СасуСаку.ру - Ох уж эти родители! - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Ох уж эти родители!

Сегодня наступил новый день, а, значит, новая жизнь старшеклассницы тоже началась, хотя нет, еще не началась. Нужно очки сначала надеть. Что ж, раз перед глазами уже ничего не расплывается, можно продолжить. От новой школы я жду очень многого, в особенности — любви. Все истории сёдзё-манг начинаются с поступления в старшие классы. В тихую и спокойную девушку влюбляется красавчик, а затем еще один. Хотя спокойствие — это точно не моё качество характера. Спасибо мамочке за прекрасную буйность.

Сегодня, на удивление, у меня хорошее настроение. Я, как бывало раньше, не ворчу из-за надоедливой мелодии звонка будильника, из-за спутавшихся волос и синяков под глазами от недосыпания. А всё потому, что этот апрель действительно особенный, но не столько для меня, сколько для моих родителей, которые стоят в проёме двери уже битый час. Мама наблюдает за мной вполне спокойно, изредка восхищённо вздыхая, — не ей ли знать, как прекрасна пора старшей школы, она всё-таки с моим отцом познакомилась именно во время учёбы. А вот папа… Нет, я, конечно, понимаю: волнение и всё такое, но это уже слишком — смотреть на меня со слезами на глазах и нескрываемой нервозностью, которая, кстати, проявлялась в грызении кухонного фартука. Мужчина то и дело толкал маму в бок, что-то шептал, недоумённо поглядывая на меня.

Я повертелась перед зеркалом, встав в пару поз, которые увидела в каком-то журнале. Со стороны моих родителей послышался грохот и укоризненный возглас мамы.

— Сакура, я не виноват, — оправдывался папа, увидя, что его хотят ударить, — это всё она. — он показал пальцем на меня. Как это по-детски и совсем не в его духе, ведь папа у нас — бизнесмен, а тут… Эх, куда катится этот мир?

— А она-то тут причём? — мама взяла его за ворот рубашки и грозно посмотрела в его глаза. Я не могла не хихикнуть. Мой отец, обычно безэмоциональный и серьезный мужчина, был похож на маленького ребенка, которого ругает мать за ненароком разбитую вазу.

— Почему такая короткая юбка? — папа с ужасом осматривал меня.

— Нормальная длина, чё придрался-то? — мама ударила отца по голове и подмигнула мне.

— Это что, косметика? Ты же ещё маленькая!.. — заметил папа, когда я подошла к нему, чтобы поцеловать. Кажется, он испустил дух. Я и мама, увидев это, громко рассмеялись.

— Пока, мамочка. — я чмокнула её в щёку и, схватив сумку, подбежала к двери. Обернувшись и заметив измученный взгляд отца, я специально дёрнула бёдрами. После хлопка двери я услышала грохот и звонкий женский смех — папа упал.

Родительской любовью я никогда не была обделена, но чрезмерная опека и контроль всех сторон моей жизни, начиная школьной и заканчивая личной, это уже слишком. Обычно именно мама боится отпускать от себя ребёнка, но в моей семье всё наоборот — папа ревнует меня, и это, если честно, немного утомляет, но приятно, но утомляет… Эх, надеюсь, в старшей школе мне повезёт больше.

Впрочем, новая жизнь, новые друзья. Сплошное счастье! Хотя одна, нет, две, чересчур надоедливые детали портят общую картину. Два самовлюблённых идиота, с которыми я с самого детства, — Мицуки и Боруто, чтоб их всех. В какие только передряги я не попадала, просто находясь рядом с ними. Страшно представить, что случится в этом году!

Странный шорох заставил меня повернуться. Но это был всего лишь ветер. Кажется, наставления отца об осторожности настолько въелись мне в голову, что я на каждом шагу вижу угрозу. Даже лепестки вишни вчера мне казались кроваво-красными.

Как же хорошо, что мы переехали в этот район: здесь так спокойно и красиво, без суеты, не то что в самом центре города.

Может, у меня паранойя, но я чувствую, что за мной следят. Вот, сейчас, только что, был какой-то шорох и голос. Развернувшись, я пошла к стене, откуда, как мне показалось, исходил странный звук.

— Мяу, — какое-то неестественное «Мяу». Я резко нырнула в кусты, где на меня ошалело уставился маленький котёнок. Эх, у меня и правда паранойя.

— Прости, милый, но я не могу тебя с собой взять. — лёгкое почёсывание за ушком заставило рыжий комочек довольно замурлыкать.

Ненавижу такие моменты. Я даже чувствую его взгляд. Боже, котик, не смотри на меня, иначе я заплачу. Когда за мной осталась большая половина оставшегося пути, послышался грохот. Ну и что, много ведь чего могло случиться. Пора избавляться от этой мании преследования.

Сейчас школа кажется мне намного больше, чем на фотографиях. Я зашла на территорию учебного заведения, чувствуя торжественную атмосферу вокруг. Волнение душило, ноги отказывались идти дальше: уж слишком много людей. Внутри билась радость от предвкушения новой жизни, но все эмоции словно канули в лету, когда я заметила их, два моих ночных кошмара.

Мицуки, как водится, шёл с книгой в руках, при этом ни с кем не сталкиваясь, с абсолютным безразличием ко всему на лице, но, увидев меня, он улыбнулся, странно и уже привычно.

Боруто, как и обычно, раздаривал улыбку направо и налево, всем заглядывающимся на него девушкам. Ну, вниманием противоположного пола он никогда обделён не был, но и отношений серьёзных у него не наблюдалось. Впрочем, серьёзность явно не его качество.

— Сарада! — блондин стал махать мне рукой. Как раз не вовремя начался ветер, поднимая юбку вверх, мешая мне ответить Узумаки.

— Привет. — Мицуки по-прежнему хладнокровен, ровно как и мой папа, который в последнее время теряет свою маску безразличия.

— Сарада, приветик, — слащаво, надоедливо улыбнувшись, Боруто полез целоваться, но я ограничилась простыми объятиями, — милая. — я злостно скрипнула зубами, смотря на его хитрый прищур и наглую ухмылку.

— Не обращай внимания, его мозг с каждым годом уменьшается. — тихо прошептал Мицуки, показывая на блондина, чем вызвал у меня улыбку.

— Знаешь, Сарада, — начал Узумаки с серьёзным лицом, чем немало удивил меня и светловолосого. Парень сделал пару шагов ко мне и, остановившись, продолжил: — твоя грудь совсем не выросла.

Гнев перерастал в ярость, рвущуюся наружу. Хотелось ломать и крушить. Внутренний голос упорно подталкивал меня к удару, и…

— Боруто! — снаряд улетает за пределы поля мощным ударом в челюсть.

— Хорошо пролетел. — произнёс Мицуки, подавая руку своему другу.

— Да, немало. Тебе бы удар доработать. — даже сейчас он умудряется посмеиваться надо мной. Раздражает.

***

Первый день не задался. Как и думала, находясь рядом с парнями, я обязательно попаду в неприятность. Из-за их проделок, а вернее из-за кривляний Боруто, нас оставили после уроков, и мы, как оказалось позже, были добровольцами в уборке второго этажа из-за того, что сорвали там уроки. Поэтому когда мы вышли из школы, было темно, и Узумаки, строивший из себя джентльмена, вызвался меня проводить. Ну, а Мицуки направился в противоположную сторону.

Ох уж эти родители! Глава 2

Тёмные улицы города, прохладный ветер, тишина вокруг — казалось бы, романтическая обстановка, но это не так. Узумаки нёс мою сумку и поделился пиджаком, как и полагается джентльмену. Впрочем, меня это мало волновало, ибо больше интересовал наш разговор ни о чём. Дружеская болтовня — то, чего мне не хватало долгое время, особенно без упрёков и насмешек беседа казалась более приятной. Да и парень тоже.

Я даже и не помню из-за чего начался наш спор, но он плавно переходил на личности, другими словами, наше общение возвращалось в прежнее русло, и это отнюдь не радовало. Хотя новая порция гадостей была для меня своеобразным глотком свежего воздуха, возвращающего меня из грёз на землю. Возвращение к правде, к суровой и несправедливой реальности, где фактически нет места хорошим отношениям с Боруто.

— Ты слишком переоцениваешь себя! — крик Узумаки разрывал душу на части. Эгоистка. Он снова меня так назвал, в то время как я всегда забочусь в первую очередь о нём и Мицуки, пусть они меня и раздражают.

— Твой надменный взгляд я ненавижу, ровно как и тебя! — слёзы рвались наружу, а рука сама залепила Боруто пощёчину.

— Это я тебя ненавижу! Ты всегда меня используешь! — я бежала очень быстро, пытаясь убрать слёзы с лица, пытаясь спрятать их в темноте.

Берег реки подвернулся как раз кстати. Шум воды всегда меня успокаивал, к тому же я могла плакать, не сдерживаясь. Уткнувшись лицом в колени, я шмыгала носом, всхлипывала, то успокаиваясь, то вновь рыдая, вспоминая его слова.

Я резко повернула голову, услышав шорох. Сердце заколотилось как сумасшедшее, тело оцепенело, когда шаги стали приближаться.

— Сарада, — кто-то положил руку на моё плечо, отчего я едва не закричала, — тише, это я. — в темноте сверкнули янтарные глаза. Мицуки.

— Ты дурак, — я стукнула парня по плечу и облегчённо выдохнула.

— Он так сильно тебя обидел? — Мицуки приземлился рядом и, опёршись на руки, поднял голову вверх, наблюдая за ночным небом. Я могла только кивнуть головой. — Он твой друг?

— Да, — я недоумённо посмотрела на парня, не понимая, к чему он клонит.

Мицуки встал и долгое время стоял неподвижно и молча, и я не отвлекала его, видимо, от мыслей. Он посмотрел на меня через плечо и странно усмехнулся, совсем не свойственно для себя.

— Точно друг? — подойдя ко мне, он опёрся на мои колени и положил голову на свои руки. — Ммм? — его глаза пристально смотрели на меня, отчего становилось не по себе.

— Т-точно. — сама не понимаю своей запинки.

— Ты в этом уверена? — Мицуки приблизился к моему лицу настолько, что я чувствовала его дыхание на своей коже.

— Да что с тобой? — упёршись руками в его плечи, я старалась оттолкнуть его, что, в общем-то, плохо получалось.

Парень не был похож сам на себя. Уверенный, наглый, и, чёрт подери, до умопомрачения красивый, он напоминал Боруто, вот только неприязни и какой-то отталкивающей силы между нами не было, наоборот — Мицуки притягивал, привлекал, завораживал.

— Я спокоен. — он улыбнулся, как и раньше, и, отстранившись, помог мне подняться. — Я тебя провожу.

Отказываться было, как минимум, глупо, поэтому домой меня сопровождал светловолосый парень, который пугал меня своим поведением даже больше, чем темнота вокруг и непонятные шорохи, ибо его озирания по сторонам не предвещали ничего хорошего. Но всё-таки рядом с ним было спокойнее.

За время нашей краткосрочной прогулки я поняла, что Мицуки всегда был рядом. Когда Боруто обижал меня, он всегда оказывался поблизости и заставлял меня улыбаться своими глупыми рассказами. Когда надо мной смеялись из-за очков, именно он перевёл всеобщее внимание от меня на себя, неся какую-то ахинею. Я поняла, что ошибалась.

Я поняла…

— Пока, Сарада. — парень нелепо почесал затылок, прям как Узумаки.

Мне…

— Пока. — подойдя к двери, я обернулась и посмотрела на него. На лице светловолосого была нежная улыбка, такая, какую никогда не дарил мне Боруто. Никогда.

Прежде чем я осознала, мои губы коснулись его щеки.

Нравится Мицуки…

Взбежав вверх по лестнице, я, обернувшись, улыбнулась ему и зашла в дом. Кажется, никого нет, хотя свет горит. Впрочем, это неважно.

Только я зашла в комнату, как с первого этажа послышался грохот. Папа лежал на полу весь в пыли и земле из опрокинутого цветочного горшка.

— Вы где были? — я подошла ближе к родителям.

— Пробежка, — мама стала бежать на месте, — решили спортом заняться. Да, Саске? — она толкнула папу.

— Твоя мама очень быстро бегает, я даже выдохся.

— Ну-ну. — хитро посмотрев на их напряжённые лица, я продолжила: — Я люблю вас! — я обняла родителей и поцеловала их в щёки. — Первый день удался! — я шевельнула бёдрами, и снова грохот. Папа, кажется, больше не изменится.

Завтра я снова увижу вас, Мицуки, Боруто. Пусть вы и раздражаете, но дороги мне.

СасуСакуы.ру - Ох уж эти родители! - версия для печати

Скрыть