Будь предателем: на рубеже грядущих битв

Шапка фанфика
Автор: HM
Основные персонажи: Итачи Учиха, Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Сакура Харуно, Саске Учиха
Пэйринг: Саске/Сакура, Итачи, Наруто, остальные фоном.
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Даркфик, AU, Songfic, Постапокалиптика, Антиутопия
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Миди
Описание:
Чтобы нажать на спусковой крючок и всадить пулю в голову, нужно несколько секунд. Чтобы предать не только самого себя, но и других, нужны годы. Поступки разные. Ценность одна.

X В сборниках
X Текст




Подсветка:
СасуСаку - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Будь предателем: на рубеже грядущих битв
  Глава 1
Ещё одно, пока я не сорвалась,
Взгляни, пока я ещё терплю тебя,
Читай по губам и закрой лицо:
Возможно, ты один виноват,
Одно и то же изо дня в день.
Спотыкайся, падай, убегай —
Правда всё равно тебя настигнет,
Она жжёт тебя изнутри.


Едкий запах дыма ударял в нос. Он был настолько омерзителен, что хотелось зажать ноздри. Столбы пара поднимались в небо и пропадали в горизонте. Дым валил от заводных труб днем и ночью. На войне нет места красоте, в ней нет места вообще ничему. Это время тяжело давалось людям. Война — это всегда страшно. Это тысяча сломленных судеб, это большое количество смертей и семей, к которым никогда не вернутся ни отец, ни сын, ни брат. Их семьям остается только ждать вести о смерти. А смерть, как известно, забирает лучших. Больше всего на войне ценится самопожертвование ради других. Только имея настоящую волю, можно пойти на этот отчаянный шаг. Солдаты, врачи, даже обычные граждане имеют такую волю.

Но только не Саске. Ему не нужно всего этого. Он предатель. Поначалу этот факт принимать было трудно, но что только не сделаешь ради своей семьи. Саске все еще помнил те счастливые дни, которые спокойно проходили своим чередом до войны. Однако случилось нечто страшное. Родителей обвинили в государственной измене. И ради чего? Зачем? Тогда уже все понимали, что они не виноваты. Но власть изменяет людей в худшую сторону. И эта казнь была началом войны. Войны за эту чёртову власть. Учиха Фугаку и Микото были очень важны для внешней и внутренней политики, и не все люди были рады их смерти. Япония разделилась на два лагеря, и по воле судьбы Саске оказался на стороне тех, кто казнил его родителей. Их еще называли старой властью. Соответственно их противники называли себя новой властью с другой идеологией и правилами. Так низко и омерзительно работать на этих людей. Власть творит с людьми слишком страшные вещи, в конце концов человек просто перестает осознавать, кто он на самом деле. Саске умудрился подстроиться под старых правителей под предлогом того, что он хочет искупить грех своих родителей. Нет, это всего лишь насмешка, за которой скрывается истинная причина. Молодой Учиха хотел отомстить, заставить долго мучиться и умолять о смерти. По сути Саске был таким же предателем, что и его старший брат Итачи. Он воевал по другую сторону, даже имел собственный отряд для особо важных военных операций. У братьев были разные методы борьбы: один наносил удары в грудь, второй готовил удар в спину. Саске был информатором. Для своих лет он знал слишком много военных тайн, и его жизнь ценили на фронте. Именно такое доверие ему и было необходимо получить, чтобы нанести тот самый удар в спину. Но сделать это слишком сложно. Если он благополучно доберется до базы противника и все расскажет, то обретет свое клеймо предателя по жизни. Но Саске это не смущало, с самого начала войны он знал, что так будет. Когда его брат уходил на фронт, они не сказали друг другу ни слова. Итачи знал слишком хорошо Саске, чтобы понять, что тот что-то замышляет. А сам Саске не боялся своего предательства, ведь знал, что старший Учиха при любых обстоятельствах будет на его стороне. Прощаясь все также молча, они дали друг другу обещание, не выполнить которое просто нельзя.

Для решающего удара Саске выбрал идеальное время: спустя полгода войны старая власть начала проигрывать. Момент как никогда подходящий. Но об одном парень все-таки жалел. Ему было тяжело предавать тех людей, к которым он привязался на этой стороне. Они не были виноваты в том, что его родителей казнили. Виноваты только те ублюдки, возомнившие себя богами, — Саске спит и видит, как будет убивать этих блядей. Это их вина, больше никто этот груз на себе не несет. Первым человеком, к которому привязался парень, был Узумаки Наруто. Пожалуй, его характер с сочетанием с войной было нечто абсурдным. Нельзя же быть таким вечно веселым и с улыбкой на лице жить каждый день. На самом деле он вел себя так, чтобы заглушить ту боль, что была в его сердце. Саске сразу это понял, ведь он сам был точно таким же. Правда, между ними было одно весомое отличие. Наруто бы никогда не предал своих, он слишком верен не только другим, но и самому себе в первую очередь. Хоть он и был солдатом, но мечтал о мире. Глупая мечта на войне. Он не должен был там оказаться, слишком не справедливо со стороны судьбы. Он молод, чтобы умирать. Но это был Наруто, который не боится даже смерти. Возможно, именно это и привлекло Учиху. Ему остается лишь надеяться, что с Узумаки ничего не случится. Хороший ведь человек. Не менее хорошим человеком является и Сакура. Эта девушка по-особенному дорога Саске. Всегда его поддерживала. Порой Харуно напоминала ему брата: также следит за ним, появляется тогда, когда парню плохо. Он не хотел терять Сакуру из-за того, что очень привязался к ней. Она была медиком и работала на медицинской базе, где на данный момент находился и сам парень.

Так уж получилось, что Саске ранили на одной из его вылазок. Наруто тоже сейчас находился где-то на базе, но в скором времени должен был ее покинуть. В палате у Учихи было тихо, хотя это помещение, в котором он находился, нельзя было назвать палатой. Просто койка с капельницей да два стула с тумбочкой. Больше ничего и не было. База находилась под землей, так медики укрывались от бомб. Врагам было известно, что где-то в этих краях находится база, поэтому бомбежки продолжалась днем и ночью. Даже сейчас Саске чувствовал, как стены трясутся. Он решил, что сегодня перейдет на другую сторону и наконец-то отмстит. Ему как-то не верится, что этот момент настал. Саске может увидеть брата после стольких месяцев разлуки. Итачи точно жив, о его подвигах на войне ходили целые легенды. В дверь кто-то постучал, и парень дернулся. В последнее время он часто задумывается и теряется в реальности. Когда дверь открылась, Саске устремил свой взгляд на того, кто только что вошел в его палату. Это была Сакура. Она приветливо ему улыбнулась и помахала бумагой в руках.

— Привет, — тихо сказала Сакура. — Как ты себя чувствуешь? Сегодня тебя выпишу.

Девушка очень устала, но не стала этого показывать Саске. Он ей нравился, и расставаться с ним было тяжело. Вокруг этого парня ходили различные слухи, большинство из который были просто фантастичны. Сакуре говорили, что это тот самый Учиха, родители которого были казнены и брат которого сейчас уничтожает их ряды. Ей все говорили, чтобы она держалась от него подальше. Но Сакура не могла оставить его. Она отчетливо понимала, что Саске ей нравится из-за его симпатичной внешности. Она не знала его души, но очень хотелось узнать. Этот человек был сплошной загадкой. И неужели он тот самый Учиха? Нет, это не должно быть так, подумала девушка. Сакуре рассказывали разные истории о том, что именно натворили Учихи. Но она в них не верила, считала выдумкой. Сакура ненавидела слухи. Она помнила, что в детстве вокруг нее ходили сплетни по поводу ее большого лба. А сейчас она не знает судьбу тех, кто ее обижал. Сакура поджала губы и подошла к кровати, на которой сейчас лежал Саске. Ей так многое хотелось ему задать, но она боялась. Вдруг этот разговор парню придется не по душе. А вдруг все те слухи о Саске правда? Но Сакуре очень нужно знать о нем правду. Он ей нравится. С девушкой было такое впервые. Даже Наруто заметил, как она изменяется, когда Саске появляется в поле зрения. Так уж получилось, что с начала войны они оказались вместе, и эта троица теперь зависит друг от друга. У них было одно правило: никогда не говорить о прошлом друг друга. Но сегодня Сакура хочет нарушить это правило.

Саске, твоя фамилия же Учиха?

Хорошее настроение Саске быстро улетучилось. Вот зачем девушка это сказала? Все же было так хорошо. Сакура стыдливо опустила взгляд вниз. Почему-то на ум сразу приходит распространённое общественное мнение, которое ходило вокруг фамилии Учих, почти уже проклятой фамилии. Общественное мнение… оно существовало всегда. Оно создаётся в массах, и от него уже никуда не убежать. Стоит сказать что-то, так это сразу создаст резонанс в обществе. Проблема в том, что люди думают, что общественное мнение априори верное. Однако стоит поманить, что это далеко не так. В стране Учих объявили предателями, таким образом пытаясь скрыть настоящую правду от простых людей. Те, кто хотел войны, ее получили. А обществом управлять легко, нужно лишь знать, на какие рычаги нажимать. И как раз общественное мнение является таким рычагом. Просто оно засело в умах людей, создавая иллюзию о том, что оно всегда право, а те кто, идет против, — сумашедшие, неправильные люди. Девиант — вот им название. Саске, как и все Учихи, действительно отличается от всех тех людей, что знала Сакура в своей жизни. Чаще всего происходит столкновение двух мнений: общественного и им взгляд того, кто от них отличается. Причина, чтобы начать войну, не была исключением. Высшее общество жаждало войны. А еще оно не любило тех, кто отличался от него. Власть, деньги — вот, что главное, а остальное так, пустяки. Влияние этих вещей слишком велико, чтобы им противостоять.

Парень повернул голову в противоположную сторону, давая понять, что разговор закончен. Ему не хотелось сейчас с ней разговаривать. Но с другой стороны ему же надо было как-то оборвать эти связи, которые так мешают предать. А Саске был уверен, что так оно и будет. Обычно, когда люди узнавали, что он Учиха, сразу же отворачивались от него. Конечно, он ведь сын тех самых людей, из-за которых и началась война. Вот только он был не виноват в том, что так получилось. Но не все это понимали. Саске устал от косых взглядов в его сторону. Чем он, черт возьми, заслужил такое? Очень глупо ненавидеть человека за то, что он просто родился. Но люди и это обычно не понимали. Парень повернулся обратно к девушке, а на губах у него играла странная улыбка. Теперь он точно знает, как оборвать эту связь, которая образовалась между ним, Сакурой и Наруто — достаточно просто рассказать о своем прошлом. Саске горько улыбнулся, он потихоньку начал становиться самым настоящим предателем.

— Ты имеешь в виду тот ли я самый Учиха? Да, это я. И да, это из-за моих родителей началась война. Довольна? — Учиха специально с наигранным презрением посмотрел на Сакуру. Но та ничего ему не ответила, просто молчала.

Харуно даже и не знала, что сказать. Оказывается, ее самые страшные опасения сбылись. Он тот самый. Но он ведь не виноват, да? Сакура просто молча вышла, кинув бумажку на тумбочку, которой несколько минут назад махала. Это была справка о том, что Саске действительно выписали. После этого девушка ушла, оставив парня одного со своими мыслями. А Саске просто облокотился спиной об стену и так просидел весь остаток дня.

Позже наступила ночь. В небе застыл вой сирен, оповещая возможность новой бомбежки, и все тот же дым от завода. Саске вздохнул полной грудью. Он понятия не имел, как сделает то, что задумал. Ему надо пробраться на базу врага, будучи незамеченным ни своими, ни чужими. А после этого как-то заставить поверить солдат в то, что он всегда был на их стороне. Да уж, легче сказать, чем сделать. Но задача немного облегчилась, ведь в округе было достаточно тихо. Эту дорогу Саске знал наизусть. Она слишком хорошо отпечаталась в его сознании. Бывало ему даже снилось в те редкие моменты, когда удавалось заснуть по-настоящему, будто он идет здесь среди разрушенного бетона, а возле его горы трупы и реки крови на земле. Ненамного отличается от настоящей реальности, которую он видит перед собой. Жутко воняло прогнившей плотью: трупов убирать некому, все равно рано или поздно они сгниют в земле. Саске зажал нос, стараясь не дышать тошнотворным воздухом. Его глаза настолько привыкли к такой картине, что перестали обращать на это внимания и начали воспринимать это как что-то само собой разумеющееся. Будто так и надо, чтобы люди дохли. Сердце непривычно стучало громко, эхом отдаваясь в ушах. Будет что-то плохое. Но вот только что, если и так ситуация не из лучших? Саске некогда прислушиваться к своим внутренним ощущениям, ведь скоро невозможная месть станет реальностью.

Осталось совсем немного: добраться до своеобразного ориентира в качестве танка, пострадавшего от налета авиации, свернуть налево, проползти под оградой и готово. Главное, чтобы никто не заметил, а остальное не столько важно. Сердце забилось чаще. Ноги потихоньку становились ватными. Саске миновал танк, однако расслабляться нельзя. Враг (а может и друг) находится слишком близко. Один неверный шаг и все то, что строилось, с стремительной силой рухнет вниз. Парень готов был поклясться, что где-то позади слышал чьи-то шаги, но, оглянувшись, никого не увидел. Воображение порой играет злую шутку, но нельзя быть до конца уверенным в том, что это и правда было всего лишь воображение. Шаги стали вновь слышны, но опять никого не видны. Либо Саске сходит с ума, либо его только что обнаружили и ждут нужного момента для атаки. Оба варианта его не устраивали.

— Тебе лучше не двигаться, котеночек. — произнес хриплый голос около уха, а к виску был приставлен пистолет. Саске хотел было что-то сказать, но послышался глухой удар и парень провалился во тьму.

Очнулся он в каком-то маленьком помещении, привязанный ко стулу. Паника сразу захватила парня. Сейчас начнется нечто страшное. На какой черт он вообще полез этим путем? Его наверняка приняли за шпиона, а значит дальнейшая судьба очень печальная. Его либо убьют сразу, либо сначала будут пытать, а потом убьют. Дверь заскрипела, и Саске нервно дернулся. Сейчас он был похож на загнанного зверя в клетке. Он не видел того, кто вошел, парень смотрел в пол. Куда угодно, но только не на этого человека. Враг сразу увидит страх в его глазах, и тогда пытки точно не избежать. Саске грубо схватили на волосы и потянули на себя, заставив смотреть его в глаза надзирателя. Мужчина азартно улыбался явно в предвкушении чего-то. Учиха обомлел. Ему наступил конец. Так глупо взять и попасться в плен. Он такой идиот. Саске просто молился, чтобы пришел кто-нибудь, кто спасет его. Пожалуйста. Его отпустили, и надзиратель стал напротив него. В следующую минуту в голове у младшего Учихи зазвенел хриплый голос.

— Ну что, котеночек, расскажешь, что ты там делал? Тебе лучше сказать правду, иначе будет только хуже.

Саске молчал, парализованный страхом. Он должен сказать правду, но просто не мог. Даже сильный духом может быть напуганным перед лицом опасности. Перед ней все равны.

Первый удар пришелся в живот. Саске тихо застонал, скрипнув зубами. У этого человека был слишком сильный удар. Еще раз его ударили по лицу, и парень зашипел. Его еще раз спросили, но он все по-прежнему молчал не в силах даже сопротивляться. Просто молчал и терпел. На него посыпались град ударов: в голову, в живот, под ребра. Учиха перестал чувствовать свое тело и просто стал тряпичной куклой. Саске молил богов, чтобы все это закончилось. Почему он не может сказать ни слова? Что с ним стало? Ему нужны силы, чтобы отмстить. А он вместо этого просто взял и сдался. Как после этого он будет смотреть в глаза родных. Саске стал очень слабым. Он не достоин тут сидеть и тихо терпеть все эти побои. Пожалуйста, пускай это прекратится. Парня который раз ударили, послышался хруст. Кажется, ему сломали ребра. Саске на этот раз не выдержал и просто закричал, выплевывая кровь. Еще пару минут и он точно потеряет сознание. Единственное, что он видел перед собой, была змеиная улыбка на губах у его мучителя. Парень не смог больше сдерживать себя и завыл от боли. Тело, казалось, было покрыто полностью синяками. А его все продолжали бить, словно его тело было полем боя, на котором происходило сражение. В какой-то момент все это прекратилось, и Саске снова потянули за волосы вверх, заставляя поднять голову. И снова тот же вопрос раздался в темном помещении. Однако может ответить человек, если его губы опухли, а на теле не осталось ни единого живого места, непокрытого синяком? Поэтому он молчал, и можно с легкостью было увидеть, что в глазах у Саске горел страх. В следующую минуту его настолько сильно ударили по лицу, что в ушках зазвенело. Крики раздавались по всему помещению. Если пытка продолжится такими темпами, то его убьют. Но он должен держаться. Просто должен. Ради тех, кто дорог ему.

Горячая кровь стекала с подбородка, капая вниз и пачкая одежду. Губы опухли и уже давно перестали шевелиться. Саске не чувствовал свой нос. В лучшем случае ему сломали перегородку, а в худшем — всю кость. Руки зудели от впившихся в кожу веревок, которые тоже были испачканы в крови от мелких ран. Грудь опускалась и подымалась слишком часто, и это движение каждый раз отдавалось болью в грудной клетке. Дышать было тяжело, но иного выхода не было. Тело болело, начиная от шеи и заканчивая тазом. Опустив голову вниз, он сидел неподвижно, ожидая дальнейшей участи. Плакать безумно хотелось, но в такой ситуации слезы бесполезны. В голове ничего не было, кроме мольбы о помощи, о практически невозможном. Так жалко, как сейчас, он никогда больше в жизни не выглядел. Это не то за что все это время сражался Саске. Не то.

— Хватит, Орочимару. Отойди от него быстро. — дверь вновь открылась, и в комнату вошел человек. Саске посмотрел на своего спасителя и замер. Там стоял Итачи. Он опять пришел, чтобы спасти его.

Орочимару вопросительно на него посмотрел, но спорить не стал. Он боялся его, ведь Итачи самая темная лошадка в их партии. С виду такой хрупкий, но то, что скрывалось за этой обманчивой внешностью, было страшнее, чем пытка. Старший Учиха славился своим умом и выносливостью, благодаря которым все его операции проходили успешно, без единой запинки. Итачи взглянул на Саске, а тот уже готов был разрыдаться. Наконец-то пытка была закончена — и брат спас его. На лице старшего Учихи не было эмоций, но Саске видел по дрожащим рукам, что он еле сдерживал себя, чтобы не ударить того, кто пытал его брата. Парень практически не почувствовал, как его отвязали и кинули к ногам Итачи. Что было дальше, Саске уже не видел. Он во второй раз провалился во тьму.

Проснулся парень в палате, а я рядом стояла какая-то девушка. Судя по белому халату, она была медиком. Саске невольно вспомнил Сакуру. Но эта девушка была на нее не похожа. У нее были огненно-рыжие волосы и такого же цвета глаза. Ее даже можно было назвать симпатичной, если бы картину не портили ее очки. Карин, так звали девушку, окинула парня взглядом, про себя отмечая, что он очень даже симпатичный. Но говорить она с ним не стала, а просто вышла за дверь. Саске сейчас туго соображал и пытался вспомнить, что же с ним произошло. Кажется, из-за страха за собственную жизнь он немного начал подзабывать произошедшее. Вот он с трудом пробрался сквозь ограду. Потом его обнаружили и вырубили, а позже притащили на базу. Его пытали, но тут появился Итачи. Стоп, Итачи? Теперь Саске вспомнил, что именно случилось. На губах так и застыла горькая улыбка. Он молил о том, чтобы его спасли, и боги, видимо, услышали его просьбу. Но, к сожалению, парень не помнил образ своего брата. Наверное, сейчас он очень злится на них обоих: на себя, потому что оставил Саске одного, и на самого Саске из-за его амбиций и желания мести. Учиха выжидающее смотрел на дверь. Ему казалось, что девушка не просто так ушла, когда он очнулся. Очевидно, она должна была когда-нибудь позвать. Тот тип по имени Орочимару, который пытал Саске, должен наверняка быть по близости. Об одной мысли, что парню снова придется с ним встретиться, прошла неприятная дрожь по телу. Внезапно дверь открылась, и Саске нервно дернулся, но затем замер. На пороге с стоял не кто иной, как Итачи. Теперь его можно было хорошо рассмотреть: Итачи стал выглядеть старше своего роста, даже на лице были заметны маленькие морщинки. Волосы, что были убраны в хвост, по-обычному болтались на спине. Они остались такого же черного цвета, что и волосы Саске. Также остались без изменения глаза. У братьев не то что цвет, но и взгляд был одинаковым. По лицу брата Саске понял, что тот им очень не доволен, но волнение за него было сильнее.

— Вот скажи мне одну вещь, — голос Итачи звучал слишком ровно, Саске снова нервно дернулся. — Почему ты не можешь спокойно сидеть на месте, а ввязываешься в какие-то неприятности?

— Я тоже рад тебя видеть. — ехидно ответил ему парень.

В следующее мгновение его с силой обняли. Саске даже поначалу опешил, но быстро пришел в себя, обнимая брата в ответ. Потом немного зашипел от боли, и его с большой неохотой отпустили. Две пары черных глаз встретились друг с другом, пристально наблюдая. Каждому из них есть что сказать. В каждом из них кипит буря эмоций, готовая вырваться наружу. Но сейчас было не подходящее время да и место тоже. Саске казалось все это сном и еще чуть-чуть — сон прекратится. Но нет. Это была реальность. До парня только что дошло, что он выполнил все то, что планировал. Он оставил позади себя Наруто с Сакурой, но взамен вновь встретился с братом. Теперь Саске может гордиться собой, ведь в конечном итоге он стал предателем. Как он того и хотел. Парень понимал, что обратного пути уже нет. Если узнают о его предательстве, то непременно устроят охоту. Но Учиха не думает об этом. Нельзя смотреть назад. Позади себя можно и даже нужно оставлять сожаления, чтобы нормально двигаться дальше. По тому пути, который каждый для себя выбирает сам. Отныне Саске может спать спокойно, зная, что его месть будет очень сладкой и долго ждать себя не заставит. Однако парень не понимал, почему к нему относятся, как к своему? Вряд ли врага стали лечить. Да и как вообще Итачи удалось его спасти, он ведь не мог знать заранее, что произойдет.

— Как ты узнал? — слова сами сорвались с губ, и Саске выжидающе посмотрел на брата.

Итачи лишь мягко улыбался, но молчал. Он был рад его видеть. Столько времени прошло, так непривычно было видеть братишку таким. В его памяти он был другим. Любопытным мальчишкой, вечно сующий свой нос не в свои дела. А потом вечно обижающегося на то, что его отругали по делу. А в глазах всегда горела детская невинность. Наверное, без этих качеств Саске не был бы Саске. Но сейчас как никогда было видно, как сильно он изменился. Война меняет людей не только внешне, но и внутри. Его взгляд стал жутко холодным, пронзающим до костей. Казалось, он изучает твои слабости, чтобы нанести удар, когда ты отвернешься. Но даже, невзирая на это, Саске для Итачи будет по-прежнему дорог.

— Я просто слишком хорошо тебя знаю.

— Хватит шутить, давай серьезно. — Саске обиженно надул губы. Не сколько обижено, сколько наигранно. Он понятие не имел, что вообще произошло. Но так хотелось узнать, как его спасли. По правде сказать, Саске было очень стыдно за его поведение. Он просто струсил перед лицом опасности.

— Слишком долгая история. И не надо так на меня смотреть. — старший Учиха улыбнулся, заметив обиженный взгляд. — Ладно, так уж и быть. Мне просто сказали, что какой-то дурак полез через границу и его схватили. По описанию очень походило на тебя, поэтому я сам решил проверить. И все-таки не зря… Пока ты был в отключке я сказал лидеру, что ты мой брат и появился не просто так. Он тебя ждет. Ты ведь что-то задумал, не так ли? Иначе так глупо рисковать жизнью…

Невозможно точно описать словами, что именно он испытал, когда увидел избитого Саске. Словно из тебя вытащили важную частичку. Частицу твоей собственной души. Захотелось впечатать Орочимару в стену и разукрасить ее в красный цвет. Он еле сдержался от такого дикого желания, ведь по сути Орочимару просто выполнял свой долг, но, блять, неужели нельзя помягче бить. Итачи сотни раз проклинал себя, что не сразу пошел туда и проверил. Если он сделал это раньше, то скорее всего Саске отделался бы пару синяками, а не целыми гематомами практически по всему телу. Изначально Учиха вовсе не поверил своим глазам, но когда Саске кинули к его ногам, было такое ощущение, что мир рухнул. Тогда Итачи думал, что потеряет контроль над собой и просто убьет Орочимару, но взгляд Саске заставил его прийти в себя. В этом взгляде считалось многое: отчаяние, страх, некая радость и благодарность. В начале войны Итачи показалось, что его брат что-то задумал. А когда пришла весть о том, что он на стороне «старой» власти, то не осталось сомнений, что брат замышлял что-то нехорошее. Старший Учиха жалел, что не взял его с собой. Однако по факту Саске был еще ребенком, а детям нет места на войне. Сейчас же он смотрел в пол. Куда угодно, но только не на старшего брата. Ему было стыдно перед ним. За то, что он так попался и не менее глупо себя повел. Но Итачи все понимал, поэтому даже не стал осуждать его. Ему самому тоже было стыдно. Итачи все еще отчетливо помнил эти крики в коридоре. Он сразу узнал голос своего брата. Хотелось прикоснуться к его синякам и попытаться хоть как-то залечить, заглаживая свою вину за опоздание. Но он понимал, что сделать это сам был не в состоянии, поэтому-то и попросил Карин помочь. Они были одинакового возраста с Саске, но Карин была намного умнее. Считается, что она была лучшим медиком у них. По этим причинам ей можно было доверять. К тому же Карин была в долгу перед Итачи за то, что он спас ее на фронте, когда девушка стаскивала с поля боя раненных. Она точно не причинит зла Саске.

— Спасибо тебе большое за все… — Саске смог выдавить из себя пару слов. Ему нужно было остаться одному, чтобы все осмыслить.

Итачи снова улыбнулся и тихо вышел из комнаты, оставляя брата одного. Он все понял без слов. Но Саске был не один. Через несколько минут зашла та девушка, которая была здесь до пробуждения парня. Он внимательно посмотрел на нее, а она на него. Карин фыркнула и, сказав ему о том, что ей надо его перевязать, принялась за дело. Саске невольно вспомнил Сакуру и те дни, проведенные с Наруто на базе у медиков, и его снова охватила печаль. Теперь он не увидит этих двоих еще долго. И если он встретится с Наруто, то вряд ли их встречу можно будет назвать дружелюбной. Сразу на душе стало так мерзко. Он поступил со своими друзьями, как последняя блядь. Однако сделанное уже не вернешь, и Саске это прекрасно понимает. Возможно, когда война закончится — если она вообще закончится — то наверняка они встретятся вновь. Пока Карин перевязывала раны, перед глазами возник образ Сакуры еще раз. Она с такой нежностью лечила раны, словно ее пациенты были сделаны из стекла. Здесь такого нет. На другой стороне совершенно все по-другому. Младший Учиха не знает, что ему делать дальше. Он должен встретиться с их лидером и попытаться ему понравится. А самое главное — не подводить брата. Те гематомы, которые нанесли Саске, так быстро не заживают. Парень усмехнулся, представив, как Итачи с размаху ударяет в челюсть Орочимару. Ему самому так хочется это сделать. Наверное, Наруто тоже захочет так сделать, когда узнает правду. Саске остается только надеяться, что Сакура с Наруто будут в порядке. Как было известно, Узумаки скоро должен отправиться на фронт. Он был обычным солдатом, но Саске знал, что тот столкнулся с отрядом Итачи и кое-как выжил. С тех пор его имя прогремело на весь фронт. Но Учиха-то знал, что наверняка брат просто пожалел его. Саске знал его слишком хорошо. Собственно, как и он его. Парень не успел и глазом моргнуть, как Карин сделала свою работу и тихо вышла, оставив его одного. Для Саске наступило то самое время, когда можно было все хорошо обдумать.

Каждому — свой путь…
И у каждого костер свой и зола,
Знай, что Дьявол обитает в мелочах,
И ничтожный в прошлом страх
Когда-нибудь мир обратит твой в прах!


Кругом были длинные и темные коридоры. Многочисленные двери уже выводили из себя. Такое ощущение, что ты находишься в пространстве из стали, а вокруг тебя ничего больше и нет. Саске шел по такому длинному коридору на важную встречу. Впервые в жизни у него не было плана. Оставалось придумывать сейчас, ведь, когда он лежал в палате, так ничего в голову и не пришло. Идти было больно, все-таки все тело ужасно ломило. Карин не была таким медиком, как Сакура. Но парень не высказал ей своей претензии. В конце концов он сам виноват в своем состоянии. Почему же он не смог сказать ни слова? Все было словно как в каком-то тумане, и Саске вовсе не контролировал себя. Тогда ему действительно было страшно. Он думал, что его просто убьют. Но все обошлось, и парень знает, кому нужно сказать спасибо за то, что он еще жив. Он много раз видел, как хоронят шпионов. Их просто кидают в общую яму, а потом засыпают. Потом снова раскапывают, кидают другие тела и опять закапывают. Саске не хотел быть одним из таких тел. Все они растерзанные до неузнаваемости: некоторые представляли собой лишь обгоревшие останки, другие же с многочисленными переломами, люди с застывшим выражением, лицо, не выражающего ничего, кроме боли. Саске не хотел быть трупом, он просто хотел отомстить тем, кто отнял его родителей. Месть не всегда хороша, но другого способа он не видел. Однако сейчас не подходящее время, чтобы размышлять, что хорошо и что плохо. Это не философский мир, где все хорошо устроено, а реальность, которая перетекла в войну. Настоящая антиутопия — идеальное государство, где что-то пошло не так. И этим звеном для начала всего и были Учихи. А задача Саске заключается в том, чтобы все это остановить. Он сделает все, что в его силах.

Перед ним сейчас стоит ответственная задача. Он не может никого подвести. Ни брата, ни родителей. Но вряд ли родители одобрили бы то, что он сейчас делает. Саске предатель. И теперь это клеймо преследовать до конца жизни. Но парню было как-то плевать. Разве для достижения цели не все средства хороши? И даже такие, как этот отчаянный шаг. Саске не думал, что все получится именно так. Совсем не все средства хороши. В действительности оказалось все иначе, намного отличается от того, что представлял себе парень. Предательство отнюдь не благородное дело. Саске с детства учили, что нужно соблюдать элементарные правила морали. Нельзя переступать через мораль только из-за того, что тебе ударила в голову соблазнительная мысль о сладкой мести. И эта мысль захватило сознание, проникла в мозг и засела на долгие годы, не давая жить нормальной жизнью. Если бы родители были живы, они вряд ли бы одобрили то, что сейчас происходит с Саске. Он просто хотел счастья, которого он заслужил, а вместо этого получил огромную вину, вложившуюся на его плечи. Без родителей было тяжело, поэтому Саске стал уязвим для негативных эмоций. Он даже не заметил, что отпустился на самое дно, замаскированное под благую цель, которая на самом деле оказалась ловушкой. Молодой Учиха остановился посередине коридора. Его руки дрожали, а грудь пронзала жгучая боль. Он думал, что почувствует облегчение, когда выполнит свой план, а случилось обратное. Не зря говорят, что нужно остерегаться своих желаний. Слишком большой груз ответственности. Он предал своих людей, предал семью и самого себя. Может быть, он сейчас утрирует, но заниматься самобичеванием тогда, когда накануне стоит не только жизнь, но и жизни других, не лучшая идея. Надо взять в себя в руки и дальше плыть по течению. То, что сделал Саске, не изменить. Возможно, было бы лучше, если с самого начала не поддался мнимым желаниям. Клеймо позора отныне выжжено на нем. Но… вечно существует это но. Саске не должен сдаваться на полпути. Да, он слишком поздно осознал, что происходит. Пожалуй, стоит отдать Орочимару должное: хорошо мозги вправил. Ничего не остается, как дальше идти по этим злополучным железным коридором. Если он сделает неверный ход, опасности избежать будет нельзя. Если бы он осознал последствия намного раньше, а не глупо следовал иллюзиям. Слишком много если. Прошлое никогда не вернуть. Саске выпрямил спину, унимая дрожь в руках. Не сегодня. Не то место и время, чтобы поддаваться панике. Наступил на грабли, так не наступай на другие. Саске мгновенно вернулся в реальный мир и вспомнил, кто он и что должен сделать.

Сейчас действовать без плана просто равносильно самоубийству. Если его заподозрят в чем-нибудь, то под удар попадет еще и Итачи. Тогда Саске боится представить, что будет. Но голова как назло совсем не хочет работать, а дальше плыть по течению, не заботясь о подследствиях, парню больше не хотелось. И что делать в такой ситуации, он тоже не знал. Голова просто гудела от мыслей и недавних побоев. Нужно срочно успокоиться и взять себя в руки, иначе ситуация окончательно выйдет из-под контроля. Саске не знал о чем с ним могут говорить, а это только усугубляло его положение. Одно уже хорошо, что он остался жив, правда благодаря своему брату. Если он опять не сможет ничего сказать, то это будет полным концом и то, что он делал до этого, будет бессмысленно. Просто бессмысленные жертвы, не имеющие цену. Как, собственно, все то, что сейчас происходит в стране. Никто не думал, что война затянется настолько, однако верхушкам это все равно выгодно как не крути. Что толку молить о пощаде, если все уже давно было решено кем-то за других? Воевать за мир, который по сути сейчас никому и не нужен, кроме простого народа? Тем, кто действительно страдает от всего этого дерьма. Если Саске хочет утопить старую власть в их собственной крови, то не нужно забывать о тех, кто не виноват. Война полна противоречий: с одной стороны это благородное дело, когда погибаешь за того, кто будет жить дальше, а с другой стороны жертва совсем не имеет смысла. Но кому какая сейчас разница, что ты думаешь и что у тебя на душе. Тем более стране, для которой ты жертвуешь многим. Ей не нужны герои, а лишь нескончаемые войны, чтобы грести деньги и сидеть в безопасности, пока люди умирают за тебя. Сложно вообразить, сколько человек уже умерло, а сколько пока еще балансируют на самом краю пропасти. А ведь прошло всего лишь полгода. Если такими темпами продолжится дальше, то от Японии ничего не останется. Неизвестно, что хуже градажданская война или мировая. И та, и та не несет в себе ничего хорошего. Первая нужна, чтобы подогнать под себя тех, кто не согласен на ту или иную форму правления. А вторая, чтобы выйти из кризиса, как правило, и, естественно, захватить пару-тройку территорий. Особенно их ресурсы: денежных и человеческих.

Саске неуютно. Эти металические стены, эти многочисленные коридоры. И эта серая монотонность жизни. Что с ним будет дальше? Вернуться назад нельзя, остаться тут будет небезопасно, если что-то пойдет не так. А Саске чувствует, что что-то обязательно пойдет не так, ведь это закон подлости. Жаль, что он работает по несправедливой схеме. На минуту парень задумался, что должно быть у Итачи здесь очень большой авторитет, раз его так быстро отпустили и немного подлечили. Такой расклад дел немного настораживал. Словно они хотели использовать Итачи, если что-то произойдет. Откуда взялось такое чувство, Саске не знал. Однако одно он знал наверняка, что так оно и будет. Людей, кто отличается по каким-то особыми качествам, часто используют ради достижения каких-то целей. Его само использовали в качестве шпиона, когда он нужен был старым правителем. Нужен, чтобы показать, что даже гордый Учиха склонил перед ними голову. Выходит, что даже на этой стороне дела обстоят также. За что тогда сражаться, если везде все одинаковое? Если под якобы благими целями скрываются все те же алочные причины? Больше у Саске не осталось дома, целой семьи, а есть только сомнительная цель. Ни назад, ни вперед. Тупик. Границы закреплены. Больше нет того, к чему можно стремиться.

Учиха увидел свет в конце. Он на месте. Но тело совсем не хотело туда идти. И Саске, словно маленький ребенок, стоял в паре метров. Что ему говорить тем людям, что находятся в той комнате? Как ему вести себя, чтобы все прошло хорошо? Из-за приоткрытой двери слышались голоса и какие-то отрывки фраз. Но Саске не слушал, он просто стоял под дверью, боясь зайти внутрь. Почему осознание пришло так поздно? Почему именно сейчас, а не тогда, когда все это начиналось? Ситуация, у которой нет выхода. Что бы он сейчас не сделал, все сведется к одному исходу: им опять воспользуются, словно какой-то пешкой. Как найти в себе силы, как перебороть самого себя? Никто не даст ответ. Друзей здесь нет. И даже Итачи на этот раз не сможет помочь ничем. Слишком много жертв было положено. Переломный момент настал уже давно, больше нечего терять. Саске закрыл на несколько секунд глаза, глубоко вздохнул грудью и сделал шаг навстречу неизвестности. В глаза сразу же ударил яркий свет, а присутвующие в помещении сразу же обратили на него внимание. Разговоры стихли, и в комнате повисла неприятная тишина. Саске казалось, что он стоит слишком долго под взглядом холодных взгляд. Людей было немного. Парень сразу узнал Орочимару в человеке, сидящем в самом углу. Тот улыбнулся ему своей гадкой улыбкой, а по спине младшего Учихи побежали мурашки. Почему он здесь?

— Это он, да? — чей-то грубый голос прерывал тишину, стоящую в помещении. Человек смотрел на Орочимару, а тот в свою очередь только кивнул. Саске сразу же почувствовал на себе оценивающий взгляд. За ним внимательно наблюдали.

В помещении был круглый стол, за которым сидели четыре человека, включая Орочимару. Про Саске спросил рыжий мужчина с пирсингом на лице. На его военной форме на желтах с тремя красными полосками были три звезды. Полковник. Парень начал замечать, что как правило революцию, а впоследствии и войну начинали именно военные. Оно и понятно, ведь эти люди нужны только тогда, когда мир над головой не стабилен, а в мирное время они никому не нужны и про них все забывают. Им привычнее сидеть в окопах под свиты пуль, чем в уютном кресле у себя дома. Но и обвинять их в чем-то плохом нельзя, ведь в послевоенное время такие люди действительно не нужны.

— Меня зовут Яхико. Когда-то я был полковником Императорской армии Японии, за особые заслуги перед страной имел собственное место в Генеральном штабе. Но, как видишь, время изменилось и теперь меня считают предетелем. Человеком, не достойным жизни. Думаю, мы с тобой чем-то похожи.

Саске внимательно посмотрел на него и вспомнил, что когда-то уже видел его. Сам Учиха был когда-то, будучи ребенком, в Генеральном штабе вместе с родителями, ведь его отец при жизни был генералом-майором, а мама министром финансов Японии. Неудивительно, что их смерть вызвала большой ажиотаж среди военных и политиков. А все началось того, что они высказали свое недовольствие относительно новых законов, которые не несли ничего хорошего для обычных граждан. Страна уже была на грани войны, осталось найти только весомый повод. И он был найден.

— Мне сказали, что ты можешь помочь в нашей борьбе. Рассчитываю на тебя. — между тем продолжал Яхико, все также рассматривая Саске с головы до пят.

— Полковник Яхико, Вы уверены, что ему можно доверять? К капитану Учихе Итачи у меня претензий нет. Он хоть и идеальный солдат, однако на этот раз чувства взяли вверх. — Саске только что заметил единственную женщину в их компании. Он чувствовал, что она ему не рада здесь.

— Майор Конан, будьте уверены, даже если его схватят, он хорошо умеет молчать.

От этого голоса стало не по себе. Орочимару вставил свое слово в общий разговор, хотя до этого молчал. И по его взгляду Саске понял одну странную вещь: Орочимару уважал его из-за того, что тот терпел побои и ничего так и не рассказ. Возможно, это и отличное качество, но явно не для той ситуации.

— В таком случае, если что-то пойдет не так, капитан Учиха возьмет на себя всю ответственность. Поэтому в твоих интересах нас не подводить. Будь уверен, будете мертвы оба. — Конан перевела взгляд холодных глаз на Яхико, а тот кивнул в знак согласия.

Саске пропустил удар. Зачем? Зачем впутывать в это Итачи, если он не виноват? Но у войны другие законы и парень их никогда не поймет.

— Подойди сюда, — велел полковник, и Саске подчинился, на вялых ногах подходя к столу. — Думаю, что ты знаешь, где находится база медиков. Начинается крупная операция через месяц, и мне не хотелось, чтобы у врагов был хоть какой-то шанс. Понимаешь о чем я?

За секунду мир перевернулся. Только не это. Сакура... Она ведь там! Но если сейчас Саске откажется говорить, то жизнь Итачи окажется под угрозой. Что же теперь делать? Учиха, словно в замедленной съемке, наблюдал, как собственными руками предавал все то, что было для него дорогим. Выхода не осталось. Пришлось согласиться на сделку.




Прочитали?
2
Seynura UchihaВалерия Мудрая


Нравится!
2
Не нравится...
0
Просмотров
43
Оценка: 5.00 5.00 0 2
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка

517
Автор: HM
Основные персонажи: Итачи Учиха, Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Сакура Харуно, Саске Учиха
Пэйринг: Саске/Сакура, Итачи, Наруто, остальные фоном.
Рейтинг: R
Жанры: Ангст , Даркфик, AU , Songfic , Постапокалиптика, Антиутопия
Предупреждения: OOC , Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Миди
Описание:
Чтобы нажать на спусковой крючок и всадить пулю в голову, нужно несколько секунд. Чтобы предать не только самого себя, но и других, нужны годы. Поступки разные. Ценность одна.
Одобрил(а): Александр 3 дня назад в 20:34
Глава: 1

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Валерия Мудрая   3 дня назад в 22:292017-11-14 22:29:48
Я хоть и только-только появилась на этом сайте, но могу смело заявить что это очень интересный фанфик. Ошибки в вместительности текста были, но и это чисто моё мнение. Продолжайте в том же духом. Это один из немногих который выделяется своим не простым и не стандартным сюжетом.было отредактировано 3 дня назад в 22:30


Пользователь
H M  3 дня назад в 22:47 2017-11-14 22:47:43
Валерия Мудрая, Здравствуйте, большое спасибо за отзыв.
По поводу ошибок в вместительности текста немного не поняла. Можете как-нибудь попробовать более понятнее обьяснить?
Не сказать, что здесь непростой и нестандартный сюжет. На моей памяти есть несколько фиков, даже больше, где основным событиям являлась именно война.
Немного не по теме, но почему-то Вы кажетесь мне знакомой. Возможно, я ошибаюсь.

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Скрыть
Вниз
Ниже