Мелочи

Шапка фанфика
Автор: Serratia
Бета: Simba1996
Персонажи/пэйринг: Саске/Сакура (ER), Сарада; Чоучоу, Боруто и другие — фоном
Рейтинг: G
Жанры: Романтика, Философия, Повседневность, ER (Established Relationship), Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения: OOC, Элементы гета
Описание:
— Ты знаешь, что я сделаю? — упёршись подбородком в его плечо, спросила она и в ответ получила чуть поднятую бровь. — Я отращу волосы.
— Зачем? — с усмешкой в голосе спросил он.
— Буду таким образом измерять прошедшее вдали от тебя время. Забавная мелочь, — улыбнулась Сакура, ещё больше отодвинувшись от него. — Да и мне когда-то кто-то нашептал, что Саске Учиха любит девочек с длинными волосами.

X Текст




Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Мелочи
  Глава 1
ЗАВЕРШЁН!
Звук стеклянного фурина, плавно развевающегося от лёгких порывов ветра, изредка прерывался детскими голосами, доносящимися с площадки перед Академией. Сарада стояла на цыпочках у открытого окна, облокотившись на подоконник, и старательно делала вид, что не наблюдала за играющими с мячом мальчишками. Это требовало немалых усилий, так как она на своём затылке ощущала бдительный взгляд Чоучоу; та сидела в нескольких метрах за партой и хрустела новым любимым лакомством — чипсами со вкусом креветок, запах которых изредка щекотал ноздри.

 Во время обеденного перерыва всему классу разрешалось гулять в закрытом дворе Академии, но Чоучоу предпочитала оставаться в здании, чтоб сильно не напрягаться, а о каких-то там скакалках-турниках-обручах можно было даже не заикаться. Акимичи тщательно следила за своими формами, в конце дня убеждаясь, что не потеряла ни грамма веса, столь важного для семейных дзюцу, поэтому Сарада давно смирилась с тем, что была обречена проводить свободное время в пустом классе вместе с лучшей подругой. Но для чего ещё нужны друзья? Если бы она попросила Чоучоу об услуге, та бы вряд ли отказала, ведь они дружат буквально с пелёнок. Вздохнув и потупив взор, Сарада мельком осмотрела площадку.

 Внизу резвились Узумаки и Нара, хотя назвать точно за уши притянутого к игре Шикадая подвижным было сложно. Он больше выглядел как мученик, чем заинтересованный в победе своей команды игрок. Боруто же ловко уворачивался от двух учеников из параллельной группы, что-то выкрикивая с мячом в руках; наверное, он словесно пытался привлечь Нару к более активным действиям во время противостояния в игре, но тщетно. Шикадай лишь стоял, засунув руки в карманы штанов, расслабив плечи, и что-то спокойно отвечал Узумаки, попутно мотая головой, будто это хоть как-то помогало донести суть его отказа от участия в игре. И зачем она только наблюдала за этим идиотом и его ленивым приятелем? Будто занятий других в мире не осталось!

 Еле слышно фыркнув, Сарада крутанулась на каблучках и резко отвернулась от окна, скрестив руки перед собой. Разумеется, что нет. На Боруто Узумаки мир клином не сошёлся. Он был всего лишь болтливым олухом, своим опрометчивым поведением вечно притягивающий неприятности, из-за чего обычно страдал весь класс. Нахмурив брови, Сарада подняла правую руку вверх, проводя пальцами по шее, задевая кончики своих смоляных волос. Вдумчиво потягивая за прядки, накручивая их на указательный палец, она устремила взор в одну точку, размышляя о том, почему на самом деле следила за Боруто. Этот балбес обычно нёс разную чепуху, но сегодня на выходе из класса он сказал задевшую слух фразу: «Шикадай, тебе нужно подстричься, даттебаса! А то ходишь патлатый, как девчонка».

 Не то чтобы её когда-нибудь напрягала или не удовлетворяла собственная внешность, но, осмотрев женскую половину класса после услышанного, Сарада вдруг осознала: она единственная девочка с короткими волосами, и этот факт уже не первый час донимал её, всё не покидал мысли, точно заноза под кожей. Полный абсурд, но наследница клана Учиха почему-то не могла выбросить эту бессмыслицу из головы. Несколько раз моргнув, Сарада чуть повернулась и взглянула на Чоучоу, доставшую из пакетика очередную хрустящую чипсу. У неё всегда были длинные коричнево-рыжие волосы, которые Каруи-сан частично заплетала в две косички, украшая резинками с янтарными шариками, что так удачно подходили цветом к глазам Чоучоу.

 Если подумать, то почти все женщины, которых знала Сарада, имели длинные волосы. Первой в списке была её мама, ведь о дивных розовых локонах Сакуры Харуно любил неустанно говорить сам Седьмой Хокаге, что иногда заглядывал к ним в гости на чай. Он частенько вспоминал детство, особенно годы обучения в Академии, и Сарада наизусть знала историю о том, как её мама в порыве желания спасти своих друзей пожертвовала своими длинными прядями. Также подобной копной волос могли похвастаться Ино-сан, а в своё время и Хината-сан, даже у Темари-сан, когда распущенные, кончики волос черкали плечи. Почти все знакомые ей взрослые куноичи в деревне, за исключением Шизуне-сан и Мебуки-баачан, имели длинные волосы, но Сарада определённо внешне на свою бабушку похожей быть не хотела. Вот почему комментарий Боруто возымел над ней такой эффект: неужели своей короткой стрижкой она больше походила на мальчишку, чем на девочку? Глупость, конечно, в будущем никто даже не вспомнит, что в шесть лет у неё были такие короткие волосы, но всё же…

 — Са-ра-да-а-а!.. — растянув по слогам её имя, попыталась, видимо не в первый раз, привлечь к себе внимание Чоучоу.

 — Что? — оттолкнув странные мысли куда подальше, спросила та.

 — Мама твоя пришла, — кивнув в сторону двери, спокойно ответила Акимичи. — Ты вечером зайдёшь?

 — Конечно, — ответила Сарада и поспешила к выходу, попутно подняв с пола свой портфель. — Мам, ты почему здесь?

 — Ну как же, — улыбнувшись, ответила та. — Я же утром говорила, что заберу тебя в обед. Запись к врачу, прививка, не помнишь?

 Точно, такой разговор действительно был, но, потерявшись в глупых размышлениях, Сарада совершенно позабыла о походе в поликлинику. Покорно последовав за мамой, она покинула территорию Академии, принципиально игнорируя возвращающихся обратно в класс Боруто и Шикадая, которые вежливо поздоровались с ними. Так как в будние дни она всё время находилась за высокими заборами школы, то знаний о том, как протекала жизнь в деревне в эти часы, у Сарады не было. На выходных они с мамой брали плед, корзину с едой и ходили гулять в парк у озера, где было множество отдыхающих жителей Конохи. Кто-то туда приходил с собаками, а кто-то — с детишками, и за всеми было интересно наблюдать, но почему-то Сараде казалось, что в будние дни жизнь в деревне не так бурлила, что было больше угрюмых лиц и спешащих по делам людей.

 Её всегда интересовало: неужели улицы Конохи в рабочие часы пустовали потому, что все взрослые были заняты делами? По пути на работу они оставляли своих карапузов в детском саду или в Академии, а те, кто уже прошёл экзамены и получил звание Шиноби, уходили на миссии. Мамы с младенцами зачастую оставались дома и выходили гулять с колясками лишь в определённые часы. Идентичный вывод можно было сделать и о стариках: Сарада точно знала, что её бабушка почти всё время хлопотала по домашним делам, занималась грядками и посещала какой-то клуб по вязанию; дедушка иногда помогал ей по дому, но обычно читал газеты и книги, а также изредка посещал пасеку своего друга за пределами Листа. Поэтому прогулка деревней в полдень учебного дня была весьма волнительной: на улицах Конохи царила тишина, не было слышно детских голосов, да и обстановка определённо отличалась от того, к чему Сарада привыкла по пути домой после занятий.

 Оглядев аллею, по которой они неспешно передвигались, Сарада чуть нахмурила брови. Навстречу им шла девочка дошкольного возраста. Она держала свою маму за руку, а в другой вертела малиновый леденец. Внезапно женщина остановилась посреди улицы, прижимая к груди второй рукой бежевый бумажный пакет с продуктами. Она начала что-то искать в кармане своей сумочки, отпустив руку девочки, из-за чего та попросту схватилась за подол платья, прижимаясь ближе к ногам своей мамы. Казалось бы, в такой обыденной картине ничего не должно было привлекать внимание, наконец, Сарада тоже была с мамой, вот только… У девочки были шелковистые чёрные волосы, черкающие кончиками край её юбки-солнца. Рука Сарады невольно дрогнула, будто в попытке подняться вверх, чтобы ещё раз прикоснуться к своим коротким прядям. Надо же было этому болвану выдать нечто столь глупое, въевшееся в мозг на целый день!

 Вздохнув, она подняла голову и взглянула на идущую рядом маму. Сарада не была похожа на неё, может, только чертами лица, а когда в прошлом году окулист прописал ей очки из-за внезапного ухудшения зрения, любая внешняя схожесть между ними попросту исчезла. Седьмой всегда твердил, что Сарада была вылитой копией своего отца, но сама она никогда не видела знаменитого Учиху Саске — только на фотографиях, где он был подростком, поэтому было сложно верить на слово близким людям. Сарада очень хотела встретиться с папой, но в силу обстоятельств, о которых взрослые почти не говорили, этой мечте ещё не скоро было суждено стать явью. Тем не менее, рассматривая снимки в гостиной, она могла сказать: да, смоляной шевелюрой и чёрными глазами она пошла в папу. На тех фотографиях также можно было заметить одну интересную вещь: волосы мамы когда-то были коротко подстрижены, даже в период, когда она была уже взрослой, как, например, в день свадьбы родителей Боруто.

 Сейчас пелена густых розовых локонов Учихи Сакуры стелилась шёлком по её спине, задевая кончиками линию талии. Иногда казалось, что они с Ино-сан втайне соревновались в том, у кого волосы длиннее и красивее, но, впрочем, это не было бы их первым соперничеством. Сарада до сих пор помнила, как пару лет назад они пошли в гости к семье Яманака; там были и другие дети — Чоучоу, Боруто и Химавари, — и кто-то сболтнул, что захотел домашнего печенья. После нескольких часов возни с тестом, вооружённые разными рецептами, Ино-сан и мама приготовили больше печенюшек, чем можно было съесть, а затем буквально заставили детей продегустировать их кулинарные шедевры и решить, чьи же оказались вкуснее. И таких примеров было много, но всё же соперничество этих подруг было мирным, даже забавным.

 Хмыкнув, Сарада осмотрела маму, а та в ответ повернула голову и потупила взор, точно ощутила прикованное к себе внимание. На её губах мелькнула приветливая улыбка, а в нефритовом цвете глаз сверкнуло что-то похожее на умиление. Вопросительно вскинув бровь, она некоторое время молчала, терпеливо дожидаясь начала разговора со стороны Сарады, а затем, усмехнувшись, промолвила:

 — Милая, ты можешь спросить меня о том, что не даёт тебе покоя.

 — Мам…

 — Гм?

 — А зачем ты отрастила волосы? — хмуря брови, вполголоса спросила Сарада.

 Сакура уже было подняла ногу, сгибая немного в колене, чтоб ступить на каменную ступеньку лестницы, ведущей вверх к больнице, как вопрос дочери заставил её передумать. Повернувшись к опустившей голову Сараде, она с лёгким недоумением осмотрела своё чадо, пытаясь понять, где крылся источник такого странного вопроса и, собственно, почему. Когда на ум за несколько секунд тишины ответ не пришёл, Сакура мельком изучила пустой парк и аллею, а затем присела перед Сарадой, взяв крошечные ручонки в свои, и склонила голову влево, чтобы перехватить взгляд чёрных как ночь глаз. Та лишь неуверенно держала взор на своих туфельках, словно смущалась того, что всё же решилась озвучить вопрос.

 Её дочь для своего возраста была слишком взрослой, хотя Сакура ничего плохого в этом не видела. Сарада не любила вытворять глупости с другими детьми; она предпочитала чтение и наблюдение за одноклассниками, особенно ей не нравился непоседливый сын Наруто, что унаследовал повадки своего отца. И сказать, что Сарада была замкнутым в себе ребёнком, Сакура тоже не могла, ведь у неё была лучшая подруга — Чоучоу, с которой они играли после занятий, гуляли на выходных и почти никогда не расставались. Сарада отлично ладила с одноклассниками, была послушной и смышлёной, соблюдала правила, хоть иногда и относилась к некоторым друзьям немного высокомерно. Всё же такой характер для окружённой заботой и любовью девочки был немножко странным, но Сакура также прекрасно помнила, каким в этом возрасте был Саске-кун, посему не волновалась. Наверное, эта серьезность и лёгкая отчуждённость передалась Сараде вместе с генами; она всё перерастёт, станет открытой и со временем подружится даже с таким живчиком, как Боруто. Сакура была уверена в этом.

 Хмыкнув, она осмотрела площадку и заметила свободную скамейку рядом с изгородью. Поднявшись, Сакура, не выпуская руку дочки из своей, подошла к полукруглому, скрытому в тени растений уголку, заняв место на деревянных досках. Положив сумочку рядом, она нагнулась и подхватила Сараду с земли, усадив к себе на колени. Тишину нарушило тихое хихиканье, а затем та прижалась головой к плечу Сакуры, сняв перекосившиеся очки, чтоб не погнуть оправу. Сомкнув губки, Сарада подняла серьёзный взгляд, немного краснея. Приобняв левой рукой дочку, чтобы та не упала, Сакура притихла в ожидании деталей, прилагающихся к тому странному вопросу. В отличие от Саске-куна в этом возрасте, который из-за кровавой резни клана Учиха остался совершенно один и не мог никому рассказать о своих проблемах, тем более спросить совета, Сарада оказалась в кардинально другой ситуации: она всегда могла поделиться своими переживаниями с родными и знала, что никто её за это не будет ругать, упрекать или насмехаться над тем, что на первый взгляд показалось глупым. Подняв к её личику руку, Сакура убрала за ушко короткие чёрные прядки, расслабленно усмехаясь, пока её малышка собиралась с духом.

 — Боруто сегодня сказал, что только девочки ходят с длинными волосами, — чётко, но как-то тихо промолвила Сарада.

 Всё, что начиналось с фразы «Боруто сказал», обычно вызывало у её дочурки негодование. Эти двое характерами были настолько похожи на своих отцов, что Сакура была уверена: если бы не генетическая составляющая Хинаты в Боруто и её самой — в Сараде, эта парочка стала бы уменьшенной версией тех сорванцов, с которыми Харуно приходилось уживаться в команде номер семь. Наверное, только материнские гены спасали наследников кланов Учиха и Узумаки от вечного противостояния и соперничества, но всё же иногда Сарада и Боруто любили задевать друг друга, очень редко даже не нарочно, и сегодняшний случай обещал быть тем самым исключением. Сакура из личного опыта знала, какой словесный поток глупостей и идиотизма доминировал в поведении сына Наруто, так как сам Хокаге в детстве страдал аналогичными замашками, поэтому неудивительно, что Сарада что-то из сказанного Боруто посчитала тупоумием, даже оскорблением. Что же, в таком случае решить проблему с настроением дочки придётся привычным способом: напомнить ей, что все мальчишки в этом возрасте болваны и что, когда Боруто повзрослеет, он станет более рассудительным и не будет больше так раздражать. Хотя это вряд ли.

 — Милая, ты ведь знаешь, что Боруто не думает о том, что говорит. Сболтнул какую-то ерунду и тотчас же забыл об этом.

 — Но у меня волосы короткие… и… это делает меня похожей на мальчишку?

 Приоткрыв рот с намерением ответить, Сакура тут же сомкнула губы, предпочитая тщательно обдумать свои слова. Вот значит в чём загвоздка: детишки перешли на стереотипы, и раз девочка, то должны быть длинные волосы, а все мальчишки только с короткими стрижками. От осознания этого хотелось искренне засмеяться, но, глядя в широко открытые тёмные глаза, которые ожидали то ли опровержения, то ли подтверждения этого факта, Сакура сдержалась. Теперь и вопрос насчёт причины, по которой она решила отрастить волосы, был понятен. На некоторых фотографиях в доме Сакура была изображена с короткой стрижкой, и, поскольку Сарада далеко не глупая, она сложила несколько кусочков общей картины вместе, но оставались пробелы, и их было необходимо заполнить или умело утешить умницу, уходя от темы. Разумеется, ответ на её вопрос имелся, и Сакура на мгновение даже задумалась, вспоминая, с чего всё началось. Губы автоматически растянулись в улыбке, ведь она только сейчас осознала, сколько на самом деле прошло лет с того дня.

 Опустив взор, Сакура заглянула в бездонность зениц дочери, которые своим цветом поглощали зрачки, да так, что различить грань было невозможно. Такие глаза были только у ещё одного человека в этом мире, и Сакура помнила, как тонула в их черноте, обсуждая тот же глупый вопрос о длине её волос. Она помнила всё, как вчера, до мельчайших деталей, до тонкости запаха в воздухе и звука его баритона. Прикрыв веки, она задумалась, прислушиваясь к шелесту листвы и далёкому топоту ног прохожих за забором парка…

 — Мама сказала, что Сарада может остаться у них на ночь.

 Он не ответил, лишь немного поднял голову вверх, молча изучая серебристый ореол вокруг нависшей над Конохой полной луны. Ночной ветер с каждым днём становился всё прохладнее, и Сакура после очередного порыва слегка поёжилась, испытывая неприятный, прошедший по оголённой коже мороз. Её руку, пальцы которой были переплетены с его, чуть крепче сжали, точно от бдительного взора легендарного Учихи ничего не спрятать. За всю прогулку Саске-кун не проронил ни слова, что заставляло Сакуру по-прежнему испытывать бессмысленную девичью неловкость. Обычно тишину между ними на свиданиях болтовнёй заполняла она, поэтому такой расклад вещей был для неё привычным, но всё же хотелось услышать от своего как-никак мужа хоть какие-то слова, и не обязательно утешения или пустые обещания о скором возвращении.

 Она прекрасно понимала, что он покидал деревню и что вряд ли к первому дню рождения Сарады успеет завершить свою сверхсекретную миссию. Он не бросал её, и Сакуре по несколько раз в сутки приходилось мысленно напоминать себе об этом. Если бы мог, то обязательно остался бы в Конохе, помог бы воспитывать дочь, но кто-то должен был взять на себя ответственность за последние сюрпризы от клана Ооцуцуки. Всё это Сакура прекрасно понимала, убеждать её в чём-то не было нужды, да и истерик она не собиралась закатывать. Да, было немного обидно, ведь вся ответственность за дом и ребёнка ляжет на её плечи, но она знала, что справится, ведь иного выхода попросту не было. Сглотнув едва ощутимую во рту горечь, Сакура зажмурилась и, повернув немного голову вправо, уткнулась лбом в его тёплое плечо, вдыхая аромат свежевыстиранной водолазки.

 — И почему за чужие оплошности отдуваешься ты… — пробормотала себе под нос она. — Кагую запечатывали мы вместе, все трое.

 — Сакура, — спокойно, но с едва уловимым предупреждением в интонации промолвил он.

 — Я просто не хочу, чтобы ты уходил.

 Опять молчание, но похолодевшие пальцы её руки явно инстинктивно и в очередной раз сдавили до мимолётного дискомфорта; словно Саске-кун пытался сжать руку в кулак, но это было не так просто сделать в данной позиции. Хмыкнув, она чуть подняла голову вверх, оставив губы на уровне его плеча, прижимаясь ими к ткани. Кончик её носа черкал швы рукава водолазки и край жилетки, а глаза упрямо сверлили апатичный профиль Учихи. Он чуть повернул голову влево, опустив на неё свой беспристрастный взор. В этих бездонных глазах для неё всегда находилась какая-то искорка эмоций. Почему-то Сакура была уверена, что различить этот блеск могла только она.

 Ино называла это самовнушением, но всё же хотелось верить в то, что за проведённое вместе с Саске-куном время она научилась распознавать в его мимике и равнодушии то, что было скрыто от других. Наконец, она была его законной женой и матерью его ребёнка. Учиха не бросал слова на ветер, а его поступки всегда несли в себе чёткий смысл, причину, будь то ненависть, месть или любовь, поэтому как бы Ино ни старалась подшучивать на щепетильную тему, а не могла своими колкостями поселить в сердце Сакуры сомнения. Саске-кун любил её, иначе ничего этого — ни семьи, ни дома, ни Сарады — у них не было бы. Не было бы их. И присмотревшись к черноте его глаз, Сакура видела, что его чувства были в унисон с её: он не хотел покидать их, но понимал, что, кроме него, в мире никто не способен успешно выполнить эту миссию. Таков удел Шиноби, и она это всецело принимала.

 — Ты знаешь, что я сделаю? — упёршись подбородком в его плечо, спросила она и в ответ получила чуть поднятую бровь. — Я отращу волосы.

 — Зачем? — с усмешкой в голосе спросил он.

 — Буду таким образом измерять прошедшее вдали от тебя время. Забавная мелочь, — улыбнулась Сакура, ещё больше отодвинувшись от него. — Да и мне когда-то кто-то нашептал, что Саске Учиха любит девочек с длинными волосами.

 Она могла поклясться, что услышала, как он хмыкнул, мастерски сдерживая усмешку, что так и норовила прорваться наружу. Сакуре жуть как хотелось ткнуть в Учиху пальцем, чтобы его непоколебимый фасад хоть на пару секунд дал трещину и он позволил себе проявить немного обычных человеческих эмоций. Но, увы, всё умиление, которое повисло над ними в воздухе, сдул очередной порыв холодного ветра. Саске-кун лишь молча прикрыл веки, нагибаясь к ней. Немного опешив, Сакура застыла на месте, чувствуя, как румянец стал покрывать щёки. Его холодные губы буквально на мгновение прикоснулись к её лбу, оставляя там тёплый след. А затем Учиха так же внезапно отодвинулся, поднявшись со скамейки в парке, на которой они всё это время сидели.

 Сакура в растерянности захлопала ресницами, выравнивая спину, потирая вспотевшую от волнения и уже свободную от пальцев его руки ладонь. Всегда он оставлял её ни с чем, особенно в публичном месте, но ведь если подумать, то ночью в парке не было никого и на прощание можно было в такой момент проявить чуточку больше внимания к своей жене. Видимо, в этом весь Учиха: чувственность и открытое выражение любви и заботы по отношению к дорогим для него людям ему не свойственны. К такому обращению даже привыкать не надо. Поднявшись со скамейки вслед за ним, Сакура лишь вздохнула, покачав головой и уверенно взяла его под руку, прижимаясь щекой к плечу…

 — Мам?

 Немного взволнованный голос Сарады проколол пузырёк воспоминаний. Открыв глаза, Сакура несколько раз моргнула и посмотрела на сидящую у неё на коленях дочку. Та вопросительно изогнула чёрные брови, словно дожидалась чего-то уже достаточно долго. Воспоминания в мгновение ока из головы выместила более серьёзная проблема, разрешения которой терпеливо ждала Сарада. Это правда: после ухода Саске-куна на секретную миссию Сакура перестала стричь волосы, всё надеясь, что он в любой день вернётся в Коноху и можно будет вспомнить ту шутку; но с каждым новым прошедшим годом она понимала, что копна её волос до возвращения мужа может вполне стелиться за ней шлейфом, чего допускать не следовало. Вероятно Учиха даже не вспомнит тот ночной разговор, а становиться одержимой в процессе выполнения нелепого обещания Сакура не собиралась. Кроме всего, необходимо доказать Сараде, что стереотип, о котором говорил Боруто, не стоит относить ко всем представительницам прекрасного пола. Наконец, не в длине волос дело, и её дочурка с ранних лет должна понять, за какие качества её будет ценить окружение, друзья и в далёком будущем любимый человек. Приподняв уголок губ в усмешке, Сакура сказала:

 — А знаешь, что мы сделаем?

 — Что?

 — После похода к врачу отправимся в тот новый салон красоты, о котором нам рассказывала Ино.

 — Зачем? — нахмурила в недоумении брови Сарада.

 — Сделаем маме стрижку, как на старых фотографиях, что скажешь? Такую же короткую, как у тебя, м?

 Чёрные глазки удивлённо округлились. Она никогда не видела маму с короткими волосами, и такое внезапное решение сменить причёску порядком обескураживало. Хотя взрослые иногда делали разные непонятные вещи, поэтому задаваться вопросом о логике в предложении мамы Сарада не стала. Если ей хочется, то почему бы и нет. Ещё раз осмотрев лёгкую улыбку на её губах, Сарада спрыгнула на асфальт, поправив свою юбку и надев очки. Теперь слова этого балбеса Узумаки ещё больше напоминали ей сущую глупость: не длина волос определяет, кто девочка, а кто мальчик. Он дедушку своего хоть видел? Хиаши-сама со спины выглядел почти как женщина, а когда завтра утром Боруто придёт в Академию и у входа увидит провожающую её маму с новой причёской, то любого рода аргументы попросту исчезнут.

 Усмехнувшись, Сарада поспешила к лестнице, обдумывая какую-нибудь колкую фразу, на случай если вдруг Узумаки ещё раз попытается блеснуть своей гениальностью. Подняв голову, она увидела перед собой поднимающуюся вверх по ступенькам маму. Её длинные волосы развевал ветер, и Сарада протянула перед собой руку, поймав пальцами несколько мягких прядок, зажав их в кулак. Но всё же такие красивые, длинные…

 — Мам, а ты уверена? — спросила она, а затем добавила: — Насчёт своих волос.

 — Конечно, солнышко, — повернувшись, подмигнула Сакура и схватила её за руку, придерживая за запястье и подталкивая вперёд, и еле слышно с ухмылкой продолжила: — Такие мелочи…



Прочитали?
3
Nohara RinДиана ТихомироваAlex Pepel


Нравится!
1
Не нравится...
0
Просмотров
162
Оценка: 5.00 5.00 0 1
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Автор: Serratia
Бета: Simba1996
Персонажи/пэйринг: Саске/Сакура (ER), Сарада; Чоучоу, Боруто и другие — фоном
Рейтинг: G
Жанры: Романтика , Философия, Повседневность , ER  (Established Relationship), Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения: OOC , Элементы Гет а
Описание:
— Ты знаешь, что я сделаю? — упёршись подбородком в его плечо, спросила она и в ответ получила чуть поднятую бровь. — Я отращу волосы.
— Зачем? — с усмешкой в голосе спросил он.
— Буду таким образом измерять прошедшее вдали от тебя время. Забавная мелочь, — улыбнулась Сакура, ещё больше отодвинувшись от него. — Да и мне когда-то кто-то нашептал, что Саске Учиха любит девочек с длинными волосами.
Одобрил(а): Александр 30 ноября в 08:44
Глава: 1

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Скрыть
Вниз
Ниже