Не засыпай этой ночью

Шапка фанфика
Автор: Nohara Rin
Персонажи: Саске/Сакура(ER), Сарада; Кизаши/Мебуки(ER)
Рейтинг: R
Вид: Виньетка
Жанр: Ангст, Драма, Ужасы, Мистика, Даркфик, Songfic
Категория: Джен
Дисклеймер: Права на персонажей и вселенную данного фанфика принадлежат Масаси Кисимото.
Предупреждение: OOC, AU, Смерть персонажа, Суицид, Элемент гета
Саммари: Сакура жила в счастливой семье и никогда ни о чем не беспокоилась. Но так ли было на самом деле?.. После трагической смерти девушки ее муж, дочь и родители не находят себе место. Девушка мечтала, чтобы ее семья всегда была рядом с ней, несмотря ни на что. Быть может, ее желаниям суждено сбыться?..

X Текст




Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Не засыпай этой ночью
  Глава 1
ЗАВЕРШЁН!
Табачный дым заслонил обзор из окна на задний двор. Я уперся в руками об подоконник, дабы не упасть из-за жуткого переутомления. Бессонница превратила меня в старика, которому давно пора сидеть в теплом кресле подле камина, читая романы Рея Бредбери. Сигарета между пальцами тлеет. От нее уже нет никакого смысла, так как остался только фильтр. Пробежал сквозняк, и пепел разлетелся по комнате. Примерно также разлетелся я, когда ее не стало. Звонок в дверь. Это пришел пастырь. Сегодня пройдут похороны. Будут только самые близкие родственники. Перед погребением я последний раз зашел в опочивальню, где она пребывала в вечном царстве Морфея. Такая ледяная, словно айсберг. Я прикоснулся к ее щеке. На минуту мне показалось, что у нее еще есть пульс. Какая чушь! Она умерла три дня назад, а я позволяю думать себе о таких вещах.

Пока труна еще не полностью была накрыта крышкой, я спешно пытался последний раз посмотреть на ее лицо. Гробовщики принялись заколачивать колыбель, в которой она спала крепким беспробудным сном. Моя десятилетняя дочь прижалась ко мне и спрятала лицо под моим пиджаком. Рядом с нами стояли ее бабушка с дедушкой. Гроб опустили в яму. Я продолжал смотреть на него. Казалось, еще немного, и я просверлю в нем дыру. Мужчины с лопатами стали закапывать землю обратно. После установки памятника внезапно начался сильный ливень. Похороны были окончены. Все пришедшие шустро вернулись к своим машинам. Я и моя дочь продолжали стоять на месте. Каждый раз, читая имя на могильном камне, сглатываю в горле ком: Сакура Учиха. Моя рубашка пропитывалась горькими детскими слезами, когда малышка уткнулась в меня носом. Сегодня я не буду строг с ней. Нет. Только не сегодня.

Мы прожили с моей женой чудесные пятнадцать лет, десять из которых в браке. Она была удивительной женщиной, на всем белом свете такие не рождались. И не родятся никогда. Ее наивность, ее тяга к жизни, ее амбициозность. Она была восхитительной. Страстной. Превосходной. Лучшей из всех, кого я когда-либо встречал. Она не только согласилась стать моей женой, но и подарила мне замечательную дочь, что так похожа на меня. После гибели моих матери и отца мы трое переехали в родительский дом Сакуры. Не маленьких размеров особняк из светлого мрамора стал отличным гнездышком, где мы втроем собирались построить прекрасное будущее. Родители моей жены — приветливые и дружелюбные люди. Они приняли меня сразу, как только я ступил на порог их дома. Мы были большой счастливой семьей. Были. Пока Сакура не заболела.

Последний год дался ей труднее всего. Она была прикована к постели, поэтому прогулки по саду оставались ей единственной отрадой. Мы часто сидели под вишней. Я читал любимой книги, чтобы ей было легче заснуть. Самые страшные муки супруги происходили по ночам. Она кричала, умоляла о помощи. Ее тело горело от высокой температуры. Доктора лишь пожимали плечами и советовали крепиться. Одной из ночей она не выдержала. Ее лицо покрылось потом. Она билась в истерике и просила ее спасти. Вся семья сидела возле ее постели — беспомощно, без сил смотря на то, как она умирала. В один миг ее глаза стали блеклыми. Стоны прекратились, заглушаясь кашлем. Она билась в конвульсиях лишь несколько секунд, а потом замерла. Ее тело больше не шевелилось. Лицо застыло в страшном оскале. Мебуки склонила голову к плечу Кизаши, а Сарада упала лицом в мамину кровать.

В момент, когда ее не стало, все вокруг будто разрушилось. Душа почернела до оттенков омута с чертями. Я был сломлен, убит вместе с ней. Единственной лучиком света для меня оставалась дочь, вот только без Сакуры рядом все имело совершенно другой смысл. Вернее, смысла больше не было. Она всегда мечтала о том, чтобы наша семья всегда была вместе, говорила об этом в последние дни своей жизни. И с наступлением зимы ее мечты превратились в череду роковых событий...

Середина декабря. Легкой пеленой снег покрыл всю усадьбу Харуно. Я как раз собирался отведать горячего чаю и почитать утреннюю газету. Проходя мимо комнаты дочери, меня что-то остановило. Я решил заглянуть к малышке. Увиденное повергло меня в шок. Стоя на коленях, Сарада склонила голову к полу и стучала кулачками по полу. «Мамочка, прости нас! Мамочка, не надо!» — она не прекращала молить о пощаде.

Сарада! — я не выдержал этого зрелища. — Все хорошо?
Она посмотрела на меня словно дикий зверь, попавший в человеческую среду. Дальше началось самое страшное. Дочь стала шипеть и отползать от меня, забившись в угол. Меня пугало ее поведение. Я стал медленно приближаться к ребенку, стараясь не делать резких движений. «Мама сердится на каждого из нас, все будут наказаны,» — она повторяла это снова и снова, пока я не схватил ее за плечи и не стал трепать. Сарада визжала не своим голосом, а я не мог перестать трясти ее маленькое тельце. Я кричал, ругался. Все потому что не знал, как мне поступить. В итоге она укусила меня. Я отпустил руки, дав ей возможность улизнуть. Впрочем, такое поведение неудивительно. Она потеряла мать. Единственное, чем я смогу помочь — это обратиться к психологу. Но, похоже, к психологу нужно было обратиться мне. А лучше, и вовсе к психиатру.

Ночью было очень холодно. Я сидел в гостиной у камина на первом этаже, читал «Повести о карме» Судзуки Сёсана. Не «451 градус по Фаренгейту», конечно, но тоже интересно. На часах было за полночь, поэтому все уже давно спали. Я наслаждался тиШиной, пока меня не отвлек странный звук. В коридоре у лестницы кто-то ходил взад-перед, шлепая мокрыми ногами по кафелю. Быть может, это Сарада? Но почему она не спит? Я отложил книгу и пошел на шум. Затишье. Никого не было, но на ступеньках остались мокрые следы ступней, ведущие наверх. Я последовал за ними. Они привели меня в ванну комнату Сарады. Все было залито водой, вода продолжала бежать. Я закрыл кран и немедленно стал вытирать пол, поскольку такой потом может обернуться затоплением столовой под низом.

— Папочка, что ты делаешь?
В дверном проеме в одной сорочке стояла Сарада, мокрая с головы до ног. Думаю, полы пока подождут. Я взял полотенце и бросился к ребенку, чтобы скорее ее высушить, не то заболеет. Дочь рассказала мне, что это мама предложила ей принять ванну, ведь раньше они очень любили нежиться в теплой воде, разбрасываясь пеной и играя резиновыми уточками. По ее же приказу Сарада открыла оба вентиля до упора и закрыла оба стока. Я не могу ее ругать. Учитывая странное поведение, что она показала мне до этого инцидента, было куда хуже, чем такая глупая шалость. Но что-то в ее словах не давало мне покоя. Я хотел бы списать ее рассказ на очередные грезы из-за тоски по матери, если бы только не...

— Мама говорит, что бабушке с дедушкой тоже пора искупаться.
Меня словно ударило током. Недолго думая, я бросился бежать к спальне супругов Харуно. Неприлично стучаться в позднее время, но ситуация того требует. Дверь была не заперта. Я вошел, но комнате никого не было. Кровать расстелена, как будто ее покинули совсем недавно. Пол был полностью залит водой. Ее высота полностью покрывала ступню. Она лилась из ванной. Я стал медленно подходить к двери. Чем ближе, тем больше лужа приобретала розовый оттенок. Войдя в комнату, я обнаружил Фугаку и Мебуки мертвыми. Они лежали в ванне, в спальных халатах, друг напротив друга. У них было перерезано горло. Я упал на колени, больно ударившись чашечками об кафель.

С утра приехала полиция. Я рассказал всю ситуация, не включая в нее только Сараду. Произошедшее списали на совместный суицид ввиду старческого маразма. Если бы я не знал Мебуки и Кизаши, возможно, я бы поверил, но супруги Харуно были в здравом уме и хорошо держались после смерти единственной дочери. Полицейский дал мне протокол на подпись, и мне почему-то всплыло воспоминание об одной вещи. Еще когда мы с Сакурой только-только поженились, единственной вещью, к которой мне нельзя было прикасаться — ее личная книга. Не знаю, зачем, но я ужасно желал ее найти. На чердаке было куча коробок с вещами из нашего старого дома. Я решил начать с них. Одежда, статуэтки, посуда, куча бумаги — все, что угодно, но только не то, что нужно. Куда она могла ее деть? Почему не давала никому ее читать? Эти вопросы стали мучить меня только сейчас.

— Не это ищешь, папочка?
Неожиданное появление Сарады напугало меня. Я подпрыгнул от испуга. Дочь смотрела на меня и издевательски улыбалась. В ее руках была тонкая тетрадь в черной обложке, а в правом нижнем углу был прикреплен завядший бутон вишни. Это была она! Но откуда у моего ребенка книга ее покойной матери? Где она ее нашла? Может, Сакура сама дала ее ей? На мои вопросы она не ответила, только пожаловалась на бессонницу, мол мама не дает уснуть. Разговор придется отложить, пока ребенок не поправится. Несколько ночей подряд я укладывал дочь спать, давая ей по одной таблетке снотворного перед сном. Один раз я задержался на работе и пришел домой после двенадцати. Перед тем, как пойти отдыхать, мне захотелось зайти в спальню к дочери, поцеловать ее, пока она спит. Я обнаружил ее в постели, лежащей на спине и уложив руки на живот. На магнитофоне играл Адажио К.488 Моцарта. Она была в красном платье, которое я подарил ей на юбилей. На полу возле кровати валялся пустой пузырек из-под таблеток. Я бросился к ней. Попытки привести ее в чувства не увенчались успехом. Моя девочка не дышала. Я крепко обнял ее обмякшее тело и разрыдался. Милая, что же ты наделала?..

Потерять Сараду стало для меня последней каплей. Я начал сильно пить. Меня уволили с работы. Накопилась куча долгов. Столько событий за такой короткий промежуток времени. Дело близилось к рождеству. И я буду встречать его сам. Без любимой жены, без уважаемых родителей и без драгоценной дочери. Я все потерял и опустил руки. У меня больше не было смысла двигаться дальше. Я остался один. Мне безумно одиноко и тоскливо. Скоро праздник. Нужно найти еще выпивки. Я рылся в баре и неожиданно обнаружил уже забытую вещь — книгу Сакуры. Надо же, после смерти Сарады я даже не подумал о том, чтобы найти ее. Достав бутылку виски и закурив сигарету прямо в гостевой, я удобно уселся на полу и открыл первую страницу. На ней была напечатана фотография Сакуры в юности, а в низу подпись — «Мой дневник». Значит, она просто вела тетрадь, куда записывала события из своей жизни. Это было в ее стиле. Некультурно читать чужие записи, однако после всего пережитого я имею на это полное право.

ХХ.ХХ.ХХХХг.
...Мои родители ничтожества! Я так мечтала стать певицей, путешествовать по миру и дарить людям свои песни... Врач сказал, что теперь мои связки навсегда повреждены. Как можно было насильно напоить меня кипятком? Где человечность?! Я ненавижу их...

Когда-то Сакура рассказывала мне, как Мебуки и Кизаши разрушили ей будущее. Я не думал, что все настолько серьезно. В тетради так много записей.

ХХ.ХХ.ХХХХг.
...Моя дочь впервые ударила меня. Я просто поцеловала ее перед сном и решила немного пощекотать. Сначала все выглядело будто шутка. Но затем она отвесила мне пощечину и сказала, чтобы я больше никогда не прикасалась к ней, иначе она ударит меня еще раз. После моя малышка отвернулась от меня и быстро уснула. Я слишком избаловала ее, за что она разбила мне сердце...

Сарада всегда была эксцентричным ребенком. Я видел, что у жены и дочери последнее время были натянутые отношения. Подумать только...

ХХ.ХХ.ХХХХг.
...Как он мог?! Прямо на рождество, с этой стервой. Я видела, как он прыгнул в ее объятия, а она заманила его в такой страстный поцелуй, что даже мне стало стыдно! И этот человек клялся мне в вечной любви...

Черт... Она знала об измене. И столько времени молчала. В то рождество я действительно сильно надрался. Мы отмечали среди моих коллег по работе в нашем старом доме. И одна из секретарш полезла ко мне. Это был ничего не значащий поцелуй, как я считал. Но не для Сакуры... Листая ее дневник, я словно заново знакомился с ней. С ее переживаниями и мыслями. Это был совершенно другой человек, более ранимый, с огромной болью и страданиями. В какой-то момент, перебирая страницы, меня осенило — цифры. День, когда ее родители жестоко с ней обошлись, совпадает с датой их смерти. Сарада умерла того же числа, что в дневнике. Эта истинна стала моим приговором — дух жены мстит по ночам. На часах было без пятнадцати двенадцать. Мной овладела паника. Я швырнул книгу в камин и заварил себе две кружки крепкого кофе. Нужно продержаться только эту ночь. Главная цель, чтобы выжить — не уснуть. Часы тикали. Тишина становилась самым громким криком. Поднялась метель. Ветки деревьев били по окнам. Сквозняк гонял огонь в камине, из-за чего дрожал свет. Мне становилось жутко. Я решил дождаться рассвета на втором этаже в надежде, что там смогу буду чувствовать себя в безопасности. Быстро поднимаясь по лестница, я оступился и полетел вниз. Удар головой об мрамор сулил мне встречу со смертью, но все обошлось. Лишь сильный ушиб. Видимо, проклятье жены прошло мимо меня. Я медленно поднялся на второй этаж и зашел в свою комнату. Меня окутал невероятный холод. Двери балкона раскрыты настежь. Мороз больно бил по лицу. Я прикрылся, стараясь рассмотреть происходящее. Пространство захватила снежная буря, а в лунном свете четко виднелся женский силуэт...

Мой милый Саске, я так тебя ждала... — безупречно красивая, в подвенечном платье, с цветами, вплетенными в длинные розовые локоны, она стояла на перилах и тянула ко мне руки. Я почувствовал, как по щеке бежит горячая струя. Просить прощения было бессмысленно. Она пришла не за этим. Я медленно шел к ней, не оглядываясь назад, не думая ни о чем. Она манит меня, влечет за собой. Соблазн сильнее воли, и я должен довериться чувствам. Наконец-то пройдя через всю комнату и выйдя на балкон, я видел ее так четко, словно она была живой. Моя дорогая Сакура, это не сон, это правда ты... Сейчас, смотря на тебя, я ступаю на перила и прыгаю в твои объятия. Ты ловишь меня. Ты поймала меня. Я словно в невесомости. Я счастлив. Это именно то, что мне нужно. Теперь меня ничего не держит. И я иду с тобой, оставив под балконом красный след прошлого себя — кровавый труп на белоснежной перине из снега. Возможно, утром меня найдут и назовут очередным самоубийцей этого дома, но мы-то с тобой знаем, что это ты забрала меня из ада одиночества. Любимая, ты все правильно сделала. С этого момента нас ничто не разлучит. Мы будем вместе всегда. Целую вечность...



Прочитали?
4
Baby ArielSakura UzumakiNo NameNohara Rin


Нравится!
6
Не нравится...
0
Просмотров
174
Оценка: 5.00 5.00 0 6
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
Меня полностью понесло по теме ужасов. Наверное, нужно завязывать читать романы про всякую нечисть... Что же, в моих работах стала отсутствовать романтика. Буду верить, это не особо повлияет на читабельность. Надеюсь, после прочтения Вы, дорогие читатели, будете спать спокойно!(=
Обложка
Автор: Nohara Rin
Персонажи: Саске/Сакура(ER), Сарада; Кизаши/Мебуки(ER)
Рейтинг: R
Вид: Виньетка
Жанр: Ангст , Драма , Ужасы, Мистика , Даркфик, Songfic 
Категория: Джен 
Дисклеймер: Права на персонажей и вселенную данного фанфика принадлежат Масаси Кисимото.
Предупреждение: OOC , AU , Смерть персонажа , Суицид, Элемент Гет а
Саммари: Сакура жила в счастливой семье и никогда ни о чем не беспокоилась. Но так ли было на самом деле?.. После трагической смерти девушки ее муж, дочь и родители не находят себе место. Девушка мечтала, чтобы ее семья всегда была рядом с ней, несмотря ни на что. Быть может, ее желаниям суждено сбыться?..
Одобрил(а): Nohara 15 ноября в 00:57
Глава: 1

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Скрыть
Вниз
Ниже