Сердце, пронзённое стрелой

Шапка фанфика
Автор: Nastawedina
Бета: Selestina
Основные персонажи: Сакура Харуно, Саске Учиха, Суйгецу Хозуки
Пэйринг:Саске/Сакура, Суйгецу Хозуки - мельком
Рейтинг:G
Жанры:Романтика, AU, Исторические эпохи
Предупреждения:OOC
Размер:Mини, 8 страниц, 1 часть
Статус:закончен
Описание: Осторожные прикосновения Учихи к её плечам, талии, рукам так разнились со строгим и требовательным голосом, что от такого контраста Сакура не могла совладать с дрожащими пальцами и учащённым сердцебиением, а внизу живота появилось тёплое и щекочущее чувство, точно рой бабочек - предвестники влюблённости. Так неужели это с ней произошло? От такого озарения пальцы неосознанно разомкнулись, и стрела намертво воткнулась в мишень, как и любовь в её сердце.

X В сборниках
Гет (84)
X Текст




Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Сердце, пронзённое стрелой
  Глава 1
ЗАВЕРШЁН!
 Знойное, удушающее пекло очередного летнего дня накалило воздух до такой степени, что было трудно дышать; даже слабый морской ветерок не спасал от палящих лучей солнца, которое находилось в зените. Повсюду было слышно беспрерывное стрекотание певчих цикад в высокой, пожелтевшей, терпко пахнувшей траве, точно им не страшна духота. В императорских садах благоухали тонкими, нежными ароматами заморские цветы и густо наливались плоды, что привлекало различных насекомых, которые, как назло, не давали покоя стоящему под старой ивой вороному коню, часто махавшему хвостом в попытках отогнать назойливых букашек. Он то и дело тряс чёрной длиной и шелковистой гривой, фыркал и бил подкованным копытом по земле, смотря на своего хозяина, точно пытался привлечь внимание. Однако тот полностью игнорировал немые знаки своего скакуна, продолжая отдыхать в одном из немногих павильонов императорского дворца.

 Саске лежал на холодном, деревянном, гладком полу летней веранды, спасаясь от жары благодаря тени, созданной навесом из черепицы. Его тёмно-синий королевский халат был распахнут, обнажая мускулистую широкую грудь, на которой собрались капельки влаги, мерцающие переливами на солнце. Низ халата скрывал чёрные брюки, а кончик такого же оттенка пояса касался земли, покрытой редкими кучками сочно-зелёной травы; синий плащ, аккуратно сложенный, служил отличной мягкой подушкой. Слабые дуновения южного ветра развивали его смоляные волосы, точно играя с ними, из-за чего длинная чёлка легла на прикрытые глаза, и изредка кончики длинных ресниц подрагивали, а брови хмурились во сне, как будто ему что-то виделось.

 В голове царила полная безмятежность: это был единственный нормальный и полноценный отдых за все рабочие недели без выходных. Он решил не отказывать себе в удовольствии насладиться тиШиной природы, игнорируя цвирканье и фырканье живности. Ему не хотелось думать о грядущих проблемах и хлопот хотя бы на пару часов, однако его небольшое желание так и не осуществилось. На задворках сознания Саске почудился знакомый ритм топота ног, который усиливался с каждой секундой, точно что-то случилось и до него хотят побыстрее донести вести. Учиха апатично приоткрыл глаза, посмотрев на лениво плывущие белёсые кучевые облака, и после снова их закрыл, продолжив полудрёмное состояние. В тот момент, когда источник грохота остановился около его головы, Саске ощутил неприятные и раздражающие вибрации топанья ногой рядом с ухом, точно это делали преднамеренно, чтобы он обратил внимание на очень наглую персону. Саске не нужно было становиться провидцем, чтобы понять по сбивчивому дыханию и явно сверлящему взору, кто потревожил его на вес золота сон.

 — Вы всё не можете успокоиться… — ровным, приглушённым тоном промолвил он, так и не удостоив собеседника взглядом.

 — Не могу! Потому что я не понимаю: что тут плохого - научиться обращаться с оружием? — раскинув в стороны руки и приподняв плечики в знак недоумения, возмущённо поговорила Сакура.

 Саске как-то устало выдохнул, понимая, что в очередной раз этот пустой разговор приведёт к конфликту и возмущению именно со стороны принцессы. Её прихоть была вызвана не разбалованностью, а, возможно, скрытыми мотивами, которые пока Учихе были неизвестны. Интерес Сакуры к владению оружием появился уж слишком внезапно, точно гром посреди ясного неба, и настойчивость в желании была непоколебима. Саске был уверен, что принцесса была настроена серьёзно, однако она не до конца осознавала последствия своего выбора. Видимо, запрет Императора Кизаши на неё никак не влиял и явно она не собиралась принимать такое положение вещей, и Саске, зная это качество в её характере с раннего детства, не поддавался её доставучести, угрозам и нытью.

 — Просто смиритесь и продолжайте заниматься своими обычными делами, — с некой усмешкой промолвил Саске.

 Каждый раз, когда Сакура слышала в его голосе издёвки, словно Саске относился к ней как к глупой, избалованной принцессе, злость и обида так и бурлили в ней, что хотелось чем-то увесистым треснуть ему по затылку и одновременно тихо пустить скупую слезу. Однако она давно уже не ребёнок, принимавший всё близко к сердцу. Нет, в этот раз Сакура не пойдёт на поводу Учихи и отца, так как на это есть веские причины. Надо постараться вести себя с ним более сдержано и вежливо, — что было за гранью осуществимого — как с другими подданными. Возможно, тогда и получится более долгий разговор, а там и глянь — согласится.

 Она поправила подол белого платья, поверх которого был надет красный жилет с бордовой отделкой по краям, а стройную талию обвивал тёмно-коричневый слабо завязанный пояс. Присев около Учихи, Сакура свесила ноги, едва ли касаясь сандалиями с позолоченной шнуровкой кончиков травы. Она положила ладони на колени, сжав в них гладкую ткань и приподняв плечи, будто собиралась с духом. Её взгляд мельком прошёлся по умиротворённому лицу Саске, и ей показалось, что в таком безмятежном состоянии он мог бы согласиться на всё, но только ради одного: долгожданного отдыха, которому она нагло мешала. Конечно, испытывать его железное терпение уже как неделю Сакура больше не имела ни малейшего желания, так как внутренний голос интуиции начал бить тревогу, шепча ей, чтобы та остановилась. Всего лишь однажды Харуно прочувствовала на себе немного мстительную натуру Учихи, если довести его до белого каления, а это крайне сложно с его жёстким контролем эмоций. Однако она не отступит назад, несмотря на внутренние переживания. Как говорится: глаза боятся, а руки делают. Ей хотелось верить, что в этот раз сами Небеса будут к ней благосклонны.

  — Хотя бы научи стрельбе из лука. Это более безопасно, — начала она снова всё тот же разговор, не сводя напряжённого взора с Учихи.

 — Вы это в книгах вычитали, поэтому захотелось? Или тут другая причина?

 — А если и так? — стараясь не показывать возмущение в голосе, тут же Сакура ответила вопросом на вопрос — его излюбленная тактика.

 — Тогда можете забыть про это. Для Вас палка — уже смертельное оружие, — поднявшись с пола, всё таким же непоколебимым тоном ответил он.

 Сакура плотно сомкнула губы и ещё сильнее сжала подол платья, таким образом стараясь сдержать эмоциональные порывы. Он не воспринимает её слова, как и её саму, всерьёз, что было неизменно на протяжении всего их долгого знакомства и, если можно сказать, дружбы. И как же его уговорить? Ни одной дельной мысли не приходило в голову, кроме того, чтобы бегать за ним как собачонка, то и дело придумывая разные оправдания ярого желания научиться хотя бы стрелять из лука. Иногда Сакуре казалось, что изданный очень давно закон «о запрете оружия» отцом — это не ради мира в их государстве, а только из-за непонятной мягкотелости Императора и некой боязни оружия, словно тот пытался обезопасить свою семью и самого себя. Нет, она ни в коем случае не обвиняла Кизаши в трусости, в его представлении о процветании страны без воин и нищеты, однако не все правители соседних государств разделяли такую точку зрения, поэтому в любой обычный мирный день может нагрянуть беда, и тогда тут уже не сработают речи «о мире во всём мире». Конечно, отец Сакуры не был настолько ослеплён своей идеологией, поэтому не поскупился на создание и содержание при дворе специальных отрядов из пяти кланов, возглавляемых генералами: их воинам разрешалось носить при себе оружие и при необходимости пускать его в дело в отличие от других жителей. Определённо, иметь под боком мастерски обученных людей и, казалось бы, верных — это только на руку Императору и его стране, но Сакура была не готова доверить свою жизнь каждому стражнику, ведь далеко не все уважали своего правителя, а большинство втихаря высмеивало его за доводящую до приступов тошноты доброту. Посему она убедила себя в том, что и они могут всадить нож в спину, даже глазом не моргнув, кроме одного человека: Саске — наследника древнего и сильного клана Учих и по совместительству её личного телохранителя. Практически за десять лет Сакура настолько прониклась к этому суровому и грозному с виду парню, одновременно имеющему доброе сердце, что не раз ловила себя на одной мысли: она доверяла ему больше, чем себе. Поэтому могла просить о данной услуге только его.

 — Ты, наверное, думаешь, что это всего лишь прихоть избалованной принцессы, но это не так… — Сакура запнулась в конце фразы, еле слышно произнеся её.

 — Тогда в чём причина? — Саске уже стоял на ногах и с высоты своего немаленького роста смотрел на съёжившуюся принцессу, точно ей было сложно рассказать ему правду.

 Определённо, Саске не собирался вытаскивать из неё слова клещами, потому что считал это пустой тратой времени. Он мог с лёгкостью прочесть на её лице весь спектр эмоций, которые она испытывала в данный момент, но вот предугадать все её действия, спровоцированные не всегда логичными для него мыслями, на первый взгляд сумасбродной и открытой девчонки, к сожалению, ему было не так просто. Поняв, что услышать от неё внятное и настоящее объяснение такого взбудораженного и странного поведения не суждено, Саске молча прошёл мимо сидевшей на краю веранды принцессы, которая резко вскочила и поспешно сделала пару шагов вслед за ним, чтобы всё же раскрыть истинные мотивы её просьбы. По закону подлости или же в силу её неуклюжести, она запуталась в длинном платье и полетела вниз, успев зажмуриться и пискнуть от неожиданности. Сакура уже была готова ощутить саднящую боль в рефлекторно вытянутых руках, чего не произошло: вместо этого - крепкое объятие мужских рук на её талии и ровное дыхание на розоволосой макушке. Её ладони покоились на покатых плечах Саске, и она ощутила, как напряглись под ними мышцы. Сакура разлепила сначала один глаз, потом второй, виновато и смущённо подняв взор вверх.

 Она внимательно смотрела в его немного раскосые глаза, осознавая, что с каждой секундой они всё больше и больше завораживали её, а собственное тело уж больно остро отреагировало на, казалось бы, обычную близость. Сколько раз он прикасался к ней, чтобы спасти, и это было вполне естественно, однако в этот раз сердце начало трепетать не из-за испуга, а по какой-то другой причине, которая ещё больше заставляла её покрываться густым румянцем. Сакура не могла прекратить их зрительный контакт, слыша только сердцебиение в ушах, ощущая напряжённой спиной его тёплую ладонь, которая точно посылала едва ли ощутимые импульсы, его размеренное дыхание, отчего пересохло в горле. Она не понимала, что за метаморфозы с ней происходили в последнее время, но была готова биться об заклад, что виноват в этом её телохранитель.

 — Оу, простите что прервал такой близкий момент, — раздался позади насмешливый мужской голос, из-за чего, словно ошалевшая, Сакура отпрянула от Саске, который даже ухом не повёл.

 — Суйгецу… — на выдохе произнесла Сакура, заведя дрожащие от внезапного визита генерала руки за спину, чтобы не выдать своё волнение.

  Хозуки как-то нагловато улыбнулся, поднеся деревянный стакан с прохладной водой с соломинкой к губам. По его выражению лица можно было сказать, что его совсем не смутила данная ситуация, точно он не был удивлён такого рода отношениям между принцессой и её телохранителем.

 — К вашим услугам, моя госпожа, — склонив немного голову, растягивал каждое слово он, понизив тембр голоса, из-за чего не в первый раз Сакура ощутила себя неловко.

 Только от его острого языка и неподобающего внешнего вида — полностью распахнутого фиолетового халата, который не скрывал натренированное тело — ей хотелось провалиться сквозь землю, чтобы больше не краснеть от злости и стыда, ведь, зная его извращённый ум, Суйгецу не опустит возможности как-нибудь изящно подколоть её или же Учиху. Ей так и хотелось сравнять счёты с этим мастером издёвок и обломов! И как такой шут смог стать генералом? Сколько она ни наблюдала за Хозуки со стороны, так и не смогла увидеть в нём и капельки чести.

 — Не нуждаюсь, — фыркнула она, не удостоив его и мимолётным взглядом. Харуно, как и подобает воспитанной девушке, с гордой осанкой прошла мимо мужчин, скрываясь за углом террасы.

 — Ух, горяча… А наша принцесса хорошеет с каждым днём, — не смог сдержаться Суйгецу от комментария.

 — Слюни подбери.

 Суйгецу только закатил глаза от слов Саске, усмехнувшись, и пошёл следом за ним в тренировочный зал. Идя позади, Хозуки, видимо, недовольный грубостью друга, перекривливал его, точно обезьяна, а после, не выдержав, решил задать волнующий вопрос:

 — Ой, кто бы говорил. Так что, будешь втайне её тренировать? — похотливо сверкнул глазами Суйгецу. — Или может мне… Хотя она меня за человека не воспринимает.

 А в ответ привычное молчание. Хозуки прислонился к деревянной балке, зацепив зубом соломинку и с усилием втягивая остатки воды, отчего издавались раздражительные звуки, напоминавшие сюрпание. Он скучающим взглядом смотрел на то, как безучастно Саске начищал свою катану, точно это было самым увлекательным занятием. В какой-то момент вода закончилась и больше метод издевательства не работал.

 — Она ещё же не в курсе? — неожиданно спросил Суйгецу; Саске отвлёкся от своего занятия, из-под чёлки бросив недружелюбный взгляд.

 — Нет.

 Хозуки вытянул губы буквой «о», мол, в знак понимания, и как болванчик пару раз кивнул. Может, если зайти издалека, он узнает истинную причину, почему Учиха до сих пор оттягивал с принятием титула генерала. Всем его боевым товарищам хотелось знать правду, они даже поспорили на мешочек золотых монет. Хозуки предполагал, что тут замешаны дела сердечные, однако все только смеялись с его догадки, так как Саске и симпатия к кому-то — это несовместимые вещи. Поэтому, ощущая долг доказать всем правду, в которой он сам пока не был уверен, и, да чего греха таить, озолотить карман и утереть всем носы, Хозуки не случайно натыкался на Сакуру с Саске, которые вечно оказывались в двусмысленном положении.

 — И когда ты ей расскажешь?

 — Это тебя не касается, — грубо ответил Саске, точно не желал больше разговаривать на данную тему.

 — Ну да, ну да, — недовольно пробурчал Хозуки, по привычке приложил к губам обкусанную соломинку и, развернувшись на пятках, удалился из помещения с усилившимся желанием раскусить эту парочку.

***
 Не успело солнце полностью выйти из-за горизонта, как Сакура уже кралась в тренировочный зал, где хранилось оружие каждого воина, в частности и Саске. Она не могла сомкнуть глаза всю короткую летнюю ночь от предвкушения того, что планировала сделать. Страх сжимал все внутренности в тугой узел и одновременно разгонял по венам адреналин, который и стал толчком к действиям. Присев около створки раздвижной двери, оглянувшись назад и убедившись, что никого нет, она прошмыгнула внутрь. Ей не пришлось долго искать шкафчик Учихи с его личными вещами. Открыв его, Сакура быстро схватила лук со стрелами и покинула помещение. Несмотря на то, что ходили стражники с ночной смены, она без проблем прошла незамеченной и дошла до высокого кирпичного забора. Хорошо, что она практично оделась для таких случаев: чёрные хлопковые штаны и коричневый халат до бёдер с толстым поясом. В такой неприметной, крестьянской одежде она не раз сбегала из дворца, чтобы посмотреть на мир вне этих стен и узнать, как живут обычные жители. Конечно, её быстро находил Учиха и за шиворот, словно щенка, тащил домой, однако про такие вылазки принцессы знал только он и, по каким-то причинам, не докладывал её отцу, хотя должен.

 Сакура ступила на выступивший кирпич и зацепилась пальцами за край стены. Этого ей хватило, чтобы поднять собственный вес и перекинуть ногу. В считанные секунды ей удалось перепрыгнуть препятствие и уйти в сторону леса. Идя к приглянувшемуся ей раньше месту - берегу реки, - Сакура прокручивала теорию по стрельбе из лука, и ей казалось, что в этом деле нет ничего сложного. Тем более сколько раз она наблюдала за Саске, что скопировать его движения — проще пареной репы. Дойдя до небольшого оврага около реки, которая омывала песчаный берег, Сакура бросила саадак* со стрелами на траву, взяв только одну. Она быстро выбрала себе мишень — стоящий напротив дуб, и с неким энтузиазмом приступила к самообучению. Став левым боком к дереву, она расположила стопы слишком широко друг от друга, посчитав, что так точно удержит равновесие. Зафиксировав конец стрелы между пальцами и натянув тетиву, Сакура подняла лук на уровне правого уха. Как она и думала, ничего сложного: осталось только прицелиться и выстрелить. Так она и сделала, однако стрела отлетела всего лишь на пару сантиметров.

 — Вот же… шаннаро…

 Сакура не собиралась так просто сдаваться, поэтому взяла вторую стрелу и попыталась попасть в цель, чего у неё не вышло. Сколько времени прошло с того момента, как она начала тренироваться, она не знала, но стекающий пот по лицу, онемевшие и окровавленные пальцы, усталость от постоянного напряжения в руках и ногах свидетельствовали о том, что она уже находилась здесь не один час. Сакура посмотрела на голубой небосвод, где солнце уже было почти в зените. Как ещё её не искала армия стражников? Видимо, пока не обнаружили пропажу, что было ей только на руку. Оставалась одна стрела, одна попытка. Потом нужно возвращаться домой. Сакура понимала, что в следующий раз, возможно, у неё не выйдет без разрешения одолжить оружие у Саске, поэтому необходимо раздобыть лично для себя, хотя это будет почти нереально с его дефицитом. Собравшись с духом и последними силами, она сама себе тихо проговорила приободряющие слова:

 — Давай, у тебя всё получится!

 Став в позицию и натянув тетиву около головы, Сакура была готова выстрелить, однако ей помешало чьё-то присутствие позади: мужские пальцы обхватили запястья. Она почувствовала, как её прижали к себе, как голова (явно мужчины) оказалась на уровне с её. Возможно, она бы закричала и заехала бы незнакомцу, но приступ паники был устранён, когда Сакура узнала знакомый исходящий мужской аромат и ткань на рукавах.

 Саске… — она хотела бы повернуться, но ей не дали это сделать.

 — Не двигайся, — скомандовал он. — Ноги должны быть на ширине плеч, правая рука ниже подбородка и расслабь пальцы правой руки.

 Саске слегка похлопал по ее левому бедру, чтобы та уменьшила шаг. После его руки легли на её талию, отчего Сакура почувствовала, как сперло дыхание, а сердцебиение наращивало обороты, что отдавалось в ушах бешеным ритмом. Она не могла сосредоточиться на его словах, так как в голову лезли совсем другие мысли. Почему она так начала реагировать на него? Почему в её глазах он изменился? Эти вопросы не давали ей покоя уже с месяц. Если раньше она могла обуздать катаклизмы внутри, то сейчас это было ей неподвластно.

 — Не зажимайся и держи голову ровно. Задержи дыхание, когда будешь стрелять.

 Сакуре и так казалось, что она уже давно перестала дышать. Она вздрогнула и чуть выронила стрелу из рук, когда Саске коснулся своей скулой ее виска. Хотелось громко сглотнуть от нервного напряжения, однако во рту пересохло. Она не могла понять, как осторожные прикосновения Учихи к её плечам, талии, рукам так разнились со строгим и требовательным голосом, что от такого контраста не удавалось совладать с дрожащими пальцами и учащённым сердцебиением, а внизу живота появилось тёплое и щекочущее чувство, точно вспорхнул рой бабочек. Такое сравнение описывалось в одном из прочитанных ею романов, где героиня была влюблена. Так неужели и с ней это случилось? От такого озарения пальцы неосознанно разомкнулись, и стрела намертво воткнулась в мишень, как и любовь в её сердце.

 Сакура почувствовала резкую боль в пальцах и айкнула, бросив на землю оружие. Она приложила пальцы к губам, которые окрасились капельками крови. За спиной послышался разочарованный выдох, и она осознала свою оплошность, однако это жжение вернуло способность здраво думать. Конечно, её ещё потряхивало от пережитого эмоционального всплеска, и в голове до сих пор пульсировала мысль о её романтических чувствах к Саске. Теперь она начала понимать, почему она в детстве смиряла грозным взглядом девочек, которым нравился Саске; почему говорила всем потенциальным женихам, что она уже помолвлена со своим телохранителем. Никто не воспринимал её выходки всерьёз: за спиной подданные хихикали, отец то и дело краснел как рак, успокаивая себя мыслью, что дочь это перерастёт, а Учиха только качал головой от этого абсурда. Возможно, уже тогда он ей нравился, но дошло до неё только сейчас, когда они перешли черту совершеннолетия.

 — Так в чём причина? — Саске первым развеял молчание, взяв правую ладонь Сакуры, перебинтовывая её.

 — Не стоит об этом волноваться, — слишком резко она выдернула руку, больше не ощущая, как его пальцы соприкасались с её, и потупила взор, прижимая раненую ладонь к груди.

 Саске смотрел выжидающе на неё, скрестив руки на груди. Он первый раз видел принцессу в таком взвинченном, взволнованном состоянии, что наводило на одну мысль, которая посетила его этой ночью. Саске так и не смог сомкнуть глаза, обдумывая правильность своих поступков. Да, уже через месяц он больше не будет охранять принцессу, потому что станет не только генералом, но и главой клана Учих. В подростковом возрасте он только мог и мечтать о том, как быстрее избавиться от постыдного занятия: вытирать слёзы этой раздражающей девчонке и ходить за ней по пятам, словно курица-наседка. И когда настал судьбоносный день, Саске не почувствовал ни крупинки радости, ведь он признался самому себе, что привязался к ней за все эти годы. Он решил, что пока не найдёт себе достойную замену, то ничего и говорить не будет, тем более он жутко ненавидел эти неловкие ситуации, где нужно объясняться. Однако ни один претендент не подходил на важную и ответственную роль или, возможно, он был до маразма придирчив, так как считал, что никто не сможет защитить её, как он. По итогу размышлений, Саске уже не считал желание Сакуры овладеть техникой стрельбы из лука каким-то девчачьим бредом. Если она научится постоять за себя, когда его не будет рядом, то Саске перестанет ощущать это треклятое, раздирающее беспокойство. И он был готов взять всю ответственность за своё решение, ведь он идёт против воли Императора. Пусть лучше его накажут за неповиновение, чем жить каждый день с тревожными мыслями о её здравии.

 Интуиция подсказывала, что Сакура решилась на такой отчаянный поступок из-за него, однако он не смел уверить себя в этом. Саске позволил ей стащить его лук и дал возможность, чтобы она смогла оценить свои силы, как и он, наблюдая всё это время за ней в тени. Ему нужны наглядные доказательства: признание Сакуры. Саске сам не понимал, почему так хотел услышать, что он нужен ей. Определённо, чтобы потешить своё эго.

 — Тогда мне придётся доложить императору о Вашей выходке.

 — Говори что хочешь! Я всё равно не отступлю, и можешь ему передать, что мне больше не нужен нянька-телохранитель! Сама себя защищу.

 Сакура была настолько возмущена его намерениями, что на уголках глаз собрались крупные, горячие слёзы, точно от обиды и предательства. Она нахмурилась и поджала губы, чтобы сдерживаться. И Саске прекрасно видел, что она на грани, поэтому подлил масла в огонь.

 — Так Вы знаете.

  — Знаю! Я искренне рада за тебя, это было твоей мечтой. Но ты поступил нечестно со мной, мог бы рассказать, а не делать вид, что ничего не происходит. Поэтому я и решила стать сильнее. Если тебя не будет рядом со мной, то доверять мне больше некому… — размахивая руками, импульсивно говорила Сакура, но под конец её слова уже не были такими пламенными.

 Думать, а потом говорить — видимо, не про неё. Сакура прикрыла рот ладонью, смотря в разные стороны, будто она здесь ни при чём. Хоть бы не трактовал её слова, как признание влюблённой идиотки. Она надеялась, что у него не хватит ума этого понять, несмотря на его аналитические способности и отменное чутьё.

  Услышав то, что хотел, Учиха не сдержал подобие кривой улыбки. Он поднял лук с земли и пихнул его в руки недоуменной Сакуры, которая пошатнулась назад от ощутимого толчка.

 — Взявшись за оружие, ты должна понимать, что несешь ответственность не только за свою жизнь. Завтра на рассвете продолжим.

 Сакура смотрела на него неверящими глазами. Неужели у неё получилось? От осознания победы она сжала кулачки перед головой и зажмурилась, тихо прошептав «да». Она до последнего верила, что он её поддержит, примет её решение, пускай и таким своеобразным способом. Сакура почувствовала, что в ней открылось второе дыхание и она готова горы свернуть. И пускай её сердце станет трепетать рядом с ним, зато он будет с ней рядом, хоть и короткое время. Точно метеор, она собрала все стрелы и засунула их в саадак, не дав сделать это Учихе.

 — Ну что, пойдём, учитель? — хихикнула она, сверкнув зелёными радужками глаз, потянув несколько раз его за рукав, и побежала вперёд.

 Тот от такого игривого настроения принцессы и того, как она его назвала, смутился, ощутив, как начали гореть кончики ушей. Вот же несносная девчонка! Сделав пару спасательных вдохов-выдохов, пообещал себе, что он ей припомнит. Глаза сверкнули от предвкушении расплаты, и, закинув на плечо саадак и лук, Саске пошёл следом за ней, точно неотделимая тень, которая будет всегда оберегать.



Прочитали?
5
Юля ГладилинаХината ХюгаNohara RinВиктория ШулеваSeynura Uchiha


Нравится!
8
Не нравится...
0
Просмотров
633
Оценка: 5.00 5.00 0 8
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
*саадак - набор вооружения конного лучника.
Обложка
Автор: Nastawedina
Бета: Selestina
Основные персонажи: Сакура Харуно, Саске Учиха, Суйгецу Хозуки
Пэйринг:Саске/Сакура, Суйгецу Хозуки - мельком
Рейтинг:G
Жанры Романтика , AU , Исторические эпохи
Предупреждения OOC 
Размер:Mини, 8 страниц, 1 часть
Статус:закончен
Описание: Осторожные прикосновения Учихи к её плечам, талии, рукам так разнились со строгим и требовательным голосом, что от такого контраста Сакура не могла совладать с дрожащими пальцами и учащённым сердцебиением, а внизу живота появилось тёплое и щекочущее чувство, точно рой бабочек - предвестники влюблённости. Так неужели это с ней произошло? От такого озарения пальцы неосознанно разомкнулись, и стрела намертво воткнулась в мишень, как и любовь в её сердце.
Одобрил(а): Александр 10 января в 19:57
Глава: 1

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Юля Гладилина   22 января в 21:542018-01-22 21:54:53
Жалко,что продолжения нет.


Пользователь
Nastawedina Nastawedina  23 января в 21:18 2018-01-23 21:18:00
Возможно, будет)

Пользователь
Хината Хюга   13 января в 20:272018-01-13 20:27:55
Мне то ооочень понравилось.


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Скрыть
Вниз
Ниже