечего, поэтому Харуно легла спать. А впереди ждали визиты к врачам, бесконечные анализы и УЗИ. Все, что угодно, лишь бы выяснить правду. Но почему-то Сакура по-прежнему не ощущала никого волнения.

Прошло несколько дней после того, как Сакура попала в больницу. За это время врачи только разводили руками, не найдя причину, которая была бы похожа на правду. В итоге еще раз решили, что девушка пострадала из-за нехватки воздуха, а из-за нервов пролежала в обмороке несколько часов. Но за это время она ничего не вспомнила. Потихоньку привычная жизнь возвращалась. Изуми пока не звонила, только прислала смс о том, что скоро позвонит. (Скорее всего она просто собирается с силами, чтобы настроиться на разговор) Однако Сакура не забыла о том разговоре с Саске, который планировала. Это было важно. Девушка хотела выяснить, что происходит. Она не верила, что нравилась Саске. В этом действии было то, что не давало покоя, но что именно сказать невозможно. Что же, пора выяснить причину. Сакура не предупредила, что придёт. Впоследствии она пожалела, что выбрала неудачное время, поскольку ей придётся возвращаться домой, когда стемнеет. На всякий случай можно позвонить Наруто, но не хотелось дергать его. К тому же неизвестно, в каком настроении будет сама девушка, ведь разговор будет не из приятных. Вздохнув последний раз, Сакура позвонила в дверь. И как ни странно, но дверь ей открыли сразу. Саске как-то странно выглядел: в его глазах горел недобрый огонь. Что-то происходило. Парень глянул на часы, которые так раздражали обоих, когда девушка вошла в дом. Минуту они молчали, она хотела начать, но Саске ее перебил:

— Зачем ты пришла?

Сакура застыла на месте. Его голос… он был не безразличным, холодным, он был живым! Девушка даже растерялась. И эти глаза… впервые за столько дней они выглядели по-человечески. От этого пробежали мурашки по спине. Может, ей это только кажется?

— Мне нужно с тобой поговорить, это важно, — еле выдавила из себя Сакура. Слова подбирать было тяжело. — Что это было тогда?

— Ты о чем?

Казалось, Саске мыслями был не здесь, а где-то за пределами этого места. Он все время косился на часы, будто ожидая кого-то. Сакура сразу это заметила. Может быть, поэтому Саске расцвёл буквально на глазах? Кто-то должен зайти в эту дверь. Кто-то важный. Вот только друг или враг?

— Я о том поцелуе… — тихо промолвила девушка. Однако реакции не последовало. Саске не слышал ее. Он смотрел на часы. — Что с тобой?

Сакура не знала, отреагирует он на этот раз или нет, но о разговоре пока точно можно забыть. Саске упорно продолжал игнорировать ее. Поняв, что ничего ей не светит, девушка, скрипнув зубами от обиды, хотела развернуться и уйти.

— Я наконец-то получил то, что хотел. — неожиданно произнёс Саске. — Сейчас не самое подходящее время для разговора, тебе лучше уйти.

Но она не желала слышать его. Было досадно, что ее взяли и проигнорировали! Очевидно, Саске и вправду издевался над ней все это время. Сакура пулей вылетела из дома, и в нее чуть не въехала машина на улице. Чтобы избежать неприятностей, девушка быстро забежала за угол дома, не горя желанием встретиться с владельцем автомобиля. Когда он вышел, Сакуре показалось, что она сейчас закричит. Хоть и было темно, но мужчину она смогла разглядеть. Черт возьми, это был Учиха Мадара! Не было ни малейшего сомнения в том, что это не он. Девушка зажала себе рот рукой и наблюдала, как он направлялся к Саске вальяжной походной. Внутри все колотилось, и Сакура осела на землю, по-прежнему сжимая рот. «Дыши, просто дыши,» — успокаивала себя она. Нутро говорило, что Саске в опасности. Да окружение вообще вопило о приближении чего-то страшного! Девушка еле встала и на ватных ногах пошла обратно, стараясь не упасть по дороге. В голову ударил адреналин, и она вспомнила, что у нее есть дубликат ключей от квартиры. Тихо, молясь богам, которым знала, Сакура открывала проклятую дверь. В ушах застыл ее скрип, на самом деле которого не было. Это было до жути неправильно и опасно, но девушка не могла остановиться. Страх сковал ее, но и в тоже время именно он подталкивал к действиям. Заслышав голоса и увидев чуть приоткрытую дверь, Сакура замерла на месте. Ей казалось, что она слишком громко дышала, а суставы в коленях хрустели. Слышались только обрывки фраз, из которых можно было разобрать лишь «Нашёл их», «Ты ведь хочешь», «За головы назначена награда». Сакура упустила тот момент, когда спина Мадары исчезла из ее видимости. А в следующую минуту дверь открылась и кто-то толкнул Сакуру к стене. Удар был сильным, и девушка сползла по стене, хватаясь за голову.

— Очень интересно, — тяжелый голос заполнил собой пространство. — Тебя не учили, что подслушивать нехорошо?

Сакура с ужасом поняла, что над ней возвышается сам Учиха Мадара. Не пошевелиться.

— Ну и что же мне с тобой делать? — ехидная улыбка поползла по лицу мужчины.

— Не смей трогать ее!

Голос Саске звучал настолько громко, что заставил всех присутствующих посмотреть на его обладателя. Перед глазами Сакуры мутнело, а рассудок давно плыл.

Кажется, она проиграла.

Ликорис. Глава 13

Страх — двигатель прогресса.

Он действует подобно адреналину. Сначала сковывает тело, а потом откуда-то извне появляется сила, с помощью которой можно совершить невозможное. Именно страх заставляет людей беспокоится о своей жизни, именно благодаря ему понимаешь, как на самом деле ценишь жизнь и то, что у тебя есть. Он зарождался в глубинах сознания, шел по венам и в итоге находил свой отклик по всему телу. Наверное, страх по его действию можно сравнить с механизмом рефлекторной дуги: от рецептора идет чувствительный нейрон в спинной мозг, а оттуда через вставочный и двигательный нейрон сигнал идет к рабочему органу. Аналогично работал и импульс страха, заставляя мозг давать команды всему телу.

«Когда мы испытываем страх, мы можем сделать практически все или не сделать ничего в зависимости от накопленных нами знаний о том, что может защитить нас в той ситуации, в которой мы находимся.» «Иногда мы оказываемся бессильными что-либо предпринять, когда сталкиваемся с неизбежностью причинения серьёзного ущерба — подобно водителю опрокинувшегося грузовика.»*

Сакура не знала, что ей делать: ни убежать, ни спрятаться нельзя. Оставалось только дрожать. Саске злился. Ох, еще как злился. Это можно было заметить невооруженным взглядом. Но девушке было не до этого. У нее онемели ноги, и не было совершенно никакой возможно скрыться от злых глаз напротив. Тело дрожало, а грудная клетка периодически начинала часто вздыматься вверх. Единственный инстинкт, который сейчас преобладал, был инстинктом самосохранения, который отчётливо говорил Сакуре замереть перед лицом опасности. И она замерла, все еще трясясь от страха. Перед глазами изображение плыло, и она не до конца понимала, что вообще происходит. Девушка никого не видела, кроме грозной фигуры Учихи Мадары и не менее грозного Саске, чей взор был направлен на родственника. Позади Мадары всего лишь на пару секунды Сакуре удалось увидеть сотни белых фигур с измученными лицами, а затем все исчезло. Сердце заколотилось с невероятной скоростью, намереваясь выпрыгнуть из груди. Девушка начала снова терять сознание, но громкий и страшный голос вывел ее из полуобморочного состояния:

— Повтори, что ты сейчас сказал? — с некой неприкрытой злостью Мадара посмотрел на Саске.

Игнорируя желание сбежать, хоть это и невозможно, поскольку ноги полностью онемели, Сакура потихоньку начала приходить в себя. Голова не так болела, как при ударе, но рассудок по-прежнему плыл. Никогда в жизни она не чувствовала себя в такой опасности, как сейчас. Однако страх за свою жизнь постепенно отходил на задний план, а вместо него появился страх не себя, а за жизнь Саске. Но в помощи не нуждался.

— Я сказал, — Саске сделал устрашающую паузу, — не трогай ее.

Впервые Сакура видела такое противостояние. Учих всегда принимали за особенных людей. А их главными отличиями считались аристократическая внешность и глаза, которые наводили ужас на каждого, кто не был знаком с Учихами. Именно в их цепких руках была власть, именно они держали все под контролем. И теперь-то Сакура понимала, почему так считалось. Действительно, они были особенными людьми. Мадара и Саске стояли напротив друг друга, глядя в глаза. Это был внутренний поединок, без малейших слов. По лицу Мадары поползла тень ехидной улыбки, по которой сразу же стало понятно, что он недоволен происходящим, в особенности, что Сакура чисто случайно подслушала разговор.

— Я не всегда такой добрый, Саске, — Мадара взял своими длинными и мертвенно-бледными пальцами подбородок младшего. — Не заставляй меня сожалеть о том, что я сделал для тебя.

И этот страшный человек ушел, одарив на прощание Сакуру злобным взглядом. Вместе с ним ушел и страх. Можно было вдохнуть полной грудью. Однако была ли отныне жизнь Сакуры в безопасности? Ответа на этот вопрос девушка не знала. Тишина повисла в квартире, пробираясь в каждый ее угол. Саске стоял неподвижно с глазами, полными злости. Что-то с ним происходило. Что-то, что разбудило целую бурю эмоций, спящую до этого момента где-то глубоко внутри. А Сакура тем временем более-менее пришла в себя. Она попыталась встать, но ее попытка увенчалась успехом и девушка со стоном опустилась обратно. В этот момент что-то промелькнуло в глазах у Саске и он очнулся будто от долгого сна. Он поменял свое привычное положение на место рядом с Сакурой. Парень помог ей подняться и крепко обнял. Сакуре стало тепло. Настолько тепло, что она забыла обо всем, что здесь произошло. Девушка, казалось, и вовсе не была здесь, а просто видела плохой сон. Сакура обняла его в ответ, а в голове зарождалась мысль о том, что все не так уж и плохо. Она в порядке, он в порядке, а остальное уже не важно. Объятья, конечно, это хорошо, однако к Сакуре начало возвращаться ощущение реальности. В минуту ее мозг переварил все то, что она пережила. Не зря мама в детстве говорила, что подслушивать, а тем более подглядывать — плохо. Теперь-то она ощутила эту простую истину на себе. Если до этого у девушки была куча вопросов, то теперь их значительно меньше. На сцену вышел еще один актер в лице главного злодея — Учихи Мадары. Этот воистину страшный человек тоже вступил игру, и если Сакура хочет помочь, то в первую очередь нужно узнать, что задумал старший Учиха. Осталось дождаться звонка от Изуми, и дело почти сделано. Почти, если не учитывать, что Сакура вряд ли в состоянии все это провернуть. Сначала нужно окончательно прийти в себя и как можно скорее узнать подробности у Саске, если это возможно.

— Все хорошо, — только и сказала Сакура, освобождаясь от человеческого тепла. — Ты сам как?

Ей действительно становилось лучше. Голова не так болела, а тело окончательно перестало трястись. Наконец-то все тело пришло в порядок. Но теперь оставалась главная проблема: что это было. А тем временем Саске только отмахнулся от вопроса. На секунду Сакуре показалось, что он возвращается в свое прежнее состояние, в котором он находился долгий месяц. Но стоило только Саске поднять глаза, как это сомнение сразу же растворилось.

— Хорошо, что ты в порядке, но, — лицо Саске приобрело оттенок серьезности, — пожалуйста, больше никогда так не делай.

Сакура лишь улыбнулась. Ага, как же. Она хоть и испугалась до дрожи в коленях, но если надо это повторить, то она повторит, потому что состояние Саске и его жизнь были превыше всего. И было немного все равно на свое собственное состояние. У Сакуры никто не умирал, она не теряла очень близкого для ее сердца человека. Ей не знакомы все эти чувства, однако страдать она не позволит. Пускай сейчас у нее ничего не получается после стольких попыток, но она будет пытаться и дальше. Пока в конечном счете у нее не получится. Пазл начал складываться в единую картину. Пора начинать действовать ещё раз. Еще, еще и еще. До тех пор пока «еще» больше не понадобится. Ее попытки выглядят жалко. Она каждый раз начинала с одного и того же. Все-таки когда-нибудь придет тот час, тот день, когда все получится.

На часах было довольно поздно. Сакура осталась ночевать. Так забавно осознавать, что с такой же, казалось, простой ночевки и началась эта история, полная тайн и загадок. Что не новой день, то что-то новое добавляется в эту историю, дополняя целостность картины. Поскольку у Сакуры немного шалили нервы, она взяла на себя ответственность за поздний ужин. Саске на удивление принял это предложение. Надо ли говорить, что с ним действительно что-то случилось? Сакура должна радоваться, но что-то определенно было не так. Они сидели на кухне, когда зазвонил мобильный девушки. Она так закрутилась, что не могла найти собственный телефон! Квартира хоть и была средних размеров, но определить по звуку, где он находился было сложно, поскольку акустика делала свое дело. В конце концов абонент на том конце был очень настойчив, и благодаря этому Сакура отыскала телефон. Когда она взяла его в руки, то забыла, как дышать. Казалось, сюрпризы за день закончились, но как оказалось, что отнюдь нет. На дисплее четко высвечивалось «Изуми». Девушка так долго ждала этого, но сейчас начала сомневаться в том, а готова ли она услышать всю правду?

— Да, Изуми? — голос Сакуры звучал жалко, но на тот конце на это не обратили внимание.

— Привет. Прости, что так поздно, было много работы, — на этот раз тон Изуми приобрел типичных учиховский оттенок: нет той дрожи и неуверенности, что проскальзывали при первой встречи. — Хотела позвонить пораньше, но слышала от Саске, что ты попала в больницу.

На этих словах сердце Сакуры немного йокнуло. Саске все же знал. Пусть и не показывал, но он заботился о ней по-своему, как он мог и умел. А это не могло не радовать. Волнение отошло на задний план, стоило только услышать эти слова. Неважно, что она услышит и какую тайну откроет. Главное, что это делается ради Саске. А он является на данный момент самым главным. Сакура так и не спросила у него про тот чертов поцелуй еще раз. Но ей казалось, что она бы отдала все лишь бы ощутить его снова.

— Ты хотела знать правду, Сакура? Я ее тебе расскажу при условии, что это останется только между нами. Учихи не любят, когда кто-то другой вмешивается в их дела.

Отлично. То, что Учихи не любили, когда в их дела вмешивался кто-то другой, Сакура ощутила на своей шкуре. Этот клан в глазах многих был чем-то вроде элиты. От того, как Изуми произнесла эти слова, по телу пробежали мурашки. Сакура не собиралась говорить об этом с кем-то другим. Она бы с удовольствием поделилась обо всем с Итачи, но тот не давал о себе знать уже много дней. Девушка и не помнила, когда в последний раз видела его. Быть может, это было не взаправду? По крайней мере ей очень хотелось в это верить. Но с другой стороны, если бы не те странные события, то Сакура бы никогда не взялась всерьез за, так сказать, спасение Саске. Так что она очень даже была благодарна своим глюкам — а глюкам ли? Секреты девушка хранить умела, так уж ее воспитали. Голос Изуми был слишком ровным и очень учиховским, что не по себе становилось на душе. Сразу видно — учиховское воспитание. Сакура ответила, что с этим проблем не возникнет. Частично она знала историю о Учихе Мадаре. Но то, что она знала, было всего лишь верхушкой айсберга, и ее было недостаточно, чтобы целиком погрузиться в историю. Сказки о сладкой лжи, конечно, хороши, но лучше уж горькая правда, чем всю жизнь жить в этой лжи и тонуть в ней, даже и не замечая этого.

— Как ты могла догадаться, в нашем клане не особо любят того человека, о котором ты хочешь узнать, — после ответа Сакуры женщина продолжила, и ее тон по-прежнему был ровным. — Я не буду называть его по имени, сама понимаешь какие этому причины.

О, Сакура очень понимала. Будь она на месте Изуми, то точно бы не называла имени того, кто ей противен. Как-то девушка слышала от Карин, что некоторые из Учих обвиняют именно Мадару в смерти Итачи. Никто не верил, что это была просто случайность. Но также Карин рассказала недавно одну кровавую тайну: целью убийц был Саске! И сейчас Изуми сказала то же самое, только добавила, что из-за отца братьев под удар попал младший сын, поскольку старшего просто боялись из-за его связи с Мадарой.

— Исторически сложилось, что мы служили в полиции, но были те, кто не был согласен с такой позицией. К сожалению, один из таких людей является он. Итачи… — Изуми замолкла. Это имя далось ей непросто. — Связался с ним только потому, что хотел защитить свою семью. В преступной мире у нас слишком много врагов. Тех людей… что совершили преступление, так и не нашли.

В трубке повисла тишина. Было видно, что женщина не хотела вдаваться в особые подробности, потому что все-таки есть вещи, которым обычным людям лучше не знать. Они еще немного поговорили на этот раз уже о обыденных вещах и попрощались, поскольку время было позднее. Потом Сакура пошла к Саске на полусогнутых ногах из-за накатившихся эмоций. Он сидела там, где она его и оставила. Девушка просто осела перед ним на колени, хватая его за руки.

— Я знаю, что произошло на самом деле, Саске, — призналась она. — Знаю все. Расскажи, что ты чувствуешь, пожалуйста.

С мольбой в глазах Сакура посмотрела на него. Саске понял ее сразу. Понял, что она имела ввиду. Он опустился на пол вместе с ней. Сакуре всегда важно было знать, что он чувствует из самых первых уст.

— Здесь очень больно, — Саске взял руку Сакуры и положил ее себе на сердце. — Знаешь, я думал, что, когда пройдёт достаточно много времени, все будет хорошо. Но ни черта! На следующий день после похорон мне было так спокойно… Я подумал, что это хорошо и можно двигаться дальше, однако с каждым днём все становится хуже. Не знаю, что говорила вам с Наруто Карин, но мне больно. От этой чертовой боли я не могу избавиться. Иногда отпускает, а затем наступает с новой силой.

Впервые на памяти Сакуры был настолько разговорчивым. Нужно иметь силы, чтобы наконец сказать о том, что тебя волнует очень долгое время. Возможно, Саске и не догадывался, что Карин была права. Она проделала невероятную работу, благодаря которой он потихоньку становился открытым для других. Вот только, с сожалению, не для себя. Ему по-прежнему больно — Сакура видела ее, эту боль, что терзала его многие дни, в его глазах. Что она могла сделать в этой ситуации? Она даже не могла постоять за себя перед лицом опасности, что уж говорить о помощи другим. С другой стороны в нее верили. Но где найти эти таблетки для счастья, которые на сто процентов помогут Саске? Как заставить пересватать мозг работать кортизол и вместе с ним последующие гормоны? * Пора уже принять и признать свои ошибки, иначе в противном случае Саске и дальше будет страдать и никогда не сможет выбраться из пучин своих проблем. Здесь нужно все свои силы, полностью переосмыслить жизнь и тогда ответ сам всплывет на поверхность. Сакура понимала, что для этого потребуется слишком много времени, а оно у них не в таком количестве, которое было необходимо. Нужно было действовать быстро, а главное — эффективно.

Внезапно в голову Сакуры пришла одна идея. И она улыбнулась, осознавая, что нашла то, что более-менее подходило для того самого нужного эффекта.

— Кажется, я знаю, как помочь тебе отвлечься.

Ликорис. Глава 14

Любая ситуация делилась на два типа: «затишье» и «буря». Причем неизвестно, сколько будет длиться первый и начнется ли вообще второй акт.

Сакура чувствовала, что в её жизни началось то самое затишье. То время относительного спокойствия наступило, на время ничего не угрожало. Возможно, девушка ошибалась, но за последние несколько дней она в это убедилась. Ни странных приступов, ни злых людей ей не встречалось. Даже наоборот, случалось что-то хорошее. Например, Карин с округлёнными глазами, говорящая о том, что с Саске явно что-то произошло. Сакура не знала, что именно, но это пошло ему на пользу. Казалось, что это было связано с Учихой Мадарой, но девушка до сих пор вспоминала тот страх, который она постоянно испытывала при встречи с ним, так что эту мысль сразу откинула. Главное, что с Саске теперь все более-менее. По крайней мере она на это так отчаянно надеялась. Ничего, все ещё у них впереди.

То, что задумала Сакура, пришло в её голову совсем недавно, ещё до того момента, когда она рассказала об этом ему. Саске никак не отреагировал, только вопросительно поднял бровь. Ну и ладно. Девушка как-то обещала себе, что вытащит его куда-нибудь погулять. А обещание надо держать. Поэтому Сакура всерьёз занялась поездкой. Она сказала Саске, что это будет сюрприз. Но почему-то казалось, что ему было все равно…

Она не могла понять, что же происходило с ним в последнее время. Стеклянный взгляд, который она видела на протяжении месяца, стал каким-то другим. Очень странным и немного пугающим. Когда Сакура смотрела в его глаза, то ей казалось, что она проваливалась в всепоглощающую бездну. Глаза и так были чёрные, а после того страшного случая они стали ещё чернее, чем обычно. Издавна люди боялись тьму и все, что с ней связано. А именно Учихи умудрились стать с ней один целом. Сакура много раз слышала разные легенды о их глазах. Некоторые казались бредом, некоторые вполне себе были логичны. Девушка никогда раньше не придавала этому особого значения. Но настал час, когда в её жизнь ворвался тот самый переломный момент. И сейчас она на своей шкуре ощущала всю черноту этим глаз. Всегда говорили, что глаза были зеркалом души. Их цвет порой показывал настроение человека и даже его душу. Если человек был слепым, то нельзя точно сказать, что было у него на душе. Сакура в теперешних снах почему-то все чаще и чаще стала видеть те глаза Саске, которые были заполнены чернотой. Почему-то у него не было зрачков и девушка не была уверена, были ли глазницы. Он стоял и смотрел на нее так пристально, что от этого взгляда по спине проходил холод в реальности. А там, во сне, Сакура ощущала себя, как подопытный кролик, на которого смотрели и думали, что бы еще с ним сделать. Проще говоря, она ощущала себя добычей. А Саске был самым что ни на есть хищником. Не хватало только сцен того, как он убивал её во сне. Из интернета да и из жизненного опыта девушка узнала, что сны чаще всего показывали то, что тебя беспокоило больше всего. Вот Сакура думала о глазах, они ей и снились. Правда, она-то знала наверняка, что у неё не бывало обычных снов, поэтому немного волновалась, но каждый раз уверяла себя, что это просто совпадение. Сны это сны; мозг показывал только то, что хотел видеть человек. В конце концов у Сакуры было медицинское образование (хоть она временно не работала), поэтому знала о его работе все, что только можно было. Для себя она решила, что глаза Саске, это меньшее, о чем она должна была думать. К тому же, если с ним должно было что-то случится в скором временем, то как-никак, а Итачи должен предупредить её об этом. Но он все никак не появлялся. Однако Сакура больше не считала появление выдумкой, поскольку опасность, о которой говорил Итачи, действительно была. Может быть, Сакуре просто начали нравятся глаза Саске, поэтому она начала так часто о них думать… Что было неудивительно, ведь она наконец-то перестала замечать стеклянный взгляд. Значило ли это то, что все налаживалось? Да, безусловно. Ещё как значило. Девушка просто любила слишком много думать и переживать за него, поэтому и относилась к таким мелочам очень внимательно. Плохая привычка на самом деле, но она не могла от неё совершенно избавиться. В конце концов наконец-то было видно, что Саске пришел в себя. И теперь он смотрел на мир живыми глазами, а не теми, что были у него до этого. Зная это, Сакура не могла ни радоваться.

Она выбрала точно интересный способ, чтобы помочь Саске хоть как-то развеяться на самом деле. Она долго сомневалась, а поможет ли это. Но Карин заверила, что по-хорошему смена обстановки никому ещё не мешала. Поэтому Сакура откинула все свои сомнения прочь. В глубине души девушка давно мечтала о поездке куда-нибудь вдвоем. Это желание уходило корнями в те времена, когда они еще учились в средней школе. Сакура была тогда по уши влюблена, поэтому мечтала о любой возможности побыть с ним наедине. Интересно, узнав она тогда, тринадцатилетняя, об этом, радовались ли, как сумасшедшая? Скорее всего да, чем нет. Они ездили на экскурсии совместно с классом, но это было не то. Вообще маленькая Сакура была та еще воображала. Она любила представлять совместную жизнь с Саске, а когда к ней начал приставать Наруто, то девчонка просто давала ему тумаков. Сейчас девушка вспоминала то время с улыбкой. Наверное, нет ничего лучшего, чем детство. Жаль, что время все текло слишком быстро. Сакура бы еще задержалась в определённые моменты её жизни. Но это было не суждено сделать. Была воля Сакуры, так она совсем бы не вступала во взрослую жизнь. Жила бы себе и дальше, грезя о Саске.

Она так и не поговорила с ним о том, что случилось между ними после того, как Саске покинул родительский дом. Сакура не хотела себя накручивать по этому поводу, но и спросить не решалась. Просто не находила в себе силы. Вдруг Саске и вовсе забыл об этом, а поцелуй был всего лишь мимолетным порывом, не более. То, что он забыл, стало понятно, когда девушка пришла к нему с целью выяснять, что же это всё-таки было. Хотя, возможно, не надо исключать тот факт, что тогда он пребывал в полувозбужденном состоянии. Да и вовсе реагировал на происходящее немного с задержанной реакцией. Но вот потом быстро пришёл в себя, стоило только Сакуре оказаться в безвыходной ситуации. Тогда стало не до этого. Ей до сих пор стыдно за то, что она не смогла ничего сделать. Девушка только застыла в ожидании чуда. Но, к счастью, все закончилось более чем хорошо. И все же ещё Сакура не хотела напоминать ему об этом, по причине того, что просто не знала, какую реакцию следовало бы ожидать. Возможно, этот случай усложнил бы их и без того хрупкие отношения. Или же вывел бы их на новый уровень. И чего именно боялась Сакура, понять было сложно. Согласно закону подлости, все пошло бы не так, как планировалось. Зачастую так бывало, когда в голове рождалось куча вариантов, как будут развиваться дальнейшие события. И, казалось бы, все логично и понятно, но в итоге вышло совсем не то, что задумывалось в самом начале. Сакура хотела знать причину, но было похоже, что она просто боялась правды. Девушка сотни раз прокручивала у себя в голове ту сцену и всякий раз приходила к одному и тому же выводу. Она балансировала на краю пропасти. Узнать правду грозило падением. Незнание обозначало также падение. И золотая середина полностью отсутствовала. У Сакуры каждый раз горели щеки, когда она начинала вспоминать все подробности того дня. Быть может, обморок случился из-за переизбытка чувств? В итоге причину так и не нашли. Да и Сакура так и не вспомнила, что произошло, когда она оказалась в вагоне метро. Во всяком случае у неё было время, чтобы спросить, если она все же решит. Лучше это сделать в поездке.

Настал наконец-то тот день, когда Сакура и Саске после столь длительного перерыва куда-то отправлялись вдвоём. Девушка давно стояла на станции и ждала его, чтобы вместе сесть на поезд. У неё были права, но почему-то водить автомобиль она не любила, отдавая предпочтение общественному транспорту. К тому же на поезде было куда легче и быстрее добраться, чем на машине. Да, никто из друзей не разделял её любовь к обычному транспорту, но все уже привыкли давным-давно. Сакура подняла голову и увидела среди толпы макушку Саске. Он стремительно приближался к ней. По его лицу сложно было сказать, что у него на уме и о чем он думал на данный момент. В груди прорастало сомнение насчёт того, что эта поездка не такая уж замечательная, как казалось всегда Сакуре. Но Карин сказала действовать, поэтому она и действовала. Ехали они молча, так ничего не сказав друг другу. Девушка то и дело поглядывала на Саске в попытке понять, что же он чувствовал. Она всегда старалась выполнять советы Карин и воплощать в жизнь своих догадки, исходя из того, что хотел донести до неё Итачи. Но сейчас ей было чертовски обидно из-за того, что Саске в итоге помогло не это. А этот человек, который первоначально начал разрушать его жизнь. Как бы это парадоксально не звучало, но было чистейшей правдой. И эта обида змеей расползалась по телу. Проходила сквозь лёгкие, сжимала в крепкие тиски горло. Интересно, а какого было Саске в тот момент? Что он чувствовал? Сакура слышала лишь обрывки фраз, но этого не было достаточно, чтобы уловить суть. То, что она услышала, запомнилось сразу же. Но говорить об этом с Саске пока не стоило. Неизвестно, как он воспринимать будет разговор.

Еще немного и они окажутся на станции метро Асакуса. А оттуда можно выйти в район, который ещё не утратил вид старого Токио. В нем отсутствовала всякая современность: небоскребы, огромные неоновые вывески. Здесь всегда можно было окунуться с головой в атмосферу старины. Асакуса был тем районом, который являлся важной транспортной точкой города. Но, несмотря на это, здесь любили устраивать множество частных религиозных фестивалей. Особым местом по своей энергетики и важности был храм Сэнзо-дзи. Именно туда-то и хотела сводить Сакура Саске. Там всегда была особая атмосфера, которую сложно было описать просто словами, в особенности в тот период, когда проходили празники. И это день не стал исключением. Как обычно здесь была толпа народа, что не было удивительно, ведь храм был самой посещаемым здесь местом. С ним не могли конкурировать торговые пассажи и старые магазины. Наконец-то оказавшись в Асакусе, только-только выйдя из метро, Сакура боялась потерять Саске из виду, когда они окажутся на территории храма.

— Ты уже бывал здесь? — задала вопрос девушка, не рассчитывая получить ответ из-за плохой слышимости.

Саске подошел к ней так близко, почти вплотную, что Сакура невольно сделала шаг назад. А в голове мелькали отрывки прошлой такой близости…

— Бывал, — только и сказал он, но почему-то потом опустил глаза вниз. — Давно и с братом.

— Прости. Я не знала.

Саске только покачал головой, мол, ничего страшного. Но Сакура-то знала, что как раз таки все страшно. Она из-за своего желания пробуждала в нём старые воспоминания, которые он, вопреки всему, хотел забыть. Ей было так стыдно из-за этого. Конечно, то, что она не знала, совсем не освобождало от ответственности. Радовала только то, что Саске не выглядел грустным, по крайней мере внешне. А что творилось у него в душе, было известно лишь ему. Если бы Сакура знала, то она повела бы его в другое место. Если бы она знала, что таким образом заденет его, то уничтожила бы эту затею в её начальном развитии. Слишком много «если» не спасало ситуацию. Поэтому Сакура решила впервые поплыть по течению, доверившись судьбе. Поздно, чтобы что-то начинать менять. Взяв его за руку, чтобы не потерять, она отправилась в гущу толпы, скопившейся на пути в храм. Хотелось тысячи и один раз извиниться, но девушка всячески давила в себе эти порывы.

А рука Саске была теплая. Теплые руки, холодное сердце, да? У Саске сердце не холодное, а просто измученное многочисленными ранами. На которые периодически сыпалась соль. И никто это не знал, кроме него. С виду казалось, что Саске был безэмоциональным человеком, и только его окружение знало, что это не так. Наруто был тем, кто мог догадаться, о чем думал его друг. За эту теплоту руки хваталась и Сакура. Да, собственно, и все остальные тоже. Но в какой-то момент девушка почувствовала, что тепло исчезло. Толпа отделила её от Саске, и они потерялись. Зря она пошла вперёд, а его оставила позади себя.

Саске! — крикнула девушка, но все оказалось напрасно.

Никогда бы она не подумала, что можно потерять человека так легко. Бесполезно кричать его имя, потому что из-за гула ничего не было слышно. Сакура стала пробираться к выходу. Не успели войти, как уже потерялись. И что теперь делать? Девушка решила вернуться обратно на торговую улицу, которая шла после огромных ворот, через которые люди попадали на территорию храма. Очевидно, они пришли в один из дней, когда устраивали частные фестивали. Это объясняло такое количество народу. Причем не только местных, но и туристов. Вернувшись на торговую улицу, Сакура смогла нормально отдышаться. Народу здесь находилось гораздо меньше, и она устроилась сбоку около ряда прилавков. Вытащив телефон из кармана, девушка немного непослушными пальцами набрала номер Саске. Но, видимо, он тоже искал её среди толпы, поэтому не слышал телефон или не обращал на него внимание. Спустя несколько неудачных попыток Сакура поняла, что это бесполезно. Она немного расстроилась. Случилось все совсем не так, как она хотела. Наверное, это была худшая поездка в её жизни. Внезапно спины коснулась чья-то холодная рука. Девушка думала, что это Саске, но когда обернулась, то обнаружила перед собой незнакомого человека. В глаза ударил белый цвет одежды. Какой-то белый комбинезон был одет на девушке, что сейчас предстала перед ней.

— Это снова ты! — воскликнула она. — Помоги мне!

Сакуру даже передернуло. Голос был жутким. Таким, что заползал в каждую клеточку организма, вызывая тем самым дрожь по телу. Девушке оставалось только открыть рот от удивления.

— Ты же ведьма! Ты должна мне помочь! Что ты стоишь столбом? — не унималась незнакомка. — В прошлый раз ты вообще ничего не сделала!

По позвоночнику Сакуры пробежал холод. О чем она вообще готовит? Сознание зацепилось за одно слово, и оно эхом повторялось в голове. «Ведьма», что-то о подобном как-то говорил Итачи во сне девушки. Тогда она не придала этому особое значение, а сейчас начинала что-то вспоминать. А незнакомка продолжала что-то упорно кричать, но слова почему-то не доходили до ушей. Черты незнакомки никак не хотелись запоминаться. Сакуре в какой-то момент показалось, что перед ней белая фигура без лица. Холод от позвоночника начал находить отклик по всему телу.

Сакура!

Девушка машинально повернулась на того, кто назвал её имя. Где-то в толпе она смогла разглядеть Саске, идущего к ней.

Спиной Сакура чувствовала, что позади неё больше никого нет.

СасуСакуы.ру - Ликорис - версия для печати

Скрыть