ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

На пути к горизонту...

 Мужчина откинул кисть в сторону, отчего маленькие капельки едких чернил разлетелись по полу, и сладко потянулся, устало зевая. Наконец-то он закончил эту чёртову главу. Он с удовлетворением смотрел на эти двадцать страниц, разложенные на столе по порядку. На эти первые нарисованные листы за последние три месяца. Надо же, он, кажется, совсем не растерял навыков за время бездействия. Линии чёткие, немного рваные контуры, безупречные фоны — всё осталось по-прежнему. Рука уже на принципе автоматизма двигает кисть, прорисовывая знакомые лица героев.

 Вроде бы работа идёт донельзя хорошо, вот только… скучно. Все эти битвы настолько однообразны, настолько… ужасны, что хочется разбить голову о стену. Где же та искра, с которой он начинал своё творчество? Куда пропала сюжетная линия? Почему же персонажи стали такими безжизненными и одинаковыми, что, кажется, если кого-то заменить, никто и не заметит разницы? Отбросить бы эту работу в ящик на долгое время… Но тогда придётся платить намеренные суммы этому чёртовому журналу, публикующему его мангу.

 Раздражённо выдохнув, он облокотился на спинку стула и, слегка на нём покачиваясь и подняв глаза к потолку, стал ожидать прихода ассистентки, которая должна убрать испорченные черновики, сломанные в гневе кисти и сигареты, а затем, дождавшись высыхания страниц, отправить их по адресу редакции. Он, конечно, мог сделать это сам, вот только опасался уничтожения драгоценной главы, а такое уже было. И чёрт знает, что ему тогда не понравилось, но манга из-за этого внезапного порыва была отложена более чем на месяц.

 Дверь, открываясь, тихо скрипнула, впуская такой необходимый сонному организму сквозняк и такой ненужный ветер, поднимающий всё, что чуть тяжелее пёрышка, вверх. Глухой писк со стороны входа привлёк внимание хозяина обители. В кабинет после «игры» в «Открой — Закрой дверь» проснулась миленькая мордашка, но отнюдь не его ассистентки. Точно, ведь Асами говорила, что вместо неё придёт её ученица.

 Маленькая девчонка лет двадцати с ярко-зелёными глазами, с бледной, словно фарфоровой, кожей и выделяющимся на ней румянцем. Короткая юбка и сверкающе-белая блузка подобны школьной форме. Ну да, ему только старшеклассницы не хватает для полного счастья в этом сумасшедшем доме. А почему бы и не продолжить ежегодную традицию?

 Шестое, ранее спавшее в нём, чувство подсказывало, что от этой неуклюжей девчонки будет очень и очень много проблем, так как она, только что войдя в кабинет, успела уронить многострадальную урну, в течение ночи путешествующую по кабинету то из-за злобного пинка мангаки, то заботливыми руками его ассистентки, которая везде и всегда любила, можно сказать, безумно, маниакально, чистоту; а так же рука «новенькой» — как окрестил её мужчина — успела пострадать от двери.

 Взгляд горяще-восхищённый, такой же как и у тех фанаток, что ожидали интервью от автора известной манги, но тот, за неимением времени и настроения, всё отменил, «разбив хрупкие девичьи сердца и упустив хорошую возможность пиара среди молодёжи, а, значит, и огромную сумму». Конечно, эта… встретила его лично, да и ещё у неё появилась возможность первой увидеть новую главу. Именно этим и объяснялась её радость, ведь девчонка сможет рассказывать об этом подружкам, а они, в свою очередь, презрительно фыркая, будут посмеиваться над «выдумщицей», и тут на помощь придёт телефон с эксклюзивной фотографией рабочего места мангаки. Это больше всего раздражает!

 «Мангака»! Дар? Нет, это чёртово клеймо, мешающее жить нормально. Поначалу было так весело и приятно, когда вокруг все голосили: «Смотри, это автор той манги!», «Мангака идёт!» — но сейчас он стал понимать насколько это было унизительно и ужасно по отношению к нему как к личности. Всем от него что-то нужно! Свеженькие двадцать страниц, деньги, интервью, деньги, деньги, деньги… Мужчина стал фактически ходячим денежным мешком. Даже в его творчестве — в его манге! — требовали те повороты сюжета, которые принесли бы больший доход.

 — Убери всё, — он не стал тратить время на торжественные приветствия, да и вежливостью не блистал. Всё, что ему сейчас было нужно, — это сон или, по крайней мере, чашка горячего кофе из автомата.

 — Да. — девушка, явно не ожидавшая такого «тёплого» приёма, слегка вздрогнула под его строгим взглядом и опустила голову вниз, принявшись рассматривать свою обувь.

 Двигаться под его надзором казалось невозможным. Тёмно-чёрные глаза словно пригвоздили её к полу, а белёсый блик, создаваемый линзой очков, придавал его взгляду некую грозность и рассерженность, от которых девушка ещё сильнее опускала голову, пытаясь скрыться от него.

 — Если хоть на одном листе что-то будет испорчено, я тебя убью. — берясь за ручку двери, он огорчённо посмотрел на сконфуженную девушку. Она пыталась скрыть пятно от кофе на белой блузке. Сегодня, будучи слишком нерасторопной с утра, она катастрофически опаздывала, поэтому столкновения с работниками не прошли безрезультатно. Девушка сразу поняла, на что он намекал, поэтому ей в какой-то мере стало стыдно за свой вид, но и обидно из-за того, что ей не доверяют.

 — Если глава по какой-то причине не будет отослана по адресу, ты сама будешь выплачивать деньги, — дверь закрылась, и с губ юной ассистентки сорвался облегчённый вздох, — или перерисуешь то, что испортила. — на секунду заглянул в кабинет мужчина и как-то укоризненно-угрожающе посмотрел на девушку, словно намекая на то, что наказания за какую бы то ни было оплошность ей не избежать.

 Он заметил, как она вздрогнула от его голоса. Сам того не заметив, он ухмыльнулся, едко и самодовольно. А чего, собственно говоря, эта девчонка ожидала? Радушного, доброго, весёлого человека, раздающего автографы налево и направо, готового за помощь в уборке переспать с фанаткой? Хотя, как ему показалось, она не из тех, кто так просто бросится в постель. Уж слишком она чувствительна и стеснительна для такого развязного поведения, и это безумно его радовало, ведь в кой-то веке его не будут домогаться.

 Горячая горькая жидкость неприятно обожгла горло и полилась дальше по пищеводу в пустой со вчерашнего обеда желудок. Мужчина недовольно скривился и с отвращением уставился на чашку в руке. Ему ли не знать, какой отвратный кофе в этом здании. Но, как говориться, другого выхода нет, поэтому приходится довольствоваться тем, что имеется. Людей вокруг было немного: рабочий день только-только начинался, и сотрудники вяло заплывали внутрь, совсем не удивляясь присутствию мангаки. Он зачастую, даже когда и не рисовал вовсе, оставался в своём кабинете, ибо дома, как и всегда, сидела Ино, взявшая или стащившая ключ непонятно откуда.

 Голос разума яростно забил по вискам, сигнализируя о том, что в кабинете творится что-то неладное, впрочем, догадаться было несложно: его работа испорчена. Даже опасаясь за свои труды, он шёл медленно и размеренно всё с тем же хладнокровием на лице, лишь изредка потирая переносицу или глаза, уставшие от очков. Вырвав чашку кофе у проходящего мимо сотрудника и небрежно его поблагодарив, он заглянул в окно кабинета, с удовольствием отмечая более приятный вкус напитка. Сквозь несомкнутые створки жалюзи было видно, как девчонка с ужасом на лице что-то старательно вырисовывает. Значит, и правда испортила, неуклюжая новенькая. Он прислонился к стене, неспешно потягивая кофе, так и ее сумев найти сигареты в своём кармане, и стал ожидать окончания исправления ошибок. Интересно, что получится из этого? И ещё, почему все портят его мангу, и все пытаются её перерисовать? Конечно, кому хочется платить добрую половину зарплаты…

 Прошло около получаса. Кофе, как назло, кончился, а идти за ним было лень. Стоять и подпирать бетонную стену было уже невозможно, да и курить хотелось аж до головокружения, а сигареты там, в кабинете, на столе, прямо под рукой у этой глупой новенькой. Что ж, значит, выхода нет. Что за жизнь-то? Придётся идти внутрь, а потом выслушивать оправдания.

 Он всегда умел открывать дверь бесшумно, в отличие от других обитателей этого здания и просто мимо проходящих. Кабинет словно способствовал тихому перемещению мужчины. Ещё бы, столько лет провели вместе.

 Девушка, конечно, могла заметить движение возле себя, но была настолько увлечена обведением чётких линий, что, казалось, весь мир вокруг растворился. На её лице можно было заметить удовлетворение и безграничные радость и счастье, но не столько от принятия участия в создании манги, сколько от рисования в целом. Даже когда он практически у неё из-под носа увёл пачку сигарет, она не шелохнулась. Немного пошебуршав, мужчина вытащил желаемую соломинку с табаком. Только он хотел её поджечь, но, кинув мимолётный взгляд на работу новенькой, застыл. Нельзя не согласиться с тем, что у девушки есть талант. Она почти точно скопировала его стиль, за исключением линий: если у него они резкие, то у неё мягкие, плавные. Оставив курение на потом, он наклонился к ней, опаляя горячим дыханием её кожу. Но девушка продолжала сидеть недвижно, и его это злило. Не дождавшись ожидаемой реакции, он, касаясь губами уха, едва слышно, хрипло прошептал:

 — Эта линия должна быть резче.

 Она вздрогнула, но повернуться не смела, понимая, что тогда окажется в опасной близости с мужчиной или совершит нечто… неприличное для воспитанной леди: поцелует его. Он видел, как её лицо заливалось краской, и едкая и самодовольная ухмылка появлялась на его губах. Слышал, как бешено начинало колотиться её сердце от непозволительной близости. Нельзя было не заметить появление мурашек и учащение дыхания, когда он обжигал её шею своим дыханием, и от этого внутри сияла радость, настоящая счастливая улыбка так и норовила вырваться наружу, но по-прежнему оставалась кривым искривлением губ из-за нежелания мужчины демонстрировать свои эмоции.

 Её тело задрожало, когда шершавые от мозолей пальцы скользнули по её гладкой и нежной коже. Слегка сжав её руку, он, отодвинув носом мешающуюся прядь волос и незаметно вдыхая их запах, прошептал:

 — Я помогу.

 Сильнее сжимая её ладонь, он чувствовал нарастающее волнение внутри маленького женского тела. Девушка неоднократно пыталась что-то сказать, но перед тем, как звук успевал вырваться из груди, горячий поток воздуха со стороны мужчины заставлял помолчать или просто не давал возможности что-либо произнести, заполняя весь разум и дух смущением. Его забавляла такая реакция, поэтому он специально, словно ненароком, касался губами уха новенькой, выдыхал на её шею, по которой нередко проводил носом, отчего ассистентка сжималась и на мгновение замирала.

 Она и сам не заметил, как девчонка оказалась у него на коленях. Несколько раз она пыталась уйти, но мужчина лишь ухмылялся, прижимая левой рукой к себе хрупкое тело. Сделав ещё пару тщетных попыток освободиться, девушка даже немного расслабилась, позволяя управлять своей рукой, держащей кисть. Ассистентка изредка ёрзала, когда его дыхание обжигало кожу, но мужчина тихо «шикал» ей на ухо и сжимал сильнее в объятиях — если это, конечно, можно так назвать.

 Не удивительно, что ему понравилось с ней работать: никаких визгов, истерик, её даже можно было назвать спокойной и послушной, причём слишком для фанатки, а ей она являлась — в этом он был уверен на все сто.

 — Эй, новая глава готова? — Дверь резко распахнулась, и в кабинет влетела вечная проблема офиса — Рико, вечно суетящаяся и волнующаяся молодая девчонка, её голубые глаза практически всегда горели огоньком паники. — Тэрасу-сен…сей? — девушка запнулась на полуслове и ошалело уставилась на рабочий стол мангаки.

 Ассистентка, немного повозившись, ловко выскользнула из объятий мужчины и, смущённо опустив голову, стала теребить донельзя короткую юбку.

 — Да. — и голос, и выражение его лица оставались холодными и безразличными, словно ничего сейчас и не произошло, словно он и не терял головы от присутствия этой глупой новенькой, которая, понимая, что со стороны эта сцена выглядела крайне неприлично, проклинала себя за своё непристойное поведение, хотя, казалось бы, они ничего из ряда вон выходящего не делала, а только рисовала.

 Но, стоит признать, что-то в её сердце кольнуло, когда он был рядом. Что-то в его душе заметалось, когда он увидел её.

 «Мангака и его ассистентка — банальность.» — едва слышно говорит им голос разума, намекая на то, что они снова обречены на чувства.
На пути к горизонту...

На пути к горизонту... Глава 2

Он тихо поднялся и схватил наконец-то пачку сигарет со стола. Подойдя к своей новенькой ассистентке, он, нежно поглаживая голову девушки, произнёс:

— Умничка. — От его действий и слов она покраснела ещё сильнее, украдкой смотря на мужчину. — Выполни свои обязанности, напомню: отправь в редакцию и разбери весь мой хлам. А я курить.

Рико, так бесцеремонно ворвавшаяся в обитель мангаки, пристально разглядывала розоволосую девку, — иначе назвать её она не могла — которая, пытаясь скрыть смущение, начала делать вид, что занята чем-то важным, вот только не получалось ничего: листы всё время вываливались из рук, мусор складывала совершенно не туда, куда нужно. Мужчина резко заслонил обзор гостье, чему она несказанно удивилась: настолько увлеклась рассматриванием незнакомки, что не заметила его приближения.

— Кто эта милашка? — выглянув из-за плеча, спросила девушка. Как бы ей не хотелось этого признавать, но новая сотрудница очень красивая, что очень сильно раздражало, учитывая ту позу, в которой они здесь были замечены. Всеми силами голубоглазая пыталась подойти ближе, но была остановлена.

— Рико, успокойся. — приобняв гостью за шею, прошептал мужчина. От его голоса и близости девушка стремительно покраснела. От его запаха — запаха кофе и приятного одеколона — кружилась голова. В таком состоянии девушку было очень легко вывести из кабинета, чем и воспользовался брюнет.

— Расскажете о ней? — Рико махнула головой в сторону только что покинутого помещения.

— Сам ничего не знаю. — он вытащил сигарету из пачки и уже было собирался её поджечь, как у него отобрали эту радость.

— Вы же знаете, что здесь курить нельзя. — девушка неодобрительно покачала головой и выкинула отнятый предмет в ближе стоящую урну.

— Выбрасывать было необязательно. — мужчина нахмурился и огорчённо убрал пачку обратно. Видимо, курить ему сегодня не позволят.

— Вы просили рассортировать фотографии и прочие материалы, и я выполнила ваше поручение. — девушка обогнала его и резко остановилась, развернувшись к нему лицом, отчего мужчина едва не врезался. Смотря в её по-детски обиженные глаза, он не понимал причины столь внезапного ступора.

— Молодец. — делая шаг в сторону, намереваясь обойти преграду, произнёс брюнет. Рико закусила губу и сжала кулаки.

— Дурак вы, сенсей. — девушка обиженно надула губы и демонстративно отвернулась.

— Рико, — без труда развернув её к себе, он продолжил, ласково поглаживая блондинистую макушку: — умница. — она засияла и счастливо улыбнулась.

— Сенсей, я разрешаю вам только одну сигарету. — подмигнув, девушка вприпрыжку умчалась по делам.

И что эти девчонки в нём находят? Да, он обладал незаурядной внешностью, он очень привлекательный мужчина, да и обаяние никогда не подводило, но не настолько же, чтобы в него поголовно влюблялись. Поэтому проблем с противоположным полом у него нет, вернее, есть, но не столько от недостатка, сколько от избытка их внимания. Пусть он и притворялся ничего не видящим идиотом, но о чувствах всех девушек узнавал сразу.

С каждой ассистенткой он был в романтических отношениях, но они не продолжались и недели после официального объявления о том, что образовалась влюблённая пара. Все его помощницы обладали талантом и всей душой желали рисовать мангу, как их любимый сенсей, а Асами вообще замахнулась на написание картин. Впрочем, если у неё что-то получится, он будет только рад. После расставания, причём всегда очень тихого и мирного, несмотря на весьма буйный характер девушек, каждая решила доказать ему, что она что-то стоит без его популярной манги.

Помнится, когда он только начинал работу над вторым томом, в офис пришла дерзкая и крутая девушка в кожаной куртке и с кроваво-алыми волосами. Её губы всегда были искривлены в едкой усмешке. При любой удобной возможности она поправляла свои очки, скрывающие за своими линзами глаза цвета рубинов. Вот только рядом с ним она не была такой заносчивой и острой на язык. На смену её дерзости приходила развязность. Девушка буквально вешалась ему на шею, пытаясь соблазнить. И во время одной из попыток она умудрилась пролить кофе на стол, где по злому року судьбы лежала манга. Три, целых три драгоценнейших листа были безвозвратно испорчены. Девушка начала суетиться и громко кричать извинения. Просьбы быть потише или вообще уйти из кабинета, дабы мужчина оценил ущерб и по возможности переделал, были нагло отклонены, хотя она, пожалуй, даже и не слышала его слов, в панике крутясь вокруг стола. Его стало раздражать такое поведение, и он, схватив её за руку, резко потянул на себя. Их лица были на одном уровне, девушка замерла, кажется, не смея даже вдохнуть. Недовольно нахмурив брови, он буквально прорычал:

— Либо перерисовываешь, либо платишь этому чёртову журналу.

Карин сжалась, испугавшись такого тона мужчины, который, схватив пачку сигарет со стола, мгновенно вылетел из кабинета. Конечно, ведь весь недельный труд, считай, насмарку, а всё из-за какой-то взбалымышной девчонки. Немного остыв и выкурив добрую половину пачки, он всё-таки решил вернуться в кабинет: нужно было проверить новую сотрудницу, да и извиниться перед ней не помешало бы.

Каково же было его удивление в тот момент, когда он открыл дверь: там, где совсем недавно был ужаснейший беспорядок, теперь всё зияло чистотой. За столом, изредка вытирая капающие слёзы рукавом кофты, сидела девушка и, всхлипывая, старательно выводила линии на листах.

Сердце кольнуло: он почувствовал вину за то, что довёл такую, казалось бы, стальную девушку до истерики. Но, вопреки его ожиданиям и первому впечатлению, она оказалась самой обычной и очень ранимой, просто она хорошо умела скрывать шрамы: под длинными рукавами не было видно, но сейчас отчётливо «красуется» горизонтальный след от пореза на запястье. Такую девушку могло заставить пойти на такой безумный поступок могло лишь нечто ужасное, то, что, непременно, разрушило её жизнь к чертям; поэтому в том, что страданий было много, сомнений уже не оставалось.

Он подошёл ближе, обратив на себя внимание. На него посмотрели нежно-красного цвета глаза, наполненные виной, искренним раскаянием и необузданной болью. Сейчас стало понятно, что тот дерзкий блеск придавали стёкла очков, которые надёжно укрывали душу от посторонних. На щеках ещё оставались мокрые следы от слёз, которые маленькими капельками продолжали скатываться по коже.

— Левая рука… — тихо начал мужчина, и девушка поспешно поправила задравшийся рукав, надеясь, что он всё-таки ничего не заметил. Она сжала ладонью запястье, пытаясь прогнать болезненные воспоминания. — Ты работаешь ей. — поняв, что разговор о старых шрамах не очень-то приятен его собеседнице, он решил незаметно сменить тему. — Значит, ты в какой-то мере необычная. Я редко встречаю таких людей. Ого… — медленно протянул он, смотря на наброски. — Да у тебя талант. — он улыбнулся, рассматривая листы, да и девушка не смогла сдержать радости за столь лестную похвалу.

— Восстановить всё, имея на руках только размытый оригинал, да ты нечто. Умничка. — мужчина медленно погладил её по голове, отчего даже «стальная» смутилась. — Нам будет удобно работать вместе: ты рисуешь левой рукой, а я — правой. Так будет намного быстрее.

Мужчина задушил недокуренную сигарету и огорчённо выдохнул, выпуская из лёгких едкий и горький дым. Чувств вины грызло его изнутри: он стал причиной появления новых шрамов на её запястьях. И почему Карин вспомнилась с приходом новенькой ассистентки?

— Тэрасу-сенсей, я… — девушка немного замялась, боясь, что отвлекла мангаку от чего-то важного, — я всё отправила.

Он посмотрел в сторону ассистентки, которая очень волновалась: теребила юбку и переминалась с ноги на ногу, но тем не менее продолжала смело смотреть на него, подобно ребёнку, который твёрдо решил выиграть на этот раз в «гляделки» у своего самого грозного соперника. Интересно, сколько ей всё-таки лет?

— Умничка. — мужчина, преодолев расстояние между ними, погладил девушку по голове, отчего та смущённо зажмурилась, но по-прежнему не двигалась с места. Он посмотрел на неё, вопросительно подняв бровь.

— Т… Тэрасу-сенсей, а не слишком ли затянулся бой? Нет, вы не подумайте, мне очень нравится ваша манга, но шестнадцать глав одной битвы, вам это не кажется излишним? — она немного запаниковала и почему-то отступила на шаг назад.

— Ты права, но… — он по привычке достал пачку, но, посмотрев на осуждающее выражение лица ассистентки, убрал её обратно, — стыдно признаться, я не знаю, что будет дальше. Главный герой уже выполнил всё, что изначально было задумано, но я почему-то не могу завершить мангу, ведь до сих пор чего-то не хватает. — мужчина небрежно провёл рукой по волосам и усмехнулся. — Да и продажи сократились.

— Добавьте отношения! — через несколько секунд звонкой тишины девушка, пожалуй, слишком громко воскликнула. — Это, безусловно, привлечёт фанатов. Манга разлетится с невероятной скоростью!

— Я думал об этом, — он посмотрел на её сияющее лицо, — но нет. Если я выберу одну из героинь, а фанатов у них по результатам опроса одинаковое количество, то точно вызову негативную реакцию со стороны другой. Я твёрдо решил, что никакой любовной лини не будет.

Девушка несколько минут стояла молча, осознавая, что ничего хорошего для манги из отношений и с Карен, и с Реной не выйдет, а затем, видимо, что-то придумала, да так засияла, что мужчине на мгновение почудилась горящая лампочка над её головой.

— Если я придумаю, как решить эту проблему, вы послушаете меня? — она приложила сжатый кулачок к губам и умоляюще взглянула на него своими большими, сверкающими обидой зелёными глазами.

— Ладно. — он провёл рукой по лицу. — И что же…

— Вот и отлично. — девушка сложила руки за спиной и, наклонившись вперёд, подмигнула. — Завтра расскажу. — Не успел мужчина опомниться, как её уже и след простыл.

Странная девчонка, несомненно. И что, чёрт подери, она задумала? Если и она его проклянёт, это станет катастрофой: он больше не подпустит к себе девушек, ибо слишком часто причиняет им боль.
На пути к горизонту... Глава 2

На пути к горизонту... Глава 3

Вынужденная в связи с опозданием пробежка, совершенно выбила его из сил, а это было довольно легко из-за бессонной ночи, проведённой за просмотров форумов и отзывов о его манге. Всё же нельзя всю работу спихивать на молоденькую девушку, а самому прохлаждаться.

Вбежав в здание, он выхватил у кого-то чашку кофе и, осушив её одним глотком, всучил обратно ошалевшему, но тем не менее уже привыкшему к таким вот подставам, сотруднику, который только-только купил себе горячий напиток. Задыхаясь, мужчина бежал по лестнице, перепрыгивая через две-три ступени. Всё-таки курение довольно сильно сказалось на его физической форме.

Заметив, что дверь кабинета открыта, он медленно, как можно тише, повернул ручку и заглянул внутрь, словно это помещение и не его вовсе. Неужели девчонка так рано встала и пришла на работу раньше часа на два? Хотя какой сумасшедший согласиться отбросить лишние пару часов сна? И правда, за столом, едва не засыпая, потирая глаза руками, сидела его ассистентка в окружении каких-то листов и с горящими экранами гаджетов, видимо, тоже искала оптимальное решение в интернете. На столе противно заиграл телефон, и девушка, кинув мимолетный взгляд на пищащий аппарат, отключила его. Кажется, ей совсем не хотелось отвлекаться от «интересного» занятия: вдруг она упустит что-то важное.

Решив, что мешать ей всё-таки не стоит, он медленно вышел в коридор. Надо же, она так сильно старается ради него… Он горько усмехнулся. Она старается ради любимой манги, ну и для себя, конечно, если быть точным, для своего таланта, который девушка сможет раскрыть в работе со своим уважаемым Тэрасу-сенсеем. И это очень злило, до скрежета в зубах, до хруста костяшек пальцев. В голове неосознанно всплыли воспоминания… о его доверчивости и мести.

После расставания с Карин Цу очень сильно злилась на то, что мужчина разбил сердце такой хорошей девушке, и наотрез отказывалась брать новую ассистентку, но после, не выдержав его круглосуточного обитания в её кабинете и присутствия табачного дыба, заполонившего всё помещение, сдалась. Радости мангаки не было предела, ибо теперь половину работы можно спихивать на кого-то другого.

Но счастье было недолгим… Уже был конец рабочего дня, а новая сотрудница так и не соизволила прийти на работу, поэтому мужчине пришлось выполнять её обязанности. Когда весь мусор с пола был выброшен, а стол оттёрт от чернил, он уже принялся протирать пыль со шкафов, которая почему-то именно сейчас стала раздражать, хотя раньше ему было откровенно всё равно на грязь вокруг, а сейчас на него что-то нашло, скажем, приступ чистоты.

Услышав шаги позади, он повернул голову. Возле двери стояла незнакомая девушка, несложно догадаться, что это его ассистентка, очень даже красивая: длинные, даже слишком, волосы, нежно-бирюзовые глаза, бледная кожа, яркое платье, привлекающее внимание, словом, эффектная, ничего не скажешь. Отвернувшись обратно к шкафу, он продолжил уборку, а гостья так и не сдвинулась с места.

— Работать ты не хочешь, как я понял. — он всё так же стряхивал пыль с невозмутимым лицом, хотя хотелось рвать и метать, о чём свидетельствовал изредка дергающийся глаз.

— Сенсей, — руки девушки обвили его шею, а сама она полностью облокотилась на него, — не злитесь. — тихий шёпот и касания губ к мочке уха обжигали. — Я больше не буду. — проведя пальцем по щеке, она остановилась возле уголков губ. — Тэрасу-сенсей. — острый ноготь прошёлся по коже губ, которые от прикосновения чуть вздрогнули, а затем искривились в едкой улыбке.

— Не будешь. — недоверчиво повторил он, незаметно убирая тряпку. Резко развернувшись, мужчина схватил девушку за талию и прижал к книжной полке, ассистентка зажмурилась от боли в спине. — Такие, как ты, будут продолжать делать то, что привлекает внимание. — схватив её за подбородок, он приблизился к её лицу и, немного посмотрев в её глаза, прошептал: — Я тебе не верю. Поэтому работай. — мужчина усмехнулся и торжественно вручил ей тряпку.

Было видно, что её женская гордость была сильна задета такими вот словами и поведением её жертвы. Поправив задравшееся платье, она обиженно стала тереть полки.

Он сел за работу. Пусть и глава была отправлена сегодня, лучше начать сейчас же, за неделю до сдачи, пока есть вдохновение, настроение и время, а то потом всё это может покинуть на неопределенный период сознание молодого мангаки. Мужчина полностью ушёл в мир своей истории, поэтому не заметил приближения своей ассистентки, которая, вытащив блеск для губ из сумки, пристроилась у зеркала, стоящего на столе, видимо, Карин забыла его. Впрочем, это не так важно, как упавшая косметика на только что законченную страницу. Ярко-розовое пятно растеклось по поверхности бумаги, пожирая рисунок, изображенный на ней.

— Вот же… — он зло взглянул на девушку. — Придётся переделывать. — удивительно, но мужчина был очень спокоен. — Когда покурю. — взяв пачку со стола, он вышел.

Хорошо, что эта была только одна страница, иначе было бы совсем худо. Пусть и немного, но он был зол, а спорить совсем не хотелось, да и усталость, пожалуй, оказала на это влияние. Как-никак, такую грандиозную уборку сделал.

Перерыв был совсем недолгим, когда он вернулся, девушка сразу же стала кричать извинения. И эти бешеные возгласы негативно сказывались на его нервной системе.

— Я вам помогу. — она стала суетиться и доставать необходимые принадлежности из ящика стола. — Я могу заняться какой-то сценой, талант у рисованию у меня с детства. — эта «скромность» несколько поразила мужчину, и он хотел было отказаться, но вовремя понял, что его протесты были бы бессмысленны.

— Может, сама перерисуешь? Должен же я оценить твои способности.

Он видел, как она обрадовалась, и долго наблюдал за её стараниями. Талант, безусловно, был — она не обманула. Вот только его радость была напрасной.

Мужчина тихо прошёл в кабинет, заметив, что его новенькая ассистентка уже спит. Накрыв её своим пиджаком, он закурил и встал возле окна, смотря на родной город. Было бы очень хорошо, если бы эта девушка не поступила как Ино: оказав необходимую помощь, написать в журнал, что главу теперь издавать будет она, ведь никто не заметил различий в последнее время в новых главах, которые рисовала она. Пусть это и было правдой, но так поступать, как минимум, неприлично. Это письмо вызвало большие недовольства как со стороны читателей, так и со стороны издательства.

Позади него послышалось шуршание и сонное мычание. Наконец-то она проснулась, а то он уже пятую сигарету докуривает. Эх, ничего хорошего из этого не выйдет. Пора бы уже завязывать. Не только с вредными привычками.
На пути к горизонту... Глава 3

НаруХина.ру - 2017г.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ