ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Цветение: Мое прощальное письмо

Yasuharu Takanashi - Michi wa Tsuzuku.
***
Дорогая Леди Учиха!
Если ты читаешь это письмо, скорее всего, что меня уже нет в живых. Может, по моей глупости, а может — по стечению обстоятельств. Или это моя судьбоносная кара за то, что натворил. Искупить грехи можно, но прошлое навсегда застынет темным пятном на линии моей жизни.
Я знал об этом, поэтому когда вспоминал слова Рикудо, уже предугадал, чем закончится моя последняя битва... И сожалею лишь о том, что сразу тебе обо всем не рассказал. Я уверен, ты бы обязательно что-нибудь придумала. Однако, ничего уже не исправишь. Это письмо — единственное, что я могу сделать для тебя. В нем я расскажу тебе обо всем, что творилось со мной на протяжении этих долгих лет.
Будучи ребенком, я всегда старался походить на своего брата Итачи. Однако, это желание сразу же отпало после резни клана. Однажды, я встретил Наруто, который кричал на всю деревню, что станет Хокаге. Он показался мне странным. Ха, кто же знал, что добе станет Хокаге?
Знаешь, а я ведь не любил учиться в Академии. Серьезно, мне не нравилось. Но одним утром все изменилось. Я сидел в классе и что-то читал (уже и не вспомнишь). В этот момент, в класс забежала одна маленькая особа с розовыми волосами. Я удивился. А еще больше после того, как эта особа призналась мне в своих чувствах. "Кто ты?" — это единственное, что я смог сказать ей. Она с визгом выбежала из класса и куда-то помчалась. С тех пор, я стал наблюдать за ней на уроках. Что? Не можешь скрыть румянец, когда читаешь события такой давности! Ха-ха, да! Этой особой была именно ты.
После страшных событий, произошедших в моем клане, я перестал следить за тобой. Мной завладела боль и одиночество. Я иногда наблюдал за крикливым Наруто и то, только потому, что он был ужасно шумным. Помнишь, нашу тренировку, когда мы не сложили печати? Все твои одноклассницы кричали мое имя. Даже тогда, когда я почти победил. И только ты одна молча, с тревогой в глазах наблюдала за нами. Я заметил даже это. Я заметил, как ты боялась. На мгновенье, мне стало тебя жаль.
Наступило время, когда мы сдали экзамены. Нас расформировали по командам. Уже на то время я ужасно завидовал Наруто и интересовался тобой. В первый же день, как мы встретились с Какаши, он попросил рассказать о себе. Наруто нес, как казалось, такую ерунду, что даже слушать не хотелось. А ты говорила обо мне. Это так меня раздражало. После Итачи, я ненавидел, когда говорят в открытую о своих чувствах. Ну, а сам я не лучше. Я рассказал тогда о своей мести брату. Помнишь утро, когда мы сидели на лавочке и ты несла всякую ерунду? Тогда ты стала раздражать меня еще больше!
Помнишь первую тренировку? Эти чертовы колокольчики Какаши! Ты была самой беспомощной. Наруто вел себя, как идиот. В конце концов, никто из нас не заполучил колокольчики, а Наруто привязали к дереву за попытку украсть еду. Именно тогда я понял... Я не смогу оставить его в беде. Ха, эта нелепость про обузу... В тот день, мы стали командой №7.
Экзамен на чуунина. Я проклинаю его... Именно в тот период я встретил Орочимару. Однако, с возрастом, я все меньше жалел об этом. Все же, он многому научил меня. Даже не смотря на то, что я использовал его, а он использовал меня.
Помнишь, как ты защищала нас с Наруто? Тебе пришлось пожертвовать своими прекрасными розовыми волосами. Когда я пришел в себя и увидел тебя, маленькую, избитую до неузнаваемости, такую беззащитную. Сказать, что я был в ярости — ничего не сказать. "Сакура, кто это сделал?" — я спросил тебя своим холодным тоном. Ты испугалась меня, я видел. Даже сейчас помню, как поочередно наказывал твоих обидчиков. Я готов был убить их. Но ты не дала мне очернить себя еще больше. Мне стало так тепло и непривычно, когда ты обняла меня. "Хватит, Саске! Прошу, остановись!" — ты плакала и молила меня прекратить. Я не смог противиться тебе.
"Что это за чувство?" — промелькнуло тогда в моей голове. Проклятая печать, что разлилась по телу, вернулась на место. Боль. Она пронзила меня. Мне было так больно, что я готов был умереть. Но ты не дала мне этого сделать. Ты держала меня за руку и просила потерпеть. Именно твоя поддержка в тот момент не дала мне погибнуть.
Помнишь бой Гаары и Наруто? Единственное, о чем я действительно беспокоился, так это о том, чтобы спасти тебя. Когда Наруто удалось победить, песок, что приковал твое тело к дереву, рассыпался и твое тело легко стало падать вниз. Я так боялся не успеть тебя поймать... Ты была такой робкой и еще более беззащитной. После того случая, я встретился со своим братом. О, как же я был зол!..
Ненависть поглотила меня в тот момент. Однако, я был таким слабым... "Тебе не хватает... Ненависти..." — эти слова каждый день проносились гулом в моей голове. Эти слова выводили меня в бешенство. Но именно они мотивировали меня до встречи с братом. Когда я пришел в себя, ты со слезами крепко обняла меня. Ах, если бы у меня только были тогда силы обнять тебя в ответ... Возможно, что я так бы и сделал.
Помнишь нашу драку с Наруто на крыше? Тот момент, когда ты пыталась остановить нас. Больше всего на свете, я боялся причинить боль именно тебе. Если бы не Какаши, я не знаю, что могло бы произойти. Оказаться между атакой чидори и расенгана... Твой тело вряд ли выдержало бы. После этого инцидента все и началось... Разговор с Какаши, встреча с Четверкой звука и... мой уход.
"Что ты здесь делаешь?" вместо "Я знал, что ты придешь."
Ты сказала, что ждала меня. И так, как это единственная дорога из Конохи, ты была именно здесь.
"Иди домой." вместо "Ты не должна бродить ночью одна!"
Не трудно было догадаться, что по твоей щеке скользнула слеза. Словно ком в горле застрял в тот момент. Я помню весь наш разговор. Ты была такой искренней. Черт, меня раздражало это... Я не хотел слышать этих слов. А ты продолжала болтать. "Потому, что я люблю тебя!"
Ох, знала бы ты, какая мучительная боль сковала мое сердце.
"Ты такая надоедливая!" вместо "Забудь меня."
Ты так не хотела меня отпускать, что была даже согласна уйти вместе со мной, а потом пообещала закричать, если я уйду.
"Сакура, спасибо." вместо...
Я уложил тебя на скамейку и долго не мой уйти. Всему виной твой запах. Я держал тебя за руку и не мог отпустить. Но месть... Эта самая проклятая месть! Она не давала мне покоя. Я нашел в себе силы, чтобы наконец оставить тебя и уйти.
Много времени прошло... Наш бой с Наруто. Он не выходил у меня из головы. Я считал, что достойно попрощался с вами. Сразился с соперником, которого признал себе, как равного. И поблагодарил девушку, которая заботилась обо мне.
"Ты вспоминаешь о них, верно? Это нормально, я тоже частенько вспоминаю о днях с Джирайей и Цунаде. Как никак, мы были легендарными саннинами." — Орочимару часто любил говорить подобное. Но я не хотел даже думать о вас. На первом месте была только месть. Ни о чем больше я думать не мог.
Когда ты вторглись в убежище Орочимару, первым, кого я увидел из старой команды, была девушка, которая все это время не выходила у меня из головы.
"Сакура, это ты?" вместо "Ты все так же прекрасна."
Я хотел поскорее сбежать оттуда. Мне было так больно смотреть на то, как вы страдаете. Время шло, а ты все также продолжала обо мне вспоминать. Я чувствовал это. И твой запах. Я узнаю его из тысяч других. Потому что это запах родного мне человека.
В один из судьбоносных дней, я смог убить Итачи. Странно, это не принесло мне ни счастья, ни облегчения. Лишь тяжкий, непонятные для меня груз. После слов Обито, я наконец-то понял, насколько глупую ошибку совершил.
Помнишь, когда мы вновь встретились после долгой разлуки? Ты решила покончить со всем сама и была настроена убить меня. Глупенькая. Зачем нести на себе такую ношу? Ради меня же? "Ты не изменилась..." — подумал я. Мне стало любопытно, насколько твои чувства изменились ко мне. И со всем своим хладнокровием я приказал тебе убить Карин. Да, жестокости мне тогда было не занимать. Ты была готова это сделать.
Но я больше не хотел причинять тебе боль. Решил, что будет лучше, если ты исчезнешь из моей жизни. Я чуть не убил тебя. Мне искренне жаль за это. Вот уже долгие годы. Благо, Какаши вовремя образумил меня. Однако я все равно хотел убить тебя. Лишь потому, что не хотел причинять боль самому себе. Да, я ужасный эгоист...
Когда я обо всем узнал — о брате, о Конохе, ненависть еще больше овладела мной. Но теперь я хотел отомстить за Итачи. За его страдания и боль. Мы вновь очутились на поле боя. Как старая команда №7. Я наконец-то смог увидеть, насколько сильно ты изменилась. Твоя сила, твоя мощь. Ты потрясающая! Эта метка, у тебя на лбу — бьякуго. Мне было известно, что пробудить ее стоит больших усилий и накопления чакры. В тот раз я впервые признал тебя, как Шиноби. Я осознал, насколько ты сильна.
Помнишь, измерение Кагуи? Когда она отправила меня в другое, одного. Ты и Обито искали меня. Ты не прекращала верить, что найдешь меня, все больше отдавая свою чакру ради моего спасения. Когда вы нашли меня, тебе помешал страх. Ты продолжала отдавать все, что было. Ради моего спасения. Но стала колебаться. Однако, я выбрался. И все благодаря тебе. Ты обмякла и стала падать. Я не мог не подхватить тебя. Такая маленькая, хрупкая и беспомощная. У тебя была рана. Я держал ее, чтобы облегчить боль с помощью риннегана. Возможно, ты этого даже не заметила.
Помнишь, как мы запечатали Кагую? Я уверен, что без твоей помощи, мы с Наруто не сделали этого. А ты была уверена, что лишь мешаешь нам. Глупая. Твоя сила никогда не была обузой ни для меня, ни для него. А говорил я так лишь потому, что не хотел выдать своей заинтересованности к тебе.
И наконец... наша последняя битва с Наруто. Перед ней, я наложил тебя гендзюцу. Прости меня. Просто не знал, что мне сделать, чтобы ты не следовала за нами. Я не хотел, чтобы ты видела наш бой. Я хотел уберечь тебя от этого и не придумал ничего лучше, чем отправить тебя в иллюзию.
После боя, мы наконец-то освободили всех заключенных в Вечное Цукуеми. Я знал, что будет непросто после всего случившегося не попасть в тюрьму. Однако, вы, команда №7, сделали все, чтобы освободить меня. Спасибо вам.
Когда мы прощались у ворот, ты так жаждала пойти со мной. Я не был удивлен, но не хотел, чтобы ты несла мою ношу на себе. Это уже слишком. Я пообещал вернуться тебе, что было очень зря...
Я долго путешествовал. Помню, еще когда была ситуация с кланом Чиноике, ты ждала меня. Я это понял, когда читал письмо Наруто. Это ведь ты его писала, я сразу понял. Но потом, что-то пошло не так...
Я вернулся через год. Узнал о том, кем ты стала и ужаснулся... Я винил себя все то время, которое провел в Конохе. До Рождества... Признаюсь, поступок с Карин был крайне ужасным, но... Этого хотела она. Хотела попрощаться. Я решил дать ей эту возможность. Не знаю, почему.
Я зашел в бар, ты была обескуражена моим появлением. Но я благодарен той ночи за то, что она примирила нас.
Все, что было дальше — ты знаешь. Я больше не стал скрывать от тебя свои чувства. Я всегда благодарил тебя за то, что ты была рядом. За то, что подарила мне Сараду. За то, что появилась в моей жизни.
Я знал исход этой войны. Да и ты, наверняка, знала. Мне грустно, что тебе придется вновь страдать из-за меня. Прости.
Но единственное, что я хочу, чтобы ты была счастлива. Живи ради нашей дочери, ради будущего нашего младенца. Я уверен, он вырастит замечательным человеком.
Что ж, пора бы закончить это письмо. Иначе, из-за нахлынувших эмоций я просто сожгу его к чертям!
Ставя последнюю точку, я только сейчас осознаю, как сильно ты мне дорога.
Я наконец-то понял, что упустил важную деталь, не сказав тебе самого главного.
Учиха Сакура, я любил тебя, люблю и буду любить.
Даже после смерти. Всегда...
Твой Саске.

***
Дочитав письмо, женщина, сидящая в кресле, сложила кусок бумаги вдвое и легонько провела тонкими пальцами под глазами, чтобы убрать накатившиеся слезы, а затем посмотрела на своего десятилетнего сына, полностью погруженного в домашнее задание. Мальчугану с бардовыми волосами помогал мужчина в зеленом трико. Выглядели они, как отец и сын. Хотя взрослый не являлся кровным родителем младшему, но относился к нему, как к родному ребенку.
Зеленоглазая особа наблюдала за их действиями. Она безумно рада, что старый друг не оставил ее и живет с ней вот уже столько лет.
— Мальчики, вам стоит отдохнуть. Сегодня домой возвращается Боруто-кун.
— Дядя Болт? — восторженно переспросил мальчишка.
— Итачи, когда Боруто вернется, постарайся поменьше его так называть! — в комнату, в которой еще пару минут назад царила гармония, зашла высокая девушка, в красно-белых одеяниях. С ее приходом все залилось страстностью и обстановка приобрела яркие краски.
— О, Девятая! — младший Учиха подорвался со стула и бросился на молодую Хокаге. Розоволосая женщина смотрела на своих детей и мягко улыбалась. Ее счастью не было предела. Сын и дочь, и так дружны.
— Эй! Сколько раз говорить? Са-ра-да! — грозно заявила брюнетка, взяв брата на руки. Итачи звонко захохотал, — Мам, я пришла помочь тебе с готовкой. По работе меня пока подменяет Химавари с Иноджином. Работы сегодня нет, поэтому не думаю, что им будет тяжело. Они присоединятся под вечер. А Мицуки и ЧоуЧоу скоро закончат постройки в деревне Звука и прибудут к нам. Боруто вернется к трем часам. На обеде будут все. Даже Шикадай и Мираи решили сегодня нас посетить. Не каждый день этот "Защитник из тени" домой является!
— Узумаки-сан, ты так напоминаешь мне свою маму! — в разговор вмешался толстобровый.
— Ли-сенсей... Кстати говоря, Метала и Едо не будет. Сказали, что в Песке много дел.
— Мда уж. Про родного папу вообще забыл... — брюнет изобразил недовольство, хотя понимал положения дел. Его сын уже совсем взрослый и имеет свою семью. В любом случае, Темари-сан, как взрослый, позаботится о нем, — Гай-сенсей и Какаши-сенсей, скорее всего, уже не успеют к нам. Они сейчас на отдыхе далеко за океаном, — мужчина взглянул в окно.
Закончив разговоры, все приступили к подготовке встречи "странствующего ниндзя". Малыш Итачи, сидя на руках, скомандовал сестрице нести его на кухню, что она, собственно, и сделала. Рок Ли тоже последовал их примеру.
— Ты идешь? — стоя в дверном проеме, мужчина обернулся на зеленоглазую, дабы убедиться, что она в порядке.
— Да!.. — последний раз проведя ладонью по листу бумаги, женщина наконец покинула спальню.
В комнате стало пусто. Лишь легкий ветерок, пробивавшийся через раскрытое окно, теребил уже пожелтевшее письмо, четко выделяя последние строки:
Учиха Сакура, я любил тебя, люблю и буду любить.
Даже после смерти. Всегда...
Твой Саске.
Цветение: Мое прощальное письмо

НаруХина.ру - 2017г.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ