ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Почувствуй мою мелодию

Старшая школа Саино отличается от других, менее одаренных школ. Здесь учатся лишь самые лучшие спортсмены, художники и музыканты. Конечно, нельзя забывать о точных науках. Но разве они интересны? В нашем учебном заведении воспитываются только талантливые ученики. Бездарностям сюда вход воспрещен.
Обучаясь еще в средней школе, я мечтал попасть в Саино. С раннего детства моим пристрастием была музыка. Мне безумно нравится играть на гитаре и синтезаторе, писать свои песни и, разумеется, исполнять их. За высокие достижения я стал одним из председателей школьного совета. Вот уже второй год пошел в моей старшей школе. А творческого прогресса нет. Могу, конечно, спихнуть на отсутствие вдохновения. Но мне в ответ лишь скажут: «Учиха, подними свою ленивую задницу и начни делать хоть что-нибудь!»
— Саске! Иди завтракать!
Ну вот что за женщина? Лежу себе в теплой постели, в собственной комнате, размышляю о жизни, а она мне про еду. Однако, мой урчащий живот согласен с особой, которая минуту назад позвала меня на трапезу. Пора покидать теплые объятия постели.
***
— Доброе утро, мам! — вяло перебирая ногами, я подошел к брюнетке и чмокнул ее в щеку. — Что у нас сегодня?
— Карри с моим особым соусом! — восторженно заявила леди в фартуке. О нет!.. Если мама опять ставила эксперименты над едой — через несколько часов мой организм начнет извергаться не самым приятным образом. — Сегодня твой первый день в школе! Будь умницей!
— В смысле, первый? Если мне не изменяет память, я уже второй год, как старшеклассник! — нехотя ковыряюсь ложкой в карри с «особым» соусом, ибо мне совсем не хочется его есть. Не в обиду маме, но ее стряпня всегда пугала меня.
— Конечно! Ты уже такой взрослый! — женщина поцеловала меня в макушку и убрала тарелку. Видимо, догадалась… Стыдно как-то. Брюнетка поставила стакан апельсинового сока и миску с крекерами на место, где только что стояла «ужасающая красная бурда». — Не забудь позвонить папе, — добавила особа, попутно снимая фартук. Ну зачем?..
— Мы не разговариваем, — отпив немного сока, я злостно уставился на фотографию в рамке, которая по прежнему красовалась на подоконнике.— И выброси ты этот мусор! Только окно мешает открывать.
— Саске, послушай… — женщина присела рядом на корточках, — Наш с отцом развод не должен повлиять на ваши с ним отношения. Просто у папы…
— Появилась другая семья. Я слышал об этом уже сто раз! — стукнув стаканом по столу, при этом разбрызгивая оранжевой жидкостью, прокричал я, мой злобный взгляд перевелся на сожалеющую мать. Понимаю, что она волнуется обо мне. Но это выше моих сил.
Хозяйка нашего дома направилась в свою спальню собираться на работу. У меня было время, чтобы спокойно допить этот проклятый апельсиновый сок и съесть хотя бы один крекер.
— Кстати говоря, сегодня у меня загруженный день, поэтому, ужинай без меня! — леди уже обувала шикарные новые туфли. Да, она всегда хорошо одевалась — строгий серый костюм, состоящий из пиджака и юбки, белоснежная блуза и черные лодочки — неплохое сочетание.
— Неужели дантисты так востребованы, чтобы их задерживали аж до вечера? — я решил поехидничать. Мама лишь цокнула на мои слова.
Крикнув «Хорошего дня!», она громко захлопнула дверь. Скоро прибудет школьный автобус. Мне стоит поторопиться и собрать хотя бы рюкзак. Хорошо, что мама постирала и погладила мою форму еще в конце прошлого года. Она так и провисела все каникулы на дверце шкафа. Что же, школа, встречай своих героев!
***
А здесь ничего не изменилось. По прежнему длинные коридоры, бежевые стены, покров которых составляют золотые музыкальные узоры, темный дубовый паркет, просторные кабинеты размером с университетскую аудиторию. Надеюсь, теперь понятно, почему я выбрал именно эту школу?
— Саске-кун! — меня окликнул звонкий девичий голосок. Ко мне направлялась невысокая леди с русыми волосами. Ее зеленые глаза горели страстью и нетерпением, четко выражалась красивая родинка под левым глазом. Ох, форма была ей весьма к лицу — блузка хорошо выделяла пышную грудь девушки, а коротенькая юбка — стройные спортивные ноги. Безусловно, она мне нравилась. В прошлом году я даже хотел признаться ей, но откинул эту идею куда подальше. Леди была слишком востребованной для такого, как я. Так что, шансов на победу не было.
— Доброе утро, Хотару-семпай! С началом учебного года Вас! — приветливо обратился я к девушке. Она недоверчиво посмотрела на меня, а потом добавила.
— Поверить не могу, что это мой последний год в старшей школе… — драматично воскликнула и закатила глаза светловолосая, приставив тыльную часть ладони ко лбу. Не поймешь: на самом деле жалеет или прикидывается. — Саске-кун, ты ведь помнишь? В середине этого года ты сменишь меня.
— Стать главарем школьного совета — честь для меня! — положив одну руку на сердце, а другую за спину, я сделал небольшой поклон и хитро улыбнулся. Хотару сразу просекла меня и отвесила подзатыльник.
— Нечего мне тут дурака валять! Я ведь могу рассердиться на тебя и отдать свое место Неджи-куну. Уверена, девчонки будут в восторге, что президентом будет чемпион боевых искусств, Хьюга-семпай! — пояснила зеленоглазая.
Ну вот… Вспомнишь говн… Впрочем, неважно! К нам подошли двое парней. Тоже члены студсовета.
Шино Абураме, странный парень, носит кристальные темные очки из-за плохого зрения. Его не раз ругали за то, что он надевает куртку с капюшоном поверх формы. Все таки, это не подобает правилам этикета. Так он в прошлом году вообще истерику закатил! Видите ли, ему так комфортнее находиться в обществе. Ах… Еще увлекается энтомологией и поэзией, получает все призовые места на научных олимпиадах. Все постановки школьного театра — его заслуга. Однако, друг из него так себе. Слишком уж он… скользкий тип.
А вот второй — тот, о котором говорила семпай — просто до невозможности меня бесит. Видимо, президент запала на него, раз все время грозится мне отдать ему свое место. Эти длинные каштановые волосы, заплетенные в странный хвост, раздражают меня больше всего! «Ох-ох-ох, посмотрите на меня, я знаю ушу, ох-ох-ох!» А его глаза… Это что-то! Где его зрачки? Вот скажите мне, где его зрачки?! А их нет, черт побери! Нет! Но форму-то как напялил… пуговицы верхние расстегнул, грудь свою оголил, думает — самец! Если бы не был в совете, его бы уже давно отчитали за незаправленную рубашку.
— Эй, Учиха! — меня вывел из раздумий рявк этого мачо-мена. Ух, сейчас взорвусь от злости!..
— Да, Неджи-семпай. Простите, я задумался.
— Тебе стоит быть внимательней! — грозно заявил шатен. — Сегодня собрание после четвертого урока, как раз на обеде. Ты будешь?
— Обязательно. Это по поводу музыкального конкурса? — если бы я смотрел на себя со стороны, то мои ослепительно блестящие глаза в этот момент точно бы лишили меня зрения. О да, я давно ждал его! В том году, конкурс был отклонен из-за нехватки участников. Но в этом году все будет по-другому!
— Да. Как раз по твоей части! — президент улыбнулась и подмигнула мне, затем, аккуратно обойдя, направилась по своим делам. Двое парней последовали за ней, пихнув меня с двух сторон. Чертовы подкаблучники!
Я бродил по коридорам в ожидании первого урока. Церемония посвящения в нашей школе была отменена Хотару-семпай, как только она стала главарем школы.
«Зачем тратить свое время, чтобы объяснять каждому, что да как? Раз у нас школа одаренных учеников — значит, они должны сами осваиваться и приспосабливаться к новым правилам!» — так говорила президент на первом собрании.
Пройдя на второй этаж, я услышал звуки фортепиано и тихий нежный голосок.
Никогда не слышал ничего более прекрасного. Кто это может быть?..
Мое тело автоматически вело меня в указанном направлении, пока я не добрался до нужной двери. Я немного приоткрыл её, и моя голова аккуратно просунулась в щель. За роялем сидела маленькая хрупкая девушка с необычным цветом волос. Кажется, они розовые. Нет, это точно не галлюцинации. Они розовые!..
Особа легко нажимала на клавиши, чтобы инструмент звучал менее звучно, при этом нашептывая себе под нос слова:
— And every time I see your face… the ocean heaves… up to my heart… — леди тихонько напевала, да так, что хотелось слушать это вечно. И тут сыграл закон подлости!..
Да, я не устоял на ногах в положении а-ля «Чайка» и завалился прямо на порог кабинета. Сказать, что девушка испугалась — ничего не сказать. Она резко развернулась на пятой точке, поджав тоненькие ножки под себя. я заметил на ее теле много ссадин — колени, запястья и даже лицо имели множество синяков. Особа глядела на меня своими огромными зелеными глазами, быстро хлопая длинными белесыми ресницами. Ее «образ» на голове напоминал «жалкую пародию» на прическу Хотару-семпай — зализанная челка назад, кстати говоря, плохо заколота, ибо сзади торчали волоски, создавая подобие хвоста-пальмы. Длинные розовые пряди, падающие ниже плеч, завивалась на концах. Не смотря на всю неуклюжесть и неопрятность, девушка была до безумия милой.
— Прости, я напугал тебя? — старался встать на ноги, хоть это и далось мне с трудом. Леди не проронила ни слова, лишь с глупым видом наблюдала за моими действиями. Отряхнув форму, я принял ту же позу, что и перед президентом, когда лестно отзывался о роли главаря школы.— Я Учиха Саске, 2-D, председатель школьного совета. Ты ведь первогодка, верно?
— Да! — розоволосая расплылась в улыбке и стала сползать со стула, словно трехлетний ребенок выбирался из манежа. Наконец-то приземлившись на ноги, я понял, насколько она маленького роста. Казалось, эта девчушка дышала мне в пупок! Зеленоглазая сделала реверанс и в конце-концов представилась: — Харуно Сакура, рада знакомству!
Странная особа! Но до чего же милая…
Почувствуй мою мелодию

Почувствуй мою мелодию. Глава 2

Две недели. Черт, две недели уже прошло, а подготовка к музыкальному конкурсу совершенно на нуле! Каждый день мы проводим собрание на обеденной перемене. Если так будет продолжаться и дальше, я скоро превращусь в дистрофика.
Хотару вовсе ни во что меня не ставит! Слова лишнее скажешь — грозит отдать свое место Хьюге. Где логика? Он выпускник, как и она сама. Есть ли смысл отдавать ему роль президента, если на следующий год, скорее всего, выберут все равно меня? Или это лишь тактика запугивания?
В конце месяца состоится мероприятие, а единственное, что сделал комитет, так это расклеил афиши по школе. Ни отбора участников, ни сценария жюри, ни создание декораций!
А еще эта странная розоволосая бестия! Вот куда она пропала? Каждый день я искал эту особу по школе. Но даже ее одноклассники ничего не знают. Мол она вовсе не появляется на уроках. Хорошо год начался, кроме шуток.
— Саске-кун, ты меня вообще слушаешь? — окликнула меня президент студсовета, пока я витал в облаках. Пышногрудая мадам грозно смотрела на меня, одной рукой протягивая странную папку, другую держа на поясе.
— Простите, Хотару-семпай! Задумался… — изобразив на лице сожаление, я почесал затылок. — Что это? — указал я на предмет.
— Это сценарий, балбес! — девушка шлепнула меня картонкой на голове. — Не ты ли изводил тут всех, что нужно скорее заканчивать с подготовкой? — вручив мне папку, леди облегченно выдохнула. — Отдашь это Шион, прежде чем пойдешь в столовую.
— Что? Мироку-сан из 3-A? Мисс школы Саино уже третий год подряд? — мои глаза должны были выкатиться.
— Остынь, Учиха! Тебе явно ничего не светит! — встрял в разговор паршивец Неджи. Шино лишь молча кивал головой в знак согласия. И, как бы мне не хотелось этого признавать, они были правы.
Шион Мироку — самая популярная девушка в школе (не в обиду Хотару). Ее белоснежные длинные волосы всегда аккуратно уложены. На солнце они словно сияют. А глаза… Цвета сирени с перламутровым переливом. Пухлые губы всегда изогнуты в приветливой улыбке. Господи, как же она прекрасна!
Вот только характер девушки похуже дьявола. В том году мне довелось лицезреть, как она избивала одного из первогодок за то, что он признался ей в любви. Видите ли, опозорил ее честь. Тогда я усвоил один урок — внешность может быть обманчивой.
Но позже, наблюдая ее вместе с Тонери Ооцуцуки, самым популярным учеником прошлого года и лучшим игроком футбольной команды, все стало на свои места. Они расстались, как только парень выпустился. Больше не было надобности с ним встречаться, так как они больше не были у всех на виду. Я осознал, кто такая Шион Мироку — избалованная «принцесса», подбирающая себе выгодных по статусу парней ради популярности.
— Шино и Неджи займутся декорациями, — президент довольно посмотрела на двух парней. — А прослушивание пройдет в пятницу. Его будет проводить Конан-сенсей.
— Вы серьезно? Да она ж кроме тяжелого рока ничего не хочет слушать! Вы понимаете, что это будет? — моему возмущению не было конца. Чтобы было понятно, кто такая Конан-сенсей: безбашенная панкерша, сумасшедший учитель по химии (только за год ремонт в ее кабинете проводился четыре раза!), эксцентрично одевающаяся дамочка, озабоченно помешана на вампирах, оборотнях и прочей нечисти.
— Саске-кун! Или Конан-сенсей, или я отменяю конкурс! — зеленоглазая со всей силы хлопнула по столу ладонями, от чего ее грудь слегка подпрыгнула. Блин, ну почему я обращаю на это внимание?..
— Собрание окончено! Занимайтесь своими делами, — девушка немного успокоилась, как мне показалось. Очень напрасно я так подумал. — А ты… — она схватила меня за ухо, — еще раз посмеешь мне возразить — не видать тебе ни конкурса, ни президентского места. Ты меня понял?
— Да понял-понял! — я пытался вырваться, пока светловолосая сама не отпустила меня. Еще одна стерва!
Почему все девчонки, которых я встречал, ведут себя, будто потомственные ведьмы?..
***
Кабинет 3-А. Я так переживаю, что начал чувствовать, как струйки пота бегут по моей спине. Заходить — не заходить? Да чего я парюсь? Мне нужно просто отдать ей эту гребаную папку и все. Зашел, отдал, ушел на обед. Вперед!
Я залетел в класс, будто бы на ярмарку свежей выпечки. Блондинка, сидевшая почти на последней парте, глядела на меня ошалевшими глазами. Видимо, пугать девушек вошло у меня в привычку. Я медленно подошел к столу, за которым она сидела.
— Мироку-сан, президент просила передать тебе это. Ты будешь вести музыкальный конкурс в конце этого месяца.
— Да, припоминаю, — девушка медленно вытащила из моих рук папку. — Конечно, ведущей должна быть мисс школы, не кто иной, как я! — девушка мечтательно воспела последнюю фразу. Мда… Похоже с прошлого года стало все только хуже. Ее завышенная самооценка — причина, по которой все ей восхищаются. Когда ты ставишь себя выше других, общество воспринимает это как должное и начинает думать также.
— Я на обед, иначе не успею поесть. Счастливо… — я уже было собирался уйти, как блондинка схватила меня за руку.
— Саске-кун, спасибо. Знаешь… — девушка кокетливо опустила глаза. — Я давно тебя приметила, — она была слишком близко к моему лицу. — Буду ждать тебя после обеда на крыше.
Вежливо кивнув, я легко вырвался из хватки этой чудовищной лицемерки и помчался прочь. Какая дешевая актерская игра! Ну уж нет, я не поведусь на ее уловки!
Мною так сильно овладела злость, что я готов был отколотить любого, кто попадется мне на глаза. Единственная здравая идея, что пришла мне в голову — прогуляться во дворе, подышать свежим воздухом. Думаю, так мне удастся успокоиться.
Я вышел на крыльцо и глубоко вдохнул запах цветущей вишни. Как необычно. Неожиданно моему взору припадает особа, сидящая на ступеньках и что-то увлеченно читающая. Это была моя новая знакомая. Я уже успел забыть про нее.
Незаметно приблизившись к ней, я прочел пару строк из ее книги. Ну ничего себе у нее замашки! Кодзи Судзуки «Звонок». Я фильм досмотреть не смог, не то, чтобы прочесть.
— Эй! — громко обратился я к девушке, отчего та резко подскочила, уронив книгу и сумку, из которой вывалились все принадлежности. До чего же эта Харуно неуклюжая!
Розоволосая ползала по ступенькам, неуклюже собирая каждый предмет. Не выдержав этого зрелища, я опустился на корточки и стал помогать этой странной леди. Она лишь изредка поднимала на меня голову и глупо улыбалась. Мне становилось неловко.
— Булочки хочешь? — вдруг неожиданно заговорила девушка. — Сама испекла!
***
Господи… Как же я давно не ел такой вкуснотищи! Да она кулинарный гений! Если съем еще одну — точно тресну.
Девушка тихонько сидела и наблюдала за мной. У нее нечеловечески длинные ресницы, похожие на крылья маленьких ангелов. Уже пятнадцать минут она просто сидит и пялится, как я ем! Может, стоит заговорить с ней?
— Ты не появлялась в школе несколько дней…
— Ерунда! Просто тетушка Ноно очень сильно наказала меня, и я несколько дней чувствовала себя нехорошо, — приподняв юбку, которая в полный рост закрывала колени девушки, зеленоглазая показала мне несколько крупных ран на бедрах. От увиденного, я даже перестал есть… Ноги Харуно покрывали глубокие раны, оставленные хлыстом.
— Это просто ужасно! За что можно было так избить? Ты уже рассказала родителям? — на мой вопрос Сакура лишь расхохоталась. Я уже ничего не понимаю.
— Тетушка Ноно — воспитатель из приюта! — розоволосая улыбалась. — К тому же наказание было справедливым. Я украла у нее немного денег, чтобы купить себе музыкальный диск.
— Музыкальный диск? — я приподнял одну бровь.
— Альбом японской рок-группы, Ikimono Gakari. Я собираюсь пройти прослушивание и участвовать в конкурсе! — восторженно заявила коротышка, подорвавшись на ступеньку выше.
— Интересно, — запихнув половину хлебного изделия в рот, я продолжал восхищенно смотреть на особу. Ее форма отличалась от формы других девочек. Она… будто висела на ней, что неудивительно. Казалось, эта малявка весит меньше мешка с картошкой. Такая тощая, ужас.
— Я слышала, что ты тоже будешь участвовать! Думаю, мы оба должны хорошо постараться! — девушка показала мне большой палец вверх. В ней совсем нет сопернического духа и враждебности ко мне, как к конкуренту.
Сакура наконец-то уселась на свое место и продолжала наблюдать за моей трапезой. Нужно продолжить разговор, иначе не поем нормально.
— Слушай… — я старался аккуратно подойти к вопросу, который тревожил меня более всего. — Что случилось с твоей семьей?
— Они умерли от голода. Мы жили слишком бедно. — смеялась Харуно, почесывая затылок. — Наверное, поэтому я легко обхожусь без еды.
— Тогда зачем ты напекла столько булочек? — мое лицо изобразило удивление.
— Ах, это… Я готовила не для себя, — она по прежнему улыбалась. — Когда ты готовишь для кого-то, чувство одиночества пропадает, — затем обхватила коленки и уставилась в пол. — Знаешь, меня хотят удочерить двое хороших людей. Я делала для них онигири. Они захотели принять меня в свою семью. Сказали, что хорошо готовлю. Как думаешь, я им понравлюсь?..
— Безусловно понравишься! — я неожиданно воскликнул. Девушка уставилась на меня в ожидании главного ответа. — Я хотел сказать, что Сакура-тян замечательно готовит, — не знаю, зачем, но стал оправдываться. — А еще у тебя красивый голос. Думаю, у тебя есть все шансы, чтобы победить в конкурсе… — моя ладонь легонько погладила макушку редких розовых волос. Харуно сильнее поджала колени под себя, тем самым закрыв руками низ лица. Я смутил ее, было ясно по румянцу на ее пухленьких щечках.
Неожиданно у меня зазвонил телефон. Я достал мобильник и взглянул на дисплей. Черт, зачем он звонит? Надоел уже! Прежде, чем я сбросил, розоволосая увидела имя входящего.
— У тебя плохие отношения с отцом? — зеленоглазая задала вопрос. Я не особо горел желанием говорить об этом, но мне почему-то захотелось поделиться с ней.
— Этим летом, мои родители развелись. У Фугаку… В смысле, отца появилась другая женщина. С тех пор мы не разговариваем. Он звонит мне каждый день. Днем и вечером. Мне ничего не остается, как игнорировать его, — не зная, что еще сказать, я неосознанно стал рассматривать свои ладони, пока одну из них не накрыла маленькая ручка, запустив свои пальцы между моих.
— Вам стоит поговорить, — розоволосая заметно приуныла. — Может так случиться, что он перестанет тебе звонить. Не потому, что у него кончатся деньги на счету или ему это надоест. А потому, что… — с каждым ее словом, до меня понемногу начала достукиваться истина. — И ты будешь жалеть, что не брал трубку, — добавила девушка. Харуно была права. И, кажется, ей было это до боли знакомо. — А что насчет матери? Вы ладите? — розовая макушка улеглась на мое плечо.
— Ну, — немного задумался, — не ругаемся, по крайней мере.
— Это нехорошо. Тебе стоит заботиться о ней. Она женщина, и ей всегда нужна будет мужская помощь.
— Знаешь, она ужасно готовит! — я закатил глаза, вспоминая о ее стряпне.
— Не говори так! — девушка сжала мою ладонь. — Еда, приготовленная человеком, который любит тебя, всегда вкусная! Иначе быть не может! — зеленые глаза наполнились незнакомой мне ранее злостью. Такая Сакура показалась мне более взрослой, чем я ее считал.
До конца обеда оставалось пару минут. Прогуляю ли я урок ради свидания на крыше с красавицей-блондинкой? Нет. Думаю, эту лицемерку нужно поставить на место.
Я поднялся со ступенек и помог встать Харуно. Наши пальцы робко расклеились. Странное ощущение. Больше она не держит мою руку.
Мы шли по коридору, увлеченно обсуждая предстоящий конкурс. Я довел девчушку до класса. Харуно вновь сделала реверанс и одарила меня свой лучезарной улыбкой. Последнее время, я отдал бы все, чтобы видеть ее чаще. Она уже собиралась зайти в класс, прежде чем я осторожно повернул ее за плечо.
— Я помогу тебе с конкурсом. Завтра подарю диск, — мне стало немного неловко от своего же предложения, но я хотел сделать хоть что-то хорошее для этой бестии. — Мы будем репетировать вместе. Если ты не против.
— Конечно, нет! Здорово-то как! — розоволосая захлопала в ладоши. Как ребенок, ей Богу! — Увидимся! — с этими словами зеленоглазая покинула коридор. Я медленно брел на занятия, все не выбрасывая образ Харуно из головы.
Она не похожа на девушек, что я встречал ранее. Но что ее отличает от других?..
Почувствуй мою мелодию. Глава 2

Почувствуй мою мелодию. Глава 3

Наконец-то настала долгожданная пятница! Сегодня пройдет прослушивание. Эта зараза Конан-сенсей всю неделю стебала меня по поводу того, что мне не удастся пройти. Черта с два! Как там говорил Гай Юлий Цезарь? «Пришел, увидел, победил»? Да, именно так! Ну держись, проклятая рокерша! Сегодня я покажу тебе, что такое настоящий талант.
На протяжении всей недели мы с Харуно ежедневно репетировали. Ее вокал просто безупречен. Я не слышал ни одного голоса, который хотя бы походил на ее. Она довольно неплохо играет на инструментах, таких, как пианино и гитара, хотя большую часть времени это было моей работой. Я аккомпанировал — она пела. Прекрасно пела. Также эта леди повлияла на выбор моей песни. Ух… Жду не дождусь ее исполнить!
Сейчас мы сидели в актовом зале, дожидались своей очереди. Спереди, через несколько рядов зрительских мест, сидела президент со своими двумя прихвостнями. Я не посещал собрания всю неделю. Троица изредка косилась на нас с Харуно, отчего мне становилось неловко.
— Ты можешь подсесть к ним, — вывел меня из раздумий шепот рядом находившейся особы. — Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы из-за меня.
— Все в порядке. Тебе не стоит об этом беспокоится. Хотару-семпай знает, что мы готовились вместе. Поэтому несостыковок возникнуть не должно, — а вот тут я соврал. Комитет не был в курсе.
— И все же. Ты, как член студсовета, должен находиться среди своих коллег. А я всего-лишь конкурсантка, которая будет проходить прослушивание, — Харуно выглядела взволнованно.
— Сакура-тян, — я взял девушку за руку и серьезно на нее посмотрел. — Это ведь твое первое прослушивание. Я должен поддерживать тебя. Не думай о них, лучше готовься.
Розоволосая удивленно посмотрела на меня. На ее щеках образовался румянец. Она такая забавная, смущается по поводу и без. Особенно, когда я начинаю говорить серьезным тоном. Не могу перестать так делать. Уж больно мне нравится ее покрасневшее лицо.
Леди тихонько напевала текст с листа, повторяла песню. Я лишь молча наблюдал за ней. Почти на каждой строчке зеленоглазая заправляла непослушный локон волос за ухо. Волосы такие необычные. По ее словам, она родилась с таким цветом. Прежде, чем особа хотела вновь убрать прядь, я сделал это за нее. Думаю, он больше не выбьется. Девушка непонимающе взглянула на меня. Я одарил ее улыбкой, на которую она ответила взаимностью.
Не знаю почему, но, когда нахожусь в ее окружении, мой характер заметно смягчается. Мне хочется наблюдать за ней, слушать ее глупые, но интересные рассказы, разговаривать с ней обо всем. Эта девушка словно меняет меня. Я уже говорил, что она совершенно непохожа на дамочек, которых я встречал прежде. В ней есть изюминка, есть то, что отличает ее от серой массы. Не только розовые волосы.
— Салют, ребятки! — в помещение вошла женщина с сиреневыми волосами. — Нам выделили два урока, включая обеденный перерыв. Думаю, управимся за это время. Хотару-чан, кто отвечает за музыку?
— Неджи-кун, — президент обратилась к шатену, который сидел рядом с ней. После ее «команды» Хьюга уселся за пульт управления.
— Отлично! Где ведущие?
— Я здесь! — с заднего ряда прозвучал слащавый голосок. О нет… Мне каюк!
Послышались медленные шаги за спиной. Я неуверенно стал поворачивать голову, и вот наши взгляды с этой особой встретились. Блондинка пожирала меня глазами. Мне хотелось провалиться сквозь землю. Видимо, она все еще обижена за то, что я ее продинамил. Ну что ж, принцессам тоже свойственно падать!
— Шион-чан, ты будешь вторым жюри. Не против?
— Не против, — миловидным тоном произнесла разъяренная леди.
А вот это не к добру… Что, если ей вздумается забраковать мое выступление? А то еще хуже: выступление Харуно? Черт. Надеюсь, Конан-сенсей хватит мозгов, чтобы образумить эту девицу. Все-таки музыкальные навыки должны дать ей хоть каплю благоразумия.
На сцене появился первый конкурсант, а за ним и остальной сброд. Я молча слушал всю эту какофонию, стараясь не испортить себе слух. Вот же черт, ну неужели в Саино, самой одаренной школе в городе, так мало талантливых музыкальных исполнителей? Кажется, Харуно это вовсе не торкало. Она продолжала репетировать, лишь иногда отвлекаясь, когда на сцену вызывали других участников. Наконец-то очередь дошла до нее.
Девушка пошла на сцену своей фирменной неуклюжей походкой. Даже умудрилась споткнуться на ступеньках. В зале послышался смешок. Идиоты. Уже оступиться нельзя — засмеют. Розоволосая несмело подошла к микрофону и легонько стукнула по нему, отчего прозвучал неприятный свист. От ее действий моя ладонь встретилась со лбом. На меня обернулась президент и грозно зыркнула. Да что не так опять? Я же вроде сейчас в роли предателя!
— Здравствуй. Представься, пожалуйста, — промычала сенсей, даже не глядя на Сакуру.
— Всем привет! — зеленоглазая заорала в микрофон и с тихим «ой» отстранилась от него. Все схватились за уши от такого эха. Какая же все-таки растяпа эта Харуно! Зато ей удалось привлечь внимание этой чокнутой рокерши.
— Так, а теперь еще раз, только подальше от микрофона и немного тише.
— Кхм-кхм… Вот так? — маленькая леди вновь заговорила.
— Да. Уже лучше. Так как твое имя?
— Харуно Сакура, 1-D! — девушка сделала свой фирменный реверанс. Отовсюду вновь пополз хохот. Достали ржать!
— Так ты первогодка? — женщина, похоже, искренне удивилась. — Это очень хорошо. Какую песню готовила?
— Ikimono Gakari — Uruwashiki Hito.
— Вау, — похоже учитель не ожидала, что в школе еще остались ценители рока. — Неплохой выбор. Что ж, дерзай!
Розоволосая несмело взяла в руки микрофон. Неджи сделал тусклый свет в зале, таким образом направив все внимание на исполнительницу. Последовало начало музыки. Ну же, Харуно, не подведи!
***
Ah uruwashiki ai no uta itsu no hi mo kawarazu ni
Atashi no mae de zutto utatte ite onegai
Kono mune ga tomaru made kono toki ga owaru made
Uruwashiki hito yo itsu made mo dakishimete.

Anata wa itsu datte muzukashii kotoba de
Atashi e no ai wo kataru n» da
Atashi wa tsuyogatte hatena MA-KU hikidashite
Sono tetsugaku wo tokiakasu no.

Fukushikikokyuu de sasayaita
Irotoridori no Love Message
Shinpai shinaide atashi wa
Anata no kotoba wo shinjiteru.

Ah uruwashiki ai no uta itsu no hi mo kawarazu ni
Atashi no mae de zutto utatte ite onegai
Kono mune ga tomaru made kono toki ga owaru made
Uruwashiki hito yo itsu made mo dakishimete.

PO-KA-FEISU nante hen na muri shinaide
Toboketa sono kao de ii yo
Kanjin na koto wa atashi no kono te wo
Hanasanaide ite hoshii n«da.

Kore kurai no chiisana mune ni
Anata e to omoi ga tsumatteru
Shinpai shinaide
Atashi wa anata no subete wo shinjiteru.

Ah kurikaesu ai no uta daisuki na sono koe de
Atashi no mae ni zutto todokete ite yo MERODI
Furikaeru sono saki ni itsu datte ite hoshii
Uruwashiki hito yo itsu made mo soba ni ite.

Ah tomenaide ai no uta eien no sono MERODI
Atashi no mae de zutto utatte ite onegai
Kono mune ga tomaru made kono toki ga owaru made
Sou ippai no ai de atashi no omoi wo uketomete.

***
Музыка прекратилась, после чего зеленоглазая сделала низкий поклон, подметая пол волосами. После неловкой секундной тишины послышались хлопки спереди. Это президент встала с места и стала аплодировать. Ее примеру последовал весь зал. Послышались положительные выкрики по типу «Умница!» или «Классно!» Я был безумно рад такой реакции публики и, конечно же, присоединился к ним. Кажется, Харуно даже не надеялась на похвалу в свой адрес.
— Спасибо! — девушка одарила зал свой лучезарной улыбкой. Я вновь увидел ее. Конечно, это эгоистично прозвучит, но как бы мне хотелось, чтобы она улыбалась так только для меня.
— Отличное выступление. Думаю… — не успела договорить член жюри, как блондиночка рядом перебила ее.
— Скучно. Вяло. Бездарно.
Все в зале притихли. А розоволосая продолжала улыбаться. Меня поражает ее добродушное отношение к таким людям, как Мироку.
Черт, неужели Конан-сенсей послушает ее только потому, что она мисс школы и ее влияние на учеников так велико? Да пусть сама попробует так спеть, как Харуно! Завистливая самовлюбленная дура.
— Шион-чан, ты на самом деле так считаешь? — учитель и правда решила согласовывать это с ней. Проклятье!
— Абсолютно. Вы что, сами не слышали? У нее же совершенно нет таланта!
— Знаешь… — крашенная дамочка сделала странную паузу. — Зря я попросила тебя помочь. Похоже, ты вовсе не смыслишь в искусстве. Сакура-чан, ты проходишь. Можешь присаживаться, — лицо Мироку в тот момент — это нечто!
Мне казалось, будто я стал просачиваться сквозь кресло. Так нервничал за нее, что тело сжалось. Минутой позже она была уже рядом со мной.
— Ты видел? Я прошла! — девушка бросилась мне на шею. Ее объятия для меня немного странны. Я медленно обвил ее крохотное тельце руками, а она еще сильнее прижалась ко мне, уже примостив свою пятую точку на сиденье рядом.
— Видел. Умница, — мой голос был таким тихим, будто я боялся дышать. Не понимаю, с чего такая реакция.
Очередь дошла до последнего участника. Вот и настал мой час! Я быстро добрался до сцены и принялся говорить.
— Добрый день, — я посмотрел в зал. Некоторые девчонки пялились в мою сторону кошачьими глазами. Это раздражало. Глупые пустышки. Сакура глядела на меня, будто ожидая какого-то чуда. Странная. Она ведь уже слышала, как я пою.
— Ага, начинай уже. Недомузыкант хренов.
— Конан-сенсей, попрошу без оскорблений! — я немного разозлился на подобные выражения в свой адрес. — Песня называется…
— Саске-кун, думаю, нам всем известно, что ты — самый талантливый парень в школе. Я считаю, что тебе прослушивание не нужно. Поэтому, ты проходишь автоматически! — относительно ласково пролепетала блондинка в кресле жюри. Это что? Месть?
Участники подняли гул. Конечно, многие были недовольны тем, что я был принят «по блату», мягко говоря. Блондинка ехидно улыбалась и смотрела мне прямо в глаза. Чертова стерва!
— Окей. Одним больше — одним меньше. Все свободны! — с этими словами Конан-сенсей покинула зал. Еще одна феминистка! За что эти со мной так? Одну продинамил, с другой не разделил предпочтения — проблему нашли, блин! Ведьмы!
***
Шел шестой урок. Где бы я не шел — на меня везде были устремлены косые взгляды учеников. Смешки, хамство и прочее невежество сыпалось на меня до конца учебного дня. Мироку удалось сделать из меня «объект всеобщего недовольства». Продуманная девица, ничего не скажешь.
Я уже направлялся домой, как вдруг увидел, что возле кабинета музыки, в тайне заглядывая в него, стояли трое моих коллег из студсовета. Прямо таки дежавю! Я подошел к ним поближе, мне не терпелось узнать, что за собрание здесь происходит.
— Хотару-семпай…
— Тс! — зашипела пышногрудая леди. Она приоткрыла дверь немного шире, чтобы я смог тоже взглянуть.
В классе находились Конан-сенсей, играющая на пианино аккорды, и эта удивительная бестия с зелеными глазами. Было похоже, что они проводят внеклассный урок по вокалу. Розоволосая во всю старалась угодить учителю, поэтому тянула каждую ноту. Серьезная Харуно — что-то новенькое!
— Конан-сенсей никогда не занималась вокалом с кем-то прежде. Пусть она и учитель химии, но среди школы в музыке ей нет равных, — улыбаясь, говорила президент. — Похоже, что твоя девушка действительно талантлива.
— Что? — я покрылся алым цветом. — Сакура-тян не моя девушка! Мы просто репетируем вместе.
— Да все в порядке. Мог бы просто сказать мне. А то прогуливал всю неделю собрания без уважительной причины.
— Но она правда…
— Слушай, я знаю о ситуации с Шион, — зеленоглазая серьезно посмотрела на меня. Быстро, однако, слухи ползут! — В случае с участниками я все улажу. Придумаю, почему Мироку пустила тебя на конкурс без прослушивания. Но на концерте тебе придется постараться. Ты ее очень задел своим поступком, и если она надумала мстить — это очень плохо. Будь начеку.
Для меня было неожиданным то, что Хотару решила помочь. Да и Шино с Неджи ничего дурного в мой адрес не отвесили. Что-то тут нечисто. Вдруг, они с Шион за одно? Да нет. Тогда бы это было слишком подозрительно. Думаю, президенту стоит поверить.
Я поплелся домой. Думаю, мама уже пришла с работы и приготовила чего повкуснее. После душевного разговора с Харуно, мои отношения с матерью заметно улучшились. Вот только… Я продолжаю не отвечать на звонки отца. У меня не хватает смелости поговорить с ним. В другой раз попробую.
Сегодня днем мне не дает покоя одна вещь. После выступления Сакура так крепко обняла меня. Вот теперь думаю — что это значит лично для нее?..
Почувствуй мою мелодию. Глава 3

Почувствуй мою мелодию. Глава 4

До конкурса оставались считанные дни. И я, и Харуно упорно готовились к выступлению. Конан-сенсей плотно взялась за обучение розоволосой. Видимо, у этой рокерши и правда есть способность определять таланты. Не знаю, то ли влияние Сакуры, то ли менструальное затишье, но учитель стала мягче ко мне относиться. Выглядит это, однако, странно: «Учиха… Эм… Учиха…». Пытается что-то сказать, но не может. Старается, дамочка, это видно.
Я не спеша направлялся в столовую на обеденную трапезу. В коридоре было так шумно. Первогодки неугомонно бегали друг за другом. Странно, что среди этой толпы подростков нет розовой макушки. Интересно, где она?
— Саске-кун! — послышался громкий крик за спиной. Я обернулся и увидел, как за мной бежит президент. Опять ее прыгающая грудь… Не смотреть, только не смотреть!..
— Хотару-семпай? — обратился я к девушке, как только она оказалась возле меня.
— Саске-кун, Харуно! — зеленоглазая тяжело дышала, из-за чего не могла внятно сказать предложение. — В лазарете. Она упала. На лестнице.
Не став больше слушать, я помчался в медпункт. Во мне проснулся Бэтмен, ибо так быстро я еще никогда не бегал. Оказавшись в врачебной комнате, я направился к зеленым ширмам, за которыми лежат пострадавшие ученики. На одной из коек лежала Харуно. Вид ее был еще более печальным, чем раньше: перемотанная голова, сбитые до крови коленки и ладошки. Одна кисть была перебинтована. Почему у меня так неспокойно на душе?..
— Сакура-тян, что случилось?.. — я сел на край кровати и машинально взял ее здоровую руку. А когда опомнился, решил не отпускать. Мне кажется, это выглядело бы нелепо.
— Я спускалась на первый этаж. Хотела пойти на улицу прогуляться, пока идет перемена. Я шла по лестнице. Все было в порядке, пока кто-то сзади не толкнул меня. Я кубарем полетела в самый низ. Когда приземлись, почувствовала, что голову будто раскололи на две части. Меня нашли два парня из студсовета и принесли сюда.
Я повернулся на президента, и та одобрительно кивнула. Неджи и Шино действительно помогли ей. Это даже странно, в какой-то мере. К нам подошла медсестра и предупредила о начале урока. Хотару хлопнула меня по плечу и удалилась из комнаты вместе с женщиной в белом халате.
— Ты сказала, что тебя толкнули. Но кто?
— Я не знаю… — тихо произнесла девушка. — Я не увидела этого человека. Но по силе толчка могу предположить, что это был парень. Ладони были большие и грубые, я почувствовала это, когда он только прикоснулся к моей спине.
— Ясно, — немного злобно произнес я. — Хорошо. Отдыхай пока. После уроков я отведу тебя домой.
— Все в порядке. Не стоит…
— Отказы не принимаются, — я встал с постели и собрался уходить, но решил добавить: — А с этим происшествием… Я сам разберусь! — после этих слов я удалился из лазарета.
Не понимаю. Ей Богу, не понимаю, как так можно было поступить с маленькой хрупкой девушкой. Этот подонок мог ее убить! Немудрено, если он был настроен именно на такой результат. Черт, я чувствую такую злость! Последний раз такая злоба одолела меня, когда отец ушел из семьи. Я хотел убить его, хотел причинить ту же боль, которую он причинил матери. Но не знал как. И сейчас не знаю. «Вам стоит поговорить», — пронеслись в голове слова Харуно. Эта бестия меня с ума сведет! Однако, думая о ней, я хочу улыбаться. Меня греет мысль об этой девчонке.
Зайдя за угол, я увидел знакомого парня, который нервно оборачивался по сторонам. Темные волосы, бледная кожа, черные глаза и пухлые губы — да, эта внешность раздражала меня, как только я поступил в Саино. Мой чертов одноклассник, Сай Акаши. Он с осторожностью разговаривал с кем-то по телефону. Мне показалось это странным, поэтому я решил немного понаблюдать за ним.
— Я все сделал. Все было подстроено так, будто она споткнулась. Не думаю, что эта тупица что-то поняла, когда я ее толкнул, — парень ухмылялся. — Когда ты заплатишь мне? — его улыбка медленно переросла в злобную гримасу. — Но ведь обещание… Ладно, я все понял. Буду на связи! — брюнет бросил трубку.
— Здравствуй, Сай. Как поживаешь? — я медленно вышел из-за угла, чего он явно не ожидал. На его лице образовался страх. Да, ублюдок, я догадался! Тебе стоило аккуратней сообщать о своих действиях.
— Мне пора на урок, — бледнокожий только собрался сбежать, как я схватил его за шкирку и прижал к стене.
— Не так быстро, Акаши. Зачем ты это сделал? Кто тебя надоумил? — я приподнял парня за воротник рубашки.
— А что, Саске? Волнуешься за нее? — злорадно лепетал одноклассник. У меня сорвало планку.
— Ублюдок! — я повалил Сая на пол и стал бить его по лицу. На кулаках оставались следы крови. Я не знал, что со мной происходит. Мне было наплевать на угрозу дисквалификации из конкурса, на возможность вылететь из студсовета, даже на исключение из школы. Я лишь хотел хорошенько проучить этого козла!
— Саске-кун! Остановись! Хватит! — президент вновь выследила меня. Как ей это удается?! — Прошу, Саске-кун! Перестань! — девушка пыталась оттащить меня от Акаши, но я не поддавался до тех пор, пока это не сделали Неджи и Шино.
Брюнет медленно поднялся на ноги, вытирая кровь на губах. Он еще смеет улыбаться?! Хьюга и Абураме держали меня под руки, чтобы я снова не кинулся на парня. Хотару в ужасе смотрела на происходящее, стараясь помочь моему однокласснику остановить кровь. Мать Тереза, блин!
— Что вы тут устроили?! — а вот и «проблема проблем» появилась — директор. Сарутоби-сама был самым приветливым и понимающим взрослым в этой школе, что никогда не сочеталось с его брутальной привычкой — курением. У него добрые глаза, веселая улыбка и странная острая бородка. На первом году обучения я как-то хотел дернуть за нее, но вовремя воздержался.
— Асума-дано, все в порядке… — президент хотела все взять в свои руки, но я решился сказать правду.
— Директор, я избил Сая, — мой твердый голос звучал необычайно уверенно. Сам от себя не ожидал.
— Это я вижу. Мне интересно, по какой причине произошла драка?
— Сегодня Сай толкнул с лестницы Харуно Сакуру, ученицу из 1-C. По его вине она сильно пострадала. У девушки множество ушибов и разбита голова. Я не смог себя сдержать и побил Сая.
— Асума-дано, это студсовет поручил мне такое задание! Они сказали, чтобы я покалечил эту девчонку! Иначе у меня будут проблемы! — запищал противным голосом брюнет.
— Что?! — в три голоса произнесли ребята. А вот теперь мне ни черта непонятно!
***
Несколько часов, проведенных в кабинете директора, утомили меня до голода. Мы так и не выяснили правду. Хотару сказала, что не давала Саю таких гнусных поручений. А тот, в свою очередь, настаивает на обратном. Мол, президент угрожала ему, если он не покалечил Харуно. В итоге ситуацию замяли. Но теперь у всех пятерых снизятся оценки за поведение. Блин, эти трое меня точно убьют… Чертов Акаши!
Я направлялся к выходу из школы. На ступеньках меня уже ждала маленькая леди с розовыми локонами. Она как всегда лучезарно улыбалась мне. Эта улыбка дорогого стоит, лично для меня. Хоть я и вижу ее каждый раз, как девушка смотрит на меня, все равно считаю, что для меня она улыбается особенно. Не так, как для всех. Возможно, во мне говорит эгоизм.
Мы медленно шли по аллеям, паркам, переулкам. Проще говоря, пересекали этот тернистый путь к приюту. Ну неужели нельзя построить его немного ближе к школе? Хотя бы к более людному месту. Иначе складывается такое впечатление, что это закрытый пансионат для монстров, кроме шуток.
— Сакура-тян, как самочувствие? — я решил разбавить ее сегодняшний стресс разговором.
— Мне гораздо лучше. Спасибо! — девушка широко улыбнулась. — Знаешь, мои новые родители удочерят меня в день конкурса, — розоволосая грустно потупила взгляд. Странно, чего это она?..
— Так это же здорово! Я очень рад, что у тебя будет семья.
— Да… Это, конечно же, хорошо, — зеленоглазая заметно приуныла. — После концерта мы переезжаем, и мне придется сменить школу.
Ее слова прозвучали словно гром среди ясного неба. Моя физиономия, возможно, выглядела сейчас как каменный монумент: безжизненное холодное лицо. Чувства смешались. Я не знал, что ей ответить. «Нужно собраться! Нужно собраться!» — стучало мне в голову. В итоге правильные слова сами вырвались наружу.
— Если ты переживаешь о том, что мы больше не увидимся — это не проблема. Мы ведь можем встречаться на каникулах, по праздникам. В любой свободный для нас день! — я остановился и взял девушку за плечи, тем самым остановив ее. — Все будет хорошо! Я обещаю, мы будем… хорошими друзьями! — на последней фразе щеки накрыл румянец. Я чуть было не сказал другое. Только вот зачем?
— Саске-кун? — зеленоглазая с глупым видом рассматривала меня. И опять эта улыбка! — Я буду рада, если твои слова окажутся правдой! — Харуно нежно посмотрела на меня, но ее глаза были по-прежнему полны печали.
Мы добрались до приюта. На прощанье я погладил девушку по макушке и отправился домой. Сакура… Что же ты делаешь со мной? Я перекрутил в голове весь сегодняшний день. «Вам надо поговорить». Опять эта фраза. На последней мысли рука сама потянулась к мобильнику и набрала нужный номер. Черт, что же я делаю? После нескольких гудков прозвучало тихое «алло». Ну все, пути назад нет. Действуй, Саске!
— Здравствуй, пап.
Почувствуй мою мелодию. Глава 4

НаруХина.ру - 2017г.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ